Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,64% (49)
Жилищная субсидия
    18,18% (14)
Военная ипотека
    18,18% (14)

Поиск на сайте

Страницы жизни. В.Карасев. Часть 52.

Страницы жизни. В.Карасев. Часть 52.

Необходимо также, чтобы новое быстрее попадало в ГОСТ, чтобы работники научно-исследовательских институтов, от которых это зависит, тоже чувствовали всегда ритм времени, помнили, что у тех, кто ближе к производству, подчас больше связи с жизнью. Нет, не к безответственной спешке призываем мы, новаторы! Мы лишь против недопустимой неторопливости, против принципиального непоспешательства, против равнодушия и ревнивой волокиты, с которой порой приходится еще встречаться. Такие пороки — как их еще назовешь?—тяжелый вред наносят общему нашему делу.
Вместо вывода третьего мне просто хочется сказать о тех мыслях, которые пробудила во мне другая большая человеческая жизнь, о мыслях, которые подтвердились и в буднях нашей бригады.




Красное ТВ. Документальный фильм о Евгении Оскаровиче Патоне.


В замечательной книге «Воспоминания» Патона, ученого и инженера, в 73 года вступившего в партию, книге, которую от души рекомендую всякому рабочему и инженеру, всякому творческому человеку, есть несколько очень правильных выводов. Патон пишет: «Жизнь учила нас тому, что старое легко не сдается, не уступает сразу своих позиций. Кажется, что вот уже нанесли ему сильный удар и дальше все пойдет само собой. Ничего подобного, оказывается, привычка к старому — привычка цепкая, сильная. Нужно последовательно и упорно бить в одну точку, пока новое победит...
Хорошая идея — это еще далеко не все... Мы знаем немало случаев, когда из-за пассивности ученого, неумения бороться за внедрение своего изобретения в жизнь важные открытия годами лежат под спудом.
Найти что-то и похоронить в своих лабораториях, не довести до конца — кому это нужно? Переведите свое открытие на язык техники, на язык производства, доведите его до заводов, поставьте на ноги, сломайте сопротивление тех, кто цепляется за старое, а потом уже хвалитесь победами».
Далее Патон пишет: «Однажды молодой сотрудник шутливо упрекнул меня в том, что я оцениваю силы своих учеников мерой собственной работоспособности. Эго, дескать, для них не очень удобно.
Я ответил ему:
— Силы человека зависят от того, насколько он чувствует ответственность за свою работу. Осознайте полной мерой эту ответственность, и вы сразу увидите, на какие большие дела способны!»




Чувство ответственности... Максим Горький назвал ответственность подлинно социалистическим чувством. Он говорил, как важно понять, что именно мы, каждый из нас, в ответе за все хорошее, и за все плохое. Великий француз — коммунист и ученый Жолио-Кюри говорил:
«Я никому не могу передоверить того, что считаю своим долгом».
Это и есть главный, третий вывод: воспитывать в себе чувство ответственности.


***

Вот и подошла к концу наша «повесть о фрезе». Я постарался сдержать свое слово — рассказать о том, что обещал тебе, мой друг из Свердловска. Помнишь, тогда в нашем разговоре на Выставке народного хозяйства? Рассказал так, как невозможно рассказать при обычной дружеской встрече. Сам понимаешь, на площадке новаторов, на заводе у станка, когда обступают друзья и товарищи, много и других разговоров: жизнь сама бежит и тебя торопит, надо докладывать о новых работах, передавать опыт конкретного, живого дела, которое уже требовательно стучится в дверь. Новое, только родившись, заявляет свои права: «Придумал? Научи меня шагать, жить, работать, покажи мир, в который ты вызвал меня, отдай людям, своим друзьям. Хочу помочь тебе, человек!..»
И вот рассказываешь, показываешь, слушаешь, смотришь, споришь, учишься, воюешь за новое. Где уж тут заводить длинные разговоры об опыте отстоявшемся!
Да... Подошла к концу наша повесть о фрезе. Но полноте, разве может она кончиться? Конечно нет.
Объявилась на свет новая фреза — Николая Спицына. После долгих лет труда и работы сумел он победить нержавеющую сталь. И теперь легированную сталь, медь, алюминий и другие ценные сплавы легко проходит его оригинальная фреза. 90 минут может она работать, за смену не более 5 фрез приходится менять. А раньше — 30-35 фрез! Хорошо? Да.
В содружестве с инженерами Федоровым и Гладиным создал новую конструкцию трехсторонней дисковой фрезы Иван Леонов. Она применяется на многих предприятиях страны. Пошел в работу замечательный быстросменный патрон для фрезы Евгения Савича. Секунды, и почти без усилий надежно закреплен инструмент.




