Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,20% (52)
Жилищная субсидия
    18,52% (15)
Военная ипотека
    17,28% (14)

Поиск на сайте

«Поход подводной лодки Б-69 с глубоководным комплексом «Архипелаг» в 1967 г. В.М.Ашик. - Морское наследие № 2 (10) 2014 г.

«Поход подводной лодки Б-69 с глубоководным комплексом «Архипелаг» в 1967 г. В.М.Ашик. - Морское наследие № 2 (10) 2014 г.

В конце 1950-х годов по решению ЦК КПСС и Совета Министров СССР в Советском Союзе для Военно-Морского флота было начато создание новых подводных аппаратов. Работы по созданию подводных аппаратов велись по двум направлениям: автономные и буксируемые. В обоих случаях носителями подводных аппаратов были избраны подводные лодки.



Картина художника А.Н.Лубянова, на которой изображена ПЛ с буксируемой наблюдательной камерой

В 1961 году, когда первый человек полетел в космос, на Черном море начались испытания первого советского подводного аппарата (ПА), построенного на судостроительном заводе «Красное Сормово» в г. Горький. Первый советский ПА был назван УПС - управляемый подводный снаряд. Для несения УПС была выделена дизельная подводная лодка С-63 проекта 613, которая была модернизирована по проекту 666. УПС мог садиться на носовой или кормовой входные люки ПЛ, и подводники могли переходить на ПЛ и обратно. В 1962 году впервые в мировой практике на борту УПС, под управлением Б.А.Глушкова офицер Аварийно-спасательной службы ВМФ капитан 3 ранга А.И. Никитинский был переправлен с борта С-63 (пр.666), на борт лежащей рядом на грунте и имитирующей аварию другой ПЛ.
Позднее для создания и испытания новых автономных подводных аппаратов в Севастополе была сформирована 288-я группа подводных лодок специального назначения. Опыт, полученный подводниками 288-й группы ПЛ СН был использован при создании ПЛ-носителей подводных аппаратов. В 1985 году подводники 288-й группы ПЛ СН на батискафе «Поиск-6» достигли глубины 6190 метров.
Параллельно с автономным ПА в середине 1960-х годов в СКБ-170 в Кронштадте создавался глубоководный комплекс, состоящий из ПЛ-носителя и буксируемой наблюдательной камеры. Работы по созданию комплекса, который был назван «Архипелаг», велись под руководством капитана 1 ранга Е.Г.Астрахова и главного инженера Е.В. Батиевского.




Экспериментальная спасательная ПЛ С-63 (пр.666) с УПС

В рамках работ по созданию нового комплекса командование ВМФ СССР выделило дизельную ПЛ Б-69 проекта 611, которую модернизировали в ПЛ-носитель наблюдательной камеры по проекту 611П. В процессе модернизации из ПЛ были выгружены 3-я и 4-я группы аккумуляторной батареи, а в трюме 4-го отсека и под ним смонтировали спускоподъемное устройство наблюдательной камеры и стыковочное устройство, через которое инженеры-испытатели могли переходить в наблюдательную камеру.
Наблюдательная камера, представляла собой стальной цилиндр, со сферическими оконечностями, в котором размещался экипаж из 3-х человек, наблюдавший за окружающим пространством через иллюминаторы. Расчетное время одного погружения составляло трое суток, но в аварийном режиме экипаж мог провести под водой до шести суток.
Наблюдательная камера была связана с ПЛ-носителем стальным кабель-тросом, внутри которого шел кабель связи. Электропитание систем и механизмов наблюдательной камеры осуществлялось от аккумуляторной батареи, расположенной побортно в шпациях внутри камеры. Для маневрирования камеры снаружи располагались два гребных винта, вращаемые выносными электродвигателями постоянного тока.
Проектанты наблюдательной камеры применили несколько нестандартных конструкторских решений. Например, вход в наблюдательную камеру расположили не в верхней части корпуса, где обычно располагается входной люк подводных аппаратов и ПЛ, а в центре носовой оконечности таким образом, что в надводном положении входной люк находился примерно в одном метре ниже уровня воды. «По-походному», камера находилась в обтекателе под днищем на глубине 5-7 метров в состыкованном с ПЛ положении. Таким образом «сухой» вход и выход в наблюдательную камеру мог осуществляться только в состыкованном с ПЛ-носителем положении, а «мокрый» с применением специального водолазного снаряжения, если наблюдательная камера всплыла на поверхность или в аварийной ситуации.
Предполагалось, что в случае аварийного всплытия камеры, экипаж будет выходить методом шлюзования. Шлюзовое устройство наблюдательной камеры представляло собой цилиндр длиной около 2 метров и диаметром 600-мм., расположенный горизонтально (подобно укороченному торпедному аппарату). Предполагалось, что выходить испытатели будут по очереди, сначала бортинженер и бортоператор вместе, а затем командир. Выходить инженеры-испытатели
должны были в гидрокомбинезонах ГК-5, надетых на теплое водолазное белье и дыхательных аппаратах АТ-1. В соответствии с инструкцией, бортоператор, выйдя из наблюдательной камеры, должен был закрыть за собой люк и стуком по корпусу оповестить, оставшегося в наблюдательной камере командира о том, что люк закрыт. После этого командир ручным насосом откачивал воду из шлюзового устройства за борт и самостоятельно шлюзовался из аппарата. Но практически шлюзовое устройство испытано не было.
О работе новейшего глубоководного комплекса известный художник-маринист А.Н.Лубянов написал картину в жанре фантастики. Но, по всей видимости, для того, чтобы запутать противника, он изобразил кабель-трос присоединенным не к нижней части в носу наблюдательной камеры, а к нижней кормовой.
В 2007 году в журнале «Морской сборник» № 6 Герой Советского Союза капитан 1 ранга Ю.С.Коваленко писал следующее: «Были допущены некоторые ошибки и просчеты, причиной которых являлось не только отсутствие каких-либо прототипов подобной схемы работы, носитель - глубоководный аппарат, но и недостаточные практические знания физических свойств водной среды на больших глубинах».
Летом 1967 года на Кронштадтском морском заводе были закончены работы по модернизации ПЛ Б-69 (пр.611) по проекту 611П и оборудованию ее наблюдательной камерой.
Начальник Главного управления глубоководных исследований контр-адмирал А.В.Буриличев в своей статье «Глубоководные технические средства» в журнале «Современные подводные технологии» рассказывает: «Комплекс «Архипелаг» стал первой обитаемой глубоководной станцией. В 1967 году при натурных испытаниях (без экипажа) наблюдательная камера достигла глубины более 2000 метров. При проведении океанских испытаний комплекса «Архипелаг» наблюдательная камера достигла глубины 7500 метров».
Несмотря на спорность и новизну некоторых конструкторских решений, которые были использованы при создании «Архипелага», впоследствии основная техническая идеология была подтверждена, сохранена и применялась при создании глубоководного комплекса «Селигер».
Летом 1967 года ПЛ Б-69 (пр.611П) в полигонах Балтийского моря и у острова Мощный вместе с глубоководным комплексом провела всесторонние испытания, в том числе и погружение наблюдательной камеры без экипажа, а также погружение с экипажем на рабочую автономность 3-е суток.




Командир наблюдательной камеры глубоководного комплекса «Архипелаг» капитан 1 ранга Е.А.Барилович. Фото 1987 г.

После успешного окончания испытаний ПЛ Б-69 (пр.611П) было решено испытательный поход не откладывать, хотя в Северной Атлантике уже началось время осенних штормов. Командиром похода Главнокомандующий ВМФ Адмирал Флота Советского Союза С.Г.Горшков назначил начальника 19-го Центра Министерства обороны капитана 1 ранга Е.Г.Астрахова. Экипажи наблюдательной камеры формировались из инженеров-испытателей 19-го Центра МО, которые принимали участие в проектировании и строительстве глубоководного комплекса.
Кроме ПЛ Б-69 (пр.611П) с глубоководным комплексом «Архипелаг», в состав экспедиции входили гидрографическое судно «Створ» и спасательный буксир СБ-38. Работу экспедиции обеспечивали эскадренные миноносцы «Бывалый» и «Настойчивый».
Осенью экспедиция вышла в Атлантический океан.
Реконструировать дальнейшие события удалось благодаря документам, сохранившимся в семьях Марины Николаевны Нестеровой (Истратовой), Александра Платоновича Чеботаева, а также воспоминаниям непосредственных участников событий.
22 ноября 1967 года наблюдательная камера с экипажем инженеров-испытателей в составе капитана 2 ранга Е.А.Бариловича (командир), майора В.Д.Казменко (бортинженер), капитана 3 ранга В.С.Поцелуева (бортоператор) ушла на погружение. Группой, управлявшей спускоподъемным устройством, командовал сотрудник 1-го ЦНИИ ВМФ старший лейтенант А.Г.Гусаков.
Погружение наблюдательной камеры на рабочую глубину прошло без замечаний, но во время одного из маневров, датчик натяжения на спускоподъемном устройстве показал, что натяжение кабель-троса резко упало и на ПЛ-носителе начали выбирать слабину. После того, как было выбрано 300 метров, датчик натяжения показал максимальное усилие на лебедке и кабель-трос остановился. Капитан 1 ранга Е.Г.Астрахов приказал командиру ПЛ Б-69 всплывать в надводное положение. Наверху бушевал шторм.




Капитан 1 ранга А.Г.Гусаков. Фото 1980 г.

После всплытия старший лейтенант А.Г.Гусаков, в легководолазном снаряжении спустился в шахту СПУ и осмотрел спускоподъемное устройство. Капитан 1 ранга Ю.С.Коваленко писал: «Картина, открывшаяся инженеру, осматривавшему шахту СПУ, была удручающей. Десятки метров кабель-троса, свалившись с барабана лебедки (расположенной вертикально), были в перепутанном состоянии. Частично оторванные верхние слои проволоки чулком свисали с кабель-троса, забив все устройства тросовой проводки».
Руководитель работ, командовавший инженерами-испытателями, приказал сменным экипажам наблюдательной камеры, погружаясь по очереди к спускоподъемному устройству, распутать кабель-трос и очистить тросовую проводку.
В течение суток офицеры поочередно, всплывая только для смены баллонов аквалангов, работали в шахте спускоподъемного устройства, обрезая обрывки проволоки и освобождая устройства тросовой проводки. Через сутки инженеры-испытатели доложили, что восстановить спускоподъемное устройство возможно только в доке. Тогда командир похода приказал вырубить запутавшуюся часть, а затем срастить целые части кабель-троса и поднять наблюдательную камеру.
К этому времени шторм усилился до 6-7 баллов. ПЛ в надводном положении и при штормовой погоде готовилась к аварийным работам в море. Пока экипаж ПЛ Б-69 вместе с инженерами-испытателями, стоя по пояс в воде, вытягивал на палубу кабель-трос и заводил его на кнехты, командир похода капитан 1 ранга Е.Г.Астрахов проинструктировал командира наблюдательной камеры о действиях экипажа после исчезновения связи. После этого кабель-трос перерубили. С барабана лебедки удалили остатки кабель-троса, а неповрежденный конец провели через механизмы спускоподъемного устройства, соединили с барабаном лебедки.
Через несколько часов ПЛ Б-69 погрузилась и начала выбирать кабель-трос. Вскоре старший лейтенант А.Г.Гусаков доложил о падении натяжения кабель-троса. После того, как было выбрано всего 350 метров кабель-троса лебедку опять заклинило, и начальник экспедиции приказал снова всплывать. Датчик натяжения кабель-троса показывал, что нагрузки нет, из чего командир похода и руководитель работ сделали вывод, что кабель-трос оборван, и наблюдательная камера потеряна. На самом деле, как потом выяснилось, датчик натяжения кабель-троса просто вышел из строя.
Командир похода доложил в штаб ВМФ о сложившейся ситуации. Главнокомандующий ВМФ приказал кораблям обеспечения подойти к подводной лодке и начать поиск наблюдательной камеры. За борт были брошены несколько гранат, извещая глубоководников, что кабель-трос оборван.
Водолазы подняли на палубу ПЛ кабель-трос и завели его на кормовой шпиль. Нагрузка на шпиле показала, что наблюдательная камера на месте!
Экипаж наблюдательной камеры, услышав взрывы гранат, понял это как команду на аварийное всплытие. Наблюдательную камеру подготовили к всплытию и, дождавшись утра, капитан 2 ранга Е.А.Барилович приказал отрезать кабель-трос и гайдроп. Ножи сработали без замечаний, и камера пошла к поверхности, где ее ждал 7-и бальный шторм и жесточайшая качка.
После всплытия экипаж вытолкнул специальную заглушку, расположенную в верхней части камеры. По замыслу проектантов, через образовавшееся отверстие экипаж должен был выстреливать сигнальные ракеты, по которым наблюдательную камеру могли обнаружить корабли обеспечения или высовывать антенну коротковолновой радиостанции. Но волны, непрерывно перекатывающиеся через сидящую очень низко в воде камеру, не позволили выстрелить ни одной ракеты. При этом через отверстие каждая волна заливала в камеру воду. Понемногу, но камера тяжелела.
Капитан 1 ранга Ю.С.Коваленко рассказывал: «...матрос, работавший на кормовой надстройке носителя, в 300 метрах увидел мелькнувший полосатый предмет (аппарат был раскрашен чередовавшимися полосами). В эту точку и был направлен спасательный буксир, с которого увидели аппарат в последний момент и не смогли уклониться от столкновения».
26 ноября 1967 года в 10.30 командир перехода спасательного буксира СБ-38 № 15 капитан 3 ранга Матвеев приказал готовить буксирное устройство и начал маневрирование СБ-38 для подхода к камере.
После этого, по словам Коваленко: «...раздался сильный удар по корпусу, почти мгновенно появился дифферент на корму около 50°. Члены экипажа из носовой части, где они устанавливали антенну, попадали и оказались друг на друге на кормовой переборке, вперемешку с различными предметами и рассыпавшейся регенерацией.
Спасательный буксир, пришедший на помощь и осуществлявший поиск всплывшего аппарата, шел курсом прямо на него, не смог сманеврировать, ударил его форштевнем, согнул и вывел из строя антенну аварийной радиосвязи».




Спасательный буксир СБ-38. Фото 1972 г. во время спасения К-19

Вернуть наблюдательную камеру в обтекатель ПЛ-носителя в условиях жесточайшего шторма было невозможно, и командир похода приказал взять наблюдательную камеру на буксир СБ-38 и в таком состоянии транспортировать в базу. Для заведения буксирного конца на рымы наблюдательной камеры были посланы старшина команды мотористов главный старшина Т.С.Шершнев и старший матрос В.И.Лопатенко.
Из вахтенного журнала спасательного буксира СБ-38 (сохранена стилистика оригинала):
11.15 - спустили за борт ПСН-6М, на нем 03 человека для заводки буксира на камеру.
12.00 - Продолжаем маневрирование для заводки буксира на камеру. В районе работы на дистанции 02 мили находятся ПЛ, ЭМ «БЫВАЛЫЙ», ГИСУ «СТВОР».
12.40 - Завели на камеру страховочный трос.
Экипаж наблюдательной камеры слышал, что снаружи ведется какая-то работа и догадывался, что камеру берут на буксир. Для установления связи с командованием экспедиции капитан 2 ранга Е.А.Барилович приказал выставить через отверстие антенну аварийной радиосвязи, но связаться с командованием экспедиции экипаж не успел. Пневматический кранец согнул антенну.
13.15 - на ПСН-6М спущен главный старшина ШЕРШНЕВ и ст. матрос ЛОПАТЕНКО в спасательных жилетах со страхующими концами. Пневматический кранец перекатывается через камеру в связи с малой выступающей надводной частью камеры. В результате чего погнута штыревая антенна камеры.
13.16 - В связи с тем, что ют постоянно заливает водой перекатывающихся волн личному составу приказано быть одетыми в химкомплекты и спасательные жилеты.
13.18 - Главный старшина ШЕРШНЕВ и старший матрос ЛОПАТЕНКО начали заводку основного буксира капронового троса окружностью 175 миллиметров. Два рыма, расположенные на камере, имеют малый диаметр, порядка 35-40 мм, в связи с этим к капроновому буксиру присоединен скобой стальной трос диаметром 26-мм, к которому присоединена 5-тонная скоба.
13.40 - Буксир закреплен за камеру.
13.47 - Плот протянут в нос корабля, поставлен рядом с камерой, с морской стороны, главный старшина ШЕРШНЕВ и старший матрос ЛОПАТЕНКО начали выправлять антенну.
13.45 - Плот перевернуло волной гл. старшина ШЕРШНЁВ и ст.матрос ЛОПАТЕНКО плавают за бортом. Брошены за борт 04 спасательных круга, скопцами.
14.06 - старший матрос ЛОПАТЕНКО подтянут к борту и поднят на борт.
14.03 - Главный старшина ШЕРШНЁВ подтянут к многорядному трапу.
14.12 - Главный старшина ШЕРШНЁВ поднят на борт. Неуправляемый перевернутый спасательный плот попал между камерой и бортом корабля оборван и раздавлен.
В работы по спасению наблюдательной камеры включились старшина команды снабжения Р.Р.Янкаускас и командир отделения рулевых сигнальщиков Н.Ф.Алёшин.
14.30 - за борт спущен второй спасательный плот ПСН-6 на него высажены мичман ЯНКАУСКАС и матрос АЛЁШИН.
14.36 - плот подведен к камере мичман ЯНКАУСКАС и матрос АЛЁШИН начали выправление антенны.
14.42 - закончили выправление антенны.
15.03 - мичман ЯНКАУСКАС и матрос АЛЁШИН подняты на борт.
15.08 - Спасательный плот ПСН-6 поднят на борт. По указанию руководителя работ, полученному по радио, начали вывод камеры на буксир за корму корабля. В течение 2,5 часов (с 12.35 до 15.10) из камеры периодически слышны вызовы и передача сигналов по азбуке Морзе. Вызванные радисты старший матрос ГВОЗДЕВ и старший матрос КРИВОЧ отвечали на сигналы, используя отпорный крюк длиною 04 метра. Всякий раз с нашествием волны, когда камера полностью погружалась в воду, слышимость сигналов прекращалась, в результате чего невозможно было разобрать даже отдельных слов.
15.10 - Камеру волной забросило на стальной трос, которым закреплен пневматический кранец. Камера зацепилась предположительно своими винтами за этот трос и на буксир не выходит.
15.16 - Обрублен стальной швартов пневматического кранца, камера продолжает выход на буксир.
15.20 - К правому борту подошел катер ЭОС «СТВОР» от ПЛ прибыли капитан 1 ранга АСТРАХОВ, капитан 2 ранга КУДРИН, капитан 2 ранга ЮДИН с тремя матросами, водолазным имуществом и шлюпкой ЛАС-5 для участия в спасательных работах с камерой.
15.37 - все прибывшие приняты со своим имуществом на борт, катер отошел от борта к ЭОС «СТВОР».
15.38 - Камера вышла на буксир за кормой корабля дистанция 70 метров.
15.40 - Начали перевод пневматического кранца с левого борта на правый.
15.45 - Самолет ВВС США типа «ОРИОН» начал облеты всех кораблей находящихся в районе работ.
16.10 - Пневматический кранец переведен на правый борт, в связи с потертостью стального швартова, начали заводку дублирующих капроновых швартов на кранец.
16.15 - Самолет ВВС США типа «ОРИОН» совершил 05 облетов кораблей находящихся в районе работ, сбросил какой-то красный предмет и удалился по пеленгу 3409.
16.33 - Для крепления дублирующих капроновых швартов на кранец за борт спущен плот ПСН-6. В плот сошли мичман ЯНКАУСКАС и матрос АЛЁШИН.
16.55 - Закреплен кормовой страхующий швартов на кранец.
17.16 - Закреплен носовой страхующий швартов на кранец.
17.23 - Мичман ЯНКАУСКАС и матрос АЛЁШИН подняты на борт.
17.55 - начали подводку камеры к кранцу.
18.20 - Кранец систематически волной переваливается через камеру. Кранцем согнута антенна УКВ камеры.
18.55 - Собрали офицерский состав по выработке спасения личного состава в камере.
19.05 - Окончили сбор офицерского состава, спустили плот ПСН-6 для заводки буксира за кормовой рым камеры и перезаводки носового буксира с заводом подъемного троса.
19.19 - На плот высажены мичман ЯНКАУСКАС, гл.старшина ШЕРШНЁВ и старший матрос ЛОПАТЕНКО.
19.23 - Начали подвод плота к камере.
19.51 - Набежавшей волной плот ударило о привальный брус, шина разорвала плот.
20.00 - Мичман ЯНКАУСКАС, гл. старшина ШЕРШНЁВ и ст. матрос ЛОПАТЕНКО по многорядному трапу перешли на борт корабля. Начали готовить другой плот. Одновременно готовятся концы буксирные, подъемные, швартовы, страхующие, бросательные, канифас-блоки.
21.08 - Спустили на воду шлюпку ЛАС-5.
21.20 - Волна ударила шлюпку ЛАС-5 о привальный брус и разорвала ее.
21.47 - За борт спущен водолаз ст. матрос РОМАНОВИЧ для выправления антенны на камере.
21.51 - Выправить антенну на камере не удалось. Водолаз сломал антенну у места выхода ее из корпуса, но в корпус втолкнуть не удалось из-за изгиба в месте перелома. Держаться водолазу у корпуса невозможно из-за волны и опасности попасть под перекатывающийся через камеру кранец. Водолаз поднят на борт.
22.01 - По указанию руководителя спасательных работ капитана 1 ранга АСТРАХОВА плот переведен в нос ближе к выходному люку камеры для обеспечения выхода личного состава камеры.
22.12 - С нашествием волны плот бросило на буксирный конец камеры, в результате чего он перевернулся, мичман Янкаускас, гл. старшина ШЕРШНЁВ и старший матрос ЛОПАТЕНКО плавают в воде.
22.15 - Старший матрос ЛОПАТЕНКО подтянут за страхующий конец к штормтрапу и поднят на борт.
22.18 - Водолаз ТАРАНЕЦ спущен за борт для оказания помощи и дальнейшей подготовки камеры к самостоятельному выходу ее личного состава.
22.23 - Мичман ЯНКАУСКАС поднят на борт, плот оторвало и у несло в море.
22.30 - Главный старшина ШЕРШНЁВ поднят на борт.
22.38 - Водолаз ТАРАНЕЦ поднят на борт.
После всплытия наблюдательной камеры в надводное положение прошло более 12 часов, связи с руководством экспедиции не было. Экипаж был предельно измотан. Начиналась ночь. Существовал риск, что если буксир оборвется, наблюдательную камеру унесет в ночной океан, и обнаружить ее уже не удастся. Выходить из камеры в ночное время было чрезвычайно опасно, но капитан 2 ранга Е.А.Барилович приказал готовиться к покиданию камеры.




Эскадренный миноносец «Бывалый»

Перед экипажем стояло несколько жизненно важных вопросов: останется ли камера наплаву после заполнения водой шлюзовой камеры? Сможет ли бортоператор закрыть входной люк до того, как бушующий океан оторвет его от наблюдательной камеры? Хватит ли у командира сил откачать ручным насосом за борт более тонны воды?
Экипаж решил выходить всем вместе, сняв с себя теплое водолазное белье и надев гидрокомбинезоны почти на голое тело. Как показали последующие события, опасения экипажа были совершенно справедливы, через несколько минут после всплытия, выхода экипажа и заполнения шлюзового устройства камера быстро затонула.
Штормовые волны непрерывно перекатывались через палубу СБ-38, но вахтенные не отводили глаз от камеры, и это спасло экипажу жизнь. Промедли они хотя бы минуту и вышедший из камеры экипаж унесло бы в море.
22.50 - Из люка камеры появились воздушные пузыри, люк камеры приоткрывается. У места выхода экипажа из камеры находится плот ПСН-6, по борту стоят 5 человек со спасательными кругами на концах, спущены
02 штормтрапа, 02 многорядных трапа.
22.52 - на воду спущен ст. матрос водолаз РОМАНОВИЧ для обеспечения выхода экипажа.
22.54 - Ст. матрос РОМАНОВИЧ открыл люк, из камеры выскочил большой воздушный пузырь, и камера исчезла под водой с дифферентом на корму. Руководитель спасательных работ капитан 1 ранга АСТРАХОВ приказал личному составу выбирать камеру на поверхность.
22.55 - Командир СБ-38 приказал всем находящимся на палубе матросам вытаскивать камеру наверх и удерживать ее на поверхности.
22.56 - за кранцем всплыл майор КАЗМЕНКО и его понесло в корму СБ-38. Ст. матрос РОМАНОВИЧ подхватил его.
22.57 - В средней части СБ-38 всплыл капитан 3 ранга ПОЦЕЛУЕВ. Его на борт поднял и доставил в каюту инж. капитан 2-го ранга ЮДИН.
При выходе из наблюдательной камеры капитана 3 ранга В.С.ПОЦЕЛУЕВА штормовая волна затянула его под СБ-38, сильно ударила головой о днище буксира, и он потерял сознание. Капитан 2 ранга А.Д.ЮДИН прыгнул за борт и поднял из воды бесчувственное тело своего товарища.




Самолет ВМС США Р-3 «Орион»

Командир наблюдательной камеры выходил последним. От удара регенеративное вещество из патрона его дыхательного аппарата выбросило в маску, оно смешалось с водой, заполнив маску до половины. Наблюдательную камеру отнесло от СБ-38, и капитан 2 ранга Е.А.БАРИЛОВИЧ плыл к буксиру на левом боку, его левый глаз был сильно поврежден, были обожжены дыхательные пути и глотка.
22.58 - Всплыл на поверхность капитан 2-го ранга БАРИЛОВИЧ, ст. матрос РОМАНОВИЧ свободной рукой подхватил его. Старшина 1 статьи ПЕРЕЧКИН помог поднять товарищей КАЗМЕНКО и БАРИЛОВИЧА на борт.
23.00 - Экипаж камеры доставлен в каюты. Капитан 3 ранга ПОЦЕЛУЕВ и капитан 2 ранга БАРЕЛОВИЧ чувствуют себя плохо.
23.03 - камера подтянута к поверхности 125 мм капроновым тросом, конец на котором удерживается камера закреплен за шлюпбалку.
23.05 - Для быстрейшего оказания медицинской помощи экипажу камеры капитан 2-го ранга ЮДИН приказал разрезать аппараты АТ-1 и гидрокомбинезоны ГК-5.
23.15 - камера скрылась под водой. После выборки буксирного троса установлено, что обрыв камеры произошел в результате обрыва 26 мм. стального троса в районе скобы, соединяющей трос с камерой. Камера затонула в Ш = __, Д = __. На глубине __ метров.
Несмотря на то, что первый поход ПЛ Б-69 с буксируемой наблюдательной камерой закончился неудачей, работы в этом направлении не были прекращены. Командование ВМФ сделало из аварии очень серьезные выводы. Капитан 1 ранга Е.Г. Астрахов был отстранен, его обязанности временно исполнял начальник 1-го управления 19-го Центра МО Борис Федорович Балев. Вскоре его сменил капитан 1 ранга Н.М Истратов, который привлек к работе опытнейших подводников. Бесценный опыт, полученный при создании глубоководного комплекса «Архипелаг», был использован при созданием нового глубоководного комплекса «Селигер».

Гидронавт-специалист, капитан 2 ранга запаса Владимир Михайлович Ашик

См. также:

Ашик Владимир "ПОДВОДНЫЙ КОСМОС" 90 лет отечественной гидронавтике.

Климчук Борис Степанович, главный старшина ДПЛ "Б-69". Неизвестные страницы истории. Часть 1. Часть 2. Часть 3. Часть 4. Часть 5. Часть 6. Часть 7. Часть 8.


Главное за неделю