Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,20% (52)
Жилищная субсидия
    18,52% (15)
Военная ипотека
    17,28% (14)

Поиск на сайте

Жизнь в перископ. Видения реликтового подводника. Контр-адмирал А.Т.Штыров. Часть 11.

Жизнь в перископ. Видения реликтового подводника. Контр-адмирал А.Т.Штыров. Часть 11.

Еще одним типом оружия на «Амурах» может быть ПЛУР 91РЭ1 и 91РТЭ2. Эти противолодочные ракеты могут запускаться из 533-мм ТА с глубины 20-150 м, имеют дальность 5-50 км на скорости 2-2,5 М, вес БЧ - 300 кг. В залпе по одной цели может быть до 4-х ракет, предстартовая подготовка -10 секунд.



Загрузка ракет системы "Клаб" на подводную лодку.

По-видимому, правомерным будет считать, что ПЛ «Варшавянка» в своей службе явилась исходным образцом для создания новых подводных лодок будущих флотов в 21 веке.
В настоящее время все большее число морских авторитетов (и американских в том числе) считают, что будущее принадлежит равно атомным и дизельным подводным лодкам. Учитывается опыт дороговизны постройки, сложность эксплуатации энергетических установок и особенно утилизации при разоружениях (с какой столкнулись моряки ВМФ России в ходе конверсии и разоружения современных атомных подводных монстров). При решении чисто морских задач (противолодочная борьба, уничтожение надводных кораблей и судов) в ограниченных районах современные дизельные подводные лодки не менее эффективны, но более экономичны («рентабельны», по определению американцев).

История дизельного подплава будет неполной, если хотя бы кратко не рассказать о малых и сверхмалых ПЛ. Первые работы по созданию сверхмалых ПЛ в СССР начались еще в середине 30-х годов прошлого века в Ленинграде.



Владимир Иванович Бекаури

В 1936 году конструкторы «Остехбюро» (начальник В.И.Бекаури) Ф.В.Щукин и А.Н.Щеглов создали проект «автономной подводной лодки» (АПЛ) «Пигмей», опытовый образец был практически немедленно построен и уже в конце того же года прошел испытания на Черноморском флоте. В ходе испытаний были выявлены «конструктивные недоработки» и работы приостановили (планировалось построить серию из 10 единиц). К сожалению, в этот период в ежовые рукавицы попали многие невинные, в том числе и конструкторы «Остехбюро»: в 1938 году и Бекаури, и Щукин были расстреляны, а бюро разогнано. Судьба лодки достоверно неизвестна, по некоторым сведениям, ее затопили немцы в 1944 году возле Алупки.
Сохранились обрывочные данные о ТТХ «Пигмея»: водоизмещение - 18,6 тонн, длина - 16 м, ширина - 2,6 м, скорость - 6 узлов, дальность плавания - 290 миль, глубина погружения - 30 м, вооружение 2x450 мм ТА вне прочного корпуса и 1x7,62 мм пулемет, экипаж - 4 человека.
В 1984 году в Ленинграде на СМБМ «Малахит» по проекту главного конструктора Л.В.Чернопятова заложен первый (опытовый) корпус ПЛ проекта 865 («Пиранья») с шифром МС-520. В состав ВМФ принята в декабре 1988 года и до марта 1999 года находилась в опытовой эксплуатации в Лиепайской бригаде ПЛ вместе со второй лодкой этого проекта МС-521 (в составе ВМФ с декабря 1987-го). Эксплуатация была сопряжена со многими сложностями как собственно механизмов ПЛ, так и с боевым применением спецвооружения и боевых пловцов.
По известным причинам строительство лодок этого класса было прекращено, но... конструкторские и технологические наработки не пропали даром. Вот так выглядят новые проекты малых подводных лодок типа «Пиранья»:




* Корпус - титан + стекловолокно, ДЭУ-дизель 160 кВт, эл. мотор 220 л. с., гребной эл. мотор 60 кВт, поворотный винт-руль, двухкаскадная амортизация, комплект личного состава - 2 боевых экипажа + технический.
** По проекту П-130 предусмотрена возможность «навесного» оборудования.
*** По проектам П-650 и П-750 предусмотрены варианты: «Б» - дополнительный отсек с двигателем замкнутого цикла; «Э» - отсек с электрохимическими генераторами и разные ПУ КР.


В открытых источниках автор не встречал характеристик двигателей замкнутого цикла и электрохимических генераторов современных типов, равно как и сведений о поставке лодок указанных проектов какому-либо заказчику.



Малая ПЛ проекта 865



ПЛ-носителъ легководолазов проекта «Тритон-2»

В обозреваемый период строились и другие лодки, предназначенные для узких (научных и экспериментальных целей).

II. ПОДГОТОВКА ПОДВОДНЫХ ЛОДОК К БОЕВЫМ ДЕЙСТВИЯМ

Немаловажен факт: с началом массовой и серийной постройки дизельных подводных лодок их освоение новыми экипажами не обеспечивалось какой-либо солидной учебной базой.
Достойно удивления, что массовое строительство, испытания и межтеатровые распределения по флотам обошлись без катастроф, крупных аварий подводных лодок первых поколений. В значительной степени объясняется это тем, что большинство экипажей формировалось из личного состава старых подводных лодок типа «Щука», «Малютка» и пр., уже имевших большой практический опыт боевой подготовки и обеспечения безаварийной эксплуатации боевой техники. Подавляющее большинство командиров новых подводных лодок имели опыт боевых действий в период Великой Отечественной войны. А этот опыт, особенно в вопросах управления и борьбы за живучесть, был суров и драгоценен.




Подводники Северного флота, неоднократно отличившиеся в выполнении боевых задач (слева направо): командир бригады подводных лодок Герой Советского Союза капитан I ранга
И.А.Колышкин, командир подводной лодки капитан III ранга В.Н.Котельников, командир дивизиона подводных лодок капитан II ранга И.И.Фисанович, командир гвардейской подводной лодки Герой Советского Союза капитан-лейтенант В.Г.Стариков, командир подводной лодки Герой Советского Союза капитан II ранга Н.А.Лунин (фото Р. Диамента).


Экипажи подводных лодок, спущенных на воду, равно как и вышедшие из заводских ремонтов, проходили обработку в объеме задач 1-А и 2-А.
Задача 1-А: «Организация службы и подготовка подводной лодки к плаванию».
Задача 2-А: «Управление подводной лодкой в надводном и подводном положениях».
С прибытием на соединения флотов подводные лодки зачислялись в резерв и последовательно отрабатывали задачи «Курса боевой подготовки подводных лодок» (КПЛ) в полном объеме.
Курс разбивался на 2 этапа: подготовка подводных лодок к одиночным и групповым боевым действиям:
Задача № 1: Организация службы и подготовка подводной лодки к плаванию.
Задача № 2: Управление подводной лодкой в надводном и подводном положениях.
Задача № 3: Разведка у побережья противника.
Задача № 4: Огневая подготовка - торпедные (ракетные) атаки, минные постановки.
Задача № 5: Групповые действия подводных лодок (в завесах и тактических группах).
В ходе последовательной сдачи этих задач подводная лодка вводилась: в кампанию (задача № 1), во вторую линию (задача № 2), в первую линию (задачи № 3 и 4) и в «боевое ядро» (после отработки всего курса в полном объеме). Подводные лодки «боевого ядра» после соответствующих проверок допускались к приему ядерного оружия и несли боевое дежурство в отдаленных пунктах базирования (на удаленных рейдах), что считалось самым ненавистным для подводников занятием.
В целом весьма напряженный, но хорошо сбалансированный «Курс боевой подготовки» укладывался в одну годовую кампанию; здесь небезосновательно учтен отрицательный опыт предвоенного периода, когда «курс» растягивался на две летние кампании (в результате к 22 июня 1941 года почти половина подводных лодок Балтийского флота оказалась не подготовленной к боевым действиям).




Мемориал подводникам Балтики, павшим и живым.

В ходе отработки задачи №1 личный состав изучал устройство и правила эксплуатации механизмов своего заведования, сдавал зачеты и допускался приказом: по кораблю - к самостоятельному обслуживанию своих боевых постов, офицеры - к самостоятельному управлению группами и боевыми частями, а также - к самостоятельному несению ходовых вахт в надводном и подводном положениях подводной лодки (вахтенные офицеры и вахтенные механики).
Командир подводной лодки при вступлении в командование обязан был немедленно сдать экзамен (или подтвердить допуск) на самостоятельное управление кораблем; старшие помощники командиров обязаны были приобрести этот допуск в ходе отработки задач курса боевой подготовки. Призванные на флот и предназначенные к службе на подводных лодках юноши (а медицинский отбор был весьма суров) в обязательном порядке проходили годичный курс подготовки УОПП (учебные отряды подводного плавания), затем направлялись на подводные лодки в качестве учеников, где обязаны были в двухмесячный срок сдать зачеты на допуск к боевому посту в объеме «книжки боевой номер». Как правило, поступающее на подводную лодку молодое поколение имело школьную подготовку 9-10 классов; требования к матросам надводных кораблей были ниже.




Таким образом, за 4-летний срок службы средний матрос-подводник осваивал уровень: на первом году - специалиста 3-го класса, на втором - специалиста 2-го класса и на третьем - специалиста 1-го класса (старшины-сверхсрочники - уровень «мастера», притом далеко не все). Эта система была жестко регламентированной и полностью себя оправдывала. Последующие ее нарушения в виде сокращения срока службы до трех, а затем до двух лет и контрактной службы в конечном счете привели к резкому росту аварийности и других негативных явлений.
Особенности подготовки подводников того периода проявлялись в торпедной подготовке, проводившейся в условиях жестких требований: подводная лодка отстреливала весь курс задачи № 4 (от элемента 4-Б - атака одиночного корабля, идущего на прямом курсе, до 4-И - атака быстроходной сильно охраняемой цели на зигзаге) в строгой последовательности. Она не допускалась к более сложным видам атак, пока не добивалась зачета на «хорошо» или «отлично». Стрельбы производились только полным набором торпед залпа (без халтурного обозначения «пузырем», как это вошло в систему позднее).
Поэтому нередко получалось так: к утру подводная лодка выгружала боевые торпеды из аппаратов, загружала 4 практические торпеды, выходила в море и атаковала «противника» полным залпом, а по возвращении в базу немедленно восстанавливала полный боекомплект; никакие ссылки на «потом» не допускались. В очередной выход повторялся весь цикл погрузок-выгрузок. Автор смеет уверить: в наиболее напряженные недели подводная лодка перегружала до 24-32 торпед. И аварийных происшествий с оружием практически не было!




Погрузка торпед через торпедо-погрузочный люк.

Заключительная атака (боевое управление 4-И) обставлялась драконовскими условиями: атакующая подводная лодка должна была обнаружить отряд боевых кораблей (ОБК) на предельных дальностях, сблизиться скрытно в пределах «критического курсового угла», так же скрытно прорвать охранение, поразив при этом самонаводящимися торпедами 1-2 ближайших корабля охранения и атаковать главную цель (как правило, крейсер) 4-торпедным залпом, добившись «попадания» (прохождения под целью) не менее двух торпед. Отдельные нарушения скрытности атаки - обнаружение «противником» кратковременного срабатывания импульсов РЛС или перископа, обнаружение гидролокатором корабля подводной лодки «до» выпуска ею торпед, или промах залпа, - приводили к однозначной оценке «неудовлетворительно».


Продолжение следует


Главное за неделю