Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,10% (50)
Жилищная субсидия
    17,95% (14)
Военная ипотека
    17,95% (14)

Поиск на сайте

Жизнь в перископ. Видения реликтового подводника. Контр-адмирал А.Т.Штыров. Часть 64.

Жизнь в перископ. Видения реликтового подводника. Контр-адмирал А.Т.Штыров. Часть 64.

А я продолжал «копать дальше». Известно, что американцы гоняли свои бомбардировщики «Б-52» по Атлантическому океану, и у одного из них оторвались и упали в районе Испании две ядерных бомбы: одна на глубине глубоководного каньона, вторая на побережье Испании, причем последняя имела повреждения корпуса.
Это назывались полеты по программе «Гигантское копье».
Вот и наши стратеги придумали использовать в альтернативу «супостатам» свою программу под названием «Серебряное копье» и начали гонять наши бомбардировщики «М-4» по Тихому океану, причем в силу излишней предосторожности прижимаясь к советскому побережью. С ядерным оружием на борту. Притом в условиях архисекретности без оповещения зональных командований.
Один из них и «грохнул» в Охотское море.
Мне удалось по ВЧ-ПС (правительственной) связаться с Иркутском (командованием 8 отбак), а там с офицером, ответственным за полеты своей стратегической авиации.
Состоялся предметный разговор:
- С Вами говорит такой-то: даю слово, что все, о чем Вы скажете, не будет использовано Вам во вред. Ваш самолет?
- Да, наши мальчики.
- На борту две «красных» были?
- Да, были.
- Спасибо. Конец связи.




Стратегический бомбардировщик М-4 (103М).

Подводная лодка «Грейбек» прошла одним из курильских проливов, нашла место стратегического бомбера и легла на грунт. По правде говоря, американцев больше интересовала электронная аппаратура опознавания. Но там, совершенно неожиданно для подводников оказалось нечто большее, ибо приборы засекли признаки радиации.
Действительно, на борту самолета были две ядерные бомбы, и одна из них дала трещину (утечку).
С ПЛ были выпущены боевые пловцы, которые умело отцепили крепления и прикантовали «красные чушки» к лодке в ангар.
Имеются сведения, что один из них (старший группы некий Андерсен) схватил определенную долю радиации и находился в военном госпитале (в Японии).
Собрав и проанализировав все накопленные данные, я выложил их на картешку и явился к тогдашнему командующему ТОФ адмиралу В.П.Маслову. Он долго смотрел на карту и задал единственный вопрос: «А чем вы подтверждаете с «той стороны»?
- Пока только данные нашего анализа.




ПЛ «Грейбек».

Он посмотрел на меня и буркнул: «Самолет-то не мой. Но море-то мое! И вы хотите, чтобы я докладывал в Москву? И получил по морде?»
И он отодвинул карту. А я вышел: «Не мое это дело. Меня интересовала не авария (или катастрофа) самолета, а действия ПЛ «Грейбек».
А время шло. Однажды я поведал обо всей этой истории офицеру Н.Бурбыге (военный отдел газеты «Известия»), и он тиснул в газету статейку под названием «Рыбный день у американцев».
В ответ на это в редакцию примчался генерал-полковник Т-в, бывший командующий ДА в зоне Дальнего Востока:
- Ничего подобного. Да, один из наших соколов терпел там аварию. Но ядерных бомб они не несли.




РДС-37 («Иван»).

- Выходит, вы гоняли по небу пустые сундуки и тем обманывали Партию и Правительство. Так?
Генерал-полковник ревнул что-то невразумительное и исчез.
Но эта история имела и продолжение. В газету «Известия» припожаловали корреспонденты японской газеты «Майнити» и попросили интервью именно от моей персоны. В то время я был в Москве.
Конечно же, их интересовал ряд вопросов:
- Кто я такой был в то время? (На этот вопрос я не ответил).
- Каким образом американцы получили сведения от японской системы ПВО?
Но я не мог ответить, что мы давно «сечем» кодированную связь японских БРТП. А потому врал, ссылаясь на различные буклеты в японской прессе.
Они, разумеется, не поверили, но из вежливости удалились.




Современный японский парламент.

Но вся эта история имела второе неожиданное продолжение:
Один из японских парламентариев сделал свой официальный запрос в парламент такого содержания:
«На каком основании американцы тащат ворованные бомбы, к тому же ядерные, в военно-морские базы Японии, в то время, когда согласно Японской Конституции ввоз ядерного оружия на территорию Японии запрещен?»
В парламенте возник большой шум (и, кажется, с потасовкой).
Пришлось американцам срочно убирать ПЛ «Грейбек» прочь из Японии со всеми ее трофеями.
Через непродолжительное время стараниями недругов из Главного штаба ВМФ я был выдавлен из системы военно-морской разведки и перешел на другие «хлеба».
Так что мой доклад адмиралу В.Маслову по «таинственной истории» был последним ему докладом.
P.S. Как впоследствии стало известно, американская операция называлась «Голубое солнце» и проходила в два этапа: на первом - обнаружили 2 «красных головки» среди обломков самолета на площади полмили и глубине 40 м; на втором - усилиями 40 боевых пловцов бомбы были загружены на борт лодки.


О ГОЛОВЕ МАРШАЛА ЛИНЬ БЯО (ВЕРСИЯ)



В начале 1994 года газета «Известия» опубликовала статью «Голову маршала Линь Бяо генерал КГБ привез в Москву». При этом автор в качестве главного доказательства ссылался на «частное расследование» австралийского журналиста П.Хэнэма,
В статье утверждалось, что в сентябре 1971 года, пять недель спустя после катастрофы китайского самолета в Монголии, по личному и строго конфиденциальному поручению генерального секретаря ЦК КПСС Л.Брежнева и тогдашнего председателя КГБ Ю.Андропова к месту гибели были направлены генерал КГБ А.Загвоздин и медицинский генерал В.Томилин, которые отрезали головы у трупов Линь Бяо и его жены Е Цюнь и в мешке доставили в Москву для идентификации.
Автор настоящего повествования не знает, отрезали ли головы генералы у вышеупомянутых лиц. Однако считает необходимым и возможным спустя 25 лет осветить некоторые аспекты этой, в свое время строго засекреченной мрачной истории.


ЛАЗУТЧИК

В конце августа 1971 года автор, бывший заместителем начальника штаба Тихоокеанского флота по боевому управлению, в целях организации оперативного взаимодействия специальных служб был направлен в штаб Дальневосточного военного округа. В то время (а это был период особо жесткой конфронтации между Китаем и СССР) ведущие управления штаба ДВО, как говорится, «стояли на ушах». Начальник разведуправления штаба ДВО полковник Федоров доверительно проинформировал меня о необычайном событии.



Двумя днями ранее китайско-советскую границу в районе Гродеково (в Приморье) перешел китаец. Прошел свободно, как сквозь дырявый мешок, и пешком углубился на советскую территорию аж на сорок с лишним километров. В районе села Воздвиженка (несколько километров западнее г. Уссурийска) китаец подошел к женщине-механизатору, копавшейся в чреве трактора и выставившей на природу свой объемный зад.
Китаец похлопал по нему трактористку и на совершенно русском языке произнес:
- Эй, тетка! Отведи меня в штаб 5-й армии.
Тетка вылезла из капота, увидела... китайца и чуть не окочурилась. Первым ее желанием было огреть китайца монтировкой. Но тот опередил:
- Не бойся, тетка. Отведи меня в штаб 5-й армии.
Патриот-тетка, сжимая в руке монтировку, отконвоировала «шпиена» в славный город Уссурийск. Но поскольку она не имела представления о штабе 5-й армии, да к тому же проявила и сверхбдительность, то и сдала «лазутчика» в ближайший райотдел милиции.


Историческая справка:

Линь Бяо, один из полевых командиров легендарной «Восьмой армии» красного Китая в годы гражданской войны (1936-1949), ярый приверженец Мао Цзэдуна, возвысился в 1959 году после смещения с поста министра обороны маршала Пэн Дэхуая. В 1959 году армия под руководством нового министра обороны Линь Бяо подавила восстание в Тибетском автономном районе.
В период 1959-1964 гг. Мао Цзэдун и его группа в острой фракционной борьбе внутри КПК добились превращения НОАК (Народно-освободительной армии Китая) в послушное орудие внутренней и внешней политики.




В октябре 1960 года новый министр обороны (и маршал) Линь Бяо провозгласил «новый курс» в вопросах дальнейшего военного строительства НОАК, что привело к неимоверному раздуванию культа личности «великого кормчего». В результате острой борьбы в руководстве ЦК КПК по вопросам военной политики, идеологии и преемственности власти Линь Бяо обеспечил в 1965 году окончательную победу группы Мао Цзэдуна, после чего был официально объявлен «преемником» Мао в военно-политическом руководстве Китая и его заместителем по партии. В таковом качестве Линь Бяо пребывал шесть лет.
Однако, увидев опасность в чрезмерном усилении позиций военных руководителей НОАК на местах и в центре, Мао Цзэдун в 1971 году спровоцировал события, завершившиеся в сентябре исчезновением своего «преемника» и высшего руководства НОАК.
Целых два года (вплоть до X съезда КПК в 1973 году) официальный Пекин хранил молчание о «деле Линь Бяо».


ДОПРОС

В райотделе не нашли ничего более умного, как посадить китайца в КПЗ, где томился от одиночества полусумасшедший придурок, брат которого погиб в 1969 году в бою за остров Даманский.
В камере началась возня. Стражи порядка открыли дверь и... увидели - сумасшедший «патриот» душит китайца. Милиционеры пресекли драку и решили посадить китайца в одиночку. Он решительно запротестовал:
- Я не хочу в другую камеру. Отведите меня в штаб 5-й армии.
- Ну ты, харя! - конвоиры опешили от такой наглости. - Нет тут никакой 5-й армии. Понял?
- Как нет? - возмутился китаец. - Да я по звуку проезжающих «уазиков» установил, что штаб армии направо за углом. Впрочем, если не желаете меня отвести в штаб, то оставьте меня здесь. Я докажу этому парню, что мы с ним не враги, а братья.
Милиционеры махнули рукой, заперли дверь и пошли звонить своему начальству и дежурному по штабу 5-й армии.
Спустя какое-то время прибыло и начальство. Они вошли в камеру и увидели, как сумасшедший и китаец обнявшись с чувством поют:




- Москва - Пекин! Москва - Пекин! Сталин и Мао слушают нас! Слушают нас!.. Утром из штаба округа в штаб армии прибыли специалисты, чтобы допросить столь необычного китайца.
- Кто вы такой? Ваше задание?
- Доставьте меня в Москву.
- Но кто вы такой?
- Если по-вашему, то я полковник Генштаба НОАК. Доставьте меня в Москву.
Решили продолжить допрос.
- С какой целью вам надо в Москву?
- Это не ваше дело. Доставьте меня в Москву.
«Ха, полковник!.. - посоветовались специалисты. - Врет, небось...»
И решили разоблачить, «расколоть» китайца как рядового шпиона, набивающего себе цену.
- Почему мы должны верить, что вы полковник Генштаба? Начертите нам схему выходов из КП Генштаба в Пекине.
- Пожалуйста! - китаец взял подсунутые лист и карандаш и быстро набросал схему. Специалисты (а некоторые из них были военными советниками в Пекине еще в период «дружбы навек») восторжествовали:
- Врете, однако! Выходы-то из подземок совсем не там! Китаец сузил и без того раскосые глаза и с нескрываемым ехидством произнес:
- А вы думаете после того, как вас вытурили из Китая, уважаемые бывшие советники, мы ничего не перестроили?
- Ну, положим, - не сдавались допрашивающие и положили на стол перед китайцем «немую» карту Маньчжурии. - Нанесите, пожалуйста, дислокацию войск Шэньянского военного округа.
- Пожалуйста, - китаец взял карандаш и набросал расположение штабов, дислокацию корпусов и дивизий. Войск оказалось в три раза больше, чем было известно разведчикам штаба ДВО.


Продолжение следует.


Главное за неделю