Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,64% (49)
Жилищная субсидия
    18,18% (14)
Военная ипотека
    18,18% (14)

Поиск на сайте

Юрий Панов «В огне и холоде тревог». Тверь, 2014 г. Часть 8.

Юрий Панов «В огне и холоде тревог». Тверь, 2014 г. Часть 8.

16 июня. Солнце, целый день солнце. Наконец-то облака рассеялись! Определили координаты: 81 гр. 46' с.ш., 149 гр.1' в.д. На льдине оживление. Каждый старается найти работу на воздухе. Доктор «строит» из досок от разобранных ящиков стеллаж для продуктов. Заяц и Остроглядов, воспользовавшись безоблачной погодой, проводят поверку актинометрических приборов. Радисты засыпают опилками основания радиомачт, предохраняют их от вытаивания. Ионосферисты целый день тюкают топором, заготовляют растопку для печки. Около их домика вытаивают ящики из-под продуктов. Сухие мелко нарубленные дощечки – лучшая растопка. Аэрологи решили осушить большую снежницу около павильона, бурят лунку. Единогласно изменили распорядок дня. По расписанию сегодня после ужина должна демонстрироваться кинокартина. Отложили на следующий день, пошли играть в волейбол. Угомонились в 12 часов ночи.
17 июня. Получена радиограмма: в космосе женщина - Валентина Терешкова! Это здорово! Молодец, Валентина! Новость обсуждается особенно оживленно. Трансляция не выключается круглые сутки. Ждем сообщений о благополучном приземлении наших космонавтов. Холостяку, командиру АН-2 Володе Витушкину предлагают послать в космос телеграмму с предложением «руки и сердца».



18 июня. На АН-2 провели ледовую разведку. В районе станции в радиусе 15 км. Много трещин и разводьев, преобладает битый лёд; больших полей, пригодных для посадки ИЛ-14, нет. Участок к северо-западу от станции осмотреть не удалось из-за тумана; пришлось вернуться. Через 40 минут после посадки туман надвинулся на льдину и закрыл плотной пеленой все вокруг. Туман такой густой, что от нашего домика не видно гидрологическую палатку, а до нее всего 80 м. Тепло, участок к северо-западу от станции осмотреть не удалось из-за тумана; пришлось вернуться. Через 40 минут после посадки туман надвинулся на льдину и закрыл плотной пеленой все вокруг. Туман такой густой, что от нашего домика не видно гидрологическую палатку, а до нее всего 80 м. тепло, 0,5 гр. выше нуля.
21 июня. Четвертый день держится туман, временами мокрый снег и морось. Солнце совсем не просматривается. Находимся в центре циклона, давление низкое, ветер слабый, неустойчивый, температура держится около нуля. У своего домика пробурили лунку. Толщина льда 6,1 м. Лунку соединили канавкой со снежницей, вода с шумом устремилась в отверстие, через 2 часа на месте озерка осталась небольшая лужа. Из шести пробуренных неделю назад лунок четыре замерзли. К оставшимся подводим воду из других снежниц, прорубаем кирками канавы во льду. Этот метод дает наилучший эффект и более экономичен. Льдина напоминает участок осушаемого болота с магистральными и отводными каналами и канавками. Не совсем красиво, зато сухо.
23 июня. Самолет ледовой разведки ИЛ-14 сбросил два мешка с почтой: письма, газеты и журналы. Ребята прямо на улице распаковали мешки – и за газеты. Вот они, наши герои: Валерий Быковский и Валентина Терешкова.



На ледовом аэродроме дрейфующей полярной станции "Северный Полюс-10". Получили журнал "Огонек".

