Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,10% (50)
Жилищная субсидия
    17,95% (14)
Военная ипотека
    17,95% (14)

Поиск на сайте

Контр-адмирал К.А. Безпальчев. В море и на суше. Сборник воспоминаний его воспитанников и сослуживцев. - СПб.: НПО «Система», 2008. Часть 30.

Контр-адмирал К.А. Безпальчев. В море и на суше. Сборник воспоминаний его воспитанников и сослуживцев. - СПб.: НПО «Система», 2008. Часть 30.

- Ну, а на каком флоте хотели бы служить?
- На Северном.



Экзотика Северного флота. В.Ф.Штраних.

- А запасной вариант?
Владимир подумал некоторое время, а потом ответил:
- Запасной вариант тот же - Северный флот.
В этом твёрдо высказанном желании он повторил своего старшего брата Александра. Тот тоже после училища (а окончил он его с отличием) попросился на Северный флот. В семье Безпальчевых с гордостью говорят, что офицерские погоны ему вручил сам главнокомандующий ВМФ. Александр начал службу на большом противолодочном корабле «Адмирал Макаров».
Однажды (было это еще в 1974 г.) корабль возвращался в родную базу из долгого плавания. Случилось так, что в этой же базе в тот день оказался Константин Константинович Безпальчев. Конечно, пришел на причал встретить сына. И вдруг подъезжают машины - это для встречи корабля приехал командующий Северным флотом и член военного совета - начальник политуправления флота. Заметив Безпальчева, командующий сказал: - Сына встречаете? Отличный штурман. Безупречно служит!
Стоит ли говорить, какое счастье испытал отец, услышав такую характеристику сыну.
... Человек смертен, но бессмертно человечество. Бессмертен и опыт, традиции, которые передаются из поколения в поколение, особенно в фамильных династиях, будь то династия сталеваров, хлеборобов или моряков. В качестве примера могут служить Безпальчевы.



Безпальчевы - выпускники Морского корпуса и училища им. М.В. Фрунзе в первом офицерском звании (Коллаж). Слева-направо: Константин Константинович, Константин Александрович, Владимир Константинович и Александр Константинович.

В этой семье из поколения в поколение передается горячая любовь к Родине, к её славному флоту. Здесь стало традицией принимать самое энергичное участие в жизни коллектива, в работе партийной и комсомольской организаций. Не случайно и Константин Александрович, и Константин Константинович за активность в общественной работе неоднократно отмечались поощрениями. Многими грамотами, в том числе и грамотами ЦК ВЛКСМ, награждены и младшие Безпальчевы - Александр и Владимир.
- Для Безпальчевых плохая служба невозможна, - не раз говорил Константин Александрович. И это были не просто слова. Он являл собой вдохновляющий пример трудолюбия, честности, партийности. И эти качества прививал сыну, внукам. Надо сказать, что его старания не пропали даром: все они служат Родине так же честно и самоотверженно, как служил он сам. [47].



Встреча адмиралов на борту крейсера. Справа К.А.Безпальчев

И.С.Исаков. Сирена (рассказ)

В двадцатых годах мы только-только приступили на Черном море к восстановлению военного флота, ремонтируя брошенные Врангелем старые корабли. Тогда почти на всех относительно современных «шипах» (англ. - корабль, судно; считалось особым, хотя и сомнительным, шиком называть свои корабли «шипами»). Командирами были поставлены молодые офицеры старого флота. Последние, желая выделить себя из числа выдвиженцев боцманов, смышлёных старшин или сравнительно немногих торговых капитанов и штурманов дальнего плавания, особый упор делали на безукоризненность «формы одежды», строго придерживаясь уставных положений, или на «чистоту так называемых флотских традиций».



Такого выутюженного и накрахмаленного командира можно было узнать за милю. Будь то на Примбуле (сокращенное «Приморский бульвар»), или на дорожках Исторического бульвара, или на мостике корабля, стремительно входящего в Севастополь или выходящего из него.
В принципе и то (форма) и другое (лихость маневра) имели положительное значение, особенно после порядков, установленных флотской вольницей по окончании Гражданской войны. Но, к сожалению, довольно часто эти традиции ограничивались английской трубкой (с махоркой за неимением знаменитого «Кэпстэна» - английской марки лучшего и самого дорогого трубочного табака), огромным козырьком, хорошо выутюженными брюками и манерой цедить сквозь зубы слова, пользуясь лексиконом международного портового слэнга, густо пересыпанного нужными и ненужными морскими терминами.
Среди главных законодателей флотской моды особо выделялся командир одного из первых турбинных миноносцев: окончание морского кадетского корпуса, участие в мировой и гражданской войнах, отсутствие застенчивости и бесспорное наличие морских знаний - давало ему это право.
Молодежь смотрела ему в рот, а более искушенные почтительно прислушивались, перенимая некоторые полезные для профессионалов методы.
Особый конёк этого arbitrea флотских традиций заключался в утверждении, что корабль, маневрируя на рейдах или фарватерах, не должен пользоваться гудком или сиреной. Полное безмолвие, по его мнению, подчёркивало уверенность капитана в себе и не нервировало пароходики, яхты, боты и ялики с публикой, которые обычно шарахались от страха во все стороны, создавая неоправданную панику.



Приятно было смотреть, когда миноносец на больших скоростях входил в Одессу, Ялту, Феодосию, Новороссийск или Туапсе, не издавая при этом ни единого звука. Как будто большой кит уверенно прокрадывался в знакомый порт.
Моряки поймут эту красоту. Ведь по количеству свистков, гудков и сирен сразу можно догадаться, что на мостике стоит взмыленный командир с выпученными глазами, ожидающий подвоха со стороны каждого, самого безобидного ялика.
Позвольте напомнить то, что известно каждой амфибии, то есть портовому аборигену. С малых лет не только мальцы, но и девчурки так привыкают к «голосу» любого корабля, что не оглядываясь уверенно изрекают:
- «Пестель» входит!
- «Украина» разворачивается... и т.д.
В один прекрасный, штилевой и нормальный день миноносец лихо проходил ворота бонов, возвращаясь после недельного плавания в дозоре. И вдруг у всех резануло в ушах - так настойчиво и напористо, ещё загодя, начали визжать его паровые сирены, хотя для этого не было никакого повода. Все видели совершенно открытый фарватер и почти никого впереди по курсу.
Между тем, к всеобщему удивлению, корабль продолжал «подавать свой голос» долго и на самом высоком регистре.
Разошлись мы в недоумении.
Вечером, на традиционном банкете «на поплавке» по случаю возвращения дозорного миноносца, кто-то из друзей пытался выяснить, почему, вопреки его же заповедям, командир так упорно будил город своей сиреной. Однако, пользуясь шумом от очередных тостов, он, ловко лавируя, так и не отвечал на вопросы. Наконец, когда крымское вино сделало своё дело и от назойливых вопросов уклоняться стало почти невозможно, мы все проглотили свои языки, услышав такую сентенцию:



Сирены и дельфины. Петергоф (Петродворец).

— Когда на неделю уходишь в море, а дома остаётся с о б л а з н и т е л ь н а я сирена, никогда не вредно отступить от традиции и предупредить о своем неожиданном возвращении с тем, чтобы при помощи паровой сирены дать возможность спокойно одеться и воспользоваться для выхода обычной дверью, а не окном.

Примечание. О флотском шике упоминают и другие писатели - маринисты. У Леонида Соболева, например, читаем: «Из заграничного похода крейсера «Россия» старший лейтенант Вилькен вывез манеру красиво курить трубку», что и демонстрирует гардемарин Левитин перед безымянным штабс-капитаном в купе поезда.



Примечание. Исаков Иван Степанович (1894-1967) - Адмирал Флота Советского Союза (1955), Герой Советского Союза(1965), член-корреспондент Академии наук СССР (1958), доктор военно-морских наук (1946). Окончил реальное училище в Тифлисе в 1913, учился в Технологическом институте в Петербурге, окончил Отдельные Гардемаринские классы (1914-1917), после выпуска из которых в звании мичман (25.3.1917) получил назначение на эскадренный миноносец «Изяслав», достраивавшийся в Ревеле. После Октября 1917 г. команда эсминца, на котором он участвовал в известном Ледовом походе(1918) из Гельсингфорса в Кронштадт, избрала его старшим офицером. Затем служил на ряде кораблей на Балтике и на Каспии, набираясь опыта плавания. Окончил пятимесячные курсы командиров траления и заграждения (1919) и курсы усовершенствования высшего начсостава при ВМА (1928). В связи с ухудшением состояния здоровья в 1923 г. переводится на Черное море в Батуми - начальником Южного района СНиС - службы наблюдения и связи. В конце 1923 г. переезжает в Севастополь на должность помощника начальника оперативной части штаба Черноморского флота, где через некоторое время зарекомендовал себя в штабе «знанием дела, инициативностью, точностью и своего рода изяществом работы» [31]. Исакова стали назначать начальником походного штаба во время плаваний из Севастополя в Батуми: эти осенние плавания называли «походами за мандаринами» (фактически за продовольствием для снабжения личного состава флота). По воспоминаниям Г.Н. Четверухина [60]: «Весной 1922 г. голод вслед за Поволжьем распространился и на Крым. Бойцы гарнизона оказались на голодном пайке. Горячее блюдо, бычки и кукурузная каша - один раз в день. Утром и вечером - чай без сахара. В день на человека - хлеб, два фунта (800 г), из которых полфунта удерживалось в фонд помощи голодающим Поволжья. На улицах города (Севастополя) появилось много истощенных людей, умирали от голода». Несколько раз Исаков возглавлял походный штаб отряда кораблей, посещавших Стамбул.



В августе 1924 г. Исаков назначается командиром эскадренного миноносца «Петровский», который достраивался в Николаеве и которым командовал чуть больше года, до октября 1925 г. 25 июня 1925 г. приказом за подписью Панцержанского объявлена благодарность командиру ЭМ «Петровский», комиссару Степанову, старшему инженер-механику М.Н. Деарту за неутомимую работу и проявленные старания при достройке миноносца [28].
Далее начинается стремительное восхождение И.С.Исакова по штабной, административной и научной работе на флоте, а затем и в Москве. Заслугам «видного советского флотоводца» [48], выдающегося командира, штабиста, видного теоретика [28] и писателя посвящено немалое количество книг и статей. Еще больше подробностей его жизни и служебной деятельности можно почерпнуть из нескольких десятков рассказов о флоте самого Исакова. Впервые как беллетрист он выступил с «Невыдуманными рассказами» в 1959 г. в журнале «Новый мир». Впоследствии вышли из печати сборники его рассказов о флоте.
Миниатюрный рассказ Ивана Степановича Исакова под названием «Сирена» представлен в нашем сборнике как свидетельство реальной флотской жизни в Севастополе в 1920-х годах. И один из главных действующих лиц рассказа - безымянный молодой офицер - очень напоминает нашего общего кумира, которому посвящен этот сборник воспоминаний.

Примечание. Вероятно, не по причине секретности в рассказе И.С.Исакова «Сирена» вымышленным является имя одного из кораблей - «Пестель». Боевого корабля с таким названием в тот период на Черном море не было. Скорее всего, автор рассказа по личным причинам избегает назвать своим именем имеемого в виду эскадренного миноносца «Петровский», которым в то время командовал хорошо ему известный К.А.Безпальчев.

Продолжение следует.



Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю