Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,86% (53)
Жилищная субсидия
    19,28% (16)
Военная ипотека
    16,87% (14)

Поиск на сайте

«СВЯТОЙ ГЕОРГИЙ» – ПЕРВАЯ В МИРЕ ПОДВОДНАЯ ЛОДКА, СОВЕРШИВШАЯ АВТОНОМНОЕ ОКЕАНСКОЕ ПЛАВАНИЕ. В.Н.Лавров. Начало.

«СВЯТОЙ ГЕОРГИЙ» – ПЕРВАЯ В МИРЕ ПОДВОДНАЯ ЛОДКА, СОВЕРШИВШАЯ АВТОНОМНОЕ ОКЕАНСКОЕ ПЛАВАНИЕ. В.Н.Лавров. Начало.

Строительство итальянской подводной лодки для России

Итальянский морской офицер Чезаре Лауренти создал оригинальный проект подводной лодки, по которому фирма «Фиат» в период с 1904 по 1913 гг. построила 18 подводных лодок для итальянского флота и для продажи другим странам. Эти лодки в документации назывались «типа «Фиат», а среди специалистов просто «Лауренти».
В 1906 г. в России был объявлен конкурс на проектирование лодки прибрежного действия для Балтийского флота. Вот тогда-то впервые и ознакомились с проектом Лауренти русские специалисты-подводники.
Основной конструктивной особенностью этого проекта было наличие двойного прочного корпуса на две трети длины подводной лодки. Расстояние между корпусами одинаковой «архитектуры» составляло 15-30 см. Корпус разделялся водонепроницаемыми переборками на девять отсеков. При аварийном затоплении одного отсека обеспечивалась непотопляемость лодки в надводном положении или на глубине 10 метров. Именно такое давление выдерживали все переборки, кроме двух. Две переборки «высокого давления» были рассчитаны на давление в 2 атмосферы, т.е. выдерживали напор воды на глубине до 20 метров. Эти переборки ограничивали отсек, в котором находилась почти вся команда подводной лодки при погружении, кроме дизелистов в корме и торпедистов в носовом отсеке. Таким образом, на подводных лодках появился отсек-убежище, он же центральный пост, откуда велось наблюдение через два перископа, где находились навигационные приборы, радиостанция, осуществлялось управление вертикальными и горизонтальными рулями и системой всплытия-погружения.
Система всплытия-погружения и дифферентовочная система также отличались оригинальными конструктивными находками. Две группы аккумуляторной батареи размещались вне прочного корпуса, в оконечностях. Движение в подводном положении обеспечивалось двумя электромоторами, а в надводном – двумя дизелями.




Подводные лодки типа «Барс».

В общем, проект был достаточно привлекательным с технической точки зрения, но русские кораблестроители пошли своим путем, создав великолепную серию подводных лодок типа «Барс» (главный конструктор И.Г.Бубнов).
Однако в 1914 г. находившийся в Петербурге директор итальянской фирмы «Фиат» предложил Морскому Министерству купить для Российского подводного флота одну из улучшенных подводных лодок проекта Лауренти, строившуюся в Специи на верфи Сан-Джорджиа. Предложение было принято, и Главное управление кораблестроения командировало в Италию для ознакомления с подводной лодкой и оформления документации своих представителей лейтенанта Н.К.Нордштейна и корабельного инженера штабс-капитана Б.М.Журавлева.
По прибытии в Специю они детально осмотрели на эллинге подводную лодку, намеченную к покупке, а также однотипную лодку, спущенную на воду и предназначенную для продажи Бразилии. Наряду с положительными моментами были отмечены и недостатки: маленькое количество оружия (две торпеды в аппаратах и две запасные), неудовлетворительные условия обитаемости (теснота, плохая отделка помещений, всего 4 койки для отдыха личного состава при экипаже 16-17 человек).
Тем не менее, все вопросы были согласованы. 22 июня 1914 г. лодка, получившая № 43, была спущена на воду. К этому времени прибыл назначенный командир лейтенант Д.Д.Кочетов, ранее командовавший «Почтовым» и «Карпом». На испытания отводилось всего два месяца, и после этого планировался переход в Севастополь.
Но… 1 августа (по новому стилю) началась I Мировая война. Правительство Италии заявило о невозможности продажи корабля воюющей державе, ссылаясь на Гаагскую конвенцию.




