Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,86% (53)
Жилищная субсидия
    19,28% (16)
Военная ипотека
    16,87% (14)

Поиск на сайте

К стоматологу на огонек. Владимир Пудовкин.

К стоматологу на огонек. Владимир Пудовкин.

Осень, хмурое утро обычной пятницы 1985 г. У Петра было прекрасное настроение Ничего печального и трагического не должно было произойти, хотя к гадалке он, конечно, не ходил. Планы на выходные радовали душу. Вечерней лошадью он убывал в столицу с хорошенькой медсестренкой, не обремененной моральными комплексами строительницы коммунизма. Друзья из Одессы привезли хорошего молдавского вина, домашнюю украинскую колбасу, баклажанную икру домашнего производства. Что может быть лучше чем выходные в хорошей компании, застолья от души в ненастный осенний вечер. Поход в мавзолей к дедушке Ленину не планировался, его заменили сауной с бассейном .
Но с утра, по закону подлости, заболел зуб. На службе отпросился на пару часов. Заглянуть к МВД перед выходными было просто необходимо.
Поликлиника ВМФ в те времена находилась в бывшем особняке графа Игнатьева на набережной Красного флота. Во времена правления мордатого полководца Сердюкова здание у ВМБ забрали, но это уже реалии нынешнего времени. Сейчас у нас другие графья.
МВД - это аббревиатура - Мезенцева Валентина Дмитриевна. Очень приятная, душевная женщина: врач-стоматолог нашей гидрографической братии. Вручив дежурную шоколадку, Веревкин попросил принять его без очереди - с острой болью. Но как выяснилось дальше, ускорение процесса лечения не всегда приводит к благоприятному результату.
Рентгеновский снимок определил кариес нижней четверки, но больной зуб оказался под коронкой. То есть необходимо было снять ее и затем заняться лечением больного зуба. Ну а далее стало ясно, для кого осень - это свадебные колокола, а для Петра полная Жопа, причем с большой буквы. Валентина Дмитриевна отправила его к свободному ортопеду для снятия коронки. Ну, а дальше все очень просто - он как тот шарик в рулетке, закатился не в ту ячейку.
Ортопедом оказался здоровый бородатый мужик, судя по бейджику - Райский Арон Исакович. Получив изрядную дозу импортного анестетика, Веревкин удобно расположился в зубоврачебном кресле, рассчитывая на безболезненную процедуру снятия коронки. Но через пять минут он понял, что успел так нагрешить за свои 34 года, что господь бог отвернулся от него полностью и окончательно, и наказал его конкретно и жестоко. Обхватив волосатой рукой челюсть обмякшего капитана 3 ранга, ортопед второй рукой засунул высокооборотную бормашину с весело крутящимся диском в рот нашему грешнику.




Некоторое время диск задорно визжал, разрезая сталь коронки. А дальше началась кровавая резня, вернее, божья кара нашла героя. Арон Исакович, очевидно, задумался о делах своих житейских; то ли жена стала слишком толстая, или любовница требовала новую шубу, в общем жил стихами:

Эх, нищее племя, коллеги врачи,
За что нас страна наказала,
В аванс нам вручают анализ мочи,
В получку анализы кала.


Диск соскочил с коронки и вонзился в язык Веревкина. Дикая боль, кровь изо рта, ох-й пациент бешено вращает вылупившимися глазами. Ортопед завизжал, как будто ему в очко паяльник засунули; Я не виноват, это он сам дернулся. Сразу чувствуется, опытный врач, профессионал, обосрался и на пациента валит, как будто Петр ему в это время яйца чесал. Картина маслом. Гестапо отдыхает, а НКВД опыт перенимает.
Кое-как зашили рану, а за одно сняли коронку. Речевая функция полностью исчезла. Матом никого не пошлешь, объясняешься только руками - немое кино, да и только.
МВД позвонила в часть, сообщила о случившемся. Сослуживцы ржали весь рабочий день, радуясь за товарища, ведь ортопед оставил ему указательный палец и кое-что в штанах. Москва накрылась медным тазом, подруга долго не верила в случившееся.
До потери речи, как выяснилось, оставались доли миллиметра. Нерв был поврежден, но не обрезан полностью. Военные врачи, естественно, ушли в полный отказ. Заслуженный еврей Советского Союза Арон Исакович срочно слинял в отпуск за два года. Страховки у военных в те лохматые годы недоразвитого социализма с нечеловеческим лицом не предусматривались - обязанности предусматривались. Разговаривать было весьма затруднительно, так как постоянно скапливалась жидкость в месте разреза. Время от времени военврачи, откачивая жидкость, нежно советовали; не стесняйся, мол, заходи чаще. Настоящий гуманизм, граничащий с пох-змом, бесплатная медицина, одним словом. К счастью, друг Петра Анатолий Арх-й порекомендовал ему доцента института им. Мечникова Татьяну Николаевну. Опытный челюстно-лицевой хирург, осмотрев полунемого капитана 3 ранга, с ужасом покачав головой, она сказала: "Такого варварства не видела за всю свою практику".
Операция предстояла очень сложная, но так как могли произойти необратимые изменения, она решилась взяться за нее. Обколотый наркотой, Веревкин три часа лежал на операционном столе, ощущая нестерпимую боль все это время, просто партизан на допросе. Дело в том, что анестезия на языке в некоторых местах практически не действует. Операция, к счастью, прошла успешно и Татьяна Николаевна совершила практически невозможное, с профессиональной точки зрения.
Речевая функция к Петру еще долго окончательно не возвращалась, что положительно отразилось на служебном росте. Начальству нравятся немногословные, исполнительные офицеры. Правда, эти офицеры, чаще всего, не спешат выполнять порой просто идиотские приказания.
Когда-то в начале службы Веревкин познакомился с молодым перспективным врачом-урологом. Он помог избавиться от венболезни его товарищу, а в дальнейшем крепко подружились. И теперь он через много лет помог спасти Петру язык. Мораль сей басни такова; Бывает, что и триппер спасает артиста разговорного жанра - шутка юмора флотского розлива.
А набить морду ортопеду Петр нашел время в своем плотном распорядке дня.



Главное за неделю