Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,64% (49)
Жилищная субсидия
    18,18% (14)
Военная ипотека
    18,18% (14)

Поиск на сайте

Васисуалий Маслёнкин (новелла). В.Ф.Касатонов.

Васисуалий Маслёнкин (новелла). В.Ф.Касатонов.



Посвящается памяти Конецкого Виктора Викторовича, моряка, писателя, однокашника по училищу подводного плавания.

Когда Василий прибыл на подводную лодку «С-338» вторым штурманом, он с некоторым недоумением обнаружил, что попал в «уголок Дурова», как он сам определил ситуацию. Командир лодки Орлов, замполит Жаворонков, минёр Козлов. Даже доктор, одессит, интеллектуал, человек, который каждый раз перед приёмом пищи протирал руки спиртом, распространяя в кают-компании приятный аромат, заглушающий запах тройного одеколона и солярки, активно внедряемый кителем механика, и тот оказался – Филин. А когда по корабельной трансляции объявили, что мичману Баранову срочно прибыть к механику, а вестовому матросу Медведю накрывать стол в кают-компании, Вася Маслёнкин понял, что жизнь играет с ним фуги Баха.
Старпом Соболевский (!), осмотрев молодого офицера со всех сторон, сделал замечание – клапан кармана должен ровнее лежать на кармане и значок об окончании училища должен быть более вертикален. Старпом был максималист. Он чётко поставил задачу лейтенанту Маслёнкину – совместно со штурманом старшим лейтенантом Тавотовым вывести штурманскую боевую часть в лучшую на бригаде подводных лодок. А сейчас приказал срочно направляться на плавбазу, к которой была пришвартована лодка, на репетицию хора мальчиков, ибо через час смотр художественной самодеятельности. Когда через час раздвинули занавес, бригада, собранная на смотр в приказном порядке (кто не представит самодеятельность, завтра заступит в караул на гауптвахте), и комиссия из высоких штабных политработников - ахнули. На сцене стоял «Хор мальчиков» - весь офицерский состав подводной лодки «С- 338» во главе с командиром, в этом и заключалась главная изюминка старпома, поразить комиссию чёткой организацией. В центре - штурман Саша Тавотов с гармошкой. «Мальчики» на бис исполнили гимн ПЛ «С-338» «Ребята настоящие…» из кинофильма «Исправленному верить». А когда замполит Жаворонков просолировал на ломаном украинском языке «Ты ж мэнэ пидманула, ты ж мэнэ подвыла», зрители не могли сдержать эмоции, они заулыбались. Но затем, когда три матроса во главе со старшиной команды мотористов Барановым в трусах, тельняшках и в яловых рабочих ботинках исполнили «Танец маленьких лебедей», бригада пришла в неистовство. Успех был полный.
Командир Орлов, обнаруживший на сцене лишнего офицера, пригласил его вечером к себе в каюту – познакомиться. Когда в конце дня Маслёнкин доложил, что прибыл для дальнейшего прохождения службы, командир подошёл к умывальнику, вытащил графин, закреплённый по-походному на специальной полочке, и налил полстакана жидкости. Вася потянул носом, вспомнив эпизод из кинофильма «Кавказская пленница», и, как Юрий Никулин, но без улыбки спросил: «Спирт?».




«Аква вита», - поправил его командир. «Вода жизни», - перевёл про себя Вася с латинского. – «Разрешите разбавить?» «Немного, чтобы недолго мучиться». Добавив прямо из крана воды, Вася принял боевое крещение: первый раз в жизни выпил настоящего корабельного спирта. Командир оценил его подвиг и сказал, что первый зачёт он от него принял, остальные - согласно зачётному листу у старпома.
Вечер прошёл у Васи как в тумане. Офицеры, возбуждённые удачей на смотре самодеятельности, много шутили и смеялись. Механик, Саша Забермах, насмешник и острослов (кто-то шепнул Васе его подпольную кличку «Забер Бонс», аналогично Билли Бонс из «Острова сокровищ» Стивенсона), в этот вечер был в ударе. Он доложил уважаемым офицерам, что с прибытием молодого штурмана впервые штурманская боевая часть нашей гвардейской «субмарины» укомплектована на редкость единодушным тандемом, какое удачное сочетание – штурман Тавотов Алекс ( в миру Александр) и младший штурман Маслёнкин Вася. Поскольку Вася для такого шикарного тандема звучит слишком просто, с сегодняшнего дня он будет называться «Васисуалий». Офицеры дружно выпили за присвоение Васи нового имени, воздержавшихся не было. В полудрёме Вася помнит, что Забермах, заливаясь соловьём, даже им позавидовал, мол, были бы вы механиками, цены бы вам не было с такими фамилиями – Тавотов и Маслёнкин. Лучшая пара на флоте!
В течение полугода лейтенант Маслёнкин активно занимался и сдавал зачёты на допуск к самостоятельному управлению штурманской боевой частью. Флагманский штурман бригады попортил ему много крови, но зато теперь Василий был уверен в себе: маяки, полигоны, створы, рекомендованные курсы – всё выстроилось у него в голове в стройную систему и заложилось в долговременное запоминающее устройство. Самым трудным оказался зачёт по устройству подводной лодки. Механик Александр Андреевич Забермах каждый день ставил ему конкретную задачу и вечером не отпускал с лодки, пока Василий не давал ему правильный ответ. Однажды, воспользовавшись задержкой механика в штабе, Василий ушёл с корабля вместе с командой в 18 часов. Поужинал и только расслабился в своей каюте на плавбазе с книгой Виктора Конецкого, как прибежал матрос и передал приказание прибыть на лодку. Механик капитан-лейтенант Забермах по-отечески провёл с лейтенантом Маслёнкиным первое философское занятие. « Вы, сэр, Васисуалий, хотите служить по закону Ома. Восемнадцать часов - и Вы уже дома. Но на Флоте, а тем более для таких, как Вы, салажат, действует закон Бернулли, в восемнадцать часов пришёл домой, а в девятнадцать – вернули». А потом очень ласково приказал: «Доложите устройство подводного гальюна».




