Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,10% (50)
Жилищная субсидия
    17,95% (14)
Военная ипотека
    17,95% (14)

Поиск на сайте

Рижское Нахимовское военно-морское училище. Краткая история: люди, события, факты. 1951 год. Часть 15.

Рижское Нахимовское военно-морское училище. Краткая история: люди, события, факты. 1951 год. Часть 15.

Вася расчётливо произвёл рекогносцировку – узнал у друзей, какая из девушек может помочь ему счастливо провести отпуск. Из двух-трёх названных имён он при открытии танцев выбрал Надю. Танцевал только с ней весь вечер, напел песенку о том, что «Надежда – мой компас земной», рассказал, что есть такой прибор гирокомпас, который всегда может показать направление на любимую, как сложно его обслуживать, и какое искусство требуется при экстренном запуске в случае срочного выхода корабля в море. Рассказал ей, какие у неё красивые глаза и губы, и как идёт ей это платье. Намекнул, что очень хотелось бы увидеть, как идёт и комбинация, которая прячется под платьем. Словом, Василий своей искренностью и с трудом скрываемой страстью покорил сердце девушки, и она согласилась, чтобы он проводил её до дому.
По дороге домой они как-то нечаянно свернули в сторонку, к берёзкам, под которыми, спрятавшись в кустах, стоял заветный специально обученный, хорошо отполированный топчанчик. И дело у них уже пошло на лад, как вдруг девушка начала сопротивляться. То ли он не сказал ещё чего-то важного, то ли ей нравилось сопротивление, то ли он непозволительно заторопился, но со словами:




– Не надо меня экстренно запускать, как гирокомпас, – она соединила руки в замок и закрылась ими. Но Васе уже кровь ударила и в голову и в верный, никогда не подводивший его флагшток. Стоя над ней на одном колене и одном локте, он пытался разжать её руки. И в какой-то момент потерял равновесие и сорвался с топчана. Описав пируэт на 270о, он грохнулся на землю, попав правым глазом точно в торчащее сплетение берёзовых корней, твёрдое, как камень. Из правого глаза Васи посыпались искры, казалось, осветившие всё вокруг, как корабельным прожектором. Он с трудом поднялся, опустил голову и при свете искр, излучаемых правым глазом, левым глазом с ужасом увидел, как его гордый флагшток превращается в безвольную, беспомощную потёртую рындобулину!
А девушка сидела на топчане, такая соблазнительная, и смеялась. Она же в темноте не видела деталей и не знала, что правый васин глаз до сих пор сильно искрит и медленно наливается синяком, а сердце его уже переполнилось отчаянием и скорбью. И тут он совершил непростительную ошибку – выдал лично ей те три слова и ещё пару, которые на его месте сказал бы любой парень, но сказал бы в безличную ночь. Надежда обиделась, подхватила одежду, и через несколько секунд её прелестный мраморный силуэт мелькнул в лунном свете за берёзками, и пропал.
Вася же, ощупав топчан и окружающее пространство, с тоской убедился, что злая насмешница прихватила и его форму, так что он остался в одной тельняшке и ботинках. Как тут было не впасть в уныние и панику? Село ещё не уснуло, и гулять по нему в таком виде было невозможно. С другой стороны, к этому обкатанному топчану могла придти другая пара, и найти здесь его, героя-подводника, специалиста первого класса, совершившего много походов в тесном, неуютном и неудобном для жизни «малыше», найти покинутым девушкой, в одном тельнике, да и ещё с фингалом под глазом!




Зрело взвесив все «за» и «против», Василий отправился в опасный путь к дому, за две улицы. Двигался он короткими перебежками от одной тени, оставляемой деревьями в лунном свете, к другой, низко согнувшись, как пехотинец в атаке, чтобы не появляться над заборами. Добежав до очередной тени, опускался на колени и ложился на них грудью, изображая полосатую кучку мусора. Или прижимался к стволу дерева, если он был достаточно толстым.
Наконец, маневрируя таким образом, он благополучно добрался до родного забора. Предусмотрительно заглянув в щель забора, Вася – о, ужас – обнаружил свою четырнадцатилетнюю сестрёнку Люську. Эта заноза сидела на ступеньках крыльца и считала звёзды на небе. Ждала, чертовка, Василия, чтобы точно узнать, когда он вернётся с гулянки. Васю прошиб холодный пот. Не являться же герою-моряку перед ней с рындобулиной, свисающей из-под тельняшки, как из колокола! Ничего другого не оставалось, кроме как ждать.
В тени развесистой вишни он увидел у забора небольшое возвышение почвы и сел на него, прислонившись спиной к забору и подтянув колени к груди. В такой позе надеялся пересидеть Люську. Однако через полминуты он вдруг почувствовал жгучий укус в гениталиях, и почти сразу в ягодицах и в самой рындобулине! Оказывается, его угораздило сесть на муравейник. Вася подпрыгнул, отскочил под вишню, и начал остервенело растирать свою кожу руками, превращая муравьёв в мокрые пятна, и получая от каждого свою порцию яда. При этом старался не производить шума и не поднимать голову над забором. Покончив с муравьями, он заглянул в щель и с горечью убедился, что эта терпеливая зараза всё ещё считает звёзды. Всю нижнюю часть тела нестерпимо жгло, Васе в бессилии хотелось рыдать, ругаться непристойными словами и сломать что-нибудь очень крепкое, но вместо этого он прислонился грудью к стволу вишни, обхватил её руками и едва слышно заскулил.




Ближе к утру над ухом прозудел первый комар, а второй впился в голую часть спины. Вася только прикрыл рукой несчастную рындобулину и остался недвижим. После муравьёв какие-то комары его уже не волновали. Было даже приятно ощущать, что жизнь ещё продолжается. Однако комары спугнули эту стервозу, хлопнула дверь и бедный парень понял, что фарватер свободен. Медленно-медленно, чтобы не скрипнула, он чуть-чуть отворил калитку, ужом прополз во двор, на четвереньках добрался до крыльца, неслышно проник в дом и успокоился только на своей кровати.
Отпуск прошёл комом. На рыбалку ходил, отремонтировал и привёл в порядок пару списанных электромоторов в колхозной мастерской, позагорал на реке. На танцы больше не ходил. Сестричка Люся что-то поняла. На вечерних посиделках обрушилась на девиц:
– Что вы, кобылы недопереобъезженные смеётесь над парнем. У него отпуск скоро кончится, и ещё два года на подводной лодке вкалывать, в этой железной трубе дни и ночи проводить в обнимку с торпедой, а он на танцы пойти боится. Ты, Надька, гусыня длинношеяя, что с ним сделала? Зачем поленом фонарь под глаз поставила? Отдавай форму, а то я тебе красивое твоё лицо до самых зубов расцарапаю! –
– Да что ты, Люся, он сам как-то неудачно упал. А форму взяла, чтобы он пришёл за ней. Как удобный повод. Ладно, завтра сама занесу. –
Завтра была суббота, в гости зашла Надежда, позвала на танцы. Потанцевали, но, даже когда она намекнула, что к экстренному пуску готова, рындобулина во флагшток не превратилась.
Это повергло Василия в полное отчаяние, его объял душераздирающий ужас и паника, и в таком состоянии он вернулся из отпуска. Свою печальную повесть он закончил словами:
– Простите меня ещё раз, товарищ старший лейтенант, но ни о чём другом я теперь думать не могу. Мне ничего нельзя поручать, нельзя назначать дежурным по лодке, как бы я её не утопил, нельзя назначать в патруль и давать увольнение. Я пропал. –




Командир продолжал уже от себя. Я попробовал утешить его, что со временем всё вернётся, но безуспешно. Тогда решили рассказать о его беде (без подробностей) врачу, чтобы направил Василия в госпиталь. Однако Вася говорил врачам о бессилии, обходя подробности, поэтому лечили организм, а не психику, и безрезультатно. Из либавского госпиталя перевели в рижский, а оттуда в ленинградский. Там, видя безуспешность усилий врачей, за дело взялась хорошенькая медсестричка, и всё образовалось. Через год после этого получил от Василия письмо. Они поженились и ждали ребёнка.
Ну а мне целый год до следующего выпуска специалистов из учебного отряда пришлось самому ухаживать за техникой, отсюда и умение.
Эти мои рассказы, вызывающие у вас жизнерадостный детский смех, и, возможно, чем-то полезные для службы, кто-нибудь из вас со временем опишет. Думаю и надеюсь, что это будет наш штурман.


ОБРАЩЕНИЕ К ЧИТАТЕЛЮ

Уважаемый читатель, мною разработаны и написаны две книги:

1) «Трагический и героический 1941 год без лжи», которая имеет большое значение для правильного понимания оболганной истории нашей Родины в период подготовки страны к отражению агрессии и первого этапа Великой Отечественной войны (1933 – 1941 гг.). Книга представлена на этом же сайте.



"Эх, дороги..."

ХРОНИКА ПОДГОТОВКИ СОВЕТСКОГО СОЮЗА К ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ.


2) «Навигационная безопасность кораблей и судов», которая имеет очень большое значение для Военно-морского и гражданского флотов, так как изложенные в Мореходных таблицах МТ-2000 способы расчёта показателей навигационной безопасности грубо ошибочны и могут привести к катастрофическим последствиям. Издать книгу как положено, через Гидрографическую службу, мне не удаётся.
На издание этих двух книг требуется порядка 400 – 450 тысяч рублей. Таких денег у меня никогда и не будет.
Многие из читателей знают меня как преподавателя Каспийского училища и ВСОК ВМФ. Надеюсь, я не дал ни единого повода сомневаться, что хотя бы 01 рубль будет истрачен не по назначению. С другой стороны, в моём активе свыше 200 научных работ, и эти две книги ничего не значат для моего престижа, то есть лично мне они почти не нужны (конечно, приятно будет держать их в руках, но не менее приятно будет и избавление от хлопот с изданием, а потом с бесплатным распределением книг).
Поэтому очень прошу читателей, которые в состоянии помочь с изданием этих книг, сделать это для пользы и во имя Флота и Родины.


Счёт № 42306 810 9 5508 6707661 34
Сбербанк России, подразделение № 2004/0751 Калининское отделение № 2004.
195427, г. С-Петербург, Светлановский проспект, д. 36, корпус 3, лит. А.




Заранее благодарю, В.Михальский. 4 февраля 2012 г.

Паттерсон Джемс Ллойдович

О Джемсе Паттерсоне достаточно полно мы рассказали ранее.

Наш Джеймс Паттерсон. Нахимовец, штурман ПЛ, киноактер, поэт... Начало. Окончание.
День рождения Российского ВМФ. Касание судеб, поэтические строки... Джемс Паттерсон и Т.П. Учись быть первым. Начало. Продолжение. Окончание.



В ВВМКУ им. М.В.Фрунзе.

Джеймс (Джим) Паттерсон. Фото для Елены.
См. также: Джемс Паттерсон. Все случалось поздно или рано Паттерсон, Джеймс Ллойдович — Википедия

Продолжение следует.



Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru

Авторы и темы дневника "Вскормленные с копья". Часть 1. Часть 2. Часть 3. Часть 4. Часть 5. Часть 6. Часть 7.


Главное за неделю