Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,75% (51)
Жилищная субсидия
    18,75% (15)
Военная ипотека
    17,50% (14)

Поиск на сайте

Страницы жизни. В.Карасев. Часть 59.

Страницы жизни. В.Карасев. Часть 59.

ВРЕМЯ НЕ МОЖЕТ ЖДАТЬ!

— Современные машины изготовлять можно только передовыми методами труда. Строго научная его организация, строго научная технология!



Это говорит Алексей Васильевич Чуев, человек уникальной профессии. Гребные валы для судов точит он. Одна деталь 10-12 метров длины, 8-10 тонн веса. Еще недавно на обработку требовалось 130 станко-часов, сейчас 22-27 — так возросли скорости, такова глубина захвата нового, созданного Чуевым и Брейкиным инструмента. Весь цикл обточки — «на один ряд за один раз», как в сказке! Примененные им широкие резцы, весь комплекс мер упростили технологию. Долой тяжелейшую операцию шабровки — 90 часов, 13 дней на каждый вал слесарям вручную. Долой и объемные огромные калибры — полутонный калибр для замера резьбы на гигантских гайках! Простой индикаторный прибор, предложенный Чуевым и Андреевым, «отменил» те калибры, позволил вдвое повысить производительность труда.
Алексей Васильевич Чуев — ровесник Октября, токарь Балтийского завода, Герой Социалистического Труда. Он теперь — уже четвертый год — председатель нашего Ленинградского совета новаторов. Вот каких отличных людей выдвигает время!
— Чуешь, Чуев, как хвалит Якумыч?!—смеются товарищи.
— Да еще бы Карасеву его не хвалить, — вступает в разговор Боря Рыжиков. — Преемственность прямая: новый-то председатель — та же морская душа; не кто-нибудь — «балтийская» косточка...
Что возразить ему? Это правда. Пристрастие старое — море родное и все, что связано с морскими просторами и морской техникой. А моряки и впрямь не подводят рабочий класс. И я расскажу об этом.
Но прежде познакомлю тебя, читатель, с самим Борисом Рыжиковым. Это теперь наш председатель секции фрезеровщиков и одновременно новой секции совета — секции производственной эстетики. Вместе с новаторами этим интереснейшим делом занимаются в секции архитекторы и врачи, художники, музыканты и светотехники. Так что Борису по роду деятельности положено быть психологом.
Появилось и еще одно новое увлечение у группы ленинградских новаторов — механизация инженерно-технического труда. Вот задача. Экие «непонятные» эти рабочие, зачем им-то это?.. А они рассматривают на секции трафареты и шаблоны, один интересней и заманчивей другого, хотят помочь инженерам и техникам максимально высвободить время и силы для творческого труда.
Универсальный чертежный прибор новатора О.Улановского — это 13 операций за чертежной доской, почти мгновенно и совершенно точно осуществляемых. 13! Бывший моряк, наш Оскар Оскарович Улановский — автор пяти изобретений, девяти замечательных приспособлений и приборов. И еще цифры: две сотни отзывов и благодарностей, шестьсот договоров на техническую документацию сделанного им. Недаром на ВДНХ серебряная и золотая медали присуждены Улановскому.




Ручное и машинное гравирование. Оскар Улановский.

Идет пополнение. Новые силы вливаются в совет новаторов. Особенно хорошо, что все больше молодых приобщается к нашему делу. Не просто увлечение, жизненное призвание зовет и ведет. Из 700 новинок, представленных нами на последней московской выставке, половина создана людьми, еще мало известными даже на предприятиях нашего города. За каждым вторым экспонатом стоял новый человек!
Цифры и факты хорошие, не правда ли? Отрадно рядом со старыми друзьями узнавать новую талантливую молодежь. Плохо вот только, что частенько еще мы «открываем» новатора — своего соседа по цеху, товарища по заводу — лишь на выставке, в другом городе. А ведь так случается — бьется человек сам, без помощи.
Юрий Николаевич Ванин, бывший кировец, очень вдумчивый и опытный наш инструктор, говорит:
— Не так много у нас и сейчас еще мастеров и начальников цехов, которые бы за честь считали: а вот такого-то я нашел, поддержал, столько-то новаторов воспитал. Немного таких, кто подхватывал бы на лету: «Что ты придумал? А ну-ка, зайди посмотрим». Конечно, план заедает, конечно, много дел у начальника. И все же это не оправдание.




И Евгений Францевич Савич ему вторит: — Цифрам радуйся осторожно, Якумыч. Ее каждую пощупать надо..,
А к Савичу нельзя не прислушаться, он даром не скажет, всесоюзный староста фрезеровщиков, председатель их в новаторском комитете на ВДНХ.
Правда, дело делается, и немалое. Но новой, высшей ступени во всей нашей работе требует пятилетка: постоянно наращивать общие наши усилия, по-деловому использовать новаторство мысли и активность передовиков.
Выставка, где мы экспонировали свои работы в 1965 году, продолжалась 48 дней вместо 30 запланированных, и посетило ее 180 тысяч человек. Если сравнить с годом 1963-м — отрадное и неуклонное движение вширь и вглубь.
15 тысяч договоров на проектную документацию, на приобретение прогрессивных приспособлений и инструментов, на оказание товарищеской помощи мы заключили на этой выставке вместо трех тысяч таких договорных обязательств на предыдущей. 512 золотых, серебряных и бронзовых медалей за создание новой техники увезли мы домой. А если еще учесть, что мы просто не могли показать все из того, что сделано за прошедшие два года — несколько павильонов не уместили бы наши экспонаты, — то можно подвести итог: хорошо поработали!
Или вот это, скажем, разве плохо? Из 230 тысяч новинок за год 160 тысяч были внедрены. Экономия от их внедрения достигла 80 миллионов рублей. Хорошо.
И все же, подводя итоги у себя на совете, мы те цифры рассмотрели чуть по-другому. И у нас вышло так: из 230 тысяч предложений 70 тысяч оказались не внедренными! Как не верти — одна треть! Значит, прибыль могла быть соответственно не 80, а 120 миллионов. И сколько времени, усилий сэкономило бы это! Сколько новых новаторов влилось бы в наши ряды!
Ну, предположим, этот счет неточный и требует корректировки. Пусть так. Все равно большую сумму экономии недобрали мы для нашего народного хозяйства. А это разве неизбежно? Нет, новая пятилетка требует иной деловитости, иных сроков, иной конкретности.
Стал совет с недавних пор проводить выездные заседания секций на предприятиях. Обсуждает совместно и решает важные вопросы, показывает в деле новинки. Расширяется видение, кругозор участвующих в таких заседаниях, растет общение, живое, практическое.




Но поговорите с Савичем, с Рыжиковым, с Зайцевым, Трутневым — они скажут вам, как иногда реагируют на предприятиях на показ новинки.
— Хорош, безусловно, — говорят в цехах люди. — Но где взять, где достать этот инструмент?
Даже если сбросить естественно необходимое время на освоение и изготовление нового, очень мы отстаем с внедрением. А это ведь сейчас главное — массовость и фактор времени! Сокращать разрыв между информацией и внедрением — вот чего люди требуют, чего хотят передовики, молодежь и ветераны. Чтобы рабочий знал: не завтра так послезавтра будет новинка у него — этот счет предъявляет администрации, службе технолога, инструментальной службе. Какая ж то новинка, если она годы не приходит на предприятие! Старинка, друзья, получается!..
Итак, масштабность внедрения, самое серьезное внимание массовости изготовления прогрессивных инструментов и приспособлений!
Наш совет новаторов постоянно стремится к выполнению поставленной задачи. А результаты? Это именной инструмент, идущий по стране и за рубежом; это лаборатории рабочих, которых становится все больше; это уже сотни бригад творческого содружества с инженерами; это поездки по странам мира, чтобы передать опыт, научить и научиться.
Сегодня совет новаторов на новой ступени, вширь и вглубь идет развитие дел. Новые люди, новые секции, новые проблемы. Но есть и старые нерешенные вопросы. Еще и по сей день не снята, еще много ее у нас, напрасной «вибрации», сдерживающей скорость и силу нашего движения. Фактор времени порой не срабатывает, еще не взяты повсеместно нужные режимы в нашей работе.
Что же делать? «Бороться и искать, найти и не сдаваться!» Действовать. Никто, кроме нас, не исправит ошибок, не отладит работу как следует. Мы сами в ответе за все удачи и промахи. И много еще шагать нам. Важно, что народная активность вывела на орбиту жизни надежного спутника-помощника. А оттачивать процессы, анализировать их, наращивать успех — это ведь дело неизбежное.
Есть много серьезных вопросов, над которыми мы все еще только думаем, но отвечать на них придется, и скоро, И не только нам. Потому и выношу их я на твой суд, читатель.




Согласись, не всегда еще достаточно внимания уделяем мы своим изобретателям. Не продумано еще, как систематически расширять их знания, знакомить с тем, что уже изобретено, с путями творчества других изобретателей. Сколько времени и труда тратят они подчас на опыты, уже кем-то ранее и давно произведенные, на разработку идей, уже выдвинутых. А как порой кустарно берутся за дело...
Мы уверены, необходим Всесоюзный университет изобретателей. А может быть, полезно создать народные университеты изобретателей и рационализаторов и в отдельных городах. Мне кажется, инициативу в этом должны проявить и ВОИР, и ВЦСПС, и наши научно-технические общества. Программу же занятий в этих университетах прокорректирует сама жизнь.
В ряде случаев, видимо, следует продумать и сугубо индивидуальные планы обучения. Помните Лалетина? Сколько раз на заводе все мы говорили ему: «Учись, иди в школу, в институт!». Леонид твердит: «Я и так учусь». Не раз задумывался я, почему он упорствует. И пришел к выводу: он в какой-то мере прав. Ведь раньше, чем Лалетин попадет в институт, ему придется потратить годы для сдачи экзаменов на аттестат зрелости. Потом первое время институт еще тоже не даст знаний, уже сегодня, сейчас нужных ему для изобретательской работы.
С другой стороны, есть у Леонида недопустимые пробелы в знаниях, заполнить которые ему самому очень трудно. Не изучив глубоко целого ряда наук, работать ему тоже невозможно. Каков же вывод? Мне кажется, таким, как Лалетин, нужно помочь быстрее изучать дисциплины досконально и основательно на уровне той подготовки, которая у них есть.
Вспоминаю, были в свое время, в годы первой пятилетки, ФОНы — факультеты особого назначения. По особой программе занимались дома со стахановцами и ударниками преподаватели. Так неужели теперь, когда есть у нас такая научная сила, когда на такую высокую ступень шагнул наш рабочий, не можем мы организовать широкую разнообразную сеть обучения новаторов, чтобы с наименьшей потерей сил и времени, с наибольшей пользой для себя и народа учились Лалетины?




Библиотека Почемучки “Энциклопедия юного изобретателя”.

Пора, наверно, подумать и о другом: нужна «Энциклопедия изобретателя», нужны книги о психологии его труда, биографии советских и зарубежных творцов техники, которые издавались бы, скажем, в серии «Книга за книгой».
А история революционнейшей русской инженерной школы, о которой так мало знают и с которой надо знакомиться с юных лет? История жизни и творчества тех, кто создавал впервые на свете социалистическую индустриализацию. Какие характеры, судьбы и сколько великолепного технического творчества первооткрывателей у этой поистине «могучей кучки»!
...Итак, будешь, читатель, в Ленинграде, заходи к нам. Мы теперь помещаемся на Невском, 58, в самом центре. Спроси Дом техники, он совсем рядом с новой станцией метро. Найдешь наши комнаты, увидишь диаграммы и стенды, встретишься с людьми, почувствуешь — ведется работа постоянно.
Конечно, всего лучше, если достанет тебе времени побывать на заводах, в секциях, чтобы смог по приезде домой подробнее рассказать товарищам и друзьям о нашем совете новаторов. Скажи: очень важный эффект этой деятельности — моральный, нравственный. Само существование совета подчеркивает: внедрение нового — дело не только и даже не столько самого новатора, сколько государственное. Рационализатор и изобретатель в нашем обществе — не одиночка. Дело личного его творчества — дело сугубо общественное, и народ дорожит таким человеком и работой его.
Не случайно ведь совет новаторов — детище профсоюзов, и задача его воспитательная, организаторская. Это один из факультетов огромной школы управления, хозяйничания, которой являются профсоюзы, школы, в которой сотни и сотни тысяч ежедневно обучаются коммунизму. Недаром Владимир Ильич Ленин такое большое значение придавал коллективному организаторскому таланту народа и говорил о мерной поступи железных батальонов пролетариата, как залоге безусловных побед революции.




Расскажи товарищам, как учимся мы не трезвонить и не бить в колокола, пока все до самых мелочей не будет готово, и как работаем, засучив рукава. Потому что, считаем мы, новатор — это не только изобретатель, но и смелый и упорный борец за то новое, что нашел, увидел, открыл. Скажи всем: борцы тоже воспитываются. Один выигранный бой лучше десятка рассуждений. И, конечно, по-другому, несказанно лучше чувствует себя человек, когда за его спиной коллектив, когда рассчитывает он на помощь и опыт товарищей. Десятки тысяч людей творческих убеждаются в возможности широкого осуществления своих замыслов, учатся планировать свою работу и деятельность коллективов, учатся мастерству общественной деятельности. Растут агитаторы делом, пропагандисты и организаторы прогресса. Все чаще в кабинет партийного или профсоюзного работника собираются на заседания бригады рационализаторов, советы новаторов завода — творцы своей истории, Его Величество Рабочий класс.
Только новое общество, где сила примера впервые получила возможность оказывать свое действительно массовое действие, дает развитие таким организациям — народным академиям опыта, штабам с многотысячной армией. Дело даже не в том, что нечто новое предложил Зайченко, что захотел вести занятия Яшин, что изобретает Лалетин. Счастье не только в том, что у них есть проекты, — во все времена были они у людей. Счастье в том, что проводят их рабочие в жизнь и имеют для этого все возможности, что творчество тысяч и миллионов уже реально направлено на благо людей и получают новаторы в делах и замыслах широчайшую, небывалую поддержку общества.
...Где ты, жив ли, приходящий мастер Никола Зернов? Ну как тебе еще сказать, чтоб ты понял и про советский завод, и про наших ученых, и про всю нашу жизнь? Понимаешь, Никола, коммунизм — это общество, где всем людям и каждому человеку есть дело до Левши. Он будет всем очень дорог и нужен, понимаешь?..
Прости, товарищ, я вдруг вспомнил старый нелегкий разговор и отвлекся. Я рассказывал тебе о совете новаторов. Я хотел сказать еще, что, когда я думаю о них, моих друзьях — «непонятных», не раз приходят на память замечательные слова Ромэна Роллана: «Величайшие творения искусства эпохи революции — это рожденные ею люди».
Ты видел их? Вон Лалетин внимательно глядит на часы, и те, другие, кто по минутам и секундам высчитывает свои новые возможности, тоже глядят на стрелки часов. Слышишь, они сверяют . личное время по Кремлевским курантам, их часы подтверждают своим мерным биением гулкий великий перезвон часов на Спасской башне.




Время торопит! Время не может ждать! В руках у истории секундомер великого соревнования. Мы должны победить!
Бьют часы новой эры, отстукивают время часы коммунизма. Началась новая Пятилетка.
...Тебе уже идти, друг? Пора? Ну что ж, пусть слова А.М.Горького будут тебе в путь-дорогу: «Товарищ! Знай и верь, что ты — самый необходимый человек на земле. Делая свое... дело, ты начал создавать действительно новый мир. Учись и учи! Крепко жму руку твою, товарищ!»


Окончание следует


Главное за неделю