Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,10% (50)
Жилищная субсидия
    17,95% (14)
Военная ипотека
    17,95% (14)

Поиск на сайте

Жизнь в перископ. Видения реликтового подводника. Контр-адмирал А.Т.Штыров. Часть 4.

Жизнь в перископ. Видения реликтового подводника. Контр-адмирал А.Т.Штыров. Часть 4.

На подводных лодках XXI серии в жилых отсеках имелась система кают для офицеров и унтер-офицеров, о чем наши подводники могли только мечтать. Интересно, что на немецких подлодках никаких замполитов не полагалось по штату, а старший помощник командира ПЛ по совместительству выполнял функции офицера гестапо.
С большим интересом мы, подводники-«экскурсанты», изучали отдельные устройства и системы, в частности:
- систему «шнорхель» (работа дизеля под водой), ее конструктивные отличия от нашего РДП;
- астрономический глобус-вычислитель, резко упрощающий и сокращающий расчет координат подводной лодки по наблюдениям небесных светил (на наши лодки подобный вычислитель «Вега» поступил почти 10 лет спустя).
Нам стало ясно, что по многим техническим новинкам немецкие конструкторы предвосхитили отечественную мысль.
К таким, по нашему мнению, относились: система беспузырной торпедной стрельбы, устройства выстреливания помех гидролокаторам противника («газовых облаков»), устройство сжатия (импульсирования) радиопередач «подводная лодка - берег» и другие.
В то же время немцы (великие мастера по части технических новшеств) за годы войны безнадежно отстали от англичан (и американцев) в области радиолокации. Возможно, в силу этого нашим разработчикам пришлось изыскивать свои пути в этом направлении.
На американских подводных лодках периода Второй мировой войны успешно использовались системы кондиционирования (микроклимата); на наших подводных лодках переносные «штучные» кондиционеры появились только 20 лет спустя (что создало невероятные трудности для личного состава, когда советские дизельные лодки начали действовать в субэкваториальных зонах). На немецких лодках этой «роскоши» также не было.




ПЛ «Mingo», 17.06.1945 г. Зенитный радар SS последних лет выпуска заменил прямоугольную антенну SD большой овальной, представленной на снимке. Подъемная антенна теперь использовалась для дальней связи и заменила штыревую антенну, которая прежде использовалась для дублирования SD. - Американские подводные лодки от начала XX века до Второй Мировой войны. Л.Б.Кащеев.
Отнюдь не умаляя достоинств наших конструкторов и кораблестроителей, предложивших много своих оригинальных идей и технических решений, надо признать, что в школьные годы «списывать у отличников» они тоже умели. Однако заявлять об этом во времена «борьбы приоритетов с безродными космополитами» было бы по меньшей мере небезопасно.
Американские подводные лодки в то время были нашему брату практически неизвестны, а в последующий период противостояния их тактико-технические достоинства, если они и становились известны, старательно принижались или замалчивались.
При попытке всестороннего освещения первой послевоенной кораблестроительной программы (по крайней мере «подводной» ее части) любой исследователь неизбежно столкнется с крайней запутанностью этого вопроса. Политическое и высшее военное руководство того периода не имело единого, согласованного мнения по вопросу о направленности и объема программы, что в конечном счете повлияло и на ее «подводную» часть, некоторое время находившуюся на положении «пасынка».
Нарком ВМФ, а в последующем военно-морской министр адмирал Н.Г.Кузнецов, его заместитель адмирал Л.М.Галлер и командующий Северным флотом (впоследствии - начальник Главного штаба ВМФ) адмирал А.Г.Головко - кстати, все выходцы с надводных кораблей - отстаивали необходимость строительства мощного надводного флота (линейные корабли, авианосцы и сопутствующие им крейсера и эсминцы). Сталин тяготел к тяжелым крейсерам. Заместитель Верховного Главнокомандующего (впоследствии - министр обороны) прославленный полководец Великой Отечественной войны маршал Г.К.Жуков занимал резко негативную позицию: нужны танки (много танков!), а не «дорогостоящие и бесполезные» корабли.




Г.Жуков и Н.Кузнецов.

Попутно следует отметить, что незримая «война лампасов и нашивок» продолжалась и проявлялась и гораздо позже, вплоть до развала армии вместе с Советским Союзом.
Но! На данном историческом этапе победила экономика, а точнее - выбор по критерию «стоимость - эффективность». Советская экономика не могла осилить в короткий срок строительство армады авианосцев, линкоров и крейсеров, хотя бы отдаленно приближавшейся к тем десяткам кораблей этих классов, которые уже имели США и Великобритания. Посудите сами: стоимость строительства (по Плану военного судостроения 1946-1955 гг.) четырех тяжелых крейсеров пр. 82 и 30 легких пр. 68 бис составляла 13,8 млрд. рублей, а стоимость строительства 25 ПЛ пр. 611, 204 ПЛ пр. 613 и 123 малых ПЛ, т.е. 352 единицы, составляла 8,04 млрд. рублей. Тем более что наличные мощности и технологический уровень позволяли «печь лодки как блины».
Точку в схоластических спорах на тему «что строить?» поставило обращение к И.В.Сталину 20 ноября 1951 года начальника Главного Политуправления ВМФ, члена Главного Военного Совета ВМФ, члена ЦК КПСС адмирала С.Е.Захарова. Козырем в аппаратной игре стала констатация очевидного факта: «за последние 5 лет Военно-Морской Флот не получил ни одного подводного корабля послевоенной конструкции, приближающегося по тактико-техническим данным к современным требованиям».




Адмирал Захаров Семен Егорович

После письма С.Е.Захарова в начале 1952 года последовали решения Президиума Совета Министров и Совета Министров о серьезной корректуре программ подводного кораблестроения. В конечном счете первая кораблестроительная программа предусматривала (в несколько урезанном виде) строительство и больших подводных сил (подводных лодок больших - до 40, средних - до 200, малых - до 125). Сталин однозначно высказывался против большого числа проектов. В последующие периоды это условие было нарушено, что отнюдь не способствовало созданию компактного (как принято было говорить - «сбалансированного»), высоко боеспособного и всесторонне обеспеченного флота и приводило к распылению огромных средств.
В постсталинский период на реализацию кораблестроительной программы в большой степени влияли традиционная неприязнь к флоту Г.Жукова и, главным образом, непоследовательные волевые решения Н.Хрущева (Первого секретаря ЦК КПСС и Председателя Совета Министров). Стремясь «удешевить» содержание флота в условиях приоритета ядерно-ракетной программы, Н.Хрущев урезал строительство кораблей и подготовку кадров надводного флота (за что пользовался особой «любовью» военных моряков), чем косвенно открывался «зеленый светофор» строительству подводного, разумеется, дизельного: атомный подводный находился тогда на «утренней заре» зарождения.
Гибель линкора «Новороссийск» в 1955 году явилась своеобразным толчком к этому процессу. По-видимому, не без умысла во время своего морского визита в Англию (1956) Н.Хрущев предложил англичанам купить новейший по тем временам крейсер «Орджоникидзе», предмет острого внимания иностранных морских разведок.
Всего же по указке демократа-кукурузника (Постановление Совета Министров СССР от 25 марта 1958 года) были переданы на металлолом 240 кораблей и судов ВМФ, в т.ч. 6 ЭМ, 12 ПЛ, 7 ДК, 30 ТЩ, 89 ТК, а также недостроенные линкоры пр. 24, тяжелые крейсера пр. 82, легкие крейсера пр. 68 бис, более 370 кораблей выводились в консервацию. От такого удара флот и военное судостроение еще долго не могли оправиться.
Выполнение большой программы кораблестроения (в части дизельных подводных лодок) осуществлялось по периодам (см. таблицу).


СТРОИТЕЛЬСТВО ДИЗЕЛЬНЫХ ПОДВОДНЫХ ЛОДОК СОВЕТСКОГО ВМФ (по периодам)



Примечание. Названия в кавычках - по терминологии ВМС США и НАТО

ДИЗЕЛЬНЫЙ ПОДВОДНЫЙ ФЛОТ НА ПЕРВОМ ЭТАПЕ ХОЛОДНОЙ ВОЙНЫ (1947-1956 гг.)

В указанный «первый» период большой программы советский ВМФ развернул массовое строительство дизельных подводных лодок трех основных проектов - 611, 613 и 615.
Поскольку проект 613 был «головным» и наиболее массовым, автор считает целесообразным остановиться на нем более подробно, а по остальным (и последующим) проектам осветить их принципиальные особенности.


Средние подводные лодки проекта 613 (класс «Виски»)

Краткая предыстория: средние ПЛ довоенной постройки проектов «Щ» и «С» к концу 1930-х годов практически исчерпали лимит модернизаций, и в 1939 году было разработано ТТЗ на проектирование ПЛ водоизмещением 500-600 тонн, в 1942 году ЦКБ-18 разработало эскизный проект ПЛ 770 и 820 т. После подъема потопленной немецкой ПЛ U-250 нарком ВМФ Н.Г.Кузнецов принял решение работы по уже начатому проектированию прекратить и «в 1945 году спроектировать подлодку среднего водоизмещения и представить мне на рассмотрение». В 1946 году после исследовательского проектирования был утвержден эскизный проект, и с 1947 года ЦКБ-18 начало работать над техническим проектом.



ПЛ проекта 613 — лодка первого послевоенного проекта

Строились на заводах: «Красное Сормово» (Горький, Нижний Новгород) с 1950 года, «Марти» (Николаев, Украина) с 1952 года, «Балтийский» (Ленинград, Санкт-Петербург) с 1955 года, № 199 (Комсомольск-на-Амуре) с 1954 года. Главные конструкторы - капитан 1 ранга В.Н.Перегудов, Я.Е.Евграфов (с 1946 по 1950) и З.А.Дерибин (с 1950-го).



Владимир Николаевич Перегудов, 1950-е гг. Яков Евграфович Евграфов, главный конструктор ПЛ пр. 613 (с 1946 по 1950 гг.), Зосим Александрович Дерибин, главный конструктор ПЛ пр. 613 (с 1950 гг.), 641.

Головная лодка вступила в состав ВМФ в декабре 1951 года. Стоимость этой, самой «дешевой» подводной лодки: головной - 70 млн рублей, серийной - 17 млн рублей (в ценах 1950 года, когда среднемесячный заработок квалифицированного рабочего упирался в потолок 200 рублей в пересчете на денежную реформу 1961 года).
Тактическим назначением ПЛ этого проекта являлись: действия на морских коммуникациях, уничтожение кораблей и транспортов, действия у баз противника и в ближних морских зонах, а в последующем - борьба с подводными лодками противника.
Развитие средств противолодочной борьбы потребовало повышения боевых качеств новых для того времени подводных лодок. Эти обстоятельства вынуждали учитывать уроки войны, опыт отечественного и иностранного подводного кораблестроения, в особенности немецкого.




Внутренняя компоновка дизельной подводной лодки пр.613: 1 – 533-мм торпедный аппарат; 2 – аварийный телефонный буй; 3 – электродвигатель экономического хода ПГ-103; 4 – баллон сжатого воздуха; 5 – дизельный двигатель 37Д; 6 – 57-мм артиллерийская установка СМ-24-ЗИФ (снята); 7 – газоотвод двигателя 37Д; 8 – антенна станции радиоразведки «ВАН»; 9 – антенна станции радиотехнической разведки «Накат»; 10 – перископ атаки; 11 – магнитный компас ГОН-23М; 12 – 25-мм артиллерийская установка 2М-8 (снята); 13 – четырёхместная каюта офицеров; 14 – аккумуляторная батарея 46СУ; 15 – горизонтальный руль; 16 – гидролокационная станция «Тамир-5Л»; 17 – цепной ящик; 18 – дифферентная цистерна; 19 – цистерна пресной воды; 20 – торпедозаместительная цистерна; 21 – топливная цистерна внутри прочного корпуса; 22 – зенитный перископ: 23 – выдвижная воздушная шахта РДП; 24 – антенна РЛС «Флаг»; 25 – жилое помещение старшин; 26 – дизель-компрессор ДК-2; 27 – топливная цистерна вне прочного корпуса; 28 – гребной электродвигатель ПГ-101; 29, 39, 40, 41, 42 – цистерны главного балласта; 30 – вертикальный руль; 31 – гребной винт; 32 – стабилизатор; 33 – электрокомпрессор воздуха высокого давления; 34 – рубка радиолокации; 35 – основной компас; 36 – двухместная каюта офицеров; 37 – запасная 533-мм торпеда; 38 – стрельбовой баллон.

Техническими новинками, по сравнению с подводными лодками предвоенных серий, на этой ПЛ являлись:

- сварная сборка прочного и легкого корпусов, выполненных из новой легированной стали СХЛ-4 с высоким пределом текучести (упругости); выполнение аккумуляторных отсеков в форме вертикальной «восьмерки», что резко повысило полезный объем внутри прочного корпуса (лодки предвоенных серий имели клепаные корпуса);
- применение устройства РДП (работа дизеля под водой), позволяющего совершать длительные переходы и подзарядки аккумуляторной батареи на перископной глубине;
- система беспузырной торпедной стрельбы (ГС-30, а впоследствии ГС-70);
- установка РЛС «Флаг» кругового обзора, новых шумопеленгаторных станций (ШПС) «Феникс» и гидроакустических станций (ГАС) «Тамир-5Л», тактически современных;
- внедрение новой системы регенерации воздуха (РДУ с использованием пластин концентрированного кислорода), принятой на вооружение в 1951 году;
- система бесшумной (воздушной) дифферентовки;
- отказ от кингстонов цистерн главного балласта (кроме средней группы), что резко сократило время срочного погружения;
- широкое внедрение амортизации механизмов;
- применение общесудовой системы гидравлики (подводные лодки предвоенных серий использовали воздушные системы, демаскирующие их при преследовании кораблями противолодочной обороны (ПЛО);
- установка специального обтекателя ГАС в носовой части и на горизонтальных стабилизаторах кормового оперения, что значительно повысило гидродинамические качества корпуса.




Предположительно переоборудованная ПЛ С-277 с обтекателем ГАС МГ-25 "Яхта" (фото из архива Ильи Курганова).

Подводной лодке обеспечивались: надводная непотопляемость при заполнении водой любого отсека, а также аварийное всплытие с рабочей глубины прямоточным продуванием главного балласта воздухом высокого давления (до 200 атм.).
Подводные лодки проекта 613 относились к наиболее крупным, по сравнению с иностранными из подкласса «средних» (морских), и имели следующие основные тактико-технические характеристики:
Водоизмещение: надводное - 1050, подводное - 1340 куб. м (запас плавучести 27,8%).
Глубины погружения: рабочая - 170, предельная - 200, критическая - 240, разрушающая - 280 м (для сравнения: подводные лодки, участвовавшие в войне, имели глубины погружения 80-90 м, а новейшие немецкие - 100-150 м).
Два двигателя надводного хода (коломенские дизели 37-Д, мощностью по 2000 л.с. каждый) обеспечивали ход до 18 уз.; две аккумуляторные батареи и два главных электродвигателя ПГ-101 по 1350 л.с. обеспечивали подводную скорость до 14 уз. (почти в 2 раза больше, чем на старых подводных лодках); два мотора экономического хода (моторы «подкрадывания») ПГ-103 обеспечивали максимальную дальность подводного плавания до 350 миль на скорости 2,8 уз.
Экипаж - 56 человек (в том числе 11 офицеров).
Автономность: спецификационная - 30 (реальная - до 40) суток.
Вооружение: а) торпедное - 4 носовых и 2 кормовых торпедных аппарата, запас торпед - 12 (или мин - 22). Выход в торпедную атаку обеспечивался торпедным автоматом ТАС-Л2 коноидно-шестеренчатого типа, с автоматическим дистанционным вводом текущих данных в торпеды: угла растворения, угла поворота на цель и залпа, что само по себе являлось новинкой;
б) артиллерийское - один 2-ствольный 22-мм автомат на носовом барбете; одна 2x57 мм полуавтоматическая артустановка на кормовой платформе (на первых подводных лодках серии - одноствольная 100 мм/57 кал).


Продолжение следует


Главное за неделю