Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,64% (49)
Жилищная субсидия
    18,18% (14)
Военная ипотека
    18,18% (14)

Поиск на сайте

Белая ночь (новелла). В.Ф.Касатонов.

Белая ночь (новелла). В.Ф.Касатонов.

Евгения Сергеевна, печальная и опустошённая, сидела у зеркала и в свете единственной свечи, горевшей в комнате, видела в нём совершенно незнакомую ей женщину. Горе и страдания сделали её молодое и красивое лицо страшным. Неухоженные волосы свисали в разные стороны, выплаканные глаза злыми колючками смотрели из зазеркалья. Обострившиеся черты лица, скорбные морщины, неопрятность в одежде, початая бутылка вина делали её, всегда элегантную и стройную, похожей на опустившуюся бомжиху. «Не хватает только фингала под глазом»,- с горькой усмешкой подумала она. У Евгении Сергеевны сегодня была годовщина гибели мужа. Мрачные, жуткие мысли не отпускали её. «Одна. Никто даже не помнит. Никому нет дела. Никто не объяснил, что произошло на подводной лодке. Ушёл в море и не вернулся. Нет могилы. Дали бумагу, указали широту и долготу, где его тело опустили в море. Навечно. Отдал жизнь Родине, а Родина его забыла». Ей, в который раз стало жалко мужа, жалко себя и своей загубленной жизни. Слёзы непроизвольно покатились из её некогда прекрасных глаз и маленькими искорками закапали в стакан с мартини. Обида, боль, одиночество – всё вопрошало: «Зачем жить?..»
Минувший год был для неё самым кошмарным периодом жизни. С какой радостью она готовилась к встрече с мужем вместе с другими жёнами офицеров и мичманов атомного подводного ракетоносца.




Подводная лодка в Индийском океане. Валерий Шиляев.

Лодка уже швартовалась, когда встречающие заметили появление нескольких машин скорой помощи и медиков в белых халатах. Женщины заволновались. А когда вдруг появилась куча начальников с большими звёздами на погонах, паника охватила всё женское население военного посёлка. Она помнит, как начали выносить обожжённые тела и быстро грузить в машины скорой помощи. А когда понесли погибших, завёрнутых в белый саван, она, предчувствуя самое страшное, в панике заметалась не в силах понять, где её дорогой Игорь. Вой разнёсся над бухтой, это русские женщины оплакивали и погибших, и раненых, и оставшихся в живых подводников, этих гладиаторов двадцатого века, как говорил о себе её Игорь. Дышать стало нечем, ноги подкосились, она сделала два неверных шага, упала, ударилась головой о гранит сопки и сознание покинуло её. И это было для неё спасением...
Три дня она пролежала в горячке, а когда пришла в себя, всё было кончено. Девять дней, сорок дней. Какие-то речи адмиралов, слова соболезнования, утешения, слова, слова…, а мужа-то нет. Кто-то «выбивал» квартиры в Питере для семей погибших моряков. Она ничего не помнит. Она ничего не воспринимала, она жила как во сне. Кто-то помог продать её вещи. Матросы с лодки мужа упаковали мебель в контейнер. Кто-то помог переехать в Петербург в однокомнатную квартиру, которую выделила ей военно-морская база. Сегодня ровно год, как погиб Игорь, а она всё ещё не в себе. «Зачем жить? Есть же простой выход. Я никому не нужна. И мне никто не нужен». Она выпила ещё полстакана любимого ею мартини. Необычный вкус этого прекрасного вермута освежил её чувства. «Завтра же и займусь. Уйду из жизни добровольно, тихо и спокойно. «Отряд не заметит потери бойца…».




Она начала наливать себе ещё вина, как вдруг услышала телефонный звонок. Впервые за последние недели кто-то настойчиво прорывался к ней. Она с некоторым трудом нашла телефон, сняла трубку и хрипловатым голосом сказала: «Слушаю вас». «Евгения Сергеевна. С вами говорят из штаба Северного флота. Мы, подводники – сослуживцы Игоря Петровича, вашего мужа, знаем, что сегодня годовщина его гибели. Он погиб, но ценою своей жизни спас огромный ракетоносец и большую часть экипажа. Флот представил его к званию «Герой России». К вам с посылкой от моряков Северного флота направляется офицер с лодки вашего мужа. Сегодня он выехал и через два дня будет в Петербурге. Мы не знаем точно вашего адреса, у нас есть только телефон. Поэтому, пожалуйста, встретьте его, вагон номер семь. Старший лейтенант Дронов Андрей». Глотая слёзы, она сказала: «Хорошо. Встречу». Связь прервалась, а она всё ещё долго сидела, держа трубку в руках. «Не забыли. Помнят. Ценят». Что-то перевернулось в душе Евгении Сергеевны. …
Она вскочила, включила свет, убрала со стола бутылку и начала наводить в квартире флотский порядок. Только под утро молодая женщина легла спать, а на следующий день продолжила «аврал». У неё появился стимул. Прибудет посланец с флота и надо показать квартиру в полном блеске. К вечеру порядок был наведён. Всё блестело и сверкало. Евгения Сергеевна приготовила себе ванну с ароматным шампунем. Разделась. Всё грязное бельё собрала в пакет, чтобы завтра выбросить в мусорный бак. Встала на весы. Вес был идеальный, даже немного можно добавить. Вдруг ей захотелось посмотреть на себя в большое зеркало. Она уже забыла, когда последний раз любовалась собой. Молодое крепкое белое тело взрослой женщины. Она всегда гордилась необычной белизной своего тела. Все женские прелести на месте. Потрогала рукой воду в ванне и, предвкушая наслаждение, медленно погрузилась в ароматную купель. Блаженство! Чистая, в свежей ночной рубашке она легла спать на хрустящие простыни и впервые за год проспала всю ночь сном младенца. Утром встала отдохнувшая, сильная, бодрая и направилась в парикмахерскую. До прихода поезда ещё было время…




Из седьмого вагона вышел юноша. Аккуратный, подтянутый. Военная форма сидела на нём прекрасно. Белоснежная рубашка и белая фуражка оттеняли его чёрные волосы, красивые тёмные усики. Всё на нём блестело и сверкало. Ботинки начищены, брюки наглажены. Чистая кожа молодого лица с интеллигентной бледностью привлекала особое внимание, от него нельзя было оторваться. Порода высшей пробы. Он поискал глазами в толпе встречающих и, увидев Евгению Сергеевну, сразу же понял, что это она. Он обворожительно заулыбался, показав крепкие белые зубы, и направился к ней, одиноко стоящей в стороне от вокзальной суеты. Она замерла... Что с ней случилось? Она потом десятки раз анализировала, и всё равно не могла объяснить, что с ней случилось? Она видела вокруг большое количество морских офицеров, в такой же форме, как и её Игорь. Они выходили из вагонов, к ним с радостью бросались жёны, дети. Они обнимались, целовались, весёлые, счастливые, молодые. Моряки шли по платформе, их обнимали дорогие им люди и всё у них было хорошо! Да, у них всё было хорошо, а у неё?..
Когда юноша подошёл к Евгении Сергеевне, улыбнулся по-мальчишески и просто представился: «Старший лейтенант Дронов, Андрей. Подводная лодка «К-...», - она не выдержала, уткнулась в его тужурку и заплакала. Он растерялся, застеснялся, но люди обходили их и шли дальше по своим делам, не обращая внимания. На вокзале многие плачут. Евгения Сергеевна не могла остановиться. Нервный срыв. Всё, что накопилось у неё за год, выплеснулось вдруг за одну минуту. Андрей понял, надо спасать ситуацию. Оглядевшись, быстро взял женщину под руку и повел её в сторону вокзального ресторана, в другой руке он нёс тяжёлую сумку с дарами моря. Швейцар, увидев решительного офицера, открыл им дверь. Сдав в гардероб фуражку и сумку, Андрей приказал Евгении Сергеевне пойти в дамскую комнату, привести себя в порядок и прибыть в зал. Он сделает заказ и будет её ждать. Евгения Сергеевна опешила, но покорилась. Минут через двадцать, когда официантка принесла коньяк, порезанный и посыпанный сахаром лимон и двойной крепкий чёрный кофе, Андрей замер - к нему приближалась красивая молодая женщина, прекрасно со вкусом одетая и совершенно другая, чем та, которую он увидел в первую минуту на вокзале. Лишь лёгкая печаль омрачала её лицо. Он встал, помог ей сесть, придвинув стул, и, шутя, попросил разрешения сесть рядом. Женщина впервые улыбнулась и разрешила. Разлив по рюмкам коньяк, они выпили, не чокаясь, поминая погибших моряков. Она почувствовала, что её «отпускает». Ей стало спокойно. «Какой решительный юноша, - подумала Евгения Сергеевна, - какой правильный он нашёл выход». Ей нравилось, как Андрей, аккуратно взяв лимон, отправил его в рот и измельчил жёлтую кожицу своими красивыми зубами. Они выпили по глотку кофе. Сочетание вкуса золотистого коньяка и чёрного кофе доставляло наслаждение. Тепло пошло по всему телу. Тепло и спокойствие.