Уже трижды сдавал Вася экзамен по устройству гальюна. Устройство секретное, потому что при неправильных действиях можно ненароком утопить подводный корабль, или же можно совершить меньшее преступление – выплеснуть содержимое унитаза на себя. Только на четвёртый раз Васе удалось «сходить в гальюн» без замечаний, совершив все необходимые 13 действий с клапанами и механизмами в строгой последовательности. Он почувствовал огромное облегчение, когда весь красный и мокрый вышел из гальюна и получил «зачёт» от механика…
Вчера проводили штурмана Тавотова в отпуск. Железный принцип продолжал действовать на Флоте: «Солнце светит, зной палит, в отпуск едет замполит; а в дождливую пору отправляют всю финдру». Васисуалий Маслёнкин остался впервые за штурмана. Уже утром, после подъёма флага, он доложил старпому, что на основании изученных им архивов на подводной лодке «С-338» давно уже не производились работы по определению и уничтожению девиации магнитного компаса. А так как на последнем выходе на боевую службу в Северную Атлантику на лодке была оторвана волной дверь ограждения рубки, а затем своими силами поставлена в базе из металлолома, то нарушилось магнитное поле вокруг нактоуза магнитного компаса, вследствие чего компас показывает направление на Север, на 20 градусов отличающееся от показаний гирокомпаса. Старпом задумался. Он планировал себе скорое продвижение по службе. А так как приближалась сдача курсовой задачи, то всё должно быть приведено в соответствие с Корабельным Уставом. «Молодец, Маслёнкин, хорошо роет землю копытами!»,- подумал старпом, но вслух этого не сказал, ни к чему баловать подчинённых. У него был принцип: «Если матрос не наказан, он уже поощрён». «Готовьтесь, - сказал немногословный старпом. - Будете наказаны за то, что затянули с докладом». И даже несмотря на концовку фразы, Вася в душе пел и плясал. Девиация магнитного компаса – это целая наука.




Это музыка эпохи парусного флота, когда деревянный корабль и магнитная стрелка сливались в танце маневрирования, в результате которого основное средство кораблевождения – магнитный компас, обузданный и прирученный дополнительными магнитами, показывал строго на «Север». На подводной лодке всё не так. Магнитный компас на полностью металлическом корабле может показывать только «погоду», если не знать «Теорию магнитного компаса» Хайнацкого. Вася знал её на «отлично», и хотел блеснуть своими знаниями. Как опытный подводник он уже понял: чтобы исключить вредное влияние корабельного металла, ограждение рубки подводной лодки делается из немагнитных материалов. Верхний рубочный люк вытачивается из бронзы. И герметичный нактоуз, где размещается картушка магнитного компаса и корректирующие магниты, также изготавливается из немагнитных сплавов.
Механик Забермах, обнаружив буйную энергию Васисуалия и его штурманского электрика, матроса Скворцова (!), пытавшихся в ограждении рубки разобрать что-то неразбирающееся, проявил профессиональный интерес, ибо он нёс персональную ответственность за непотопляемость корабля. Вася с пафосом объяснил, какая благодать обрушится на их подводную лодку, у них, единственных на бригаде, будет отлично действующий магнитный компас.
Механик смахнул слезу и, скучая, сказал, что стоит лодке погрузиться несколько раз на предельную глубину, её магнитное поле от страшных сжатий меняется. И девиация магнитного компаса вновь будет требовать определения и уничтожения. А так как магнитный компас – это запасное средство кораблевождения, то ему сейчас уделяется столько внимания, сколько он заслуживает, не больше. Вася задохнулся от гнева и гордо сказал, что если надо, то он ежедневно будет заниматься определением и уничтожением девиации магнитного компаса. Механик мудро промолчал, правда, вечером доктор Филин почему-то был к Васе более внимателен.
Наконец, Васин день, который древние греки отметили бы белым камушком, настал. Море 1-2 балла. Ветер – штиль. Лодка прибыла в полигон. Вася крикнул в переговорное устройство, представляющее собой трубу, идущую по всей лодке и выходящую на мостик: «Внизу! Запишите. Начали уничтожение девиации. Хода и курсы переменные!».