«Арганаут» в годы Первой Мировой войны (фото из собрания Ленинградского научно-производственного предприятия «Облик»)

В начале октября 1914 г. командир заводской (сдаточной) команды мичман Анжело Беллони под предлогом испытания радиостанции пытался увести лодку к острову Мальта (1), но из-за шторма и недовольства сдаточной команды, боявшейся лишиться работы, зашел на остров Корсику. Оттуда в начале 1915 г. лодку вернули в Италию, где она вошла в состав итальянского флота под названием «Арганаут».

(1 Мальта находилась под протекторатом Англии – союзницы России.)

Столь подробно пришлось остановиться на этом моменте лишь потому, что в некоторых источниках получила распространение версия о том, что, якобы, русский экипаж угнал построенную в Италии лодку, несмотря на противодействие властей, и привел ее в Мурманск.
На самом деле, фирма «Фиат», стремясь выполнить свои обязательства перед Морским Министерством России, предложила построить и сохранить до конца войны другую, такого же типа, но более совершенную подводную лодку. Окончательное решение о заказе было подтверждено Россией в конце октября 1916 г.
Фирма выполнила заказ в очень сжатые сроки. В апреле 1917 г. подводная лодка была спущена на воду. Она действительно отличалась от «Арганаута» по ряду параметров в лучшую сторону. Новую подводную лодку, построенную для России, нарекли «Святой Георгий».




Подводная лодка «Святой Георгий».



Ко времени спуска «Святого Георгия» на воду и начала испытаний прибыла русская команда для приемки корабля. Экипаж возглавил бывший командир дивизиона подводных лодок особого назначения Флотилии Северного Ледовитого океана старший лейтенант Иван Иванович Ризнич. Вместе с ним прибыл подпоручик М.А.Мычелкин, назначенный вахтенным начальником.

Командир «Святого Георгия»


Ризнич Иван Иванович родился 19 января 1878 года, из дворян Киевской губернии, православный. В тринадцать лет поступил в Морской кадетский корпус воспитанником.
Срок действительной службы засчитывается с 15 сентября 1895 года. Послужной список (2) не слишком пространный, но и не очень простой.. 15 сентября 1898 г. двадцатилетний мичман Ризнич выпустился из Морского корпуса и был назначен в 33-й флотский экипаж на Черное море. В 1899 г. плавал вахтенным начальником на эскадренном броненосце «Синоп» и исполнял обязанности ревизора на минном крейсере «Гридень».


(2 РГА ВМФ. Ф. 406. Оп. 9. Д. 3526.)



И.И.Ризнич (в центре) среди кадетов Императорского Морского корпуса.

В 1900 г. закончил специальные курсы при водолазной школе и в сентябре зачислен в водолазные офицеры. Новый, XX век (январь 1901 г.) встретил слушателем кратких курсов по штурманскому делу. Наверное, это объясняется и тягой к знаниям, и поиском своего дела – ему только что исполнилось 23 года.
После курсов весь 1901 г. – в плавании на крейсере I ранга «Память Меркурия» и транспорте «Буг». 1902 г. ознаменован изменением семейного положения: Иван Ризнич женился на Елизавете Владимировне Полянской, дочери инженер-полковника Полянского. Видимо, в связи с этим он поменял море на береговую службу – в июле 1902 г. мичман Ризнич назначен помощником начальника водолазной школы в Севастополе.
В декабре 1903 г. Ризнич получает чин лейтенанта, а в сентябре следующего года, успешно выдержав вступительные экзамены – зачисляется слушателем Александровской военно-юридической академии. Но учиться в этом учебном заведении ему не пришлось – идет Русско-японская война. Уже в октябре он в Петербурге на подводной лодке «Дельфин» под командой капитана 2 ранга М.Н.Беклемишева во внутреннем плавании в качестве обучаемого. Официально его отчисление от академии оформлено только 8 ноября 1904 года приказом по Морскому ведомству № 228. Этим приказом лейтенант И.И.Ризнич «назначается командиром миноносца “Стерлядь" и отчисляется от академии, как получивший новое назначение по военным обстоятельствам». В июле-августе 1905 г. он уже во внутреннем плавании на подводной лодке «Щука» «сам командиром», а с октября – председателем комиссии для изготовления материалов и предметов снабжения для вступающих в строй подводных лодок «Карп» и «Белуга».




В ноябре 1905 г. лейтенант Ризнич вступает в командование подводной лодкой «Белуга» и одновременно, по представлению заведующего подводным плаванием, назначается начальником отряда подводных лодок на Балтике.
Его энергичная деятельность и активная помощь основоположникам подводного плавания в России М.Н.Беклемишеву, Э.Н.Щенсновичу в решении целого ряда организационных и других вопросов, связанных со строительством подводных лодок, подготовкой экипажей и отправкой кораблей на Дальний Восток, отмечена орденом Святой Анны 3-й степени (март 1906 г.).
Приказом № 269 от 7 декабря 1907 г. лейтенант И.И.Ризнич зачислен в списки офицеров подводного плавания. В Учебный отряд подводного плавания Ризнич пришел не учиться, а обучать, так как к этому времени двадцатидевятилетний офицер имел уже достаточно большой (по тем временам) опыт командования подводными лодками.
К этому времени относятся и его теоретические труды. Это, прежде всего, «Ответ сомневающимся в пользе подводных лодок для обороны государства», опубликованный в «Известиях Общества офицеров флота» № 3 за 1908 год (3). Актуальность этого труда после поражения в Русско-японской войне и гибели фактически всего Российского военного флота на тот момент была бесспорной, да и сейчас отдельные положения заслуживают внимания.
В России в то время широко обсуждался вопрос о строительстве нового флота. Большинство выступало за воссоздание линейного флота. Даже такой талантливый ученый и моряк, будущий адмирал и Командующий флотом, как А.В.Колчак, писал: «Идея замены современного линейного флота подводным может увлечь только дилетантов военного дела… Специально минный или подводный флот – фиктивная сила…» (4). Ему вторил вице-адмирал З.П.Рожественский, выступая в газете «Русь» с призывом «отказаться от 20 подводных лодок, которые навсегда останутся слепыми и беспомощными». Что же говорить о других, тем более о «пиджаках», которые представляли монополии (например, угольную) или банки и рассчитывали на бешеные прибыли от заказов по строительству флота.


(3 Отдельный оттиск из этого номера «Известий» - в Национальной публичной библиотеке, шифр 37.53.5.5/3. С.-Петербург.)
(4 Выделено автором.)




ЛЕЙТЕНАНТ РИЗНИЧ ПРОТИВ КАПИТАН-ЛЕЙТЕНАНТА КОЛЧАКА И КАПИТАН_ЛЕЙТЕНАНТА ЭНГЕЛЬМАНА.

Отстаивая свои взгляды на роль подводных лодок, и полемизируя с известными авторитетами, И.И.Ризнич писал: «Необходимость подводных лодок у нас выяснилась особенно рельефно во время всех порт-артурских операций. Насколько японцы боялись подводных лодок, видно из случая гибели японского броненосца «Хатсузе», во время которой прекрасно дисциплинированные экипажи японской эскадры устроили бешеную стрельбу в воду, думая, что мина, утопившая один из японских броненосцев, пущена с русской подводной лодки.
Моральное действие подводных лодок страшно велико. На него постоянно указывают авторы сочинений по подводному плаванию. Так, эскадра Рожественского всю дорогу боялась подводных лодок и даже однажды уклонилась в сторону, приняв плывущую вертикальную гильзу за перископ подводной лодки… Самое важное значение подводных лодок проявляется при блокаде какого-либо порта; в этом случае подводные лодки совершенно незаменимы, так как при сильной блокаде только они способны свести блокаду почти к нулю… Мы видели, что во Владивостоке, с тех пор как в нем появились подводные лодки, блокада была снята…
Для государства, которое, как Россия, обречено, по крайней мере, на 10-летнюю бездеятельность на море и рискует при всякой войне, почти со всяким государством, ограничиваться исключительно оборонительными морскими операциями и может иметь блокаду всех своих портов, подводные лодки являются крайне действенным и необходимым оружием…
С помощью подводных лодок мы должны базировать всю охрану наших берегов на минной обороне и именно подводными лодками, что не представляет никаких затруднений…
Для России подводные лодки – совершенно необходимое и в высшей степени желательное оружие. Еще лорд Гошен (в 1803 г.) сказал, что подводная лодка есть оружие бедных на море государств. К сожалению, в данное время нам приходится причислить себя к последним…»
Ну, чем не актуальные мысли даже на сегодняшний день, хотя высказаны они почти 100 лет назад!
И далее: «Меня обвиняют в слишком большом пристрастии к подводным лодкам, может это и верно, но моя практика подводного плавания сделала меня убежденным сторонником подводных лодок, потому, что я увидел, что они действительно могут делать то, для чего они предназначены…




Что касается броненосной эскадры, то, конечно, я далек от мысли считать ее ненужной, но повторяю, что при нашей бедности и для целей России, – которая не скоро будет в состоянии вести наступательную, эскадренную войну, так как не только нужен материал и деньги, но и личный состав, который создается не в один год и не в два, а в десятки лет, – более подходящи теперь подводные лодки. В финансовом смысле нельзя не видеть выгодности постройки подводных лодок: на деньги, истраченные на постройку броненосца, можно построить 25-35 подводных лодок 500-тонных, или 60-80 лодок от 120 до 250 тонн…
Вследствие всего этого для пользы России остается только пожелать процветания этого дела, которое даст ей возможность, со спокойным чувством за собственную безопасность, думать о развитии и постройке наступательного флота».
Лекции «О подводном плавании», читанные лейтенантом Ризничем в Учебном отряде, были изданы в Санкт-Петербурге в 1908 году (5).


(5 Национальная публичная библиотека, шифр 37.1.7.64. С.-Петербург.)

В начале курса дается исторический обзор подводного плавания. Это не просто исторический экскурс, но и глубокий анализ основных направлений развития подводного плавания в различных странах, прогнозирование путей дальнейшего технического совершенствования подводных лодок и способов боевого применения этого нового вида военно-морских сил.
Далее более подробно рассматривается развитие подводного плавания в России, начиная с 1903 г., с конкретными примерами. «В 1906 году, – пишет Ризнич, – лодки Балтийского флота производили целый ряд удачных опытов. Две из них – «Стерлядь» и «Белуга» – совершили самостоятельное плавания без конвоиров, причем последний переход в 250 миль, без захода куда-либо, был совершен в штормовую погоду и без всяких аварий. Лодка «Белуга» с конвоиром-миноносцем показала свои прекрасные качества в море по сравнению с миноносцем, так как миноносец, вследствие свежей погоды и аварии, был выброшен на берег, в то время как лодка благополучно пришла по назначению.
Подводная лодка «Сиг» совершила громадный переход почти по всему Балтийскому морю тоже без особых инцидентов. В общем, этот год показал, что даже при ограниченном числе подводных лодок подводное плавание у нас стало уже на твердую ногу и подводные лодки заняли свое место наряду с надводными судами».




Ризнич, И.И. О подводном плавании. Лекции, читанные лейтенантом Ризнич / И.И. Ризнич. - СПб.: тип. А.С. Суворина, 1908.

Большое внимание в лекциях уделяется требованиям к личному составу подводных лодок от командира до матроса. Прежде всего подчеркивается, какими качествами должен обладать командир.
Это, во-первых, инициатива: «…командир лодки должен обладать инициативой в полной мере. Это тем более важно, что вся система воспитания у нас на флоте сводится к тому, чтобы убить эту инициативу и не дать развиться этому качеству… Что же касается нижних чинов, то, так как каждый матрос на подводной лодке является лицом на счету и несущим вполне ответственные обязанности, приходится требовать и от него того же качества, конечно, в известной мере».
Во-вторых, самостоятельность: «Я отделяю самостоятельность от инициативы в том смысле, что инициатива подразумевает лишь развитие известных вопросов. Но командиру лодки должно быть предоставлено право принимать решение самостоятельные, иногда не согласованные с заранее полученными приказаниями».
В третьих, решительность: «…так как промедления в решениях являются по последствиям более важными на тихоходных подводных лодках, чем на более быстроходных надводных судах». И далее: «Знание дела особенно важно в нижних чинах, которые теперь при краткости службы не успевают войти в курс всего, поэтому… подводное плавание до тех пор не будет стоять на достаточной высоте, пока команда не будет почти вся состоять из сверхсрочно служащих нижних чинов».
В заключение еще одна цитата из курса лекций: «Для командира подводной лодки требуется, кроме знания лодки, нечто особенное, что некоторые называют философией подводного плавания (6), а именно умение пользоваться всеми преимуществами, даваемыми тем типом, которым он командует, и вместе с тем уничтожение, по возможности, недостатков своего типа посредством особой комбинации своих действий».


(6 Во всех цитатах выделено И.И.Ризничем.)



Другие главы см. в книге В.Н.Лавров «Первопроходцы российского подводного флота», СПб, издательство «Судостроение», 2013 г.


Главное за неделю