Андрей, видя, что Евгения Сергеевна приходит в себя окончательно, разлил остатки коньяка и попросил разрешения выпить им за её здоровье. Её поразило внимание юноши и знание жизни. Уже давно никто не интересовался её здоровьем и тем более, никто не поднимал бокал за её здравие. Она благодарно улыбнулась, и они дружно выпили. Она снова запила коньяк черным горьким кофе. Ей стало хорошо и очень легко. Ей нравилось, что рядом с ней есть кто-то сильный и решительный. Да и какой женщине это не нравится! Кроме того, она видела, что произвела на Андрея сильное впечатление. Это её где-то в глубине души беспокоило, но одновременно и нравилось. Такова натура женщин!
Андрей подозвал официантку, что-то пошептал ей, похрустел купюрой. Довольная, что может услужить такому приятному офицеру, она вышла, а через несколько минут вернулась и сообщила, что такси у подъезда. Андрей надел свою красивую фуражку, погрузил тяжёлую ношу в багажник, аккуратно посадил Евгению Сергеевну на первое сидение, сам устроился сзади, и велел водителю, следовать туда, куда прикажет женщина. Водитель, бывший матрос, весело сказал: «Есть, товарищ старший лейтенант!» и они помчались по самому прекрасному морскому городу – Петербургу. Приближалась белая ночь…
Когда поднялись в квартиру, первое, что поразило хозяйку, это когда Андрей, увидев идеальную флотскую чистоту, снял ботинки и надел элегантные комнатные тапочки, накануне купленные в Мурманске. Восхищённо осмотрев квартиру, Андрей прошёл на кухню и пригласил Евгению Сергеевну принять дары от моряков Северного флота. Чего только не было в его волшебном мешке! Золотистые тушки копчёного палтуса, слабосолёные красноватые форели, балыки какой-то незнакомой ей рыбы, консервы севрюги в томате и сайры в масле. Две баночки чёрной икры и штук пять красной. Несколько банок уже забытых ею крабов. Когда же появилась большая жестяная банка с вяленой таранькой, восторгу Евгении Сергеевны не было конца. Она обожала, как многие женщины, погрызть солёную рыбку. В заключение Андрей вытащил большой свёрток с шоколадом.




