Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,64% (49)
Жилищная субсидия
    18,18% (14)
Военная ипотека
    18,18% (14)

Поиск на сайте

Глава 3. Лагеря. Борис Жеглов.

Глава 3. Лагеря. Борис Жеглов.



Пассажирское здание. 1930-е годы., станция Вецаки.

В летнее время для детей сотрудников училища, достигших 7 лет и старше, за счет сил и средств училища организовывались летние лагеря на взморье в районе станции Вецаки. В то время поезда туда еще не ходили. Детей и родителей по воскресеньям отправляли туда автотранспортом училища. Мне в ту пору уже исполнилось 11 лет и имелось законченное начальное образование, а знания – сила. Правда и без образования в голове моей всегда было достаточно много разных мыслей. Иногда даже интересных и необычных. Переход от мысли к действию в критические минуты у меня не задерживался. Как правило, эти качества в жизни мне очень помогали, хотя и не всегда. Перед отправкой в лагерь решил я, что буду поступать в нахимовское училище. Буду независимым, к тому же моряком. В роду один моряк был – дядя Коля. Мой дядя по матери. Во время краткой остановки его эшелона по дороге на фронт на станции Ишим, он сумел разыскать свою сестру без адреса в незнакомом городке. Нашу клееную из черной бумаги радиоточку он мгновенно успел обменять у соседей на бутылку водки. Обмыл встречу. Расцеловал маму, меня, мою сестренку и побежал защищать Родину. На поезд успел. Моряки мне определенно нравились. Навести справки о порядке поступления в нахимовское для человека с начальным образованием труда не составляет. В военкомате показал похоронку на отца. Мне сказали, что необходимо, помимо моего заявления, заявление от матери, что она не возражает. При этих условиях к осени мне пришлют повестку, а медкомиссию пройду в военкомате и получу направление в нахимовское, где надо будет сдавать экзамены. Написать заявление за мать и изобразить ее подпись для меня трудов не составило. Поблагодарив офицеров военкомата, я спокойно поехал в лагерь.



Бывший военкомат Ленинградского р-на

Лагерь располагался на берегу Рижского залива, в дюнах. Недалеко находились разбитые казематы береговой батареи. При желании можно было найти длинные макароны от пороховых зарядов. Если такую макаронину поджечь и наступить ногой, то она начинает с шипением носиться по песку. Несколько одновременно запущенных таким образом макарон расстраивали все построение отряда к ужасу наших воспитательниц. Время мы проводили весело и интересно, пока в один будний день мне не сообщили, что меня ищет моя мать, которая пешком пришла в Вецаки. Пешком к нам в лагерь никто не ходил. Мать плачет и показывает типовую с военных лет повестку из военкомата, по которой гражданин Жеглов Б.Е. обязан явиться 25 июля в военкомат, имея при себе ... Пришлось все объяснять матери и она, опять в слезах, пешком отправилась в обратную дорогу. Детский эгоизм это, конечно, плохо, но в воскресенье на машине училища я отправился в Ригу. Ждала меня, как говорят цыганки, новая дальняя дорога. В военкомате мне выдали направление в Рижское нахимовское военно-морское училище (РНВМУ), которое занимало большую территорию, на которой располагалась Пороховая башня, большое административное здание красного кирпича (актовый зал, кабинет начальника училища, камбуз, учебные классы), казармы Екаба (спальные кубрики) и огромный двор огороженный забором вдоль трамвайных путей.



Двор был заполнен штабелями дров для отопления и огромной толпой разномастно одетых пацанов, желающих стать нахимовцами. Из этой толпы надо было отобрать роту в сто человек, а желающих было в 5-6 раз больше. И начался отсев. Больше всего народу отсеялось на мандатной и медицинской комиссиях. Потом начались экзамены. Моему другу Юрчику пройти экзамены не удалось и позже он поступил в Рижскую мореходку. Имеющее большой опыт командование училища оставило 125 кандидатов, вместо 100 положенных. Отобранных постригли наголо, помыли и одели в старую матросскую робу. В качестве обуви мы получили больших размеров старые полуботиночки от черноморских моряков. Каждый получил настоящий флотский брезентовый мешок под названием «киса», куда складывался нехитрый личный скарб. Месяц до начала учебного года мы должны были провести в лагере, который располагался на берегу реки Булльупе на острове Даугавгривас. Фактически на острове была закрытая зона и из гражданских лиц там проживало только несколько семей рыбаков. Нас в лагерь доставили в шлюпках, которые буксировал малый военный катер. Этот катер из Риги в лагерь ходил регулярно и использовался для разных нужд. В лагере офицеры-воспитатели и их помощники старшины разместили нас в большущих зеленых палатках, где стояли двухярусные койки. В каждой палатке размещался взвод из 25 человек. По краям линейки палаток располагалось два караульных грибка, где мы несли круглосуточную охрану, получив на вооружение штык-нож. Служба началась. Питались мы на заброшенном хуторе, довольно далеко от лагеря, там располагался наш камбуз и холодная землянка для хранения продуктов. У этого объекта располагался еще один наш ночной пост. Ночной патруль из 2-х человек регулярно курсировал от лагеря к камбузу. Каждую ночь на дежурство заступало до 15 человек.



Остальных по утрам будил горн и надо было бежать на берег реки на зарядку. Умывание на берегу реки и строем с песней на камбуз на утренний чай. После завтрака 4 часа различных занятий: гребля и парус на шлюпках, подготовка шлюпок к покраске, покраска шлюпок, вязание морских узлов, флажной семафор, стрельба, физическая подготовка (кросс, плавание, работа на разных спортснарядах). Один час отдыха и с песней на камбуз обедать. После обеда положенный на флоте «адмиральский час» в койке. После адмиральского часа все занимаются личными делами по своему усмотрению до ужина. Это самое лучшее время в распорядке дня. После ужина политинформации и прочая дребедень. Завершает день вечерний чай и построение на вечернюю поверку. На вечерней поверке рота торжественно поет гимн Советского Союза и заслушивает информацию зам. начальника училища по строевой части полковника Карпецкого (Н.А.Верюжский: полковник КАРПЕЦКИЙ был представителем Главкомата по подготовке нашего училища к Московским парадам!!!



Должность зама по строевой части успешно выполнял капитан 3 ранга ЕФРЕМОВ Александр Иванович). О начальнике училища К.А.Безпальчеве в лагере среди кандидатов в нахимовцы ходят только слухи и легенды, как о Боге. Видеть его нам пока не дано. Все продумано в системе воспитания будущих служителей Флота.
Месяц подготовки к посвящению в нахимовцы с непривычки тянется долго. Очень много новых впечатлений. Постоянно хочется кушать, хотя кормили в училище очень хорошо. Для решения этой проблемы создаются артели из 5-6 человек. Пара ловит рыбу, пара добывает картофель, пара разводит костер и кипятит воду в большой консервной банке. Соль и хлеб берутся на камбузе. Эта пища съедается перед официальным ужином. В котел может попасть и выпавший из гнезда вороненок. Занятия греблей требуют много калорий, а вальковое весло для двенадцатилетних пацанов совершенно тяжелое. Циклевание шлюпок осколками стекла перед покраской требует также много усилий. Некоторые пытаются сачковать и выполнять эту работу небрежно, но такие попытки решительно пресекаются боцманом мичманом Гуляевым с помощью короткого линька с узлом на конце. Жаловаться не положено. Мичман Гуляев всех на всю оставшуюся жизнь научил вязать основные морские узлы.



Плаванию обучает здоровенный старшина грузин. Взвод грузится на десятивесельный катер и старшина не умеющих плавать по очереди бросает за борт. Тонущих он цепляет отпорным крюком за трусы. Через месяц все умели уверенно держаться на воде. Но в конце месяца потихоньку наступает осень, а с ней дожди. Старые дырявые палатки текут, как решето. Выход находится скоро и просто. Обитатель верхней койки перебирается на нижнюю и спим вдвоем, укрывшись матрасом с верхней койки. Пока этот матрас промокнет, горнист уже играет подъем. На зарядке бегаем по лужам и мокрые с головы до ног. Днем выходит солнце, сушатся матрасы и все остальное. Жизнь становится лучше и веселее, но не для всех. На вечерних проверках перед строем зам. начальника училища все чаще начинает зачитывать суровым голосом перехваченные письма домашним с просьбой забрать обратно. С утра авторов этих писем катером отправляют в Ригу. Рота кандидатов к концу месяца сокращается почти до требуемого количества в 100 человек. Все выдержавшие испытания буксиром отправляются в Ригу.



В городе нам выдается новая форма, погоны и ленточка на бескозырку с надписью «Нахимовское училище». Перед началом учебного года начальник училища капитан I ранга Константин Александрович Безпальчев в актовом зале торжественно представляет всем новое пополнение. Четыре года совместной службы и учебы под командой этого замечательного командира, воспитателя и педагога навсегда останутся в памяти. В дальнейшем мне неоднократно приходилось сравнивать своих новых начальников с К.А.Безпальчевым и сравнение это было не в их пользу.

Продолжение следует

0
Верюжский, Николай
13.01.2015 08:56:33
капитан 3 ранга ЕФРЕМОВ Александр Иванович
Помощником начальника училища по строевой части - начальником строевого отдела с 1945 по 1950 год являлся капитан 3 ранга Ефремов Александр Иванович [img]Альбом РНВМУ-1944-1949[/img]


Главное за неделю