Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,41% (52)
Жилищная субсидия
    19,51% (16)
Военная ипотека
    17,07% (14)

Поиск на сайте

Рижское Нахимовское военно-морское училище. Краткая история: люди, события, факты. 1951 год. Часть 19.

Рижское Нахимовское военно-морское училище. Краткая история: люди, события, факты. 1951 год. Часть 19.



РПЛ СН К-79.

В июле 1960 года начались учения Северного Флота в Атлантике - «Метеор» Была задействована и РПЛ «К-79». Маршрут пролегал: Баренцево море, Норвежское море , Фарерские острова , Северная Атлантика и мимо Ирландии, прошли Ла-Манш, прошли Бискайский залив.
Вдоль берегов Испании и Португалии , оставили Гибралтарский пролив на левом траверзе, спустились к островам Мадейра и Канарским. Здесь в течение 2 суток вели наблюдение, провели «Предстартовую подготовку»… и условно произвели старт одной ракетой по намеченной цели.
Уклонившись от «условного противника» на глубину и оторвавшись от него, развернулись на Север взяли курс на базу. В этом походе произошел несчастный случай. Мы потеряли старшину команды рулевых-сигнальщиков (боцмана- старшину 1 статьи Емельянова).
Был сильный шторм. Мостик лодки заливало волной. Командир ПЛ, вахтенный офицер и сигальщик (боцман) были одеты по штормовому. Эта трагедия произошла на траверзе мыса Ахилл (Ирландия).
Командир ПЛ капитан 2 ранга Э.Н.Спиридонов и боцман (старшина 1 статьи Емельянов), сменившись с вахты, пошли в надстройку закрывать дверь, где выбило волной запор. Нахлынувшая волна выбросила в открытую дверь старшину за борт, а командир ПЛ успел удержатся. Сыграли тревогу «Человек за бортом». Остановили дизели, начали маневрирование по спасению человека за бортом. Отвалили носовые горизонтальные рули.




Эмиль Николаевич Спиридонов

Командир БЧ-2 капитан-лейтенант Ю.И.Титов был готов прыгать за старшиной, но командир ПЛ не разрешил. Так, на глазах всей вахты, старшина 1 статьи Емельянов утонул. Он не мог плавать и, кроме того, был одет в противохимический комплект и, очевидно, при падении за борт получил удар о корпус лодки. Дали радио Комфлоту… и получили шифрограмму: «Всем командирам ПЛ ПЛ в море усилить бдительность и т.д.». Прошли Фарерский рубеж ПЛО, и где-то на границе Норвежского и Баренцево морей, на траверзе мыса Нордкап лодка по недосмотру трюмных машинистов провалилась на 200 метров. Включили эхолот, он показал , что под килем лодки 40 метров. Еще немного и лодка бы ударилась о грунт. Но командир ПЛ и вахтенный механик ходом и горизонтальными рулями вывели лодку на нужную глубину. А главное в этом эпизоде было то, что штурманский гиропост залило забортной водой на полметра. Штурманские электрики остановили носовой гирокомпас и другие электронавигационные приборы. В это время в гиропосту находился командир ЭНГ лейтенант Л.А.Митрофанов (он перенес операцию аппендицита и сделал ее наш доктор капитан м.с. В.Царев). Переключили принимающие курсоуказания на кормовой гирокомпас. Лодка снова была управляема. Но навигационный комплекс «Плутон-629», гироазимут и другие приборы для ракетной стрельбы были залиты соленой забортной водой. Командир БЧ-2 капитан-лейтенант Ю.И.Титов сразу бросился к командиру ПЛ: «Стрелять нельзя. Штурманская техника вышла из строя…». Штурмана разобрались с ситуацией и доложили командиру ПЛ, что стрелять можно. Это была вторая в 1960 году ракетная стрельба лодки по боевому полю «Чиж». Но так как ракетчикам для успешной стрельбы необходимо точно знать координаты точки прицеливания и точное место старта ракеты, командир БЧ-1 дал гарантию точно вывести ПЛ в точку старта. К этому времени л.с. БЧ-1 привел технику в рабочее состояние. До старта оставалось 5-7 дней. Был конец августа, определиться по солнцу и звездам было трудно, вся надежда оставалась на секторные радиомаяки ВРМ-5 (Рыбачий, Цып-Наволок, Святой Нос, Панкратьев).