Маленькие шоколадки красивым разноцветным веером рассыпались по уже заставленному подарками столу. Это богатство так красиво смотрелось, что Евгения Сергеевна, благодарная и счастливая, бросилась к Андрею и поцеловала его в щёку. Так, чмокнула, без всякой задней мысли. Юноша стал пунцовым от стеснения, растерялся и впервые оробел в её присутствии. Евгения Сергеевна в глубине души порадовалась за него, ей нравилось, что молодой офицер не разбалован и естественно реагирует на проявление нежности. Чтобы разрядить обстановку, она предложила Андрею принять с дороги ванну. Андрей, ежедневно принимавший на плавбазе душ, любитель хороших шампуней и душистого мыла, с благодарностью согласился, но пока ванна будет готовиться, он сбегает в магазин и купит всё недостающее к ужину. Он заметил, когда подъезжали на такси, что магазин находится рядом. На том и порешили...
Когда он вернулся с покупками, дверь ему открыла Евгения Сергеевна такая домашняя, такая радостная и счастливая, с таким блеском в глазах, что Андрей даже растерялся. Он, много лет воспитывавшийся в военных учебных заведениях, в закрытых мужских коллективах, робел в присутствии женщин. Стеснялся и не знал, как себя вести. У него совершенно не было опыта общения с ними. Все его чувства всегда были написаны на лице, что вызывало смех товарищей. Сейчас он видел перед собой красивую женщину, но долг и та миссия, ради которой он приехал, накладывали «табу» даже на мысли, которые невольно шевельнулись у него в ресторане, где он впервые увидел в ней женщину. «Нет, нет, нельзя, держись, Андрей. Не имеешь права!» Евгения Сергеевна, как опытная женщина, действительно прочитала на лице этого чистого юноши его переживания. Женщины это сразу чувствуют. Но, к своему стыду, она вдруг поняла, что ей импонирует его поведение. Этот мальчик разбудил в ней женщину. Она считала, что её жизнь кончена, но оказывается, она ещё может привлекать мужчин, нравиться им, вызывать у них восхищение. Ласковой улыбкой она поблагодарила Андрея за покупки и решительно направила его в ванну, там всё готово. «Начинаю накрывать стол. Через двадцать минут будем ужинать».
Андрей вышел из ванной ещё более посвежевший, благоухающий какими-то мужскими ароматами, в белой рубашке с расстёгнутым воротом. Теперь уже Евгения Сергеевна ахнула. Она не могла оторвать от него взгляда. Высокий. стройный, чистый, его влажные чёрные волосы разделялись идеальным пробором. Что-то от адмирала Нельсона из фильма «Леди Гамильтон» было в его ладной фигуре. Стол, накрытый белой праздничной скатертью, был сервирован хрусталём, фарфором, мельхиоровыми приборами. Сегодня впервые, после отъезда с Севера, Евгения Сергеевна достала из коробок эту красивую посуду и столовые приборы. Андрей с явным удовольствием оглядел стол, открыл купленную им бутылку мадеры, протёр дно и аккуратно поставил около своего места. Затем он оглянулся, обнаружил подсвечник, зажёг все три свечи и поставил этот живой огонь в центр стола. Стало уютно, торжественно, празднично. Евгения Сергеевна, наблюдая за его действиями, удивлялась, откуда у этого молодого человека столько такта, вкуса, высокой культуры. Она жестом хозяйки пригласила мужчину к столу. Он прежде усадил её, потом сел сам. Аккуратно разлил мадеру по бокалам. Видя, что он немного нервничает, не зная, как себя вести с ней наедине, она, отчаянно борясь с собой, наконец, решилась, взяла инициативу в свои руки и сказала просто, глядя ему в глаза: «Андрей, вы мой спаситель. Вы возвращаете меня к жизни. Вы мой самый ценный подарок с Северного флота». Затем улыбнулась и тихо добавила: «Вы мой заложник». Андрей решил, что она шутит, рассмеялся, скованность пропала, и они начали дружно и энергично наслаждаться прекрасной едой, запивая её крымской мадерой четырёхлетней выдержки.




Евгения Сергеевна меняла закуски, приносила новые блюда, но всё время любовалась Андреем. Как приятно смотреть на молодого мужчину, который с аппетитом ест. Андрей шутил, рассказывал морские байки, закусывал, поизносил красивые тосты. Его сила, энергия, молодой задор передавались ей. Она восхищалась его аппетитом, его неуёмной жаждой жизни, его молодостью, его красотой. Он и ел красиво, красиво держал вилку, ложку, отлично владел ножом, даже рюмка в его руках казалась произведением искусства. Она украдкой бросала на него восхищённые взгляды. Андрей кое-что замечал, и каждый раз краснел. А Евгению Сергеевну, напротив, эта игра взглядов забавляла и немного «заводила». Так устроены женщины!
Выйдя из- за стола за очередным блюдом, она подошла к тужурке Андрея, висевшей в прихожей на вешалке, прижалась к ней, ощутив забытый аромат мужчины. Значки, нашивки, погоны – всё напоминало ей недавнюю молодость. Её лицо пылало. Она с волнением спрашивала себя, что будет дальше? Втайне, для себя она уже решила!..
Когда они убирали со стола использованную посуду и оставшиеся закуски, чтобы перейти к кофе по-турецки, мощные удары грома прервали их разговор. Летний июньский дождь застучал по балкону. Она открыла балконную дверь, чтобы остудить своё раскрасневшееся лицо. Андрей встал рядом. Они смотрели на ночной Петербург под покровом белой ночи. Вдали виднелся Финский залив, дальше был Кронштадт. Лёгкий дождь омывал город, смывая с души Евгении Сергеевны боль и горечь. Снова грянул гром, она непроизвольно прижалась к мужчине. Андрей, сдерживавший себя весь вечер, аккуратно и нежно обнял её, стесняясь и переживая. Она повернулась к нему. Он ощутил её горячее тело, мягкую грудь. Молодая женщина тяжело задышала, и теснее прижалась к нему, обвив его шею горячими руками. Её губы потянулись к лицу Андрея. Юноша, ненавидя и ругая себя, но не в силах больше сдерживаться, отпустил внутренние тормоза, и робко поцеловал её в губы. Она издала какой-то внутренний стон и начала жадно целовать Андрея. Никакие законы больше не действовали. Были только ОН и ОНА. Двое молодых людей. Андрей взял горящую женщину на руки и отнёс на диван. Всю свою молодую силу и нерастраченную энергию он отдал своей богине. Мощные раскаты грома и сильный дождь заглушили стоны восторга и наслаждения. Как красиво и долго можно любить желанную женщину!..




Андрей очнулся, почувствовав аромат прекрасного кофе. Дождь кончился. Белая ночь проникала в комнату. Воздух был наполнен озоном, лёгкий ветерок шевелил штору у балкона. Необыкновенную лёгкость и радость испытывал юноша. Женщина подарила ему неземные наслаждения. Какая женщина! Евгения Сергеевна, счастливая, озарённая каким-то внутренним светом, улыбающаяся принесла на маленьком подносе две чашечки кофе. На ней была надета только рубашка Андрея. Молочно - белые груди с нежными голубыми прожилками ласково-призывно играли при её движениях. Они молча, прислушиваясь к звукам просыпающегося города, выпили ароматный кофе, и женщина снова потянулась к Андрею. Благодарный юноша вновь и вновь погружался в море, в океан наслаждений, приводя свою неуёмную партнёршу в восторг и восхищение...
Вечером она провожала его на вокзале. Он должен был ехать по путёвке в санаторий в Крым. Это закон для подводников, часть отпуска надо провести под контролем врачей. Он упрашивал Евгению Сергеевну поехать с ним или разрешить ему остаться у неё. Ответ был один: «Нет, нет и нет». Тогда он в отчаянии сказал ей: «Евгения Сергеевна, будьте моей женой. Вы самая прекрасная женщина! Вы моя мечта». Она не засмеялась, чего боялся Андрей. Она ласково, как котёнка, погладила Андрея по красивому лицу и очень серьёзно начала говорить: «Я не хочу быть женой подводника. Я испила эту чашу страданий до дна. Я хочу каждый день видеть любимого человека. Я хочу по вечерам бродить с ним по городу. Иногда ходить в театр. Хочу вместе с ним смотреть дома телевизор. Хочу каждый вечер ложиться в постель с любимым. Я хочу быть уверенной, что с ним всё будет хорошо. Вы же, подводники, ничего этого дать женщине не можете. Все годы замужества я страдала, я боялась за Игоря. Поэтому и ребёнка не завела. Ты, Андрей, мне очень понравился. Я могла бы тебя полюбить и посвятить тебе всю свою жизнь. Но это было бы ошибкой. Ты выбрал свой жизненный путь и иди по нему. Я буду тебе только мешать. Ты ещё молодой человек, встретишь свою любовь. Я желаю тебе счастья!» Она разжала ладошку. Сверкнул золотой перстень. «Возьми на память. Купила мужу, ожидая его с моря. Но так и не дождалась. Ты спас мне жизнь. Как раз сегодня я собиралась покончить с собой. Ты моё солнышко. Ты мой ангел-хранитель. Такого мужчину, как ты, я больше никогда не встречу». Она сама надела ему перстень на палец, поцеловала его сильную руку. Затем, нежно двумя руками взяла лицо юноши и трижды по русскому обычаю поцеловала. Глаза её были полны слёз. «Иди, дорогой, сейчас поезд пойдёт. Прощай! Прощай навсегда!» Пока Андрей, оглушённый и явно не в себе, быстро возвращался в купе, поезд начал движение. Он бросился к окну, но Евгении Сергеевны уже не было видно. Мгновенная усталость навалилась на него, руки и ноги дрожали. Он сел, повернулся к окну и молча заплакал. Он был опустошён. Только что, впервые в жизни, он познал счастье, был на вершине блаженства. Ещё час тому назад его целовала и обнимала самая красивая женщина на свете. И вдруг – всё!.. Прощай навсегда!.. Ни звонить, ни писать, даже думать о ней нельзя.




Она запретила. Приказала – забудь. «Как мне дальше жить, не видя её, не слыша её голоса, не ощущая её ласковых и таких умелых рук?..» Отчаяние охватило юношу. Разбитое сердце трепетало и билось в груди, а слёзы, непроизвольные слёзы жалости к себе и нежности к Евгении Сергеевне, медленно катились по его юному лицу. Такой жуткой концовки он никак не ожидал. Самое горькое и обидное в том, что она сказала правду. Не каждая женщина может быть женой подводника, он по опыту своих друзей не раз уже убеждался в этом. Евгения Сергеевна могла бы быть, но она не хочет. А других женщин ему не надо!.. Поезд набирал скорость, колёса учащённо постукивали на стыках, а за окном белая ночь вступала в свои права.
Через несколько лет капитан 2 ранга Андрей Дронов ожидал в аэропорту самолёта чтобы лететь на Камчатку, куда его назначили командиром подводной лодки. Он направился к буфету купить минеральной воды, но вдруг поражённый остановился. Навстречу шла элегантная и красивая Евгения Сергеевна. За руку она вела мальчика пяти-шести лет. Белокурые волосы, чёрные глазки, внимательный взгляд, открытое улыбающееся лицо. Мальчику только что мама купила коробочку с соком и он, счастливый и радостный, готовился пить сок через трубочку. Евгения Сергеевна сразу же узнала Андрея. Заулыбалась, остановилась, протянула руку. Андрей протянул свою, и она, окинув быстрым взглядом, с радостью увидела свой перстень на его руке. Рядом мелькнуло обручальное кольцо. «Здравствуйте Андрей, - сказала она, - Рада, очень рада. Вижу, у вас всё хорошо». Она показала глазами на обручальное кольцо. Затем она наклонилась к ребёнку и сказала странную, как решил Андрей, фразу: «Сынок, посмотри внимательно на этого моряка. Запомни его!» Андрей присел на корточки перед ребёнком и спросил, как его зовут. Мальчик чётко ответил: «Андрей!» Видя замешательство старшего Андрея, Евгения Сергеевна вдруг заторопилась: «Наш папа машет рукой. Нам пора идти». Андрей увидел высокого представительного мужчину средних лет с красивой гривой седых волос. Они быстро пошли к нему, весело переговариваясь. Мальчик ещё раз обернулся, чтобы посмотреть на моряка-подводника, и в этот момент у Андрея ёкнуло сердце. Где-то он видел это лицо. Что-то отдалённое знакомое мелькнуло на этом лице. Взрослые с вещами и с ребёнком пошли к стойке регистрации. Сдали багаж и прошли к месту сбора пассажиров рейса на Париж. Он ещё раз увидел свою богиню - Евгению Сергеевну и её ангела – мальчика Андрея, затем их всех повели на посадку. «Где же я видел это лицо? Где!?» И вдруг, словно молния пронзила его, словно раздался гром среди ясного неба. Он остановился, пораженный своей догадкой. Одно слово поставило всё на свои места: «В зеркале!!!»


Август 2006 года.

Продолжение следует.



Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru

0
Виктор
14.05.2012 23:17:20
С большим удовольствием прочел новеллу
Тема любви молодых офицеров подводников мало отражена в литературе. В этой новелле сценарий, замысел, текст, фабула, изящное изложение и т.д. великолепны. Автор молодец! Редактор в одном месте допустил описку (пропустил букву), но это ничто по сравнению со всей красотой, сердечностью написанного. Автор морской офицер - мастер общения с женщинами! Я так понял, что продолжение следует. Где оно?


Главное за неделю