Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,10% (50)
Жилищная субсидия
    17,95% (14)
Военная ипотека
    17,95% (14)

Поиск на сайте

Гибель лейтенанта Венедиктова. Контр-адмирал В.Г.Лебедько.

Гибель лейтенанта Венедиктова. Контр-адмирал В.Г.Лебедько.



Алексей Николаевич Венедитов, рижский нахимовец выпуска 1950 г., курсант ТОВВМУ им. С.О.Макарова.
Подготовка подводных лодок к плаванию продолжалась, и 30 ноября мы вышли из бухты Крашенинникова для определения маневренных элементов на мерной линии в Авачинской губе. После прохождения лодкой двух-трёх галсов усилился западный ветер, поднимая от недалеко находящегося берега крупные волны.
В зависимости от направления движения лодки волны всё чаще и чаще перекатывались через кормовую надстройку, на которой была закреплена сходня. То, что сходня покосилась и вот-вот рухнет за борт, первым увидел сигнальщик.
После доклада командиру кормовую швартовую команду вызвали наверх. Я хотел было назначить одного из матросов для крепления сходни, но А.Н.Венедиктов сказал:
– Не нужно, Владимир Георгиевич, это моё заведование, я за него отвечаю, поэтому пойду сам.
Он одел капковый бушлат (не намокающее спасательное средство). Я обвязал его тросом, а вторым концом обвязался сам. Улучив момент, мы оба выскочили на палубу. Я держался за поручни кормовой части ограждения рубки, а Алексей, пробежав несколько шагов, пополз по палубе к сходне. И вот он, девятый вал!
Удар волной с левого борта был такой силы, что меня оторвало от ограждения рубки и швырнуло в пустую нишу артиллерийского орудия, которое сняли в доке. Всё же я увидел, как Алексей полетел спиной за борт, а на него сверху полетела сходня. Затем шкерт, связывающий меня и Алексея, оборвался.
– Человек за бортом! – закричал я во всю силу своих лёгких.
Но на мостике всё видели и так. Лодка круто повернула вправо и через некоторое время, уменьшив ход, перейдя на электромоторы, стала подходить к Венедиктову.
Положение его было несколько странным: голова, ноги и руки опущены вниз. Признаков жизни он не подавал. Вздувшийся капковый бушлат гнал по ветру Алексея в центр Авачинской губы. Вдруг из швартовой команды бросился за борт моторист матрос Гебель Александр Яковлевич.
Он подплыл к Венедиктову и потащил его к лодке. Их обоих подняли на борт. Алексей Николаевич был мёртв. На лодке приспустили флаг и начали движение в базу.
Кто и как устанавливал потом причину падения офицера за борт, нам было неизвестно. Но все понимали, что командир в такой ситуации должен был снизить скорость хода, развернуться навстречу ветру и только тогда дать разрешение нам с Алексеем открыть дверь ограждения рубки для выхода на палубу. Если бы не успели, – ну и чёрт с ней, с этой сходней. Но всего этого В.П.Милованов не сделал. Видать, торопился «до дому».
До приезда патологоанатомов из Петропавловска тело Венедиктова положили на возвышении в одном из отсеков плавбазы «Нева». И с этого момента до утра следующего дня наши офицеры попеременно находились в отсеке. Кто-то поставил Венедиктову в руки свечу, и мы поддерживали её горение.
Всмотревшись в лицо Алексея, я вдруг заметил, что по его лицу сбегают какие-то блестящие капельки. Нагнувшись ближе, я увидел, что он плачет. На какое-то мгновение я оцепенел, но, когда первый шок прошёл, я понял, что из его глаз вытекает морская вода, и до прихода сменщика пришлось вытирать его «слёзы».




Была создана комиссия по организации похорон, которую возглавил капитан-лейтенант В.Н.Поникаровский. Утром я, как член комиссии, должен был присутствовать при вскрытии. Эта ужасная процедура может повалить в обморок.
Вскоре мне показали мозг Алексея с чёрными точками, что являлось свидетельством удара по голове падающей тяжёлой сходней.
Я расписался в акте и вышел на свежий морозный воздух. Это был воздух жизни, который, несмотря на печальную процедуру, радовал с каждым вдохом.
Офицеры спустились в кубрик нашего экипажа. Матросы и старшины уже переоделись по первому сроку, группами сидели на койках и о чём-то говорили. Подойдя к группе мотористов, я снял с себя золотые часы «Победа» и подозвал А.Я.Гебеля. В кубрике все встали.
– За мужество и верность морскому братству прими на память, Александр Яковлевич, эти золотые часы.
Я пожал ему руку, и мы вышли на верхнюю палубу ПКЗ-108.
3 декабря 1955 г. Алексея хоронила вся бригада.
Алексея похоронили на Тарьинском кладбище, на берегу бухты Крашенинникова.
Вдалеке видно место базирования 10 дивизии подводных лодок.
В 1956-1957 годах, до ухода во Владивосток, мы регулярно посещали место захоронения: красили, подчищали, прибирали могилу. После нас это уже никто не делал.



Через 34 года я участвовал в учении 2-й флотилии подводных лодок и решил посмотреть, как там могилка нашего товарища. Не только могилки, но и кладбища не нашёл – всё вобрала в себя непролазная берёзовая роща.
Много я видел подобных погостов по России, и везде меня поражала запущенность, не ухоженность, забытость. Не за это ли расплачиваемся в веках, сколько существуем?!


Контр-адмирал В.Г.Лебедько


Главное за неделю