Вот такая она – Новая Земля.

Подошли к Новой Земле и повернули в сторону условного противолодочного рубежа, который лодка должна преодолеть и произвести старт. И в очередной раз штурмана на подвели. Когда преодолели рубеж ПЛО, доложили командиру ПЛ, что пришли в точку встречи (рандеву). Осмотрели в перископ горизонт, и вот она штурманская радость, рядом лежал в дрейфе спасатель СС-130 (на нем был руководитель ракетной стрельбы, адмирал С.С.Хомчик. Всплыли с включенными ходовыми огнями для того, чтобы спасатель понял, что это ПЛ «К-79», такая была договоренность. Обменялись позывными и опознавательными со спасателем «СС-130». Запросили наши координаты, и нам дали «Добро» на переход в точку старта. К точке старта подошли около 10 утра, потом лежали 2 часа на боевом курсе. Вдоль северной оконечности полуострова Канин Нос начали входить в Чешскую губу. В Чешской губе сильные течения, место определить очень трудно, ориентиров на берегу не видно, дымка, берег пологий, лодка в этом районе впервые, а стрелять-то надо, уже лежим на боевом курсе. Ракета готова к старту, идем под перископом, а в него ничего не видно!
Руководитель стрельбы вновь запросил координаты…, и вот оно штурманское счастье: нам разрешили старт! Всплыли в позиционное положение, открыли крышку шахты и произвели старт одной ракетой по боевому полю «Чиж». После пуска ракеты погрузились и начали послестартовое маневрирование.
Через час получили радио от руководителя стрельб: «ракета попала в цель» и поздравление с успешной стрельбой. В честь успешного старта и окончания дальнего похода был устроен ужин, где вместо положенных 50 грамм вина было приказано выдать по 100 грамм.
С мостика поступила команда: «Штурману! Проложить курс в базу!». Легли на курс 0 градусов, чтобы выйти из Чешской губы и обогнув полуостров Канин Нос проложить курс в базу. Через два дня лодку торжественно встречали в родной гавани (губа Оленья) руководство 140 ОБПЛ в лице адмирала С.С.Хомчика и его штаба.




Так закончился первый дальний поход ракетной подводной лодки 629 проекта «К-79» в 1960 году.

Хиноверов Евгений Петрович

Высокую оценку офицеру Евгению Петровичу Хиноверову дал его непосредственный начальник Юрий Портнов:

17 августа 1965 года Главком ВМФ присвоил мне звание «капитан 2 ранга», а в конце сентября я вернулся в свою родную 3-ю ДиПЛ на должность флагманского штурмана. Командовал дивизией Игнатов Николай Константинович, начальник штаба – Чернавин Владимир Николаевич.
Штурманская служба на дивизии была хорошо организована моим предшественником Кудиным Л.В., который убыл преподавать в училище имени Фрунзе. Но был большой недокомплект офицеров-штурманов. В моём подчинении были такие опытные высокоорганизованные специалисты, беззаветно любящие море, достигшие высоких должностей и адмиральских званий, как Ерофеев Олег, Горев Виктор, Жданов Леонид, Храмцов Виктор, Сальников Леонид, Гашкевич Богуслав, Неупокоев Николай, Певцов Олег, Ласкович Николай, Хиноверов Евгений, Карасёв Владимир, Виноградов Юрий.

В дальнейшем Е.П.Хиноверов трудился в стенах КВВМКУ им. С.М.Кирова на кафедре Кораблевождения при ведении боевых действий, готовил квалифицированные кадры штурманов.

Хризман Исаак Яковлевич

Мозаика воспоминаний.

