Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,64% (49)
Жилищная субсидия
    18,18% (14)
Военная ипотека
    18,18% (14)

Поиск на сайте

Страницы жизни. В.Карасев. Часть 1.

Страницы жизни. В.Карасев. Часть 1.



ОБ ЭТОЙ КНИГЕ

Участник Великой Октябрьской революции Владимир Якумович Карасев, автор этой книги, и сейчас активный общественный деятель, энергичный и самобытный умелец, изобретатель.
Он был и остался рабочим. Вся трудовая жизнь Карасева связана с одним городом и с одним заводом. О лично пережитом, о своих товарищах и друзьях рассказывает он. А перед читателем встает целая огромная полоса жизни Советской страны, и дела сегодняшние, обычные обретают вдруг новый, особый смысл: понимаешь самое главное — то, что было и есть, свершилось иа памяти одного поколения, свершилось волей и трудом людей, добившихся всего «своею собственной рукой». Это второе, переработанное, дополненное издание книги. В первом издании книга выходила под названием «Таковы мы — рабочие».




МЫ ЗНАЕМ, ЧТО ОТДЕЛЬНЫЙ ЧЕЛОВЕК СЛАБ, НО МЫ ЗНАЕМ ТАКЖЕ, ЧТО ЦЕЛОЕ —ЭТО СИЛА.

Карл Маркс

СЛОВО К ЧИТАТЕЛЮ

Есть в Ленинграде, не доходя Адмиралтейства, направо от Невского, короткая, глухая улица, закрытая поперек высоким домом с плоской во всю стену аркой. Сбоку в углу арки прикреплены старинные круглые часы в металлической оправе.



Странная улица. Она точно зовет ступить на нее, заставляет идущего мимо остановиться, обещает какую-то разгадку. Но если войдешь — не увидишь поначалу ничего необычного. Нет, подумаешь, наверно, это обман памяти, читанное где-то. Может, и не идти? Повернуть? Но еще шаг, еще, и вот неожиданно правая стена у часов внутри арки словно начнет удлиняться, вверху под сводом обозначится купол в синих и белых сегментах, и весь он медленно и плавно пойдет разворачиваться.
Стена все растет, высокая, длинная. И вдруг — полоса света во весь проем, стремительный круг высокого купола, поворот, озарение, словно выстрел в проломе зданий, и... улицы как не бывало. Ты стоишь на огромном, невозможном просторе, над тобой арка Генерального штаба и перед тобой Дворцовая площадь: на фоне серого петербургского неба Александровская колонна и Зимний.




Когда-то я первый раз в жизни пошел той дорогой, еще не ведая ничего. Сколько раз с тех пор приходил я сюда, уже зная, и каждый раз новой была эта встреча, все шире и по-другому открывался мне мир, видимый с этой площади.
Я хочу рассказать в этой книге о том, как в страхе и темноте затерялась средь многолюдия огромной земли жизнь сироты-мальчонки. Как повернула ее Коммунистическая партия. Как Великая Октябрьская революция озарила мою судьбу, вывела с миллионами других на огромный простор, поставила лицом к лицу с историей, сделала осмысленной, активной и нужной людям жизнь простого рабочего человека.
Эта книга, как и каждая книга о жизни, не только рассказ о себе — рассказ о времени, о моих товарищах, о моем поколении. Осмыслить прожитое и пройденное — естественное желание. Отдать опыт свой идущим вслед — стремление, понятное всякому, потому что наша история не мертвый груз — ткань живая. «У простого народа ничего не выйдет...», «Без образованных классов погибнет новая власть...», «Ничего не сможет черная кость, быдло, лапотники...» Так тешили себя капиталисты, помещики, этим пугали обывателя, стращали интеллигента, хихикали и измывались над пришедшими к власти рабочими и крестьянами.
Мы начинали в нищей и разоренной стране. И мы получили в боях завоеванное государство свое, не зная грамоты. Но изучали тот букварь жизни с необыкновенным упорством и брали сразу разбег: у нас не было выбора — мы были первыми и в окружении врагов. Нам сияла светлая заря будущего. Мы наверстывали столетия сами, своими руками.




Чему тут удивляться — то были рабочие руки. Вот знания, с ними потяжелее, но партия неизменно верила в наше умение, наш талант и в каждом из нас будила такие силы, о которых мы сами и не догадывались.
Да, мы вторгались в будущее, нарушая все графики, и будущее покорялось нам. Оглядываясь сейчас уже в историческую даль, могу сказать: мы шли в ногу со своим государством, часы истории мы сверяли по биению собственного сердца, потому что мы сами были творцами своей истории.
Старшее поколение рабочего класса Страны Советов, мы оставляем молодежи память о первых героях труда и наш нелегкий, но единственный опыт, который дала нам Коммунистическая партия, — опыт борьбы и работы, опыт технического творчества, пути к которому она нам открыла.
Я был делегатом XX и XXI съездов партии, участвовал в работе XXII съезда как кандидат в члены ЦК КПСС. Отчитывались мы перед партией, народом, прежде чем передать работу в другие, новые руки.
Сидел я, слушал доклады и выступления делегатов, приветствия наших гостей. Слушал и думал о том, о чем думали многие делегаты. Чем были бы мы, если бы не она, наша партия?




Кремлёвский Дворец съездов.

Мы шли за ней по трудным дорогам, верили: будет выполнена великая цель, что поставлена перед нами. Сколько лет шли, и каждый раз откровением была новая победа: и великий поворот на коллективизацию, и индустриальный взлет, и разгром врага в невиданно тяжелой войне, и выход на целинные земли, и новые гигантские стройки. Выводила партия на путь исторического творчества, на широкий простор, озаряла жизнь светом огромных свершений, вела вперед.
Полвека прошло с тех пор, как впервые в мире родилось социалистическое государство, полвека нашей жизни. И всего 50 лет в многовековой истории человечества.
Я думаю о том, какой прекрасной была наша революция — самая первая, в лаптях и опорках, одна-одинешенька на бескрайних снежных пространствах. Голодная и разутая, такая огромная, и одна, только с Лениным в сердце и с винтовкой в руке.
А сегодня спокойно, как само собой разумеющееся воспринимаем мы колоссальные масштабы строительства новой жизни. Но ведь еще живы и работают люди, создававшие первые отечественные машины, организовавшие первый колхоз, зажигавшие первые лампочки Ильича... Да если сейчас мы стали тем, что мы есть, если все это свершилось на памяти одного поколения, может ли быть на свете то, что нам не по силам?




Российская власть совершила огромную глупость, пытаясь отмежеваться от Октября 1917 года.

Мы снова в великом походе... Ну что ж, мой друг и читатель! Остановимся с тобой ненадолго, оглянемся. С высоты это надо — оглянуться, осмотреть путь, что пройден, — облака, обрывы, кручи, оставшиеся внизу, видны явственно. Остановимся. Я расскажу тебе историю своей, а вернее, нашей жизни. Может быть, тебе легче будет идти вперед, зная, что осталось позади. Я не могу обещать тебе в этой книге чего-то совершенно необычного. Случается, человек за свою жизнь где только не побывает, чего только не увидит, не сделает удивительного! Но случается и по-другому: соберется она, жизнь, в узел-корень, на одной земле вся пройдет. Вся моя жизнь «собралась» в Ленинграде, связана с ним. Я был и остался рабочим. И почти всю рабочую жизнь провел на заводе.
Мне довелось пережить одну из самых дорогих и волнующих минут, какие могут выпасть на долю человека. Партийный съезд, делегатом которого я был, пришли приветствовать дети: пионеры, ремесленники, суворовцы и нахимовцы. И среди них я увидел сына. Сын стоял совсем близко, но не видел меня.
Не смогу сказать все, что я тогда пережил. Я слышал слова приветствия, которые говорили ребята, но мне казалось, что мы вдвоем в этом зале на виду у всех людей. Я впервые понял, что он уже больше не маленький, мой сын. Идет своим путем, путем своего юного поколения, продолжая дело, начатое нами.




Нахимовцы, приветствовавшие XXII съезд КПСС. Фото на память в расположении парадного батальона.

Опыт всей жизни моей — он нужен тебе. Возьми. Но что же еще сказать мне тебе, гордость моя, любовь и надежда — мой сын и товарищ? Какое заветное слово оставить?
Если книга, как сказал Герцен, — это духовное завещание одного поколения другому, начинающему жить, приказ, передаваемый часовым, отправляющимся на отдых, часовому, заступающему на его место, я от своего имени и имени своих товарищей рабочих говорю молодым...
Видится нам: вечным преобразователем жизни на Земле и во Вселенной, неугомонным новатором будешь ты, человек грядущего. Наследник поколений, свершивших революцию и строивших коммунизм, свободный и прекрасный, навсегда останешься ты борцом, революционером.
Помнишь, Маркс, отвечая детям на вопрос, каково его представление о счастье, сказал: «Борьба». Заветом всем поколениям коммунистов звучат эти слова великого учителя трудящихся.
Верность партии завещаю тебе. И беззаветную честность, мой сын, в борьбе за дело народа. Счастья и мужества в работе, жизни. Теперь тебе бороться за свершение всех самых заветных надежд и стремлений человечества, мой товарищ, читатель и друг!




А если будет у тебя трудная минута, приди на малую, короткую улицу Герцена в Ленинграде. И чтобы ни предстояло тебе, какую бы высоту ни нужно было взять в твоей жизни, приди сюда. Даже если будешь далеко, все равно. Мысленным взором окинь, пройди расстояние и вступи на короткую старую улицу. Дулом переломится она, выведет тебя на великую площадь Революции нашей, оставит с ней один на один. И откроется тебе огромный суровый и ясный простор. По-другому осветится для тебя жизнь твоя, и трудности любые, ты поймешь, окажутся преодолимыми. Крепче и тверже станет твой шаг, сильнее сердце твое, зорче глаз. Ты из первых рук принимаешь завет поколений. Площадь огромная, притаилась ее тишина. И ты должен ступить на нее, ты должен перейти эту площадь! Отступления нет. Другого пути быть не может. За тебя никто этого не сделает. Ты видел? Ты понял?
А теперь возвращайся. Путь был недолог. Вот уже в сказочном музыкальном движении запирает арка площадь позади тебя, и ты снова на маленькой и короткой улице: ты вышел к тихим домам, в обычный город, потекла по улицам обычная жизнь. Неужели действительно только что били часы истории и за спиной в нескольких шагах всего осталось видение Дворцовой, вся история России, твоей Родины, родины революции? Нет, все пережитое осталось в тебе. И этого ты уже не забудешь. Ты унес в себе главное — сознание того, что трудно быть коммунистом, нелегко им оставаться, но нет ничего прекраснее этого.
Ровно отбивают время старинные круглые часы в металлической оправе в углу высокой арки. Еще мгновение. Поворот...


Пойте и любите наши песни.
Если мы не довоюем, если
вам кончать, — пусть знают все на свете,
где вы выросли и чьи вы дети.




Конкурс "Часы истории".

Продолжение следует

0
Светлана
24.04.2014 09:34:36
Комментарий к книге "Страницы жизни "
Прочитала вчера первую часть книги Владимира Якумовича Карасева «Страницы жизни «. Первые впечатления, которые не покинули, я побывала на свидании… Необычном: свидание с теми словами, которые были в моей молодости, простыми , понятными и высокими , которые мы уже более десяти лет «стесняемся» говорить - о Великой Октябрьской социалистической революции, компартии…, которые «озарили судьбу сироты - мальчонки, поставили лицом к лицу с историей…» и многими еще другими. И я уже знаю, что еще не один раз будут подобные «свидания» с фактами, чувствами, созвучными мыслями, оценками, приметами времени, в котором и мы взрослели, осмысливали, принимали или отрицали, соглашались и сожалели об этом, ошибались и находили, мучились в сомнениях и обретали… « Мы были творцами своей истории «. Пишет автор, и это и для меня, и моих родных, и многих наших друзей - неоспоримо. Как и другое: « собиралась она, жизнь, в узел-корень на одной земле…»
«Мы наверстывали столетия сами, своими руками «… Я бы сказала чуть-чуть по - другому : мы ВЕРСТАЛИ прошедшее столетие, и не знали «счастья большего, чем жить одной судьбой , грустить с тобой, земля моя и праздновать с тобой «.
Очень созвучны и очень важны прозвучавшие строки : « Если мы сейчас стали тем, что мы есть, если все это свершилось на памяти одного поколения, может ли быть на свете то, что нам не по силам «. И завещание новому поколению: « Пойте и любите наши песни .Если мы не довоюем, если вам кончать, - пусть знают все на свете, где вы выросли и чьи вы дети «. Замечательно !
Я – в числе благодарных читателей этого « рассказа о себе – о времени, товарищах, о моем поколении".


Главное за неделю