Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,41% (52)
Жилищная субсидия
    19,51% (16)
Военная ипотека
    17,07% (14)

Поиск на сайте

Рижское Нахимовское военно-морское училище. Краткая история: люди, события, факты. Обзор выпуска 1949 г. Часть 2.

Рижское Нахимовское военно-морское училище. Краткая история: люди, события, факты. Обзор выпуска 1949 г. Часть 2.

КОМАНДИР ПОДВОДНОЙ ЛОДКИ

В сентябре 1959 года экипаж во главе со мной, прибыл, как мы думали, на стажировку в 7 дивизию подводных лодок. Впоследствии оказалось, что, поскольку работы по переоборудованию пл под ракеты задерживались на три года, нас переформировали в резервный экипаж и включили в состав 162 бригады ПЛ 7 дивизии ПЛ СФ.
Мне в службе снова повезло. Я влился в замечательный командирский коллектив. Командирами подводных лодок были Юрий Калашников, Лев Куприянов, Валя Балабух, Борис Громов, Феликс Митрофанов, Валентин Постников, Гена Баранов, Жора Слюсарев. Они очень помогли моему становлению как командира. Самое главное, что наш командирский коллектив был очень дружен. Все праздники мы справляли вместе. Они бескорыстно делились со мной своим опытом, удачами и неудачами.
После очередного автономного похода вторым командиром на ПЛ «С-264», 4 октября мы вернулись и прибыли для доклада в Полярный. Здесь меня ждали новости: умерла после операции в Москве моя мама и родился сын Андрей. Здесь же мне сообщили, что приказом Командующим флотом я назначен командиром «С-155».
В апреле 1960 года Феликс Митрофанов был назначен командиром АПЛ, а меня назначили вместо него командиром «С-192».




На учениях в Норвежском море 1958 год.

Началась моя действительно командирская служба. К августу подводная лодка выполнила полный курс задач боевой подготовки и вошла в 1-ю линию уже под моим командованием. Все стрельбы я выполнил с отличными оценками. В ноябре подводные лодки «С-181», «С-285», «С-192» нашей бригады участвовали в призовых стрельбах на приз Главнокомандующего ВМФ. Правда, приз мы тогда не завоевали. Но моя атака была успешной, и опыт я получил хороший. В общем 1960-1961 годы прошли в интенсивной боевой подготовке. Никогда больше так много не приходилось стрелять практическими торпедами и «пузырями» по полноценным отрядам боевых кораблей.
В декабре 1961 года подводная лодка встала в средний ремонт на МЗ-10 в г. Полярном. Командование дивизиона ремонтирующихся подводных лодок очень неохотно отпускало к семьям офицеров и мичманов, особенно командиров. Пришлось бороться за свои права. Как мы добирались до своих семей отдельный разговор. Я однажды добирался до поселка Урица, где жила моя семья, через Мурманск, на три дня застрял на Кильдине-Могильном из-за погоды, а другой раз - в Порту-Владимире на острове Шалим. Так прошло полтора года.
В 1962 году вместе с личном составом эскадры мы пережили трагическую гибель пл «Б-37». Смерть наших товарищей на этой лодке и соседней пл «С-350» (командир - Олег Абрамов), участвовали в похоронах погибших.
В июле 1963 года был закончен средний ремонт, и лодка вернулась к месту базирования в поселок Урица. В мае 1964 года вся наша 162 бригада заступила в боевое дежурство по флоту и попала под инспекцию Министерства Обороны с внезапным выходом в море. В целом, задачи были выполнены, мы получили положительную оценку за действия в море и за результаты инспекции.
В этот период я первый раз лично встретился с Помощником Командующего флотом контр-адмиралом Кучером, которого у нас прозвали «сумасшедшим с ножичком» (Командующего Северным флотом адмирала В.А.Касатонова - «сумасшедший с бритвой») за их очень резкие, порой грубые и не всегда справедливые, на наш взгляд, расправы с командирами кораблей. Особенно это было характерно в первый период командования адмиралом Касатоновым Северным флотом. После адмирала Чабаненко это был резкий контраст.




Старший лейтенант А.Т.Кучер помощник командира ПЛ «Л-12». 1 ноября 1940 года. Авачинская бухта, Петропавловск-Камчатский. Кучер Аркадий Терентьевич.

Я тогда не думал, что мне через 14 лет придется тоже быть в шкуре Помощника Командующего и не менее щепетильно, придирчиво и строго действовать на этом посту.
Сразу после инспекции я стал готовить экипаж и подводную лодку к первой моей самостоятельной автономке. В сентябре-октябре лодка выполняла задачи боевой службы уже со спецоружием на борту. В целом задачи боевой службы были выполнены, подводная лодка вернулась на базу исправной, экипаж получил хорошую морскую практику.


КОМАНДИР ОКЕАНСКОЙ ПОДВОДНОЙ ЛОДКИ

С приходом в базу я узнал о новом назначении на вновь строящуюся дизельэлектрическую океанскую подводную лодку «Б-25» 641 проекта.. Пришлось быстро сдать дела и убыть к новому месту службы в г. Полярный. Экипаж был уже сформирован, и необходимо было начать его подготовку.
Подводная лодка должна была войти в состав 69 бригады 4 эскадры пл СФ. Командиром бригады был капитан I ранга В.Н.Агафонов, начальником штаба - капитан 1 ранга В.А.Архипов. Оба командовали бригадой во время Карибского кризиса. Началась напряженная боевая подготовка по слаживанию экипажа, сдачи задачи № 1 и № 2 КПЛ. Я должен был сдать на допуск к самостоятельному управлению пл 641 проекта. Лодки бригады активно участвовали в Карибском кризисе. Командиры кораблей охотно делились с нами опытом и своими впечатлениями об этой тяжелейшей эпопее.
В начале декабря мы отправились в Ленинград. Прибыли в Ленинград в знакомое мне здание на проспекте Римского-Корсакова, в 39 бригаду строящихся и ремонтирующихся подводных лодок. Командовал бригадой капитан 1 ранга Папылев.
На Адмиралтейском заводе мы познакомились со своей будущей «кормилицей». Она уже была спущена на воду и достраивалась. Началась размеренная жизнь. Личный состав участвовал и в работах, оказывал помощь заводчанам. Так прошел почти год.
После торжественного подъема Военно-морского флага, торжественного обеда для экипажа и устранения всех замечаний заводом пл вышла в Лиепаю для подготовки к переходу на Северный флот. Переход на Север из Лиепаи совершали в группе с подводной лодкой 611 проекта. Старший перехода - командир 96 бригады капитан 1 ранга О.П.Шадрич.
1966 год прошел в очень интенсивной боевой подготовке. Подводная лодка вошла в число кораблей 1 линии, постоянной готовности. Еще в мае мне была поставлена задача подготовить подводную лодку и экипаж к сентябрю 1966 года к выполнению задач боевой службы в Средиземном море.




Командир подводной лодки Б-25 Капитан 2 ранга А.В..Акатов. Полярный, 1966 год.

К этому времени офицерский состав и экипаж были хорошо подготовлены, и я был уверен в своих офицерах, мичманах и матросах. Командир БЧ-5 - капитан-лейтенант-инженер Валентин Янов - прекрасный специалист, мастер своего дела, отличный воспитатель. За ним я был, как за каменной стеной. Командир БЧ-1 - сын командира ПЛ, погибшего в годы войны, старший лейтенант Игорь Мохов. Дотошный, аккуратный, знающий специалист-штурман, который ни разу не подвел меня в море. В дальнейшем он был назначен командиром ПЛ и командиром бригады ПЛ. Отличный командир БЧ-III - старший лейтенант Евгений Шеховец. Начальник РТС - лейтенант Иванов - хороший специалист. Старший помощник командира - капитан 3 ранга Борис Сергеевич Синюхин, уже имевший опыт боевой службы в Средиземном море. Помощник командира - капитан лейтенант Борис Евтихиев - перспективный офицер. Заместитель командира по политической части — Александр Сергеевич Баранов - настоящий политработник, который действительно помогал мне своей работой, надежная опора командира. Под стать им были и остальные офицеры корабля. В целом экипаж был надежным.


БОЕВАЯ СЛУЖБА В СРЕДИЗЕМНОМ МОРЕ

В сентябре 1966 года, погрузив специальный боезапас, мы вышли в море. Переход был трудным. 70% плавания было с использованием РДП. Никогда больше мы столько под РДП не плавали. Решать вопросы скрытности в тот период очень помогала группа ОСНАЗ. Американские летчики в это время еще беседовали со своей базой в открытом режиме. Мы всегда знали, что самолет взлетел с авиабазы, куда направляется и когда садится. До Гибралтарского пролива шли около трех недель. Пролив проходили в подводном положении, предварительно надежно определив свое место.
На подходе к проливу провели разведку, разобрались, как идут суда в пролив и обратно и использовали при движении их шумовой эффект. Форсировали пролив за 6 часов, используя глубинное течение. Правда, один раз оказались близко к африканскому побережью, что почувствовали по тому, что лодка плохо держала глубину на автоматическом режиме. Быстро подправили курс, и дальше все было благополучно. Весь октябрь месяц прошел в районе поиска пла. Имели три обнаружения пла, которые были подтверждены данными разведки. Время слежения колебалось от 12 до 25 минут. Обнаружение происходило, как правило, в ночное время, одно - в дневное время.




Идём в Алжир. 1966 год.

В начале ноября нам дали (а для меня это было впервые) деловой заход в порт Алжир. В порту Алжир провели около 6 суток. За это время привели в порядок материальную часть. Офицеры и личный состав отдохнули, по графику побывали на экскурсиях в городе ( на покупки нам впервые выдали валюту), в местном зоопарке. Командование отряда и командиры кораблей нанесли визиты мэру города, начальнику Генерального штаба страны, Командующему Алжирским флотом, послу СССР в Алжире Николаю Михайловичу Пегову. Деловой заход был завершен успешно. Все командиры кораблей были поощрены командиром отряда, а позднее и Главкомом ВМФ.




Уходим из Алжира 1966 год. Справа: А.В.Акатов, А.Баранов, Б.С.Сенюхин (СПК), штурман И.Н.Мохов, ком. отделения рулевых-сигнальщиков. ОТ ВОСПИТАННИКА РНВМУ ДО АДМИРАЛА, ЗАМ. КОМ. КСФ, НАЧАЛЬНИКА ККВВМУ им. С.М. КИРОВА . СЛУЖБА В ВМФ.

Практически мы выполнили основную часть поставленных задач на поход. Постепенно начали двигаться на выход из Средиземного моря. Я шел впереди, а пл «Б-103» на сутки хода сзади. Новый год встретили в море, в подводном положении. Все задачи похода были выполнены, подводная лодка получила отличную оценку. С приходом отчитался за поход, часть офицеров и личный состав отправил в дом отдыха.
Командование сообщило, что я утвержден кандидатом для поступления в Академию. Новость меня обрадовала, так как по возрасту я уже был на грани. В марте 1967 года получил возможность отдохнуть, поехал в санаторий, понемногу готовился по математике.




По прибытии из отпуска снова понеслась боевая подготовка. В июне получил добро собираться к поступлению в Академию. Отправил семью в Ленинград. Ждал прибытия командира эскадры контр-адмирала С.Егорова, который поехал к Командующему флотом, чтобы взять добро и на мой отъезд.
Он прибыл поздно вечером. Мне было сказано, что Командующий отказал в убытии на учебу и приказал к августу готовиться на боевую службу. Эта новость меня не обрадовала, так как таяла последняя надежда поучиться, но ничего не поделаешь, надо выполнять приказ. Только потом я узнал, что Командующий такого решения не принимал, а это было вынужденное решение лично командира эскадры. Не было, кого можно было бы послать на это задание. А меня ждали в Академии до ноября и даже условно зачислили, с последующей сдачей экзаменов. Но я возвратился много позже.
Начались трудности. Часть офицеров убыла к новому месту службы, пришли новые люди. Пришлось ускоренно отрабатывать экипаж. К заданному сроку уложились и в конце августа вышли на боевую службу. Первые две недели были заполнены учениями и тренировками. Только после этого я почувствовал уверенность в офицерах и экипаже.
Переход был трудным. Гибралтар форсировал в подводном положении. Опыт уже был и трудностей он не представлял. В этот раз на боевой службе мне пришлось пробыть около 4-х месяцев. Имели обнаружения иностранных ПЛА, но хочется отметить несколько случаев контактов с противолодочными силами НАТО. К сожалению, объем статьи не позволяет этого.
Во время очередного сеанса связи получил изменение дальнейшего плана действий. Мне было приказано следовать скрытно к заливу Манфредония для встречи с БПК. К назначенному времени подошел к точке встреча. Это было под утро, часов в пять. В перископ обнаружил корабль, силуэт которого мне был незнаком. Только подойдя ближе, разглядел, что это наш БПК 61 проекта. Я раньше не видел таких кораблей. Отсюда некоторая неуверенность.




В.В.Костриченко, А.А.Простокишин

Всплыли, обменялись опознавательными и позывными. Получили приказание швартоваться к танкеру «Десна». На танкере нас встретил командир нашей 96 бригады ПЛ СФ, штаб бригады. После встречи, соответствующего приветствия, инструктажа получили распоряжение готовиться к деловому заходу в порт Сплит Народной республики Югославия вместе с ПЛ «Б-21» нашей бригады, которой командовал мой товарищ Женя Мальков.
Сначала экипаж помыли пресной водой на танкере, немного отдохнули от двухмесячного плавания. Дали нам двое суток на подготовку. В порт пошли в составе отряда кораблей: БПК 61 проекта, ЭМ УРО «Зоркий», ПЛ ПЛ «Б-25», «Б-21», танкер «Десна». От командира бригады я узнал, что назначен командиром 51.1 оперативной группы пл 51-го оперативного соединения подводных лодок. Поэтому на меня возложены все обязанности по организации и обеспечение захода лодок в Сплит.
Началась целая неделя различных мероприятий. Для личного состава отдых, ревизия и ремонт механизмов, экскурсии по городу. Что касается нас, командиров кораблей, то это сплошные визиты и приемы. Мне даже предложили дать небольшой прием в честь военного атташе, офицеров связи югославов. С помощью командира БПК «Отрадный» Джемса Чулкова и, пошарив по сусекам подводных лодок, удалось выполнить эту задачу на должном уровне. Такой опыт мне очень пригодился в будущем, когда я командовал отрядами кораблей в иностранных портах.


Продолжение следует.



Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru

0
Верюжский, Николай
19.06.2012 10:58:57
..."старший лейтенант Игорь Мохов".
Игорь Николаевич Мохов окончил Рижское Нахимовское училище в 1956 году.


Главное за неделю