"Подводные лодки 613 проекта". Серия "Боевые корабли мира", С-Пб, 2002 г.

Комбриг, находящийся на мостике, опытный подводник, любовался работой молодого штурмана. Сколько энергии, задора у этих ленинградских мальчишек, которые только вчера пришли на Флот. Воистину, на лейтенантах держится флот. Для этого лейтенанта сегодня праздник. Как старается. Лишь бы не перестарался, подумал многоопытный комбриг. Вася колдовал, Вася творил. Нактоуз, где размещается магнитный, компас разобран, регулировочные магниты оголены. Их много: продольные, поперечные. Они в своих каретках могут двигаться вверх, вниз, влево и вправо. Когда Вася увидел это хозяйство, он нервно задышал, и ему стало жарко. В теории Хайнацкого всё выглядело проще. Начали движение. На курсе корабля ноль градусов продольными магнитами он с трудом довёл девиацию до нуля. По лбу катились крупные капли пота. Приказал лечь на курс 180 градусов, поперечными магнитами уничтожил девиацию, как положено, наполовину. Такую же операцию повторил на курсах 90 и 270 градусов. Странно, а что делать с вертикальным магнитом? И, вообще, откуда он взялся. В Васиных конспектах его не было. Может быть, в этот день он был в патруле на Балтийском вокзале. На всякий случай покрутил маховик, каретка с магнитом поднялась на пять сантиметров. Теперь надо всё маневрирование повторить, чтобы быть уверенным в правильной работе магнитного компаса. Прошёл ещё час нервной и изматывающей работы. Тут у механика забарахлил дизель, врубили электромотор, режим движения нарушился, надо начинать всю процедуру с начала. Комбриг закурил очередную сигарету. Ему перестала нравиться работа молодого офицера. Он спустился в ограждение рубки проверить чистоту и порядок. Только легли на курс, показался «рыбак», который нахально шёл на пересечение курса. Наш курс менять нельзя, мы строго на зюйде, Вася колдует с поперечными магнитами.



Командир вдруг очнулся, когда до «рыбака» оставалось не более одного кабельтова. «Стоп оба дизеля. Оба полный назад!» Подводная лодка задрожала как загнанная лошадь. Полторы тысячи тонн тянули её по инерции вперёд, а винты, набирающие мощь, пытались заставить остановиться и идти назад. Василий с ужасом наблюдал, как лодка продолжает сближаться с рыбацким сейнером. Он этому виной. Он главный, кто отвечает сегодня за безопасность кораблевождения. Он увлёкся магнитами и потерял чувство опасности. Позор! У Васи впервые защемило сердце. Наконец, вспененная вода вдоль борта пошла вперёд, и лодка медленно-медленно, словно нехотя, начала двигаться назад. Комбриг снизу, из ограждения рубки крикнул: «Что случилось?» Командир не растерялся и чётко доложил: «Отрабатываем реверс, товарищ комбриг! Замечаний нет». «Молодцы, - похвалил комбриг, - наконец-то занялись делом». Вася посмотрел на командира, командир многозначительно на лейтенанта Маслёнкина и сказал сквозь зубы одно слово: «Заканчивайте». Вместе со штурманским электриком матросом Скворцовым Вася с трудом собрал нактоуз магнитного компаса. Появился комбриг. Приказал ложиться на створы для проверки результатов работы.
Большего позора Василий никогда не испытывал – при пересечении створов разница между магнитным пеленгом и пеленгом по гирокомпасу составила 26 градусов. Комбриг махнул рукой на штурманскую службу гвардейской «С-338» и приказал командиру следовать с ним вниз для проверки службы в отсеках лодки.




Спускаясь в центральный пост, они услышали привычные каждому моряку удары костяшек и возгласы: «Шесть-шесть; пять-пять; рыба; козёл; с погонами…» Вахтенный матрос, который полдня тренировался, чтобы красиво встретить комбрига, растерялся, приложил руку к пилотке, замер и сказал шёпотом одно слово: «Здрасте». Комбриг побагровел, командир стушевался. «Дайте вахтенный журнал, что вы там записали за весь день? Читайте вслух сами свои каракули», - возмущённый комбриг вернул журнал вахтенному. Матрос, взбодрённый гневным командирским взглядом, громко на весь отсек зачитал: «Начали уничтожение авиации, хотя и курсы переменные!» Хохотали все, даже комбриг. Он поставил командиру за этот выход в море 2 балла. За отсутствие организации службы объявил всей лодке неделю «оргпериода» без схода на берег, прислал флагманских специалистов и по их докладам оказал «практическую помощь» в приказе по соединению. Через три дня выход в море повторили. Флагманский штурман за два часа уничтожил девиацию, объяснив Васе, что такое продольные и поперечные магниты. Оказывается, Вася по молодости их перепутал и делал всё наоборот.
А Вася вошёл в историю. Теперь он назывался «Васисуалий Маслёнкин – Конан-разрушитель». А вся штурманская боевая часть – «терминаторы». Конечно, а как ещё, если они в море уничтожают авиацию, хотя и курсы переменные.


Январь 2004 года.

Продолжение следует.



Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю