Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,64% (49)
Жилищная субсидия
    18,18% (14)
Военная ипотека
    18,18% (14)

Поиск на сайте

Контр-адмирал К.А. Безпальчев. В море и на суше. Сборник воспоминаний его воспитанников и сослуживцев. - СПб.: НПО «Система», 2008. Часть 18.

Контр-адмирал К.А. Безпальчев. В море и на суше. Сборник воспоминаний его воспитанников и сослуживцев. - СПб.: НПО «Система», 2008. Часть 18.

Б.Н.Карпов, С.Н.Куликов. О тех, кто учил, заботился и остался в памяти

Карпов Борис Николаевич, 1931 г. рождения, окончил Рижское Нахимовское училище (1950), три курса ВВМУ подводного плавания (1953), ВВМУ им. М.В. Фрунзе (1954), проходил службу на надводных кораблях СФ. Окончил СЗПИ (1963), кандидат технических наук, работал на предприятиях оборонной промышленности, автор более 20 научных работ и авторских свидетельств.

Куликов Сергей Николаевич, 1931 г. рождения, выпускник Рижского Нахимовского училища (1950), ВВМУ подводного плавания (1954). Проходил службу на подводных лодках СФ, участник испытаний атомного оружия на Новой Земле (1955). Окончил Политехнический институт им. М.И. Калинина по специальности автоматика и телемеханика, работал на предприятиях оборонной промышленности.



Розанов Григорий Васильевич, начальник политотдела, Безпальчев Константин Александрович, Плискин Лев Яковлевич

С чувством удовлетворения мы подготовили статью о Бате, который заменил в послевоенные трудные годы и родителей и дом. Но он не смог бы сделать это один. Поэтому чередой всплывают в памяти и другие сотрудники училища, кто был всегда рядом с ним, и, естественно, и с нами; кто учил, воспитывал, кормил, кто влиял на нас и формировал из мальчишек сознательных юнцов.
С уважением вспоминаем заместителя начальника училища капитана 1 ранга Льва Яковлевича Плискина. Это был интеллигентный, тихий и скромный руководитель, который громогласно никогда и никого не распекал, не отчитывал, но именно он был организатором и куратором всего, прекрасно функционирующего учебно-воспитательного процесса, ответственным за учебные программы и их реализацию; за профессионализм преподавателей и качество преподавания; за воспитательную работу с нами командиров рот, офицеров-воспитателей и старшин. Своими деловыми и человеческими качествами он снискал известность среди специалистов и руководителей образовательных учреждений столицы Латвии.
Воспоминания о самом начале «службы» у одного из нас связаны со старшиной 2 статьи Михаилом Ивановичем Стрельниковым. Помню, как 8 ноября 1945 г. я по повестке в числе еще группы из 7-8 мальчишек с тощим вещевым мешком явился в Управление военно-морскими учебными заведениями ВМФ на набережной Красного флота у моста Лейтенанта Шмидта, — там он нас и встречал. А потом повез в город Ригу. Ехали почти сутки через опустошенные Ленинградскую и Псковскую области и сытую Латвию, на станциях и полустанках которой торговали (о чудо!) колбасами, сырами и ...пирожными! Как мы глазели на это сквозь стекла. Стрельников благоразумно нас на перрон не выпускал.




По прибытии в училище сдал он нас командиру сборной роты капитан-лейтенанту Владимиру Михайловичу Буту. Был он высоким, красивым, слегка прихрамывающим после ранения офицером. Встретил нас приветливо, относился по-отечески, играл с нами в шахматы, фотографировался и спокойно но методично ежедневно мобилизовал нас на обустройство быта, - таскали матрасы, собирали двухэтажные кровати и пр. Естественно, в эти же дни были и переживания: шли медосмотры, экзамены, но без всяких билетов, - скорее, это были собеседования с целью выяснить уровень нашей подготовки. Ну, и конечно же, кому повезло - самая желанная церемония - баня, подбор и выдача обмундирования: роба, бушлат, тельняшка, бескозырка ...! Суетня, поиск зеркала ... детское блаженство. Все красуются друг перед другом, а старшины консультируют, как нужно носить тот или иной предмет формы одежды.
Дни потекли быстро, динамично. Почти ежедневно прибывали группы будущих воспитанников, офицеры, старшины, преподаватели. Всё разворачивалось широким фронтом и невероятно быстро. Но вот странно, мы в эти недели до официального открытия училища Батю видели очень редко, но организация училища шла фантастическими темпами. Хотел бы я сегодня посмотреть, кто бы справился также успешно!? Организовать подобное учреждение за полтора месяца!
С официальным открытием училища 3 января 1946 г. мы были сведены в роты по годам обучения (т.е. по старшинству), а внутри рот по взводам (по классам). Вот тут появились командиры рот, офицеры - воспитатели по классам и их помощники - старшины срочной службы. С некоторыми из них мы будем связаны по 4-5 лет, а встречаться многие годы.
Командиром нашей роты был назначен капитан, а затем и майор Валентин Федорович Сиротин. Обстановка при нем была деловая и спокойная, рота была на хорошем счету.