Думает над новыми фрезами Евгений Швалев. Пошел он дальше нас, помощник наш, бригадир коммунистической бригады. Хочет Евгений неравномерный шаг разбивать не только по окружности — предлагает разношаговый наклон спирали. Очень серьезная мысль. Дело тут уже не только в вибрации, но и в стружке. Исследует инструмент лаборатория резания, советуется со специалистами Швалев.
Фреза будущего... Фреза, которая будет работать и не срабатываться! Да, мы должны уже думать и о такой. Это пока еще фантазия. Но в воображении зреет все та же мысль — о «самозатачивающемся» инструменте. Пусть в работе не тупится фреза. И мы уверены, что победим твердые сплавы и увеличим скорости, заставим каждую фрезу долго, очень долго работать.
Растет выплавка стали, и всю эту сталь нужно обработать — превратить в машины, станки... Какое тут огромное поле деятельности для режущего инструменте! Непочатый край, считай, своя целина. Ведь это точно: до сих пор «на острие резца» мощность машиностроительных цехов.
В создании новой техники пока главное — подготовка производства. Инструментальное хозяйство все еще съедает 80 процентов времени и 90 процентов затрат. Да разве можно положить предел поискам, если существует такое положение? Надо же дать, наконец, всему режущему инструменту несокрушимую стойкость, высокую производительность, свести на нет, до нуля, потери времени.
Вспомогательное время... Кто придумал это слово — «вспомогательное»? — вредное, мешающее работе! Надо сократить все, что уменьшает «машинное время», все, что отрывает фрезу от работы и человека от дела.
Какая гарантия успеха этого? Отвечу: коллективный неуемный наш поиск, страстная непримиримость ко всему, что мешает. Вся работа и жизнь моих друзей и товарищей.
Фреза Козлова... Фреза Тупицина... Фреза Спицына... Да каждая из них — это же целая новая, ненаписанная повесть! И ее, конечно, уже писать самим моим друзьям.




— ...Когда был впервые наш давний разговор, ты не помнишь, фреза?
Поблескивали, вращаясь, спирали, только блик света отражался на поверхности. Смотрела, мгновенно отвертываясь, и снова на ходу, не отрываясь от дела, говорила.
Нет, ты не ответила тогда на все наши вопросы. Что не досказала еще ты нам, фреза? Скажи хоть тем, что идут за нами вслед. Скажи им, они молоды.
Словами к молодым и мне хочется закончить эту главу, главу книги, главу своей жизни. И не своими — словами замечательного художника и великой работницы Анны Голубкиной. Человек самобытного и самозабвенного таланта, скульптор Анна Семеновна Голубкина первая в России изваяла портрет Маркса. И вот что писала Голубкина в книге своей «Несколько слов о ремесле скульптора»:
«Все вышеописанное вовсе не обязательно для вас, и вы не должны слепо подчиняться запискам. Но если, работая, вы увидите подтверждение сказанного мною, то возьмите это в ваш художественный опыт. Когда вам рассказывают дорогу куда-нибудь, то нередко бывает, что все эти тропинки, станции и прочее перемешиваются в памяти; страшно становится такой сложности^ На самом деле все это проще. Идите сами, и когда вы пойдете, то по дороге увидите указанные вам приметы и в этом увидите подтверждение правильности вашего пути. Может быть, вы где-нибудь сократите эту тропинку, может быть, сделаете интересный крюк. В добрый час! Надо спокойнее отнестись к этим требованиям — они не самое важное. Все придет в свое время... Главное и лучшее — впереди, изучение же — только для того, чтобы овладеть своими силами, и из этого многое придется выбросить так же, как выбрасываются учебники.
Еще раз повторяю: отнеситесь легче ко всему этому изучению, не оно главное, и если у вас будет крепкое убеждение сделать что-нибудь иначе, по-своему, — делайте: вы правы».




Особо важное значение в нравственном развитии общества имеет революционная мораль рабочего класса.

Программа КПСС

«НЕПОНЯТНЫЕ» РАБОЧИЕ

ПРАВДА О ТОМ, ЧЕГО ОНИ БОЯТСЯ


Однажды к нам на Кировский завод приехала делегация из Франции. Кто-то сказал:
— Надо бы им рассказать о Константине Симоновиче Харченко.
— Поймут ли? Захотят ли верить? Помните же тот случай...
Да, мы уже немножко знаем психологию многих людей из «того мира». А «тот» случай произошел в Кембриджском университете. Читал там лекцию о своих путешествиях по Памиру действительный член Географического общества СССР Евгений Белецкий. Газеты в Лондоне сообщали: «В Кембридже выступит советский ученый».
Наши товарищи по советской профсоюзной делегации вежливо поправили:
— То не совсем точно. Евгений Белецкий — слесарь-лекальщик. Это его профессия.




Заслуженный мастер спорта Е. А. Белецкий. 1947 г. В цехе у станка.

— Рабочий? И действительный член научного общества?
— Да. И к тому же он автор научного труда по обработке металлов и интереснейшей книги по альпинизму. Облегченно вздохнули хозяева:
— Ясно, какой же он теперь рабочий? Ученый, конечно! Да если бы английские газеты сообщили, что Белецкий— простой рабочий, их бы обвинили в коммунистической пропаганде... А это действительно случается, что ученый выходит из народа. У нас выходцем из рабочих был сам премьер — Макдональд. Вы не слыхали?
— Слыхали...
Но про тот казус с Макдональдом потом. А что касается Евгения Белецкого, то этот образованный, одаренный человек действительно «простой рабочий» нашего Кировского завода. И мы уважаем его, гордимся им так же, как очень многими людьми нашего богатого талантами большого коллектива.




Вот Константин Симонович Харченко. И его биография также типична для нашего времени. Он, слесарь, вместе с доцентом П.П.Загрецким является автором большого труда «Слесарь-лекальщик». Эта техническая книга стала превосходным учебником для мастеров, технологов, лекальщиков. Некоторые другие технические книги слесаря Харченко переведены на иностранные языки. Узнают такое зарубежные представители, чего доброго, потом скажут: «Пропаганда. Такого не бывает».
У кого как. В капиталистическом мире не бывает. У нас бывает!
Я думаю о приметах нашего времени, нашей жизни...
В дни работы сессий Верховного Совета обычно во всех газетах печатают большие снимки Президиума. Внимательно вглядываясь в снимок Президиума Верховного Совета РСФСР вы могли видеть высокого человека с крупными чертами лица, сидящего рядом с Председателем. Много лет заместителем Председателя Верховного Совета Российской федерации был замечательный фрезеровщик нашего завода, новатор Иван Давыдович Леонов.
Обыкновенная история? Да! Но люди из капиталистического мира воспринимают это по-другому.
Как-то на нашем Кировском заводе побывали туристы из Западной Германии. Пришли они в цех, остановились у станка Ивана Давыдовича.
— Вы и есть действительно господин Иван Леонов? — спрашивают.
— Да, — отвечает. — А что?
— И вы же господин депутат?
— Вот думаю, — рассказывал потом Леонов, — заладили одно: господин да господин. Но отвечаю спокойно:
— Да, я депутат Верховного Совета РСФСР.
— И вы есть... заместитель Председателя? — спрашивают опять.
— Да, все точно.




Группа рабочих - последователей фрезеровщика-скоростника цеха штампов и приспособлений И.Д. Леонова, выполнивших по восемь - десять годовых норм; слева направо: И.Д. Леонов, слесарь М.А. Томилин, фрезеровщик Б.С. Трибель, шлифовщик А.Д. Дмитриев, слесарь А.И. Шалюхин. 17 октября 1962 г.

Продолжение следует


Главное за неделю