Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,29% (54)
Жилищная субсидия
    19,05% (16)
Военная ипотека
    16,67% (14)

Поиск на сайте

Контр-адмирал К.А. Безпальчев. В море и на суше. Сборник воспоминаний его воспитанников и сослуживцев. - СПб.: НПО «Система», 2008. Часть 23.

Контр-адмирал К.А. Безпальчев. В море и на суше. Сборник воспоминаний его воспитанников и сослуживцев. - СПб.: НПО «Система», 2008. Часть 23.

Примечание. Рижское Нахимовское военно-морское училище - среднее специальное учебное заведение для подготовки юношей к обучению в высших военно-морских училищах. Организовано в 1945 г. в Риге вслед за аналогичными Нахимовскими училищами в Тбилиси (1943) и Ленинграде (1944). Учебные занятия начались в ноябре-декабре 1945 г. в 4, 5, 6 и 7 классах по типовой программе средней школы-десятилетки с включением дополнительной дисциплины - военно-морской подготовки. Срок обучения для воспитанников первого набора составлял от 4 до 7 лет. В последующие годы набор в четвёртый класс не производился.
Училище размещалось в центре Риги (ул. Смилшу, 20) в добротных зданиях бывшего военного музея и располагало достаточно оборудованными жилыми помещениями и учебными классами, кабинетами, вместительными столовой и актовым (спортивным) залом, мастерскими, медсанчастью и пр. В вечернее время работали многочисленные кружки (танцевальный, хоровой, драматический, струнный и др.) и спортивные секции. Летняя практика проходила в морском плавании на учебно-парусном судне (шхуне финской постройки) и в палаточном лагере на Рижском взморье, где основное внимание уделялось шлюпочной и физической подготовке, в том числе — умению плавать. Умелый подбор квалифицированных преподавателей (военных и гражданских), офицеров-воспитателей и их помощников - старшин срочной и сверхсрочной службы позволяло в ограниченные сроки готовить хорошо развитых (физически и умственно) юношей к дальнейшей службе в Военно-Морском Флоте.



Пороховая башня, входившая в состав крепостной системы Риги.
Большинство выпускников Нахимовского училища поступали (без экзаменов) и успешно заканчивали высшие военно-морские учебные заведения, становились достаточно подготовленными офицерами ВМФ.
В период значительного сокращения Вооруженных сил СССР Рижское (а также и Тбилисское) Нахимовское училище было закрыто (расформировано) в 1953 г. За восемь лет работы училище успешно окончили и получили аттестаты зрелости 399 нахимовцев.
В течение шести лет (с июня 1945 по декабрь 1951 г.) училищем руководил капитан 1 ранга Безпальчев Константин Александрович, блестяще образованный офицер-моряк, умелый организатор и опытный педагог, деятельность которого оставила заметный след в памяти каждого выпускника училища.
3 декабря 2005 г. в Санкт-Петербурге состоялась встреча выпускников Рижского Нахимовского военно-морского училища, посвященная 60-летию организации училища. Доклады и некоторые информационные документы, подготовленные к встрече, опубликованы в сборнике [67].
В связи с этой юбилейной датой ветераны-нахимовцы были награждены памятной медалью «За службу Родине с детства».



Памятная медаль «За службу Родине с детства»

Калинин Анатолий Владимирович, выпускник Рижского ВВМУ подводного плавания (1956). Проходил службу на подводных лодках, капитан 2 ранга.

Начальник 2-го (Рижского) Высшего военно-морского училища подводного плавания

На 47-м участке Серафимовского кладбища в Санкт-Петербурге, за низенькой оградой стоит неброский обелиск из серо-розового мрамора с эпитафией:

контр-адмирал БЕЗПАЛЬЧЕВ
сконч. 10.VIII.1973 г.

сын АЛЕКСАНДР
студент НКИ
погиб смертью храбрых
в 1942 г.

БЕЗПАЛЬЧЕВА Е.Т.
сконч. 30.ХI.1988 г.



«Скромно. Незаслуженно скромно. И памятник и некролог, опубликованный во флотской газете «Советский моряк» в номере от 14 августа 1973 г. В небольшой траурной рамке, без фотографии, да и фамилия адмирала искажена, видимо, после редактирования, т.е. стал Беспальчевым и теперь не сможет выразить свой протест. Скромен и сам текст некролога. Всё скромно, как всегда, особенно в последние годы, когда жил на скромную пенсию в скромной квартире.
В моей памяти ОН из одна тысяча девятьсот пятьдесят первого года. Еще капитан 1 ранга. Невысокого роста, где-то около 1 м 60 см, полный, что делало его еще ниже. Короткая стрижка волос серебристо-русого оттенка, маленькая чёлочка на округлой, под стать фигуре, голове. Удивительно живые, умные, серо-голубые глаза. Фигура была далека от изящества, но настолько темпераментная, что, казалось, вся налита ртутью.
Родился Константин Александрович 21 мая 1896 г. в городе Херсоне. Происходит род Безпальчевых из запорожских сечевиков, а фамилию унаследовал от клички предка, потерявшего палец в одной из битв. В последующем, за усердную службу царю и Отечеству Безпальчевы удостоились дворянства, а отец Константина Александровича - Александр Федорович, инженер-путеец, дослужился до чина статского советника, что равнозначно военному званию генерал-майор. Обладание этим чином уже само по себе обеспечивало переход в дворянское сословие. Мы же, курсанты, в своих домыслах пошли дальше и «возвели» Безпальчева в графское достоинство, что, к сожалению, не подтвердилось. А вообще-то для нас, юных советских курсантов, молва о его благородном происхождении явилась несколько шокирующей. К знати царского режима нам было привито откровенно плёвое отношение — «недобитые буржуи».



Примечание. В некоторых газетных публикациях и библиографических изданиях можно встретить написание фамилии Безпальчев через букву «С», т.е. Беспальчев. Эта трансформация - результат редакторской правки издателей этих газет и книг, которая объясняется реформой русского правописания, начатого после Октябрьской революции (Декрет СНК от 13 октября 1918 г.). До этого периода во всех случаях написания приставки «без» использовалась буква «3». Константин Александрович подписывал все документы фамилией, которая досталась ему по наследству, - Безпальчев. Правда, в Рижском Нахимовском училище среди воспитанников существовало неофициальное мнение, что, мол, аристократы могли не считаться с правилами современной орфографии. Это, конечно, не так. В действительности, Константин Александрович фанаберией не страдал, а использовал фамилию, зафиксированную в своих официальных документах при рождении в 1896 г. В таком же написании носят эту фамилию дети и внуки Константина Александровича.
Для справки. Только в 1956 г. все изменения, внесённые в 1918 г. в русский язык как рекомендательные, были узаконены в «Правилах русской орфографии и пунктуации», утверждённых Президиумом АН СССР, Министерством высшего образования, Министерством просвещения РСФСР, которые стали обязательными для всех учреждений и граждан [43].



Помощник по учебно-строевой части начальника Военно-морского училища береговой обороны К.А.Безпальчев с отцом. Около 1935–1936 гг. Фотография предоставлена А.К.Безпальчевым.

Но встреча с Константином Александровичем не только поколебала, но и разрушила привычный стереотип. Его умение быстро поставить и дело, и подчиненных на свое место, придать процессу формирования училища осмысленность, вылепить из разнородной юношеской среды стройную структуру высшего учебного заведения - не каждому по плечу. Очень даже скоро «всенародно» и навсегда он получил уважительное прозвище «Батя»: «Батя пошел...», «Батя приказал...» - это, разумеется, в неофициальном курсантском общении стало нормой.
Деловитость, властность и целеустремленность - первые качества, которые придали вес его авторитету. Еще больше возрос его авторитет, когда проявились для нас его другие обширные личные достоинства. Был он прекрасным психологом, далеко смотрел, мудро оценивал наши будущие возможности развития культурного уровня в отдаленных, мало обустроенных военных гарнизонах на окраинах нашей необъятной страны.
Вскоре после начала учебного процесса доски с объявлениями запестрели планами всевозможных внеклассных мероприятий. Но курсант, впрочем как и студент, в общей массе не любит общественных мероприятий, как то: лекций на общественно-политические темы, коллективное обсуждение литературно-художественных произведений, о которых имеет смутное представление или малый интерес к ним, встречи с неумелыми пропагандистами классики. А если в постскриптуме - «Явка обязательна!» - тут уже налицо и внутренний протест! Юноше подавай что-нибудь полегче, поразвлекательней.
Константин Александрович знал наши слабости и умелым сочетанием добровольно-принудительных мер прививал нам любовь к доброму, красивому и вечному. Безпальчев относился к числу редких эрудитов. Многие, видимо, помнят Ираклия Луарсабовича Андроникова, как мастера рассказа. Уверяю, что наш Батя был в этом плане не менее талантлив, а по диапазону интересов, возможно, и превосходил Андроникова. К слову сказать, он и внешне чем-то походил на Ираклия Луасарбовича в пору его творческого расцвета.



Когда Безпальчев читал в клубе общеобразовательную лекцию, то курсант, как бы тут выразиться образнее, «валил косяком», без принуждения. А лекции он читал на самые разные темы. И по истории отечественного флота, а знал он её потрясающе, энциклопедически. И о наследии писателей-классиков, а маринистов в особенности, рассуждал с точки зрения высококлассного специалиста. Помнится, как «раздевал» он Новикова-Прибоя за «Цусиму». Противопоставлял этому роману других авторов, даже белоэмигрантских, публиковавшихся на заре советской власти. И как бы на художественно-литературном материале с использованием научно-исторических документов и свидетельств участников событий в увлекательной форме давал нам познания, которые являлись идеальным подспорьем к обязательной учебной программе. Этого нельзя было заменить никакими учебниками.
Со временем, все больше и больше познавая Батю, с гордостью за него восприняли его увлечения научной, творческой и просветительской деятельностью. Оказалось, что еще с начала службы в Онежской озерно-речной флотилии (с 1918 г.) он начал подборку материалов по результатам долголетних наблюдений условий навигации в Онежско-Ладожском бассейне.
С начала 1920-х годов Безпальчев был постоянным литературным сотрудником газеты Черноморского флота и журнала «Морской сборник», членом научного общества. В 1935 г. издаёт книги «Эскадренный миноносец» и «Лоцию Онежского озера», печатает ряд статей в «Морском сборнике». Пребывая на различных должностях в системе ВМУЗ, кроме управленческой деятельности, вёл активную преподавательскую работу: читал лекции по астрономии, навигации, штурманским приборам, минно-торпедному оружию и артиллерии, тактике, стратегии, военно-морскому искусству и др.



Центральная часть учебного корпуса Рижского Высшего Военно-Морского училища.

Поскольку до образования нашего училища Константин Александрович прожил в Риге некоторое время, то популярность его в интеллигентных кругах, как человека высокого интеллекта, получила большую известность. Он был «свой» в артистической среде и администрациях Театра оперы и балета, Театра русской драмы, ТЮЗа, у музейных работников и у государственно-политических чиновников. Вилис Лацис (1904-1966), народный писатель Латвии - не частый, но желанный гость училища. К сожалению, государственные дела не позволяют ему часто отвлекаться. На его плечах руководство Советом министров Латвийской СССР, которым он руководил еще с 1940 г. К созданию училища он тоже имеет прямое отношение. Эльфрида Пакуль, известная прима оперы, народная артистка Латвии, колоратурное сопрано, со своим мужем Александром Дашковым, не менее известным театральным деятелем - частые наши гости, они с Батей были как родные.
Все ведущие актеры Риги блистали на сцене нашего клуба. В училище был прекрасный духовой оркестр, унаследованный от нахимовцев, с хорошим классическим репертуаром, но Безпальчев не упускал возможности пригласить известных музыкантов театральных оркестров с сольными концертами или небольшими ансамблями. Помнится, как-то ему удалось завлечь даже заезжую австралийскую знаменитость, виолончелиста, давшего сольный концерт из произведений Эмиля Дарзиня. Мелодия «Меланхолического вальса» в его исполнении осталась в памяти навсегда. С каким тактом и обаянием он встречал, представлял нам «звезд», с каким проникновенным восхищением выражал им благодарность! После его искренней просьбы посетить нас еще раз с новой программой - отказов быть не могло. Но он шел дальше. Устанавливал шефские связи с театрами, добывал контрамарки, а то и целыми ротами отправлял курсантов на предпремьерные театральные прогоны спектаклей.



Продолжение следует.



Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю