Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,56% (51)
Жилищная субсидия
    17,72% (14)
Военная ипотека
    17,72% (14)

Поиск на сайте

Страницы жизни. В.Карасев. Часть 55.

Страницы жизни. В.Карасев. Часть 55.

Вскоре же обнаружилась замечательная черта, как бы заложенная в этих планах: первый план неизменно требовал новых предложений и мыслей. Едва осуществляясь, он понуждал к непрерывному движению, поиску, требовал продумывать следующий. Ведь план рассчитан на определенный срок, а рабочие уже видят возможность новых обязательств. Тут комплекс, цепная взаимосвязь.
Широк технический кругозор рабочего, есть у него умение найти новое, использовать в труде творческие находки своего товарища по профессии. Вот на Ижорском заводе, основываясь на достижениях новаторов, организовал постоянно действующий технический семинар инженер Иван Васильевич Яшин. Почин Яшина и начинание новаторов Кировского завода совпали по времени и по замыслу.
Постоянно действующие технические семинары тоже давно теперь стали всенародным достоянием — вошли в жизнь и быт коллективов страны. Но вот каковы были итоги работы самого первого, яшинского, чрезвычайно интересно. Главное — семинар постоянно будил творческую мысль слушателей. За короткий срок внедрено в производство более 200 усовершенствований. На глазах у товарищей по цеху рождалось новое. Вот вам и скучные названия «техсеминар», «комплексный план»! Да где найти самые красивые слова для таких дел? Сколько кропотливого, вдохновенного труда скрывается за этим.
Изучено ли, проанализировано ли, осмыслено ли огромное значение технических семинаров и комплексных планов? Они воспитывают, революционизируют сознание людей, освобождают его от сковывающих навыков мысли, оставленных нам дедами и отцами. Технические ли только или коммунистических отношений эти семинары и планы? Сколько черт нового морального кодекса уже утверждено ими в жизни? Это и добросовестный труд, и забота о товарищах, и взаимное уважение в коллективе, и самый девиз строителей коммунизма: «Человек человеку — друг, товарищ и брат».
Какую оценку дает жизнь деятельности «непонятных» Зайченко, Яшина и других? Вспоминаются слова В.И.Ленина. Он писал: «Профессиональный революционер должен создавать в каждом месте десятки новых связей, давать им при себе всю работу в руки, учить их и подтягивать не поучениями, а работой».




Но ведь это точь-в-точь о наших новаторах! Не правильнее ли назвать этих замечательных людей профессионалами-революционерами нашего времени — по самоотверженности, продуманности и многогранности их труда, революционизирующего сознание и нравственный облик людей, по методам работы, подлинно революционной по сути и смыслу своему?

ЛАЛЕТИНЫ

— Ну, как там наш?
— Чего это ваш? Наш!
— Эко у вас быстро да ладно получается! Вырос-то где? У нас.
— Вырос, — протянул я. — Мальцом куда пришел, где живет и трудится уже столько лет? Чьим люди его знают? Нашим, кировским!
— Ну, понятно, на готовенькое все охочи, — смеется мой собеседник. — Какого парня вам отдали, а? Повезло, да и только. Ну ладно, раз такая беседа, говори, чего-нибудь он еще, что ли, придумал? ;
— Конечно, придумал.




Мы стоим с Петром Алексеевичем Прозоровым под высокими сводами Георгиевского зала в перерыве между заседаниями Пленума ЦК партии. Лето. Жара в расцвете. Председатель кировского колхоза «Красный Октябрь» дважды Герой Социалистического Труда Прозоров — частый гость в Кремле. По праву «старых кунаков-побратимов» мы на заводе всегда особенно радуемся успехам краснооктябрьцев — и область у них Кировская, и наши тракторы когда-то первыми прибыли в эту коммуну, и как-никак наш Лалетин родом оттуда.
Я очень рад сегодня, что сумел, кажется, должным образом ответить Петру Алексеевичу. Пусть знает и пусть задумается, а то заладил: «наш да наш». Могу ли я с ним согласиться, когда столько знаменательных событий на заводе связано с Лалетиным, когда на моих глазах расцветает технический талант этого замечательного человека? Что из того, что мы в разных цехах? Но ведь еще в 1956 году, чуть ли не в самый первый «день новатора», организованный обкомом профсоюза, нашим заводским комитетом и бюро технической информации, мы оказались стоящими рядом. В ту пору Леонид Лалетин горячо подхватил почин Зайченко и Логинова. Он демонстрировал обработку деталей с помощью созданного им копира и выполнил норму на 751 процент!




Выставка в Таврическом дворце для делегатов партийной конференции. Новатор производства завода "Метприбор" инженер В.М.Богданов (справа) знакомит делегатов конференции с изготовлением деталей на универсальных штампах различных форм и размеров. 5 января 1956 г.

Несколько норм в день — внушительные показатели, не правда ли? И это результат не мускульных усилий. В каждой из этих норм заложен умственный труд, пытливая мысль изобретателя, обладающего незаурядными техническими знаниями и опытом.
Деталь обрабатывалась на обыкновенном токарном станке автоматически. Любо-дорого было смотреть, как обрабатывалась.
Новый «день новатора». Леонид демонстрирует собравшимся свой «электронный микрометр, модель № 1» — маленький телевизор, на экране которого при замере размеров детали мгновенно вспыхивали цифры, безошибочно показывающие с точностью до 0,05 миллиметра диаметр ее.
Замер на ходу, без остановки станка! Не худо? Но эта модель была лишь ступенькой к следующему изобретению. Вскоре в лаборатории резания Леонид Лалетин показывал свой усовершенствованный прибор, «модель № 2».
Леонид Лалетин демонстрирует передовые методы труда. Показать — это, пожалуйста. А говорить он не очень любит, скуп на слова. Мне кажется, оттого, что постоянно занята мысль его. Да и просто, конечно, черта характера.
Не любит говорить. Но почти все о его жизни люди знают. Как же так? Да вот пойди попробуй, объясни живущим в капиталистическом мире, что с историей жизни рабочего парня можно познакомиться по книгам. И не князь он, и не граф, чтобы о нем велись родословные, — рабочий человек, сын колхозника, а книги о нем и его семье написаны. Вот они лежат передо мной. Первая — Р.Федоров «Шаг в будущее», о людях колхоза «Красный Октябрь». Два очерка в ней рассказывают об отце и матери Леонида Лалетина.




Главный строитель колхоза Лалетин Константин Григорьевич, 1950-е годы. Герои Социалистического Труда: 1 ряд слева направо: Е.Г.Лалетина, П.А.Прозоров, Н.А.Прозорова, 2 ряд: Ф.А.Коробейников, А.М.Бушмакина,
А.В.Семакова, Н.П.Малюгин, А.А.Прозорова, А.Н.Комышева, М.П.Колупаев, И.Т.Вахрушев


«Колхозный инженер» называется тот, что посвящен механизатору Константину Григорьевичу, «Талант»—тот, что повествует о бригадире колхозном Екатерине Лалетиной. Вторая книга, вышедшая в том же Кировском издательстве десять лет спустя, — очерк С.Синельникова о третьем из славной династии тружеников, кировском токаре Леониде Константиновиче Лалетине. Несколько лет назад вышла книга самого Леонида — рассказ о работе, товарищах, раздумье о жизни.




Трудиться- - значит дерзать. Леонид Константинович Лалетин

Я беру эти несколько книг, просматриваю их и думаю: «Правильно сделало издательство, выпустив такие книги. Но, к сожалению, мало их еще, очень редки биографические и автобиографические книги, маленькие и большие. А ведь они, как никакие другие, могут окрылить юных, только ищущих свой путь, заветную свою звездную стежку-дорожку».
Рассказывая о Леониде Лалетине, я восстанавливаю только главные вехи. Может быть, будущие историки, изучая жизнь новатора, назовут один факт счастливым совпадением: Леонид родился в ту самую пору, когда в его родной колхоз «Красный Октябрь», в старое село Вожгалы пришел первый трактор с «Красного путиловца». Это было в 1928 году. Вожгалы происходят от старославянского «вожгаться», что значит много трудиться.




Первый трактор марки «Фордзон путиловец», купленный коммуной в 1927 году, тракторист Д,А.Прозоров

Любовь к технике у мальчика родилась еще в колхозе. И не только потому, что под руководством отца ребенком он узнавал механизмы, знакомился с законами об электричестве, овладевал слесарным и токарным мастерством. Но и потому, что колхоз был хорошо механизирован, и любознательный паренек оказывался свидетелем того, как много дают машины.
Леонид непременно это подчеркивает, если рассказывает:
— Там у нас все механизаторы. Машин много — осваивай. Незаметно само собой узнавали о многом. Были у нас и отличные мастерские.
...Помните, в наших моральных законах сказано: «взаимное уважение в семье, забота о воспитании детей».
Растили детей в семье Лалетиных в любви к труду, уважали их мечты — твори, выдумывай, пробуй.
В 14 лет управлял Ленька всей гидростанцией на реке Быстрице по книгам отцовской библиотеки. Ушел отец на войну, остались сыну справочники, брошюры, журналы, основательный том «Электротехники» — малые и большие друзья на полках. Они открывали новое, рассказывали, учили, поддерживали, наталкивали, спорили между собой. Точно люди, были те книги.
В детстве из букв складывались слова. Теперь из слов — целая грамота, грамота строителей жизни. Леонид работал на электростанции учеником монтера, затем механиком, слесарем, токарем, электромонтером. Изобретатель, конструктор, строитель... Мужчин в колхозе почти не было, а техникой надо было управлять.




Гвозди, используемые в строительстве: А - круглый гвоздь; Б - с выпуклой шляпкой; В - напольный гвоздь; Г - овальный гвоздь; Д - гвоздь без шляпки; Е - панельный гвоздь; Ж - штукатурный гвоздь; 3 - настенный гвоздь.

Рядом с «Электротехникой» и справочником лесопильщика легла брошюра о гвоздильных станках. Помогла она соорудить «гвоздильную фабрику», сделать гвозди, которых не было в колхозе и которые были так нужны. А потом также осваивал Ленька строительство каменной гидростанции. Да и мало ли еще что пришлось делать в те годы, делать самостоятельно, открывая пути по книгам, как первопроходцу.
Детская любовь мальчика к технике стала призванием, труд — потребностью. Леонид помнит, он тогда еще был в колхозе, когда отца и мать наградили орденом Ленина. Юноша видел: в его родной стране труд ценится превыше всего. Он гордился и гордится отцом, гордился и гордится матерью, ставшей Героем Социалистического Труда.
Потребность в творчестве, любовь к машинам привели семнадцатилетнего паренька к нам на завод. И естественно, просто он вошел в заводской коллектив, вступил в строй заводской жизни, стал продолжателем славных традиций путиловцев. Его талант, его способности, черты новаторства, заложенные еще в родном «колхозном доме», по-настоящему расцвели на заводе. То ли не раздолье таланту мастера! Леонид сразу начал с творчества, самостоятельного и ответственного.
— Энциклопедист из Вожгалы...
Нет, его новый друг на Кировском заводе, насмешник и книголюб шлифовщик Коля Крылов шутя говорит иначе:
— Леонардо из Быстрицы! Как ваше мнение? Приятель, что заходит к ним часто, Лева Паршуков, шахматист и музыковед, решительно возражает:
— Неверно, маэстро. Надо говорить точно, не из реки ж он явился! Надо точно, по месту рождения и жительства: Леонардо-да-Вожгалы...
Ребята смеются, но так же как и Леонид, они сами буквально «вгрызаются» в книги. А Лалетин даже говорит, что книги привели его на завод. Волшебной детской мечтой стало желание попасть на Путиловский с тех пор, как прочел он «Историю Путиловского завода», привезенную из города матерью. От корки до корки проштудировал.




Сколько раз с тех пор запирался Ленька в отцовской библиотеке! Искал, думал, советовался в поисках. Но года два-три назад приехал в деревню и понял, насколько вырос из этой библиотеки своего детства и отрочества, вырос, как вырастают из детского костюмчика, когда-то сшитого «на вырост». Не заметил, когда это произошло...
Давно уже ходит Лалетин в читальни Ленинградского университета и научно-исследовательского института. Изучает курс оптики, электронику, полупроводники. И дома в шкафу, на полке, на подоконнике, грудою на рабочем столе — все они же, любимцы, необходимые книги. Одни остаются навсегда, другие приходят и уходят. Стали настоящими друзьями книги А.М.Бонч-Бруевича «Применение электронных ламп в экспериментальной физике», Е.М.Мартынова «Бесконтактные переключающие устройства и электронные устройства дискретного действия», Н.Т.Петровича и А.В.Козырева «Генерирование и преобразование электрических импульсов». Книги по электронике, кибернетике, точной механике, сопромату, физике, химии.
Но справочники, учебники не испещрены пометками на полях. Нет и блокнотов. Никаких пометок нигде. Аккуратность? Нелюбовь к записям? Просто такая привычка — все в голове. Так проще. Листки с записями — на день, на несколько дней, на неделю. Не нужны дольше.
Но бывает пора, когда на стенах в комнате Леонид развешивает тщательно вычерченные схемы. Схемы. Схемы. Схемы. Они заполняют все. Это обдумывается новый творческий замысел.
Что удивительного, скажет читатель, общеизвестный факт: новатор — студент технического института. Скажет — и ошибется. Леонид Лалетин не студент. Он учится сам. С упорством и проницательностью ученого. И все чаще читать ему приходится не учебники, а записи опытов в лабораториях, новые, самые свежие справочники научно-исследовательских институтов.
Почему-то до сих пор бытует устарелое представление о том, что самообразование — удел только тех, кто не смог получить систематического образования. Но, по-моему, это совсем не верно. Самообразование — это то, без чего невозможно движение человека. Оно вовсе не кончается с получением любого диплома, наоборот, с этого только начинается постоянное, упорное, систематическое самообразование. Именно в этом смысл горьковских слов о книге. Писатель говорил, что в ней вся премудрость, все богатство.


Продолжение следует


Главное за неделю