Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,56% (51)
Жилищная субсидия
    17,72% (14)
Военная ипотека
    17,72% (14)

Поиск на сайте

Муравьев Сергей Александрович, Благодарев Сергей Александрович, - выпускники Морского кадетского корпуса 1915 года, офицеры российского и советского флота.

Муравьев Сергей Александрович, Благодарев Сергей Александрович, - выпускники Морского кадетского корпуса 1915 года, офицеры российского и советского флота.

Оба родились в 1895 году, Благодарев 16 февраля, а Муравьев 7 ноября. В 1915 году закончили Морской кадетский корпус и 30 июля были произведены в звание мичманов. И тот, и другой служили сначала в Российским императорском, затем в Рабоче-Крестьянском Красном, советском флоте. Каждый по-своему внес достойный вклад в становление Ленинградского Нахимовского училища, в создание системы воспитания и образования юных моряков. Оба, как следует из фундаментального труда Владимира Константиновича Грабаря "Нахимовское училище. История. Традиции. Судьбы", из воспоминаний нахимовцев разных лет, остались в памяти благодарных воспитанников.

Муравьев Сергей Александрович.

Удивительный человек, удивительная судьба, удивительная родословная. Однако обо всем по порядку. Приведем результаты тщательного и скрупулезного изучения Владимиром Константиновичем Грабарем этапов жизненного пути Муравьева С.А. и его родословной.



"21 февраля 1946 года на должность преподавателя рисования и черчения с окладом 850 рублей принят гражданин Муравьев Сергей Александрович. 1 октября ему, пятидесятилетнему, было присвоено звание капитан-лейтенант, а в 1948 присвоено очередное звание капитан 3 ранга. Сергей Александрович тоже из дворян, причем из тех самых. Матвей Муравьев принимал выпускные экзамены у Павла Нахимова, Павел Матвеевич Муравьев участвовал с Нахимовым в кругосветном плавании на фрегате «Крейсер». В декабре 1825 года семь Муравьевых вышло на Сенатскую площадь. Наш Муравьев, Сергей Александрович, окончил (Александровский) кадетский корпус (1913) и Морской корпус вместе с Благодаревым в 1915 году. Его дед - двоюродный брат Николая Николаевича Муравьева – Амурского. В гражданскую Сергей Александрович - на борту линкора «Марат» (вместе с писателем Колбасьевым ), который обстреливал и Юденича, и восставших на форту «Красная Горка», затем служил на ЭМ «Альфатер» (Альфатер - штурман БФ), «Сталин», в 1924 - старпом ЭМ «Энгельс». С 1925 переквалифицировался в морские летчики-наблюдатели и позже стал специалистом по аэрофотосъемке. Но наступил 1930-й год... Гражданин Муравьев был ограничен в правах, то есть лишен права проживания на европейской части СССР, едва смог устроиться в Арктический институт и вплоть до 1946 года работал в полярных экспедициях. В 1946 году его отсутствие в вооруженных силах было трактовано, как длительный отпуск."



Линкор «Марат» (бывший «Петропавловск»).

Несколько дополнений. На сайте Красный Балтийский флот можно узнать о некоторых членах экипажа линейного корабля “Петропавловск”, с которыми младший минер мичман Муравьев Сергей Александрович нес службу в период, непосредственно предшествующий Кронштадтскому мятежу. Как сложилась судьба у других? О некоторых сегодня можно привести сведения, что мы и делаем с указанием источника.

Командир лейтенант Христофоров Борис Игнатьевич. Флот в Белой борьбе. — М.: Центрполиграф, 2002. Христофоров Борис Игнатьевич, р. 1890 г. Окончил Морской корпус (1910. Лейтенант линейного корабля «Гангут». В Добровольческой армии и ВСЮР. В эмиграции в 1930–1939 гг. в Судане. Умер 31 мая 1955 г. в Ницце (Франция).
1-й помощник мичман Кузьминский Николай Георгиевич.
2-й помощник мичман Нау Иван Эдуардович.
Старший артиллерист мичман Корзун Георгий Сигизмундович. Красный Балтийский флот. ... расстреляны по делу Кронштадтского восстания (С.Н. Дмитриев, Я.И. Белецкий, Г.С. Корзун и другие).
2-й артиллерист мичман Трахтенберг Иван Иосифович.
Артиллерист прапорщик Бруль Зиновий Иванович. Из протокола заседания петроградской ЧК. 20.04.1921. Высший Комсостав Мятежников. БРУЛЬ Зиновий Иванович, 32 года. Расстрелять.
Артиллерист ? Мантелевич Иван Иванович.
Старший минер лейтенант Ромашев Георгий Николаевич.

Желающим разобраться в суровых "законах" революционных эпох, когда многое становится "бессмысленным" и многие - "беспощадными", о неизбежности "возвращения к якобы старому", тем, кому претят "игры в войнушки" и черно-белая палитра изображения прошлой и современной истории, вновь порекомендуем работы историка Кожинова Вадима Валериановича (7 произведений доступны для скачивания).

Далее В.К. Грабарь пишет: "Дворяне, как было замечено, отличались большой скромностью, и скромность эта - не столько сословное качество, сколько необходимость советского времени. Поленову каждый раз при аттестациях приходилось доказывать свою преданность новому строю. Правда, в трудные времена за него хлопотали комиссар Авроры в 1917 – 1918 годах Белышев и его заместитель Тимофей Иванович Липатов... Неизвестно, как, вернее, с чьей помощью удалось устроиться на работу в училище гражданину Муравьеву. Среди высокого флотского начальства было много его однокашников, по свидетельству его сына Василия Сергеевича в семье особо почитался Л.М. Галлер. Ну что ж, похлопотать за Сергея Александровича было кому, хотя многие из друзей тоже претерпели достаточно...
Интересно, а как воспитанники 40-х готов относились к дворянству? В качестве ответа можно привести еще один отрывок, но совсем другого свойства. Михаил Глинка в рассказе «Шлюпки», живо написал портрет преподавателя Рюмина, под которым легко угадывается капитан 2 ранга Муравьев. Согласитесь: Рюмин – Бестужев – Муравьев – это рядом; к тому же некоторые черты совпадают впрямую. Так вот: «Капитан 2 ранга Рюмин Иннокентий Петрович был нашим руководителем практики, а зимой вел у нас морскую подготовку. Был он костляв и брюзглив, с малиновым орлиным носом, в щели кительного стоячего воротника болталась у него вертикальная складка дряблой, до шелушения выбритой кожи; носил он пенсне, которое на шхуне привязывал к пуговице черным шелковым шнурком; на парадной тужурке был у него эмалевый офицерский Георгий. Прозвищ Рюмина хватило бы на десяток человек. За манеру преподавания звали его «багдадским мудрецом» и «Гусейном Гуслией», за старческую костлявость – «кителем на флагштоке», а за темперамент – «солитером в экстазе».
Кто знал Сергея Александровича Муравьева ближе, тот вспоминает его, как милейшего человека, поэтому можно утверждать, что этот отрывочек выражает отношение нахимовцев той поры не к нему лично, а к дворянам вообще. Подобное отношение можно отметить в других детских училищах в связи с введением погон. В феврале 1944 учащиеся школ наркомпроса, от этих царских штучек шарахались и оттягивали момент, когда их надо было все-таки надеть. То же и юнги Соловецкой школы. Перед войной у ребят были сильны идеалы гражданской войны и революции и противоположное отношение к буржуям и дворянам. А нахимовцы, принятые только что, наоборот, этих погон жаждали, лишение погон было сильным наказанием, однако к дворянам, как видим, могли относиться по-разному, в зависимости от ситуации.
Возможно еще одно возражение: их, дворян, было мало, чтобы оказать существенное влияние, к тому же они старались не показывать свое достоинство, не те были времена. Да, к сожалению, их было мало, и, как мы убедились, их влияние было неравнозначным. Но, вместо ответа, дополним отзывы нахимовцев словами известного адмирала Амелько. Через много лет он вспоминал, как во время знаменитого перехода из Таллина 1941 года, он, командир учебного корабля «Ленинградсовет», задал вопрос не сходившему с мостика преподавателю курсантов Л.А. Поленову – А, что в таких случаях необходимо сделать командиру в первую очередь?

Амелько Н.Н.

Потомственный дворянин ответил: «Офицерам следует надеть чистое белье и лучшее обмундирование и беспрекословно выполнить свой долг». После таких коротких уроков и становятся адмиралами. И действительно - корабль после сотни налетов вражеской авиации остался невредим, преподаватель был награжден, а командир впоследствии стал командующим Тихоокеанским флотом. Для юного нахимовца достаточно одной такой фразы, чтобы запомниться на всю жизнь. Как можно забыть казалось бы незначительные эпизоды из детства, когда в лагере, в ненастную погоду, нахимовцы зябли в огромном шлюпочном сарае, но тут заходил Сергей Александрович Муравьев набирать команду для прогулки на шверботе, и на возражения – Так, ведь - погода… - с показным недоумением и знаменитым дворянским «прононсом» уверял - « П-ек-аснейшая погода!». Скажете – мелочь? Нет. Это меняло отношение не только к морскому климату...
Так, проявилась ли кадетская идея в жизни? Чтобы попусту не славословить, можно сказать одно непреложное: во все времена нахимовцев, где бы они ни оказались в жизни, будет отличать высокое чувство долга и собственного достоинства, которое, впрочем, не всегда и не везде оценивалось положительно. Они вошли в жизнь не флотскими сиротами, а уверенными в себе офицерами, заряженными тем самым «здоровым самолюбием», о котором говорил в своем докладе Лев Андреевич Поленов."

Контр-адмирал Олег Герасимович Чефонов, выпускник нахимовского училища 1955 г., в ранее упомянутой статье, опубликованной в "Морском сборнике", отмечает черту, отличающую воспитателя вообще, а в частности, воспитателя таких черт военного моряка, как решительность и бесстрашие.

На борту "Надежды".

"... А что может быть лучше для тренировки глазомера, чем управление шлюпкой под парусом, когда надо сделать «восьмерку», пройдя всеми галсами и выполнив все повороты между двух шхун, стоящих на якорях. Причем стремились пройти так, чтобы флюгарка шлюпки почти касалась бушприта шхуны. Как не вспомнить при этом нашего преподавателя капитана 1 ранга С. Муравьева, гардемарина 1914 (правильно 1915) года, сумевшего многих из нас научить этому искусству, не боявшегося неприятностей для себя из-за неумелых действий своих подопечных. А разве не требует определенной смелости от мальчишки несение ночной вахты у колодца на берегу Нахимовского озера среди лесных шорохов, непонятных звуков и всплесков?
Так с отрочества мы закаляли волю, способность побороть в себе нерешительность, подавить чувство страха..."

Дополняет характеристику Муравьева генерал-майор Сафронов В. В. (Ленинградские нахимовцы – четвертый выпуск. 1944 – 1951. СПб 2001.): "Командовали шхунами опытные моряки, прошедшие службу на военных кораблях Команда на «Надежде» состояла из боцмана, двух мотористов да из нас - нахимовцев 14 - 16 лет. Причем в основном из третьего взвода четвертой роты, то бишь самых маленьких по росту и возрасту. Старшие были на «Учебе». На шхуне нас было человек 20. В первый раз с нами был и воспитатель - преподаватель военно-морской подготовки Муравьев, человек мягкий по натуре, но прекрасно знающий дело."

Для преподавателя "прекрасно знать свое дело" - это не только командовать "делай, как я", это и владение многообразием способов преподнесения уроков делания, так называемых методических приемов, в основе которых, конечно, любовь к делу и детям. Вот как о некоторые из них поведал в своих записках еще один нахимовец 1951 года выпуска В.Н. Федотенков: "... преподавали нам капитан-лейтенант Шинкаренко и капитан 3 ранга С.М. Муравьев. Иногда на их уроках присутствовали капитан 3 ранга Рожков, начальник цикла Военно-морской подготовки.



С.А. Муравьев (справа) проверяет знания нахимовцев по Военно-морскому делу в кабинете ВМД на "Авроре".

Первые уроки по Военно-морскому делу запомнились тем, что проводились в специальном классе военно-морского дела. Этот класс отличался наличием в нем моделей кораблей различных классов, как современных, так и исторических. Модели были установлены на кронштейнах, крепившихся к стенам и были покрыты стеклянными чехлами. Выше них на стенах располагались электрифицированные рисунки-схемы с электроуказками, с помощью которых можно было определить названия морских узлов, предметов такелажа, парусов, мачт, деталей шлюпок, корпусов кораблей и т.д.

Лично я в такой обстановке слабо воспринимал то, что говорил преподаватель на уроках: меня отвлекал и завораживал вид моделей кораблей, катеров, парусников, а также виды различных морских пейзажей, сведенных в таблицу местных признаков погоды, под которыми были вписаны двустишья:

Солнце красно с вечера –
Моряку бояться нечего.
Чайка ходит по песку –
Моряку сулит тоску.

Эти рисунки, изображавшие прибрежные пейзажи, различные виды облаков, состояние водной поверхности при различной силе ветра в баллах и т.п., были мастерски на высоком художественном уровне исполнены капитаном 3 ранга С.М.Муравьевым. Позже мы узнали, что Сергей Михайлович Муравьев являлся выпускником Морского кадетского корпуса, много служил и плавал на различных кораблях русского флота, участвовал в русско-японской войне 1904 – 1905 гг. Он видел в Порт-Артуре великого русского флотоводца С.О.Макарова, художника Верещагина, которые, как известно, погибли одновременно в море на броненосце «Петропавловск», подорвавшемся на японских минах в 1905 году."

Вновь слово В.К.Грабарю ("Пароль семнадцать"): "... в январе 1956 года в звании капитана 2-го ранга закончил службу. И вот он с нами, не такой уж и старый, но от него веяло прошлым еще XIX-м веком. Для каждого своего подопечного -- юного художника Сергей Александрович завел папку, куда складывал его «шедевры». За семь лет их набралось порядочное количество. Он водил нас в музеи... Признаюсь, я старался подражать манере письма Сергея Александровича. Его акварели были просто великолепны. Ему особенно удавались море и корабли. До сих пор помню его еще дореволюционную акварель, где был изображен русский броненосец на рейде острова Готланд. Утро, желтоватый из-за просвечивающего солнца туман. Тихо. Спокойное море. Силуэт корабля.
Он всячески поощрял наше увлечение. Выставки устраивал. Мы и на этюды ходили. Особенно много работали в лагере. Неподалеку от лагеря у него был маленький летний домик. Приветливая, улыбчивая жена Сергея Александровича (Ия Алексеевна.- ВГ.) угощала нас клубникой со сливками."

КСВ.: И мне посчастливилось в течение 1959-1960 учебного года , хотя и в роли "несмышленыша", пообщаться с Сергеем Александровичем. Прежде всего вспоминается его доброжелательность, вера в то, что каждый из нас Художник, способен акварельными красками рассказать о своем понимании красоты моря, Нахимовского озера. В качестве попытки возместить не сохранившиеся акварели Муравьева, - некоторые найденные в интернете акварельные работы, отчасти дающие представление об уровне и своеобразии его художественного таланта.



Закат на море. Акварель Крихацкого.



ПРИЗРАКИ ОСЕНИ.



Море (этюд) (Сыров Валерий Михайлович).



Виктория Кирьянова | Белый закат, 2006.



Виктория Кирьянова | Море. Дождь, 2006.



Акварели морских пейзажей художника и фотографа Степана Бородулина.

В заключение, прежде чем перейти к следующему Сергею Александровичу, приведем фото выпускников Морского кадетского корпуса 1915 года.



Фото из архива Агронского Марка Дмитриевича, выпускника Рижского Нахимовского училища 1952 года выпуска. Стоят: контр-адмирал Безпальчев К.А., Георгиади Иван, Георгий Александрович, контр-адмирал, Броновицкий - Бароненко Дмитрий Васильевич. Сидят: Азбелов Николай Павлович, Муравьев С.А., Дымман Евгений Владимирович.

Благодарев Сергей Александрович. Заместитель начальника училища по учебной части. Капитан 1 ранга. Потомственный дворянин.

О втором Сергее Александровиче, Благодареве, память нахимовцев, материализованная в воспоминаниях, ничего не сохранила, он занимал в 1944-1946 годах должность заместителя начальника Ленинградского Нахимовского училища по учебно-строевой части. Исключение - академический труд В.К. Грабаря, основанный на изучении в том числе архивных материалов.

"В один день с Поленовым (1.9.44) на должность заместителя начальника училища по Учебно-Строевой Части был назначен капитан 1 ранга Благодарев С.А.. Видимо, состоялся их одновременный перевод из Баку, где они вместе служили. Сергей Александрович родился в 1894 году в дворянской семье, окончил Морской корпус (1915) и Военно-морскую академию, служил на Донской (1919), Волжской и Каспийской (1920) флотилиях, В 1923 году он - командир КР «Советский Азербайджан», а в 1922 году командовал линкором «Парижская коммуна». В 1939 году - помощник по СТРО начальника новообразованного Каспийского ВВМУ, а в 1941 году– начальник кафедры Военно-Морской географии эвакуированного ВВМУ им. Фрунзе. В нахимовское училище пришел из Управления ВМУЗ, где также взаимодействовал и с Поленовым и с Изачиком. В принципе он мог бы быть вместо Изачика начальником училища, и может именно по этой причине, он в 1946 вернется в Москву, в Исторический отдел ВМС. А его место в училище по праву занял Лев Андреевич Поленов."



Линкор «Октябрьская революция», 1934 г.

Период службы в Каспийском ВВМУ отражен в "Истории штурманской службы Флота России" (М., 2003.): "Фрунзенцам выпала честь принять участие в формировании 4-го (Каспийского) военно-морского училища, куда были направлены многие командиры и курсанты. Начальник ВВМКУ имени М. В. Фрунзе комдив Г. А. Буриченков стал начальником Каспийского училища. На его место был назначен флагман 2 ранга П. С. Броневицкий. В Баку переехали фрунзенцы капитан 1 ранга С. А. Благодарев, ставший помощником начальника Каспийского училища по строевой части, капитан-лейтенант А. Цветков (ССЫЛКУ), лейтенант Б. А. Циценовский, капитан ранга С. Н. Тархов, капитан 2 ранга И. Г. Яксон, капитан-лейтенант И. В. Демин и другие. В июле августе в Баку было переведено 302 курсанта первого курса Училища имени М. В. Фрунзе. 16 сентября из Училища в Баку была направлена еще одна группа курсантов-фрунзенцев в составе 6-й роты второго курса спецнабора численностью 115 человек и 3-й роты второго курса спецнабора «А» численностью 113 курсантов [350, лл. 43—48].

Сравнительно недавно в интернете появились дополнительные сведения о непростом жизненном пути Сергея Александровича Благодарева.

Благодарев Сергей Александрович.



"Ревизор эскадренного миноносца «Сибирский стрелок» (1917). Артиллерист эсминца «Константин» (1918).



Эскадренный миноносец «Константин» на слипе Русско-Балтийского завода.

Флагманский секретарь при командующем Волжско-Каспийской флотилии (1920). Командир эсминца «Сибирский стрелок» (1920), эсминца «Десна» (1921) и линкора «Парижская Коммуна» (1922).



Эскадренный миноносец «Десна» во время ледового похода.



Парижская Коммуна.

Помощник начальника штаба Морских Сил Балтийского моря (1924). Заканчивает ВМА, военно-морской факультет (1925-1928). Помощник начальника 1- го управления УВМС (1928 - 1930). Помощник начальника 7- го сектора 1- го управления УВМС (25.4.1931). Помощник начальника 3- го сектора 3-го управления УВМС (2.9.1932). Владеет английским языком. Беспартийный, женат, один иждивенец (1932)."

О начале непростого пути тех, "кто остался", кто не захотел искать счастья на чужбине, и тех, кто сразу и навсегда сделал выбор на "историческом изломе", рассказал будущий, второй после Николая Герасимовича Кузнецова, Адмирал флота Советского Союза Иван Степанович Исаков (Каспий, 1920. — М.: Советский писатель, 1973.):

"Посыльный принес пакет: «Вы назначаетесь членом отборочной комиссии по распределению военнопленных офицеров белого флота, задержанных в Баку».
При чем тут командир миноносца? Впрочем, возможно, сыграла роль та записка, которую послал комфлоту после разговоров с «оставшимися» на «Орле».
Поздно вечером попал в какой-то огромный, но полутемный зал, хотя и с большими люстрами (не то бывшая гостиница, не то особняк), в котором накурено, шумно и толпами ходят из комнаты в комнату бывшие офицеры всех родов и служб.
Что «бывшие», видно по выражению лиц (иногда заискивающих, а иногда явно враждебных) и по следам от свежеспоротых погон.
Несколько столиков для регистрации, у которых давка. Вызывают сразу двоих или троих, из разных комнат.
Путаница и дезорганизация полная. Как бы в доказательство через пять минут убеждаюсь, что таких мандатов, как у меня, несколько, но подписаны они разными начальствующими товарищами. Что еще хуже — председателей тоже несколько. Имеется инструкция, присланная из Москвы, но она напечатана на папиросной бумаге и прочесть ее не так просто. В заголовке сказано, что она касается «военнопленных и перебежчиков», а у нас случай своеобразный.
Однако главное не в названии. Суть инструкции в том, что надо использовать тех, кто может быть полезен, и не дать проникнуть в Красную Армию тем, кто еще держит камень за пазухой. Согласен.
Зажатый в угол, стоит Сергей Александрович Благодарев (с таким же мандатом), и человек пятнадцать — двадцать белых офицеров донимают его расспросами. Причем диапазон интересов такой: «А нас не расстреляют в Чека?», «Скажите, а сколько будут платить, если я соглашусь поступить к вам во флот и запишусь в партию?»
Все остальные вопросы (иногда не менее идиотские) вмещаются между этими двумя. Но все как один просят не называть их пленными, а «добровольно оставшимися».
Более серьезные и умные из «бывших» стоят в сторонке и терпеливо ждут своей участи.
Помещение никто не охраняет. Поведение опрашивающих и регистраторов сухое, но вполне вежливое.
Еще через десять минут я убедился, что никому не нужен: всем заправляют командиры XI армии, чекисты и политотдельцы. Но за это же время насчитал среди регистрируемых двух бывших однокашников по гардемаринству и трех лейтенантов, с которыми познакомился 1 Мая на «Орле». С их помощью составил список «ценных специалистов, разочаровавшихся в белом движении и готовых работать в учреждениях Красного флота".

Слово тому самому Блинкову, "собеседнику" Льва Андреевича Поленова. Приведем полностью строки из его книги "Война и мир контр-адмирала Блинкова: воспоминания, письменные и фотодокументы", относящиеся к нашим героям, а Вы уж решайте сами, кто есть who":

"Итак, собрав необходимые вещи в чемодан, я сел в поезд и выехал в Москву. В то время знакомых, у которых можно было бы остановиться, у меня в Москве не было, и я прямо с вокзала отправился в Наркомат, который находился в Антипьевском переулке, в новом многоэтажном здании. Доехав на метро до Арбатской площади, быстро разыскал Наркомат. Получив пропуск, вошел в здание, где меня встретил офицер Базунов. Как потом оказалось, он работал начальником секретной части Управления ВМУЗов. Он и проводил в кабинетик исполняющего должность начальника Управления ВМУЗов капитана 2 ранга Н. Г. Изачика.
С Н. Г. Изачиком ранее встречаться мне не приходилось. Я представился. Предложив мне сесть, он поинтересовался, как я воспринял назначение в центральный аппарат. Я откровенно рассказал все. Он заверил, что все бытовые вопросы будут улажены, а работа у меня будет не менее интересной. Начальник отдела, в котором мне предстоит работать, очень опытный, культурный и широко образованный офицер. Им оказался капитан I ранга С. А. Благодарев - офицер бывшего царского флота, с первых дней революции вставший на сторону революционных матросов. Участник Гражданской войны, после окончания которой все время служивший в центральном аппарате...

После окончания работы по мобилизации студентов я вернулся в Москву, где меня ждали два сюрприза. Первый, что я назначен исполняющим должность начальника 1 -го отдела. Второй, что мне выделена квартира на Ярославском шоссе, недалеко от Сельскохозяйственной выставки. В тот период должность начальника отдела центрального управления Наркомата была номенклатурой ЦК РКП/б/. И окончательное утверждение в должности производилось после согласия Центрального Комитета. Предназначавшийся в начальники отдела капитан 1 ранга С. А. Благодарев согласия ЦК не получил и после этого был уволен в запас."

Как Константин Сергеевич Станиславский в таких случаях говорил? - "Не верю!"
Божий суд - прерогатива потомков.

Ю. Панферов. Жизнь нахимовца. Начало. Ю. Панферов. Жизнь нахимовца. Часть 2. Война. Ю. Панферов. Жизнь нахимовца. Часть 3. Нахимовское.

Обращение к выпускникам нахимовских училищ.

Для поиска однокашников попробуйте воспользоваться сервисами сайта nvmu.ru.
Просьба к тем, кто хочет, чтобы не были пропущены хотя бы упоминания о них, например, в "Морских сборниках", в книгах воспоминаний, в онлайновых публикациях на сайтах, в иных источниках, сообщайте дополнительные сведения о себе: годы и места службы, учебы, повышения квалификации, место рождения, жительства, иные биографические сведения. А мечтаем мы о том, чтобы собрать все возможные данные о выпускниках, командирах, преподавателях всех трех нахимовских училищ. Примерно четверть пути уже пройдена, а, возможно, уже и треть. И поэтому - еще и о том, что на указанные нами адреса Вы будете присылать все, чем считаете вправе поделиться, все, что, по Вашему мнению, должно найти отражение в нашей коллективной истории.

Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.

198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю