Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,10% (50)
Жилищная субсидия
    17,95% (14)
Военная ипотека
    17,95% (14)

Поиск на сайте

О непрерывности истории. К.Лукьяненко.

О непрерывности истории. К.Лукьяненко.

История — процесс непрерывный. Вот, например, сказал Великий Кормчий в пятидесятые годы, что «демократия выходит из дула винтовки», она и вышла через 60 лет в Ливии, а теперь выходит в Сирии. Сказал, что «государство не может существовать без внешних врагов», оно у нас уже почти и не существует. И неважно, с государством ли что-то происходит или с врагами. Важен результат.

Поругался 60 лет назад товарищ Сталин с основателем Компартии США Браудером, а теперь его внучок пригибает наше государство в неудобную позу «списком Магнитского». И не только этим. Заслали его к нам с 15 миллионами долларов, а выехал он от нас с 8,5 миллиардами. Сталин таких людей на раз чувствовал еще в прошлом веке. А в этом веке мы вынуждены платить за то, что рвем историю на кусочки.

Или еще пример непрерывности истории. В 1917 г. товарищ Ленин указал гражданину Керенскому на дверь, а через 80 лет сын лучшего друга Керенского из рук президента США получил Медаль Свободы (это типа нашего Героя Союза) за то, что умело сводил Горбачева с сильными мира сего, да еще потоптался на развалинах Советского Союза. Чуть пониже медали Свободы у него уже висели высшие награды Азербайджана, Эстонии, Латвии и Литвы. И все за ту же свободу. Вот что такое непрерывность истории.


В непрерывной истории многие события обретают совершенно новый смысл. Так, на день подписания Брестского мира, в Берлине оставалось хлеба на три дня, и власть в Германии не пала только потому, что в России под парами стояли эшелоны с хлебом, которые, несмотря на местную голодуху, разгрузились уже через пару дней в немецкой столице. История в своей непрерывности побежала дальше.

Превратившаяся в стриптиз с раздеванием стран «гонка вооружений» стала одной из причин падения Советского Союза, но честные историки говорят, что, если бы Советский Союз так скоропостижно не пал, то через год падать пришлось бы уже Соединенным Штатам. Этого не произошло только потому, что в США из СССР разными путями перетекло чуть меньше половины триллиона долларов, и американская экономика оказалась спасенной.


Многие могут сказать, что для США — это не сумма, но они ошибаются, поскольку при наличии виртуального финансового рынка, его игроки могли закачать на этот рынок , как минимум, в десять раз больше средств, а это уже сумма при любом рассмотрении. Сегодня на всех виртуальных рынках «болтается» примерно 10 ВВП всего земного шара. Только на США из этой виртуалки ежегодно «сыплется» почти 10 триллионов долларов, и история «с раздеванием» катится дальше.

В конце 1980-х, когда определенным дядям нужно было развалить СССР, баррель нефти стал стоить 8 долларов, и Союз рухнул. Но уже через 10 лет в США провели совещание, которое пришло к выводу, что низкие цены на нефть — это плохо. Во-первых, Россия не сможет зарабатывать столько, сколько нужно, чтобы кормиться самой, и ее, из-за ядерного потенциала, придется кормить другим, и США прежде всего. Во-вторых, чем дороже нефть, тем можно больше напечатать долларов и еще больше раздуть виртуальный финансовый рынок, который сейчас приносит основную прибыль на пост-империалистическом пространстве, т.е. тем же «акулам империализма», которые научились торговать совсем непортящимся товаром под названием «свобода».


Давайте посмотрим, сколько нам осталось жить, пока нам насильно не продадут «свободу»?
Рассмотрим сначала некоторые цифры. По данным ЦРУ (публикуются открыто), сельское хозяйство составляет в ВВП России немногим более 4% (если очень интересно, то есть две цифры: 4,2% и 4,4%). Рассмотрим много это или мало. В США цифра намного меньше — всего 1,2%, а в Великобритании вообще микроскопические 0,7%. Правда, в абсолютных цифрах все выглядит не так безнадежно, как у нас. Дело в том, что обе страны — это пост-империалистические державы, в ВВП которых огромную часть составляют прибыли, полученные на виртуальном рынке. В статистике их по традиции показывают в услугах. Вот и получается, что промышленности почти нет, сельского хозяйства нет тем более, а есть пресловутые услуги. Однако Великобритания после Второй мировой войны законодательно запретила себе хоть какую-нибудь продовольственную зависимость от заграницы, а в США, вообще, экспорт продовольствия — это многомиллиардный бизнес. Но на фоне совсем не виртуальных прибылей, получаемых на виртуальных финансовом и товарном рынках, сельского хозяйства не видно.

И как долго мы сможем просуществовать на наших 4,4%? Точно ответить трудно, но страх берет. Берет потому, что при царе-батюшке треть зерна на мировом рынке была российской. При этом, Россия, в отличие от многих стран, включая Великобританию, могла прокормить себя и, вообще, отличалась экономической самодостаточностью.

А вот где мы сейчас, с точки зрения непрерывности истории, я не знаю, но аналогий напрашивается столько, что они вместе начинают сразу дурно пахнуть.

Сегодня пока не совсем ясно, когда нам начнут насильно «втюхивать» свободу. Важно другое:

1. Всякий крупный политический проект не может реализовываться дольше 15 лет.
2. Проект по продаже нам свободы существует, и начат даже не вчера. В этой связи стоит рассматривать пост-ельцинскую эпоху, а сколько в ней лет прошло, вы знаете.
3. Самое главное. Мы ни с какой стороны не готовы к покупке такой свободы, и, судя по всему, сил отказаться от нее у нас не будет.

Мрачно, зато весело.

Другие заметки о Веселой экономике



Constantin Loukianenko


Главное за неделю