Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,10% (50)
Жилищная субсидия
    17,95% (14)
Военная ипотека
    17,95% (14)

Поиск на сайте

Контр-адмирал К.А. Безпальчев. В море и на суше. Сборник воспоминаний его воспитанников и сослуживцев. - СПб.: НПО «Система», 2008. Часть 5.

Контр-адмирал К.А. Безпальчев. В море и на суше. Сборник воспоминаний его воспитанников и сослуживцев. - СПб.: НПО «Система», 2008. Часть 5.

Хождение под парусами было любимым делом краснофлотцев. Мы выбирались в Северную бухту и часами бороздили ее вдоль и поперек.
Хорошо лавировать против свежего ветра в соленых брызгах, делая короткие галсы и частые повороты, но еще лучше, распустив паруса «бабочкой», лететь по ветру. Нас учили подходить под парусами к трапу. Какой точностью расчета, остротой глазомера, молниеносной сообразительностью должен обладать старшина, держащий в руках румпель, какая мгновенная исполнительность должна быть у команды! Малейший просчет или промедление - и шлюпка проскакивала мимо или с треском врезалась в площадку трапа.
Тренировки и проверки на выносливость проводились в длительных шлюпочных походах. На двух баркасах и трех полубаркасах мы выходили в море и добирались до Херсона, Бельбека, Качи, однажды ходили в Балаклаву.
Иногда нас посылали стажироваться на корабли, выходящие в море. Однажды стажировались в отряде торпедных и сторожевых катеров.
Команду нашего корабля укомплектовали до полного состава и свели в четыре роты. Самой большой получилась машинная рота, куда входили кочегары и машинисты. Первую и вторую роты составляли строевые, комендоры, электрики и гальванеры (так назывались тогда артиллерийские электрики). В третью роту вошли специалисты управления и службы тыла: рулевые, сигнальщики, радиотелеграфисты, санитары, коки, баталеры, хлебопеки, содержатели различного имущества. Они поселились в носовых помещениях под баком, за что и получили прозвище «баковая аристократия».
В то время боевых частей на кораблях не существовало. За поддержание на должном уровне технической подготовки личного состава несли ответственность старшие специалисты (штурман, артиллерист, механик) и их помощники, каждый по своему профилю. Воспитанием людей и строевой подготовкой ведали политруки и ротные командиры...




С.Ф.Спахов, М.Е.Степанов. - Крейсер «Коминтерн»

Весной 1923 г. началась подготовка к навигации. Корабль вытащили буксирами на рейд. От якоря отклепали цепь и завели на бочку. Ночью с двух бортов подвели груженые углем баржи. Ранним утром подняли команду, установили жесткие сроки и приступили к погрузке угля. Старые военморы наполняли мешки, молодежь таскала их на корабль, кочегары принимали груз в угольных ямах. В каждой авральной работе, а в погрузке угля на корабль в особенности, участвует весь личный состав без исключения. Оркестр, не смолкая, играл марши и вальсы. Сначала бригады менялись через каждые два часа, потом, порядком устав, менялись уже через час. В короткие перерывы буквально падали кто где стоял: на палубу, прямо на уголь, чтобы сэкономить драгоценные секунды отдыха, и мгновенно забывались. Когда стемнело, на верхней палубе включили электрическое освещение, и работа продолжилась. Моряки буквально валились с ног, казалось, на теле не было ни единой мышцы, которая бы не ныла, у музыкантов распухли губы. Глубокой ночью сыграли отбой, чтобы с рассветом снова приняться за погрузку.
К проворачиванию и так называемому паровому опробованию механизмов готовились скрупулезно, как к сложной и ответственной операции...
И вот из труб уже повалил густой черный дым, из открытых световых люков обдавало жаром раскаленного воздуха, пропитанного парами масла, запахами шлака. В недрах корабля один за другим начали просыпаться от долгой спячки механизмы. К первым оборотам винтов, к ритмичному стуку поршней прислушивались, как к биению сердца оживающего человека, только что вырванного из лап смерти.
Испытания были мучительными и трудными: то вдруг прорвет прокладку в паропроводах и в отсек устремится пар под высоким давлением, то где-то потечет масло, угрожая с минуты на минуту воспламениться... В доке еще один аврал. Там скребками обдирают подводную часть корабельного корпуса от ракушек, стальными щетками очищают ее от ржавчины, грунтуют суриком, а потом покрывают антикоррозийной краской - это десятки тысяч квадратных метров, и все вручную.
Когда из дока снова вернулись на рейд, я пошел на шестивесельном яле с главным боцманом, чтобы со стороны оценить общий вид корабля. Сияющий свежей краской крейсер выглядел по-праздничному. Мы любовались кораблем, восстановленным нашими руками.
Вот он стоит, трехтрубный красавец, устремив вперед форштевень, так, словно готов в любую минуту нанести противнику смертельный таранный удар. Шестнадцать 130-мм орудий, три 76,2-мм и две 47-мм пушки составляют его грозное оружие. Свыше 19 тысяч лошадиных сил в его стальном организме. Уже будучи «глубоким стариком», он в качестве минного заградителя участвовал в обороне Севастополя и Одессы, осуществлял воинские перевозки. В 1942 г. из-за серьезных повреждений, нанесенных фашистскими стервятниками, корабль пришлось затопить в устье реки Хопи.


Примечание. Крейсер «Коминтерн»



Крейсер «Память Меркурия» (до 25.03.1907 г. - «Кагул») заложен 23.08.1901 г. в Николаеве, спущен на воду 20.05.1902 г., вошел в строй в 1905 г. Капитальный ремонт в 1913-1914 гг. Участвовал в Первой мировой войне. В апреле 1919 г. интервентами выведен из строя путем подрыва цилиндров главных машин. В 1921-1923 гг. восстановлен и вновь введен в строй. В августе 1921 г. Реввоенсовет Морских сил Черного моря разместил на корабле штаб флота. В декабре 1922 г. в числе других судов получил новое, революционное название - «Коминтерн».
После восстановления крейсер стал основной базой школ учебного отряда Черноморского флота.
7 июля 1923 г. корабль вышел к Тендре на первые маневры флота. В 1928 г. - визит в Турцию. Прошел капитальный ремонт в 1930-1931 гг. С первых дней Великой Отечественной войны «Коминтерн» принял участие в обороне Одессы и Севастополя. 2 июля 1942 г. крейсер получил серьезные повреждения от авиационных бомб противника, разоружен и 10 октября 1942 г. затоплен в устье реки Хопи (близ Поти), выполняя роль заграждения канала и волнолома. Снятая с крейсера артиллерия использовалась при обороне Туапсе, ставшего после потери Севастополя главной базой Черноморского флота [6, 21, 22].
ТТЭ. Водоизмещение 6645 т, 134 х 16,6 х 6,3 м, мощность силовой установки 19 500 л.с., скорость 23/10 уз, дальность плавания 5300 миль. Вооружение: 16 - 152-мм орудий, 2 - 75-мм, 2 торпедных аппарата, экипаж 570 человек.


Наши командиры

Командный состав крейсера «Коминтерн» делился на три категории. Ведущие должности - командира корабля, старпома и старших специалистов - занимали бывшие офицеры царского флота. Вахтенные начальники, они же плутонговые и ротные командиры, были из старшин, выдвинувшихся в период войны и революции. Наиболее малочисленную группу младших специалистов составляли краскомы - молодежь, окончившая военно-морские училища уже после революции.
Отношение краснофлотцев к командирам было неоднозначным. Командиры рот стояли к нам ближе всех, их служебная деятельность протекала на наших глазах, они были понятнее больше остальных, поскольку отличались от нас лишь возрастом да положением. В краскомах мы видели будущее советского флота, на них мы стремились быть похожими.
Старые офицеры заслуженно считались мастерами своего дела. Управление кораблем и его вооружением фактически было возложено именно на них. Сложная машинная и приборная техника была нам еще пока недоступна, и перед их знаниями мы преклонялись. Однако любой случай нечуткого отношения с их стороны, грубое или обидное слово, малейший признак иронии по отношению к нашим, коммунистическим идеалам настораживали нас. Командир крейсера И.П. Шабельский, появлявшийся на ходовом мостике только с выходом корабля в море, был уважаем командой. Но одно его необдуманное высказывание - «я служу сейчас, как служил и при царе, затем, чтобы прокормить семью», преследовавшее, собственно, цель показать, что он так же, как и все, зарабатывает на хлеб собственными руками, - несколько насторожило и оттолкнуло нас. Мы то считали его идейным союзником.
Старшие специалисты - артиллеристы Сергей Винкстерн и штурман Константин Безпальчев - старались быть строгими, но справедливыми, правда, держались несколько обособленно, и мы, вероятно несправедливо, считали их заносчивыми.




Шефы Севастопольского Морского завода им. Серго Орджоникидзе на крейсере «Коминтерн». 1924 г.


До нас доходили слухи, что среди части командного состава бытуют оскорбительные шуточки по поводу восстанавливаемых кораблей, делаются прозрачные намеки на то, что, мол, царь строил большой, мощный флот, нам же, по бедности, приходится плавать на захудалом старье. На комсомольских собраниях мы резко критиковали подобные высказывания, разбирали случаи грубости со стороны командного состава, называя таких командиров «отрыжками царского режима».
Старший помощник командира корабля Илья Борисович Ковтунович, видя неопытность старшин рот, каждый день собирал их вместе с боцманами у себя в каюте для разбора замечаний, учебы и инструктажа. Новый Корабельный устав тогда еще только составлялся, и старпом учил нас, исходя из своих знаний, опыта и понимания задач...


Флот возрождается

После успешного завершения программы ходовых испытаний на «Коминтерне» подняли вымпел. По традиции это событие отмечалось торжественно: строилась по «большому сбору» команда, стоял одетый в парадную форму командный состав, матросам варили жирный, густой борщ с мясом, готовили макароны с топленым маслом.
С наступлением погожих дней стали готовиться к артиллерийским стрельбам и переходу на отдаленный рейд. Старпом И.Б. Ковтунович начал тренировки личного состава по боевому расписанию. Тревоги играли по два раза в сутки - днем и ночью. Сам проверял все посты, беседовал с каждым старшиной и рядовым. Подтянутый, неизменно опрятно одетый, он без устали обходил все орудийные казематы, забирался в башни, спускался в машинное отделение и кочегарки. Я по тревоге выполнял обязанности хозяина порохового погреба № 6. Там было так тесно, что едва находилось место для четырех человек прислуги. К нашему удивлению, Ковтунович спустился и сюда.
- А ну, флотский, подай-ка шестнадцать учебных зарядов наверх, - приказал он.
Старпом долго наблюдал за работой поста, сверил записи в своей тетради, перетасовал по-новому прислугу, сам взял со стеллажа ящик с четырьмя пеналами, отнес на беседку, включил рубильник, проверил работу подачи, сигнализацию и связь. Наверх по отвесному скоб-трапу в узкой темной шахте поднялся молодцевато, бегом.




На подходе к Днепровско-Бугскому лиману море за много веков намыло песчаную Тендровскую косу, за которой образовался укрытый от ветров обширный неглубокий рейд. Здесь черноморцы облюбовали полигон для огневой подготовки. В числе других кораблей на три летних месяца сюда пришел и крейсер «Коминтерн».
Наступила артиллерийская страда. Старший артиллерист С. Винкстерн с командирами плутонгов и башен, главный артстаршина Д. Тетюха целыми днями не отходили от пушек. Вся жизнь корабля теперь подчинялась их требованиям. Комендоры сначала прикрепляли к орудиям винтовки и долго стреляли из них по подвешенному к плоту металлическому цилиндру, звенящему при каждом попадании. Затем вставили в орудия 37-мм стволики и стреляли маленькими чугунными ядрами по щиту - растянутой между деревянными стойками мешковине. И лишь после этого приступили к стрельбам главного калибра. Стоя на якоре, огонь вели учебными боеприпасами по невидимой морской цели, по площадке на берегу, а также на ходу в море по большому корабельному щиту, который буксировал минный заградитель. «На аттестат огневой зрелости» стреляли боевыми фугасными снарядами с предельной дистанции по притопленному на отмели бывшему броненосцу «Чесма».
Но не только стрельбами мы занимались на Тендре. Здесь отрабатывалась вся сложная корабельная организация службы. Для проверки и совершенствования боевых расписаний проводились тревоги, на выходах в море контролировалась слаженность работы боевых постов, на учениях оттачивалось управление кораблем в отдельном и совместном плаваниях с использованием средств связи, на шлюпочных учениях приобретались морская сноровка и физическая закалка.
В самый разгар боевой подготовки на крейсере постоянно находились начальник Морских сил Черного и Азовского морей (так называли тогда командующего флотом) А.К. Векман и член Реввоенсовета А.Г. Зосимов с походным штабом. К нам прибывали командиры кораблей и соединений на совещания, разборы учений, для получения инструктажа, на юте толпились с папками и портфелями незнакомые люди. То и дело подходили вызванные корабли, посыльные суда, буксирные пароходы. Встречи и проводы, рапорты и доклады, вызовы, распоряжения, указания и приказания - вахта и дежурная служба сбивались с ног. Сигнальщики и радисты работали без отдыха, с трудом успевая передавать бесконечные семафоры и радиограммы.




Александр Карлович Векман

Начальник МСЧМ любил наблюдать шлюпочные учения. Каждый день по утрам, еще до подъема флага, его адъютант поднимал сигнал «Прислать гребные суда к флагману». Шлюпки выстраивали по категориям на траверзе крейсера и холостым выстрелом из зенитной пушки давали старт. Маршрут пролегал вокруг стоявших на рейде кораблей. Гребцы изо всех сил старались прийти к финишу первыми и заслужить похвалу высшего начальства. Чаще всего победу в этих состязаниях одерживали шлюпки «Коминтерна». Лучшей команде оркестр играл «Встречный марш», а той, что приходила последней, «чижика-пыжика».
По субботам производились авральные приборки: стирали орудийные и шлюпочные чехлы, парусиновые койки, в жилых помещениях мыли с мылом линолеум и переборки. Верхнюю палубу с вечера мазали известью, а утром поливали водой и с помощью деревянных торцов оттирали песком. Стояла жара. Солнце плавило в пазах деревянной палубы смолу, и она прилипала к босым ногам. Перед обедом и ужином вызывали дудкой желающих купаться. Они выстраивались на шкафуте, а одежду укладывали на палубе рядами, в том месте, где стояли в строю. По сигналу горна «Движение вперед» моряки бросались в воду с левого трапа. Через четверть часа играли «отбой», и все вылезали по выстрелу, который приспускался ноком до самой воды. Во время купания на плаву дежурила спасательная шлюпка.
В дни отдыха после обеда четвертую часть личного состава разрешалось увольнять на берег, но охотников бродить по горячему песку пустынной косы находилось немного. Обычно съезжали на Тендру энтузиасты кожаного меча да гребцы, чтобы помыть шлюпки. Большинство же оставалось на корабле, довольствуясь незатейливой самодеятельностью, наблюдая за проказами подаренного команде абхазскими шефами бурого медведя Шкентеля и перебежавшего к нам с водовозной баржи рыжего пса Кранца, прозванного так командой за потрепанный и грязный вид.




Неизменным успехом пользовались у личного состава потешные шлюпочные гонки. Брали обычно две шлюпки-шестерки, снимали с них весла и рули, а гребцам и старшинам вручали угольные лопаты. Соревнующиеся пенили воду, поднимали брызги, но продвигались вперед еле-еле, часто вертясь на одном месте. Нужно было обладать большим искусством, чтобы править лопатой, удерживаться на курсе, уравновешивать усилия гребцов правого и левого бортов. Чаще других гонки выигрывали кочегары, - видимо, сказывались профессиональные навыки владения орудиями труда.
Летняя боевая подготовка в Тендровском заливе, как и в прежние годы, заканчивалась переходом в северо-западный район Черного моря с заходом в Одессу. К походу готовились напряженно. На кораблях пополнялись запасы топлива, воды и продовольствия. Походный штаб разрабатывал план нападения на воображаемого противника. Личный состав кораблей подготавливал оружие и технические средства к длительному и ответственному плаванию. Командиры уточняли тактические приемы при использовании оружия и уклонениях от ударов «противника».
«Коминтерн» шел в плавание в охранении двух миноносцев - «Лейтенанта Шмидта» и «Марти» в противолодочном ордере. Отряд делал всевозможные перестроения на ходу, выполняя совместную постановку кораблей на якорь и снятие с якоря по сигналу. Этот эффектный маневр отрабатывался особенно тщательно.


Продолжение следует.



Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru



Главное за неделю