Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,10% (50)
Жилищная субсидия
    17,95% (14)
Военная ипотека
    17,95% (14)

Поиск на сайте

Контр-адмирал К.А. Безпальчев. В море и на суше. Сборник воспоминаний его воспитанников и сослуживцев. - СПб.: НПО «Система», 2008. Часть 4.

Контр-адмирал К.А. Безпальчев. В море и на суше. Сборник воспоминаний его воспитанников и сослуживцев. - СПб.: НПО «Система», 2008. Часть 4.



Крейсер РККФ «Молотов» после успешного завершения ремонта, 1943 год. Работа была тяжелой. Сложной и в организационном, и в инженерном плане. Но её выполнили и вернули корабль в строй.

Последний раз я видел К.А. Безпальчева в 1943 г. на борту крейсера «Молотов», на котором я тогда служил. В это время он руководил практикой курсантов на Черном море.
Однажды после вечернего чая в кают-компании крейсера демонстрировали кинофильм «Леди Гамильтон». В фильме рассказывалось об адмирале Нельсоне и леди Гамильтон и их взаимной любви. История этого адмирала всегда интересовала нас и, посмотрев фильм, мы попросили присутствующего в кают-компании капитана I ранга К.А. Безпальчева рассказать подробнее об адмирале. И он тут же рассказал нам много интересного из жизни Нельсона - о его морской службе и Трафальгарском сражении, о личной жизни и леди Гамильтон и об ее печальной и горькой судьбе. Просто удивительно, как он без всякой подготовки рассказал так много неизвестного нам до сих пор. В тот вечер мы надолго засиделись в кают-компании, слушая увлекательный рассказ Константина Александровича.
Теперь можно говорить о военной флотской династии Безпальчевых. Старший сын Константина Александровича Безпальчева - Александр Константинович, будучи студентом Николаевского кораблестроительного института, во время Великой Отечественной войны добровольно ушел на фронт и в 1942 г. погиб под Сталинградом. Младший сын Константина Александровича -Константин Константинович - окончил ВВМУ им. Фрунзе (Ленинград) в 1946 г. Служил на Северном и Черноморских флотах. Сейчас он в отставке в звании контр-адмирала.



Контр-адмирал Безпальчев Константин Константинович с сыновьями - Александром (слева) и Владимиром

Два внука Константина Александровича (сыновья Константина Константиновича) тоже офицеры. Старший внук - Александр Константинович - окончил ВВМУ им. Фрунзе в 1971 г. Служил на Северном флоте. Его последняя корабельная должность - старший помощник командира большого противолодочного корабля. Потом работал в Центральном научно-исследовательском институте военного кораблестроения. Сейчас (2003) он капитан 1 ранга запаса. Младший внук - Владимир Константинович - окончил ЧВВМУ им. Нахимова (Севастополь) в 1979 г. Теперь он полковник, продолжает военную службу.



Семья Безпальчевых. Слева направо: Елена Тимофеевна, Константин Александрович, Константин Константинович, Элеонора Филипповна. Рига. 1946 г.

В 1975 г. я посетил в Ленинграде боевую подругу Константина Александровича - Елену Тимофеевну. Она была его постоянной спутницей, делила с ним все радости и невзгоды беспокойной жизни военного моряка. Они поженились в Гельсингфорсе в 1917 г., за месяц до Октябрьской революции. Елена Тимофеевна помнила Петрозаводск и жизнь в нем в ту трудную пору. Отлично помнила командующего Онежской флотилией Э.С.Панцержанского, начальника дивизиона канлодок Б.В.Биллевича и командиров кораблей. Ее память сохраняла много подробностей и деталей. Моряки флотилии и их семьи жили тогда впроголодь, питались в основном сухой картошкой и кониной. Вспомнила, как однажды пришел к ним гость, старый знакомый, приехавший из Москвы в Петрозаводск по служебным делам. Долго ломала голову: как его угостить, какой обед приготовить? Наконец, роскошный по тем временам обед приготовлен: первое блюдо - уха из ершей, второе - котлеты из конины, на третье - чай с печеньем из просяной муки на сахарине. Обед был на славу, особенно удались котлеты. Они действительно были очень вкусными, а то, что из конины, Елена Тимофеевна сказала мужу лишь после отъезда гостя.
Когда я приехал к Елене Тимофеевне, первое, на что обратил внимание, - адмиральская фуражка на вешалке в передней. Она, как и в былые годы, в полном порядке, а эмблема и медные пуговицы начищены и блестят. Кажется, что контр-адмирал Безпальчев только что повесил ее, придя домой со службы. В его кабинете все так же, как было раньше: письменный стол, много книг, папки с текстами докладов в Военно-морском музее. На стене карта Атлантического океана с проложенным курсом «Седова» (на нем Константин Александрович плавал с курсантами училища). А вот и сам хорошо знакомый мне четырехмачтовый барк «Седов». Все паруса, включая и бом-брамсели, подняты, реи обрасоплены на левый борт, с легким креном скользит его изящно выгнутый корпус по безбрежному океану.
А на самом почетном месте - посередине стены в массивной рамке под стеклом - броненосный крейсер «Россия».




Броненосный крейсер «Россия»

С поднятым на носу гюйсом, гордый и грозный, неподвижно стоит он на Гельсингфорсском рейде на фоне скрывающегося в дымке силуэта далекого берега. Кажется, вот-вот выберет он якоря, задымят его высокие трубы, и возьмет он курс в открытое море навстречу соленому ветру и седой балтийской волне.


Примечание. Глушенко Виктор Иванович.



Родился 12 апреля 1916 г. в Симбирской губернии. В 1937 г. поступил в Военно-морское артиллерийское училище им. ЛКСМУ в Севастополе, которое окончил в 1941 г.
Во время Великой Отечественной войны служил военным комендантом транспортов «Ялта» и «Василий Чапаев», после гибели которого назначен командиром электронавигационной группы (младшим штурманом) крейсера «Молотов». С августа 1944 - командир БЧ-1 эскадренного миноносца «Огневой». После окончания войны В.И. Глушенко служил командиром БЧ-1 крейсера «Ворошилов» и флагманским штурманом бригады крейсеров эскадры Черноморского флота, а с декабря 1951 г. преподавал в ВВМУ им. М.В. Фрунзе. В 1954 г. в качестве преподавателя мореходной астрономии руководил практикой курсантов военно-морских училищ на теплоходе «Нева», следовавшим по маршруту Севастополь - Средиземное море - Атлантический океан -Мурманск [41].
После увольнения в запас в звании капитан 1 ранга Виктор Иванович работал в ряде институтов Ленинграда и Центральном картографическом производстве ВМФ. В 1959 г. защитил кандидатскую диссертацию, автор тридцати научных работ и ряда статей в периодической печати, в том числе в «Морском Сборнике», например [54]
Награжден орденом Отечественной войны 1 степени, двумя орденами Красной звезды и медалями [2].


В.И.Платонов. Из книги «Записки адмирала»

Капитальный ремонт


...«Вновь прибывшие поднялись по широкой крутой сходне и в нерешительности остановились на грязной, захламленной верхней палубе крейсера «Память Меркурия». Вахтенный старшина на юте внимательно осмотрел нас, велел сложить в кучу вещи, построиться в две шеренги и выровнять носки ботинок по пазу в настиле палубы. Когда мы перестали топтаться, он скомандовал «смирно», а сам побежал за вахтенным начальником...
Затем был вызван дежурный по низам - главный старшина. Он пальцем пересчитал всех прибывших и отвел нас в кубрик. Там царила тьма, сырость и холод, пахло прелой изоляцией и ржавчиной. Пробковая обшивка бортов висела клочьями, линолеумный настил палубы был выщерблен, иллюминаторы выдавлены. В переборках зияли дыры, из которых торчали обломки труб, болтались обрывки освинцованных электрических кабелей. По углам и у бортов стояли болотные лужи рыжей затхлой воды. Но долго раздумывать нам не дали. Пришли старшины распределять нас по сменам и вахтам, по столам и бачкам, повели в шкиперскую получать постельные принадлежности, начали учить подвешивать, вязать и укладывать койки. Койка на корабле - не только постель, но и спасательное средство: матрац не тонет, так как набит пробковой крошкой. Личные вещи нам приказали переложить в корабельные брезентовые чемоданы - кисы и разместить по металлическим сеткам, а сундучки и корзинки выбросить. Затем расписали всех по заведованиям и приборкам, авралу и тревогам: боевой, водяной и пожарной. Тут же назначили наряд: дневальных по жилым палубам, вахтенных на юте и на баке, рассыльных при верхней вахте и в коридорах помещений командного состава, дежурных гребцов на шлюпки и крючковых на катера, рабочих на камбуз, носильщиков к баталерам и шкиперам для поездок в порт за красками, провизией и обмундированием.




Крейсер "Коминтерн" во время восстановительного ремонта в Севастополе, 1923 год.

Поначалу нам казалось, что чуть ли не ежеминутно с вахты подаются сигналы горном, дудками и команды голосом: то разойтись по приборкам, то построиться для развода на работы, то отбой, то к обеду, то к отдыху, то снова на работы. К вечеру мы были словно очумевшие. Подвесные койки, еще недавно казавшиеся такими надежными, имели, как выяснилось, коварную особенность: они выбрасывали хозяина на палубу при малейшем неосторожном движении.
Но все это были мелочи по сравнению с основной задачей, которую необходимо было решить. А предстояло восстановить боеспособность крейсера. С утра до вечера мы мыли, чистили, скребли, таскали. По традиции нас, молодых, посылали на самые трудные и грязные работы, а был их непочатый край. Крейсер находился в капитальном ремонте. Интервенты и белогвардейцы взорвали на нем цилиндры главных паровых поршневых машин, повредили котлы, вывели из строя вооружение. Мы спускались по изуродованным трапам вниз и помогали рабочим завода и машинной команде разбирать и чистить механизмы, поднимать наверх обломки разбитых машин, вычерпывать ведрами из отсеков воду, смешанную с отработанным маслом, выносить мусор, отмывать копившуюся годами грязь. Теперь изнурительные строевые занятия на плацу экипажа казались нам легкой прогулкой.
К июню 1922 г. привезли цилиндры, снятые с паровых машин балтийского крейсера «Богатырь», подготовили главную машину, котлы и вспомогательные механизмы к сборке, отмыли жилые помещения, привели в порядок верхнюю палубу.
После двух месяцев пребывания на корабле нас уже трудно было отличить от бывалых матросов. Мы хорошо знали корабль, его кубрики, погреба, рубки, выгородки, цистерны, все лабиринты и закоулки, научились нести вахту, не хуже своих учителей выполняли обязанности по тревогам и другим расписаниям. Мало-помалу все освоились с новой обстановкой, загорели, окрепли, перестали давать себя в обиду и сами обижаться на широко распространенные на флоте дружеские подначки вроде таких: «А ну, салажонок, возьми чайник да сбегай на клотик за вакуумом. Видишь, в главном конденсаторе его не хватает...».
Кормили на корабле лучше, чем в береговых частях. Нам выдавали по два фунта хлеба, готовили обед и ужин, отпускали больше мяса, рыбы и масла на котел. За бачок садились не десять, а шесть человек. Паек тоже не ахти какой, но гнетущего чувства голода, как в экипаже, мы больше не испытывали.




Иван Петрович Шабельский в 1912 и в 1925 гг. (из архива выпускника ЛНВМУ 1971 г. капитан 2 ранга, кандидат исторических наук Александра Михайловича Пожарского)

В июле, в самый разгар лета, приступили к занятиям по специальностям. Школа строевых старшин, по сути, только создавалась. Было решено открыть ее и разместить на крейсере. На командира корабля И.П. Шабельского возлагались и обязанности начальника нового «учебного заведения». Он отводил помещения для занятий, назначал преподавателей, писал программу, составлял учебный план... В роли преподавателей выступал командный состав крейсера.
Основным учебным пособием был старинный «Курс обучения строевых унтер-офицеров и боцманматов флота». Надо признать, что это было хорошее пособие, подробно и последовательно излагавшее достаточный объем морской практики. В нем давалось краткое описание корабельной артиллерии, морских якорных и самодвижущихся мин, впоследствии названных торпедами, судовых паровых котлов и поршневых машин. Зачетов не существовало. Оценки успеваемости выводились средние за полугодие. Всем учащимся старались привить инструкторские навыки. Каждый был обязан уметь все делать хорошо сам и показать, как должны в том или ином случае поступать его помощники. Ценились также и волевые качества учащихся, их способность управлять людьми, командовать подчиненными.
Сидеть на лекциях бывало тяжело. В помещениях было жарко, душно, глаза слипались после ночных вахт, но аудитория вмиг преображалась, когда речь заходила о морских баталиях и интересных происшествиях. Самым искусным рассказчиком считался командир корабля Иван Петрович Шабельский. А рассказать ему было о чем. Окончив Морской корпус в 1910 г., он много плавал на боевых кораблях, неоднократно бывал в дальних заграничных походах. Обладая отменной физической подготовкой и богатырским здоровьем, он одним из первых русских офицеров окончил водолазную школу и классы подводников, принимал участие в работах на глубине, служил на первых подводных лодках. Иван Петрович был не только хорошим моряком, но и высокообразованным человеком. Он прекрасно знал литературу, разбирался в музыке, играл на гитаре, неплохо рисовал...




Книга "Подводное плавание в России. 1834-1918. Биографический справочник" А.М.Пожарский - купить книгу

Продолжение следует.



Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru



Главное за неделю