Офицеры РНВМУ перед Крымским мостом, Москва , апрель 1948 год. Командиры 1-й роты парадного расчета капитан Сиротин и капитан-лейтенант Голубков.

А вот приход нового офицера - воспитателя в наш класс - старшего лейтенанта Кухарева Николая Алексеевича вызвал оживление, пришел не просоленный военмор, а бывший агроном очень любивший химию (до войны Николай Алексеевич окончил Сельскохозяйственный («плодово-ягодный») институт в городе Пушкине. Он довольно часто бывал с нами по вечерам во время самоподготовки и тут уже не только консультации по химии, а иногда и целые лекции. Мог рассказывать долго и даже нудно, увлекаясь, подзадоривая нас, заодно и проверяя наши знания.
Николай Алексеевич был хорошим человеком и был с нами до самого выпуска. В 1975 г. мы с ним встретились в ресторане гостиницы «Ленинград», где впервые собрались бывшие воспитанники РНУ с некоторыми офицерами и преподавателями. В это время капитан 1 ранга Н.А. Кухарев ушел в отставку с должности флагманского химика Тихоокеанского флота, получил квартиру в городе Сланцы, преподавал там в химическом техникуме, а затем по призыву партии уехал в совхоз «Осьминский», где вскоре стал директором; т.е. вернулся к первоначальной гражданской профессии. Мне представляется этот факт не таким уж частым и достаточно интересным.
Из старшин запомнился навсегда старшина 2-й, а затем и 1-й статьи Александр Михайлович Шашков, который был с нами с самого начала и до дня выпуска. Толковый, не вредный, в меру строгий он чаще был нам товарищем, а некоторым воспитанникам и другом. Саша не скрывал, что в дальнейшем хотел бы служить в милиции, и он там успешно служил, занимал высокие должности и имел звание полковника. Естественно, каждый человек относится к одним с большей симпатией, к другим с меньшей. Поэтому в экзаменационную сессию он был незаменим, мог заранее и тему сочинения подсказать и где какой экзаменационный билет лежит. Во всяком случае, мне кажется, что он из старшин был ближе всех к воспитанникам.




Вот уж кто запомнился! А все потому, что я дважды попадал в его руки. Это - начальник медслужбы, боевой офицер и фронтовой врач, прекрасный профессионал, майор, а впоследствии полковник Мармерштейн. Всегда безупречно одетый, с виду суровый военврач был очень внимательным к нам, но решительным и без церемоний. Чувствовалось закаленное в боях и твердое сердце хирурга. Помнят его, конечно же, все!
Из преподавателей запомнились своими интересными и содержательными уроками: ботаник-биолог Лившина Зельда Израилевна, преподаватель морского дела капитан-лейтенант Эдгар Янович Залитэ. Преподаватель истории и географии Ицкевич преподавал интересно и относился к нам либерально. По его инициативе и при его непосредственном участии воспитанник Боря Карпов подготовил пару статей, если можно так назвать наивное сочинительство для «Исторического журнала» о российском ВМФ. Такой журнал со статьями, написанными воспитанниками, предполагалось периодически выпускать. Инициатива офицера была, конечно, интересной и благородной, но что-то не получилось и журнал тихо скончался на втором номере.
Тепло вспоминаем преподавателя физики Виктора Петровича Бошнякова. Преподавал он предмет добросовестно, стараясь вложить в нас эти сложные знания. Мы с ним, условно говоря, подружились. Начиналось все с шахмат. Я не был самым сильным шахматистом, но в одном из турниров на первенство училища занял второе место и получил приз - бюст адмирала П.С. Нахимова - он и сейчас хранится у меня. Как-то мы с Виктором Петровичем сыграли несколько партий и завелись..., потом он иногда оставлял меня в кабинете физики для «консультаций» и ...начинался турнир. К сожалению, это не повышало моих отметок по физике, с трудом четверки! Не надо было выигрывать у преподавателя! Но зато он разрешил в его кабинете проявлять фотопленки. Он был на встрече с нами в 1975 г.




Башняков (Бошняков) Виктор Петрович

Большой любовью и уважением не только своего класса, но и всех воспитанников роты пользовался капитан-лейтенант Сергей Иванович Сергеев. Свой класс он провел с начала и до выпуска. Его девизом было: «Делай как я!» Он никогда не повышал голос, всегда был спокойным и внимательным к нам. Под его командованием воспитанники и, в частности, Сережа Куликов участвовали во всех шлюпочных гонках, в том числе, в спартакиадах суворовских и нахимовских училищ. Главным достижением, которым очень гордились, была победа в крейсерской гонке на 25 миль с выходом в Рижский залив. Сергей Иванович был членом яхт-клуба Дома офицеров Риги и нередко брал нас на выходы в море.
И снова всплывают в памяти наши преподаватели. Русский язык и литературу вел Израиль Яковлевич Лозинский. Это были не разборы произведений с делением героев на положительных и отрицательных, а проникновенный рассказ о сущности героев, а через это в глубь истории и сущности общества той эпохи. Он всегда обращал наше внимание на построение фразы... До сих пор помнится одна, которую он цитировал из «Героя нашего времени» М.Ю. Лермонтова: «Воздух чист и прозрачен, как поцелуй ребенка!»




В походе. Руководитель практики старший лейтенант С.И.Сергеев объясняет нахимовцам Челищеву (слева) и Хиноверову обстановку на море. Фото капитана В.Заворуева.

Математику преподавал майор Соломон Наумович Бухман. У него была методика преподавания сродни высшей школе. Контрольные работы по каждому разделу. Пока не напишешь с положительной оценкой - зачет не получишь. Задачи и примеры были не из задачников! Ну, а на экзаменах - заслуженные «4» и «5»!
Уровень и качество полученных нами знаний в училище неоднократно успешно подвергалось проверке при поступлении бывших воспитанников в различные и самые престижные высшие учебные заведения, как военные, так и гражданские.
Это подтверждается и знаниями английского языка. Вспоминаются преподаватели этого предмета - капитан Иван Николаевич Енин и А.Бирон, которая была урожденной англичанкой и супругой министра иностранных дел Латвии (каков уровень!). Учили язык 5 раз в неделю, интенсивно, словарный запас набрали большой, соображали и в грамматике, к сожалению, не было практики. Когда перешли на учебу в 1-е Балтийское, оказалось, что в том числе и в знании английского языка мы сильнее других: получали хорошие отметки, практически не готовясь.




Художественная самодеятельность в РНВМУ. Сцена из спектакля «За тех, кто в море». Артисты нахимовцы 4-го выпуска (слева направо): Щеткин Ю.Н., Герасимов Ю.В. и Пашков Б.И.

Но ведь мы не только учились. Нас учили и отдыхать. Была у нас самодеятельность, да еще и какая! Старший лейтенант Всеволод Всеволодович Богданович остался в памяти, как близкий по духу воспитанникам человек, офицер и как талантливый организатор и постановщик нашего местного «мюзикла» под названием «Отдых на баке». В нем участвовала практически вся вторая рота. Это была длительная по времени и сложная по замыслу постановка, состоящая из отдельных сцен, связанных общим сюжетом. Солидным было и музыкальное сопровождение. На смотре коллективов самодеятельности «мюзикл» занял первое место, а это событие было отмечено в приказе как особо значимое. Я, Карпов, приехав однажды в командировку с Северного флота в Кронштадт, встретил там Всеволода Всеволодовича, где он продолжал службу после Риги.
Прошло 60 лет, а мы до сих пор храним яркие и теплые воспоминания о своем детстве и юношестве, которые прошли в идеальных для того времени условиях доброжелательной ауры, духовности (как сейчас выражаются), истинной и бескорыстной заботы о воспитании подрастающего поколения.
Пожалуй, только сейчас, набравшись жизненного опыта и сравнивая то, как воспитывали нас, и как воспитывают в иных учреждениях юношей сегодня, мы понимаем, какие люди нас окружали, заботились, учили. Сколько тепла и души было отдано нам в очень непростое и тяжелое послевоенное время. Вечная благодарность и память ИМ! А особо - Бате - глубоко уважаемому адмиралу Константину Александровичу Безпальчеву!


Продолжение следует.



Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru



Главное за неделю