Моя морская служба началась с поступлением в 1945 г. в Рижское Нахимовское военно-морское училище. До этого я о море ничего не знал, с марта 1944 г. мы с братом были в спецдетдоме им. Дзержинского в г. Харькове.



В марте 1944 г. мама, я и мой брат возвратились из эвакуации в г. Харьков. Возвратиться в Киев, откуда мы уезжали в июле 1941 г. не получилось, скорее всего потому, что там никого в это время из родственников не было, а в Харькове был мамин родной брат. Через некоторое время мама заболела и нас с братом определили в спецдетдом им. Ф.Э.Дзержинского. Об этом детдоме могу сказать только очень хорошее. В 1945 г. мой дядя сказал, что идет набор в РНВМУ, и я согласился поехать в Ригу. В начале декабря мы с ним улетели в Ригу. Это был мой первый полет на самолете. По прибытию в Ригу были проблемы с моим зачислением - мой рост был 129 см. (требовалось не менее 130) и вес 23 или 24 кг. Хотя занятия уже шли меня все же зачислили в училище. Так началась моя морская судьба. И я очень рад, что так произошло. Хотя первые годы в училище были не очень приятные. Был в нашем взводе один воспитанник - ярый антисемит. Под его руководством началась травля меня. Это сыграло очень плохую роль в моем физическом развитии. Из детдома я приехал очень физически слабым. Мое желание как-то набраться сил встречало насмешки и издевательства, и я старался быть в стороне от всех. В конце-концов мне стало так плохо, что я написал маме, чтобы она забрала меня, что я готов голодать, но не подвергаться издевательствам. Через некоторое время меня вызвал Батя, я сказал, что хочу быть моряком, но это трудно в таких условиях. Я не жаловался, не называл фамилии, но он принял решение перевести меня во взвод, где старшим был Соболев Иван Тимофеевич. Я считаю его братом, так как с тех пор моя жизнь изменилась в лучшую сторону. Да и в старом взводе ребята поняли, что они были неправы. Я стал хорошо учиться. Очень любил историю, особенно морские сражения. Помню, на экзамене мне попался вопрос о Трафальгарском сражении. Т.к. перед этим я читал об этом сражении ( к сожалению, не помню название книги), то в ответе использовал морские термины и очень эти гордился.
Преподаватели у нас были замечательные. Особенно мне запомнилась преподаватель математики, мне стыдно, но я не помню ее фамилию. На новый год она взяла меня на каникулы к себе домой. Я впервые побывал в цирке, оттаял, можно сказать.


В 1946 г. в училище поступил и мой брат Ефрем. Брат много занимался спортом еще в детдоме и тут активно включился в жизнь училища.



В 1948 г. мы с братом поехали в отпуск в г. Харьков и вместе с мамой поехали в Одессу к родственникам. Тогда и сфотографировались.

После перевода в класс к Ивану Соболеву он сразу вовлек меня в строительство модели ЭМ "Сторожевой". Т.к. я ничего не умел к тому времени, то началось приобретение навыков работы с различными инструментами. Сам Иван прекрасно работал, у него были поистине золотые руки. Я, благодаря ему, уже после училища, в семейной жизни дома делал все сам, не приглашая сантехников.
Модель получилась, я больше всего запомнил работу над трубой, Иван терпеливо учил меня и, в конце-концов труба встала на место.




Группа нахимовцев у модели ЭМ "Сторожевой". Я сижу третий слева, Иван Соболев сидит первый справа.



В казарме у нас было печное отопление. Хотя нас очень хорошо кормили, но вечером все же хотели есть. Мы сделали приспособление для вытаскивание картошки из склада, это была палка с линем и с острым гвозде на конце. Надо было бросить в вентиляционное окно и попасть в картофелину. Иногда попадалась морковка. А потом мы картошку пекли в печках.

Продолжение следует.



Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru
Авторы и темы дневника "Вскормленные с копья". Часть 1. Часть 2. Часть 3. Часть 4. Часть 5. Часть 6. Часть 7.


Главное за неделю