28 июня. Авиаторы весь день трудились на аэродроме, отводили воду, бурили, засыпали снежницы кусками льда с торосов. Таяние не оставило в покое наши склады: под бочками и баллонами вытаял лед и они расползлись в разные стороны, попадали. Водворили все на место и обвязали веревками. Льдина продвигается на север, пересекли 82-ю параллель. За месяц в лагере стаяло 80 см льда, а на краю льдины, где снег чистый, - всего 10 см.
03 июля. Идет дождь. Крупные капли барабанят по крышам домиков, в снежницах пузыри. Осушительная система действует безотказно, вода по канавам устремляется к лункам и с шумом стекает в океан. Лунки теперь не узнать – размыло. Диаметр лунки в лагере увеличился с 12 см до 1,5 м, лунка у метеоплощадки около 2 м. Подсчитали, что в эти «дырки» стекло 100 тысяч тонн воды.
08 июля. Ежедневно авралим по три часа – санитарная неделя. Всю накопившуюся за долгую полярную ночь грязь собрали и отвезли на край льдины. Но больше всего хлопот приносит аэродром. Ежедневная утомительная работа по выравниванию бугров и отводу воды с полосы не приносит плодов. Аэродром раскисает с каждым днем. АН-2 поставили на бугор, кругом озера воды. Как Володя умудряется взлетать и садиться на такую полосу, для меня остается загадкой. Нужно быть не просто отличным пилотом, а настоящим виртуозом.
09 июля. Два раза в неделю, по вторникам и пятницам, радиостанции Дальнего Востока на коротких волнах передают специальный выпуск известий для полярников и экипажей морских судов, находящихся на трассе Северного морского пути. Вот и сегодня мы слушали очередной выпуск арктических известий. Ледовые условия в этом году очень сложные. Первые караваны судов под проводкой мощных ледоколов «Москва» и «Ленинград» пробиваются к портам выгрузки через десятибалльный лед. Такого тяжелого начала навигации, пожалуй, не было лет пять. На станции стоит «обычная» погода. Туман чередуется с мелким дождем, температура держится около нуля. За 9 дней июля продвинулись, если считать по прямой, на 110 км к северо-западу. С базы сообщили, что в разводье рядом с лагерем видели стадо белух. Около нашей льдины никто не появляется, а в первую смену станцию частенько навещали хозяева Арктики – медведи. Даже морж умудрился вылезть через лунку и натворить много бед в палатке гидрологов. В то время льдина находилась в Восточно-Сибирском море сравнительно недалеко от берегов. Сейчас же до ближайшей земли, Новосибирских островов, более тысячи километров.



Ледокол "Москва" прокладывает канал каравану судов. - Ванкарэм Желтовский. ПАР НА МАРКЕ (Сын об отце).

17 июля. Солнце. Тихо. Температура 4,1 гр.. Это самая высокая температура за летний период. Доктор пропагандирует воздушные ванны. Агитировать никого не приходится – все свободные от наблюдений на воздухе. Фотографам раздолье: торосы рядом с домиками отражаются в зеркальной синеве снежниц. Отличные получатся кадры! Кают-компания пустует, не слышно стука костяшек домино, шахматы в коробках.
24 июля. Последний санитарный аврал. Четыре часа расправлялись с помойкой. Работа исключительно тяжелая. Пришлось буквально по сантиметру отрывать сцементированные льдом разнообразные отходы камбуза. Помойку срубили до основания, и все вывезли на край льдины к трещине. Завтра мотопомпой смоем остатки в лунку, и в лагере будет чисто. Экипаж АН-2 трудился на полосе. Возили на тракторе лёд из торосов и трещин и засыпали им снежницы. Володя Витушкин провалился в промоину вместе с куском тороса, который он откалывал киркой. К счастью, вблизи находились радист и штурман, которые помогли ему выбраться. Купание в ледяной воде не отразилось на его здоровье. Работать на льду стало очень опасно. Много трещин и промоин. Края старых трещин подмыты водой и нависают карнизами, которые трудно заметить. Выбираться из такой ловушки тяжело, карнизы тонкие и обламываются под тяжестью тела. Температура воды - 1,6 гр. В такой «ванне» более 10 минут не продержаться, тело сведет судорогой. Еще раз предупредил весь состав станции о безукоснительном выполнении правил безопасности при работе на льду.
27 июля. Герой дня – ионосферист Костя Борисов. Дежурный радист Леня Васильев вручил ему долгожданную телеграмму – родился сын. Счастливый отец принимает поздравления. По этому поводу из запасов станции извлекли бутылку шампанского, Загорский испек торт. День без координат: нет солнца. Судя по глубине, нас относит к востоку. Температура на улице 1,0 гр.



Приходится прибегать к насосам, чтобы избежать затопления.

28 июля. День Военно-Морского Флота (ВМФ). Торжественно провели замену флага. Старый, выцветший и разорванный ветром ветеран «десятки» бережно спустили и сдали на склад. Новое двухметровое алое полотнище с серпом и молотом под троекратный салют из карабинов заколыхалось на мачте. Станция преобразилась, стала праздничнее. После подъема флага – соревнования по стрельбе из карабина на 50 и 100 м. Абсолютным чемпионом стал Федор Петрович Заяц - участник Великой Отечественной войны. На товарищеском ужине победителю вручили приз – книгу с подписями участников соревнований и координатами дрейфующей станции “СП-10”.
01 августа. На общем собрании станции подвели итоги работы за месяц. План наблюдений по метеорологии, актинометрии, гидрологии и ионосфере выполнен полностью. Особенно порадовали аэрологи: среднемесячная высота подъема радиозондов 32 км. Вся техника на ходу, отремонтирована, наведен порядок на складах и территории. На август намечено строительство аэродрома для АН-2 (на нашей льдине) и поиски льдины для ИЛ-14. Лето пошло на убыль. Солнце все ниже склоняется к горизонту, температура понижается.
03 августа. Трещина с западной стороны льдины разошлась на 14 м. На шлюпке вдвоем с Улитиным отправились осматривать соседние ледяные поля. Взяли бур с ледомерной рейкой, фотоаппараты и карабины. Трещина широкой угловатой лентой разрезает лед. За каждым поворотом открываются виды, один интереснее другого. Природа – великолепный скульптор. Вот ледяная медведица с медвежонком жадно припала к воде. Сходство столь поразительное, что невольно хватаешься за карабины. Вот зубчатые башни средневекового замка, а рядом избушка на курьих ножках. Сказочная страна. Мелодичный перезвон падающих в воду капель. Удивительно глубокая тишина. Засняли две пленки. Обследовали участок к северо-западу в радиусе 2 км. Полей, пригодных для аэродрома, нет.
08 августа. Ясно. Первый заморозок. Снежницы покрылись тонкой сероватой пленкой льда. Но стоит только появиться облакам, как ледяная корочка исчезает. Одеяло из облаков надежно предохраняет поверхность льда от выхолаживания. Можно считать, что период таяния закончился. В лагере стаяло от 1,5 до 2 м льда, на краю льдины – от 0,6 до 1,2 м. По самым скромным подсчетам, вес льдины уменьшился за счет таяния на 300 тысяч тонн. Кают-компания, дизельная, палатки, домики стоят на ледяных буграх с отвесными стенками. У каждого домика самодельные трапы из ящиков и бочек; самый комфортабельный трап с поручнями у кают-компании.



Дрейфующая полярная станция "Северный Полюс-10". Повара Степан Пестов (слева) и Олег Каракчеев.

14 августа. Первый аврал на строительстве «малой» полосы. Четыре часа все долбили кирками лед, отвозили глыбы льда на волокушах в снежницы. Работа тяжелая, лед не промерз, вязкий, плохо поддается кирке. Ждать морозов нельзя – впереди строительство большого аэродрома. Три дня с Улитиным и Витушкиным пешком обследовали поля на юге и востоке от станции. Картина неутешительная: очень много трещин, обломки полей по размерам не пригодны для строительства аэродрома, На поверхности пакового льда большие ледяные бугры, участки годовалого льда источены снежницами и сквозными промоинами. Будем продолжать поиски на АН-2; для этого придется ускорить строительство взлётно-посадочной полосы (ВПП).
18 августа. Первая настоящая пурга. Ветер свистит в оттяжках антенн и проводах, стучит по стенкам домиков брезентом. Снег слепит глаза, забирается за воротник, набивается в карманы куртки. Температура воздуха -3 гр.. Лето кончилось. Работы на аэродроме ведем ежедневно при любой погоде. Разровняли 200 м полосы. До конца месяца во что бы то ни стало подготовку аэродрома для посадки АН-2 нужно закончить.
25 августа. Пролетел ледовый разведчик – самолет ИЛ-14, сбросил мешки с почтой. Новостей много. В институте ААНИИ полным ходом идет подготовка к осеннему завозу. Состав новой, третьей, смены уже подобран. Начальником назначен Виктор Федорович Захаров, воспитанник Высшего Арктического училища, зимовавший много лет в обсерватории Тикси, способный ученый и опытный полярник. Начало завоза, а следовательно, прибытие новой смены будет зависеть от окончания строительства аэродрома для самолетов высокоширотной воздушной экспедиции (ВВЭ).
27 августа. Сильное сжатие. Северный участок поля, отделенный трещиной от основной льдины, раскололо на куски и растащило в разные стороны. Огромные ледяные глыбы в сотни тонн весом громоздило друг на друга, словно спичечные коробки. Вал торошения медленно вползал на нашу льдину. Но и на этот раз все обошлось благополучно. Вал остановился в 8 м от палатки геофизиков. Трещины прошли по краю льдины, параллельно валу. Площадь льдины уменьшилась на 300 кв. м. Проверили аварийные волокуши и вещевые мешки с аварийным индивидуальным запасом продуктов, собрали и упаковали материалы наблюдений. На базе торошения не было, Там всё было спокойно.
31 августа. Последний аврал на малом аэродроме. Взлетно-посадочная полоса готова. Теперь можно приниматься за строительство основного аэродрома. В результате длительных поисков с самолета решили строить аэродром на паковом льду базы. Ровных годовалых полей в радиусе 15 км найти не удалось. Кругом разводья и трещины. Паковое поле, где расположена база, каким-то чудом уцелело. Его размеры 2,5х2 км. За 4 месяца дрейфа льдина базы приблизилась к станции на 5 км. Полет на базу занимает всего 3 минуты. Поверхность поля крайне неровная: высокие, до 2 м, пологие ледяные холмы перемежаются с глубокими снежницами. Объем работ очень большой, но другого выбора нет. На базе к тому же есть трактор и 12 пар рук, а это немалая поддержка, кроме того, база является запасной льдиной. В случае разлома поля станции можно перебазироваться в готовый палаточный лагерь с запасом продуктов, топлива и газа. Начали подготовку к работам на большом аэродроме. Механик станции Женя Басков собирает из бревен планировщик (деревянную раму размером 4х3 м), которым будем разравнивать полосу. Погода пасмурная, северный ветер скоростью 6 м/сек. Температура – 8 гр. За месяц льдину отнесло на 28 км к югу.



01 сентября. Первый день работы на аэродроме базы. АН-2 сел в километре от места строительства на уцелевшем куске аэродрома длиной 350 метров, отделённом от основного поля трещиной. Перебирались через неё по доскам. Работали в три смены, по 4 часа каждая. Выровняли участок длиной 50 метров и шириной 40 метров. Работе мешает ветер, заставляет прятать лицо в капюшон куртки.
02 сентября. Продвинулись еще на 40 м; за день три смены взорвали, разровняли кирками и отвезли в снежницы около 50 тонн льда. Ветер дует с юга. За прошедшие сутки направление дрейфа изменилось: продвинулись на Север на 14 км. Температура – 6 гр. ниже нуля.
05 сентября. К вечеру погода испортилась. Густой туман окутал льдину. Третья смена не смогла вылететь на базу. Работали в лагере станции, отвозили от камбуза к полосе пустые газовые баллоны. Координаты станции 3 гр. 04' с.ш., 144 гр. 31' в.д.; в этой точке станция находилась 30 июля. За 45 дней льдина под действием ветра и течений описала петлю длиной 320 км. Солнце уже садится, ночи еще нет, сумерки длятся 2 часа. С каждым днем темное время суток будет увеличиваться, необходимо спешить с работами по подготовке взлётно-посадочной полосы (ВПП).
07 сентября. С утра было тихо. Первая смена вылетела на аэродром. Но в 11 часов началось сжатие. В движение пришел лед к югу и западу от станции. С глухим шумом рассыпались на отдельные куски гряды торосов. Возникали новые трещины, и тут же края льдин смыкались, нагромождая груды льда. Через час пришел в движение лед с восточной стороны льдины. Знакомые очертания торосов исчезли, на месте ровных участков появились новые нагромождения льда. В 13 часов 30 минут прилетела первая смена с базы. Витушкин рассказал, что сжатие захватило район «подскока». Разводья и трещины между нашей льдиной и полем базы сжало, везде свежие валы торошения. Полеты второй и третьей смен отменили. АН-2 оставили на полосе готовым к взлету. К вечеру сжатие ослабело. Льдина выдержала, если не считать трещины шириной 50 см вдоль южной кромки льда да заторошенных незначительных участков на востоке в районе склада пустых бочек и мусорной свалки.



Радиорубка дрейфующей станции “СП -10”.

12 сентября. Четыре дня стоит нелетная погода: низкая облачность, метель. Занимаемся подготовкой станции к зиме. Женя Басков провел профилактический ремонт дизелей, проверил линии электропередач. Володя Зуев и Костя Борисов закончили сооружение пристройки к камбузу, прорубили в нее дверь из прихожей кают-компании, сделали полки. Повару новой смены не придется бегать за продуктами в палатку – теперь все под рукой. Николай Иванович провел очередной медосмотр. Больных нет, здоровье у всех хорошее, несмотря на ежедневную тяжелую физическую работу на аэродроме. Метеорологи и аэрологи просматривают материалы наблюдений, готовят их к предстоящей сдаче в фонды института ААНИИ. В кают-компании все чаще возникают разговоры о Ленинграде и предстоящем отпуске.
18 сентября. Опять и опять аэродром. Метр за метром грызем кирками бугры, рвем толом, разравниваем планировщиком, растаскиваем на волокушах. Работаем напряженно. До 1 октября осталось всего 12 дней. Через две недели наступит ночь, в темноте много не сделаешь. Пересмотрели график работ. Работаем в две смены, для третьей смены не хватает светлого времени. До заветного красного флажка, воткнутого в торос на конце размеченной полосы, еще 400 м. Больше половины работ выполнено.
20 сентября. Опять перерыв в строительстве полосы. Свирепствует метель, ветер западный, 18 м/сек., температура - 16 гр.. Метель безжалостно сводит на нет наши труды. На аэродроме станции появились плотные надувы снега. На стоянке АН-2 намело сугроб. Не меньше 8 часов потребуется на расчистку полосы для взлета АН-2. С базы сообщили, что у них на полосе надувы небольшие, ветер дует вдоль аэродрома и снег на выровненном участке почти не задерживается.
23 сентября. Третий день не унимается пурга, в лагере растут сугробы. Сегодня ветер начал стихать: его скорость 13 м/сек. Ветер принес много хлопот аэрологам. Вчера Бондаренко и Зуев три часа работали на пронизывающем ветру при двадцатиградусном морозе. Четыре неудачных выпуска. Четыре раза ветер разбивал хрупкие приборы о лед. Снова и снова аэрологи наполняли оболочки, прикрепляли приборы, и только пятая попытка увенчалась успехом – зонд ушел в воздух.



25 сентября. Ветер утих. С 8 до 11 часов расчищали полосу от снега, готовили АН-2 к вылету. На аэродроме базы работали две смены. Прибавилось еще 70 м.
26 сентября. Снова метель. С утра было относительно тихо – скорость ветра 6 м/сек. Разогрели мотор, взлетели; пока работала первая смена, ветер усилился до 12 м/сек. При посадке на аэродром станции порыв ветра развернул АН-2 поперек полосы у самого льда, Витушкин сумел выровнять машину и благополучно сесть. Полеты второй смены отменили. 28 сентября. Наконец-то погода установилась. Ясно. Ветер всего 4 м/сек. Температура -13 гр. Весь день работали на аэродроме. Осталось выровнять 120 м. Участок более или менее ровный: всего три пологих бугра и нет снежниц. Для окончания выравнивания потребуется два-три дня.
30 сентября. Окончены основные трудоемкие работы на полосе: последние взрывы, последние удары киркой. Теперь осталась «ювелирная» работа: несколько раз планировщиком, нагруженным бочками, пройтись по всей полосе, разгладить взорванный лед и уплотнить выпавший снег. Погода ясная. Относительно тихо, ветер 4 м/сек. Температура - 18 гр.. Женю Баскова оставили на базе. Будет ежедневно по 12 часов укатывать полосу.
02 октября. Начался последний месяц дрейфа. Аэродром готов. Ровная широкая лента прорезала торосы. Не верится, что эта работа выполнена нашими руками. Тяжелый труд закончен. По самым скромным подсчетам, взорвано, вырублено кирками и отвезено на волокушах в снежницы более 1000 тонн льда. И это мы сделали, не прерывая основных научных наблюдений, не снижая их качества. Об окончании работ и готовности полосы сообщили в ААНИИ и начальнику ВВЭ экспедиции «Север-15» В.М.Рогачеву. Ясно. Ветер северо-северо-восточный, 5 м/сек. Температура -20 гр.. Координаты станции 84 гр. 02' с.ш., 14 гр. 45' в.д.
04 октября. Слетали на базу за Бесковым. Взорвали гряду торосов на подходах к аэродрому. Взлёт и посадку теперь можно производить без помех, подходы отличные. Упаковываем оборудование и приборы, которым требуется ремонт в условиях мастерских и тарировка после годичного цикла наблюдений. Наиболее терпеливые собирают чемоданы. Скоро смена. Полярная ночь приближается. Солнце всего на полтора часа показывается над горизонтом.
23 октября. Первый самолет принят на аэродром базы. Посадка прошла отлично, полоса выдержала испытания.
23 октября 1963 года. Вот и пришло время расставания. Дрейф “десятки” со второй сменой полярников закончен. Последний раз проходим по льдине, прощаемся с новыми хозяевами, желаем успеха в работе, просим беречь льдину. Взлетаем, Владимир Витушкин делает прощальный круг над станцией. Под крылом самолёта проплывают тёмные кубики домиков, ровная цепочка огней старта малого аэродрома, гряды торосов, окружающие льдину.
До свидания, “ Десятка” ! Счастливого дрейфа ребята! Вам 73!



Фирменные конверты , спецгашение чёрной краской проведено на дрейфующей станции “СП-10” 23 октября 1963 г.

Продолжение следует


Главное за неделю