Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,41% (52)
Жилищная субсидия
    19,51% (16)
Военная ипотека
    17,07% (14)

Поиск на сайте

Моя служба. И.Я.Хризман. Начало.

Моя служба. И.Я.Хризман. Начало.



Я родился в г. Коростене Житомирской области. Родители мамы Рудницкие Исаак Моисеевич и Мария Марковна жили в Малине, о родителях отца я знаю очень мало.



Вот фото моих родителей 1932 г.

Примерно в 1935 г. мы переехали в Киев, где папа работал главным бухгалтером Дарницкого вагонно-ремонтного завода. В Киеве 19 июля 1936 г. родился мой брат Ефрем. В апреле 1941 г. отца призвали на переподготовку офицерского состава и он уехал во Владимир-Волынский в 212 гаубично-артиллерийский полк. Вернуться он должен был 26 июня 1941 г.



Хорошо помню начало войны. 21 июня в Киеве проходили учения по ПВО, и когда в 4 часа утра 22 июня мы услышали взрывы, проснулись, я и мама, увидели в окно зарево, мама решила, что продолжаются учения. Утром я с братом вышли погулять и увидели на углу ул. Жилианской и Красноармейской толпу народа у репродуктора. В это время пришёл к нам мамин родной брат и сказал, чтобы мы быстро шли домой. А дома увидели плачущую маму и услышали, что началась война.
Уезжали мы из Киева 3 июля 1941 г. внезапно. Маме позвонили и сказали срочно собрать один чемодан и выходить, подъедет машина. Это был грузовик, и мы втроём уселись сверху на вещи и поехали в Харьков. Киев был почти окружён, по пути над нами пролетел немецкий бомбардировщик, все бросились в поле, а мама решила ничего не делать, мы остались сидеть на вещах в кузове. К счастью самолёт пролетел мимо.
Из Харькова мы уезжали в теплушке с семьёй маминого брата и бабушкой, ехали в Фергану. Там мы жили в бараке, спали на веранде вдоль барака и иногда утром из-под подушки выбрасывали скорпионов.
Переболел малярией.
22 апреля 1943 г. умерла бабушка Мария Марковна Рудницкая. В середине 1943 г. мы по приглашению другого маминого брата уехали в Новосибирск. Хотя у нас все документы были оформлены, в Джамбуле нас высадили для выяснения, мама пошла в комендатуру, а я и брат, как помню, сидели у забора на корточках под палящим солнцем. В конце концов мы приехали в Новосибирск, где я пошёл во второй класс (в первом не учился). Снимали комнату в полуподвальном помещении, хозяйка всё надеялась на приход немцев. Помню, что всегда были всегда голодными. Самым большим лакомством для нас было пюре, посыпанное поджаренными хлебными крошками.
В марте 1944 г. мы (мама, я и мой брат) возвратились из эвакуации в г.Харьков.
Возвратиться в Киев, откуда мы уезжали в июле 1941г. не получилось, скорее всего потому, что там никого в это время из родственников не было, а в Харькове был мамин родной брат. Через некоторое время мама заболела и нас с братом определили в спецдетдом им.Ф.Э.Дзержинского.



Педагогический музей А.С.Макаренко (г. Москва).

Об этом детдоме могу сказать только очень хорошее. Этот детдом был организован ещё А.С.Макаренко. У нас было свое хозяйство, выращивали картошку, кукурузу, были свои сады. Везде мы работали на уборке урожая. Особенно нравилось работать вечерами, когда после работы на костре пекли тыкву и картошку. В то время Журавлёвка, где располагался детдом, была окраиной Харькова, было много мин вокруг. И были жертвы среди воспитанников. Чуть было и я не попал в число жертв. Мы собрались группой 6 ребят пойти и поискать мину, чтобы достать шарики из неё. По пути меня позвала воспитательница, и я остался что-то делать, не помню, что. Мы сидели в библиотеке, когда услышали взрыв и увидели на склоне холма падающих ребят.



Моя морская служба началась с поступлением в 1945 г. в Рижское Нахимовское военно-морское училище. До этого я о море ничего не знал.

В 1945 г. мой дядя сказал, что идёт набор в РНВМУ, и я согласился поехать в Ригу.
В начале декабря мы с ним улетели в Ригу. Это был мой первый полёт на самолёте.
По прибытию в Ригу были проблемы с моим зачислением – мой рост был 129 см. (требовалось не менее 130) и вес 23 или 24 кг.
Хотя занятия уже шли меня всё же зачислили в училище. Так началась моя морская судьба. И я очень рад, что так произошло.



Вручение погон, погончиков и ленточек (Посвящение в нахимовцы).

Хотя первые годы в училище были не очень приятные. Был в нашем взводе один воспитанник – ярый антисемит. Под его руководством началась травля меня. Это сыграло очень плохую роль в моём физическом развитии. Из детдома я приехал очень физически слабым. Моё желание как-то набраться сил встречало насмешки и издевательство, и я старался быть в стороне от всех.
В конце концов мне стало так плохо, что я написал маме, чтобы она забрала меня, что я готов голодать, но не подвергаться издевательствам.
Через некоторое время меня вызвал Батя, я сказал что хочу быть моряком, но это трудно в таких условиях. Я не жаловался, не называл фамилии, но он принял решение перевести меня во взвод, где старшим был Соболев Иван Тимофеевич. Я считаю его братом, так как с тех пор моя жизнь изменилась в лучшую сторону. Да и в старом взводе ребята поняли, что они были неправы.



Брат, я и Рем Васильев.

В 1946 г. в училище поступил и мой брат Ефрем. Он много занимался спортом ещё в детдоме и тут активно включился в жизнь училища.
Преподаватели у нас были замечательные. Особенно мне запомнилась преподаватель математики, мне стыдно, но я не помню ее фамилию. На новый год она взяла меня на каникулы к себе домой. Я впервые побывал в цирке, оттаял можно сказать.
В 1948 г. мы с братом поехали в отпуск в г. Харьков и вместе с мамой поехали в г. Одесса к родственникам. Тогда и сфотографировались.



Я стал хорошо учиться. очень любил историю. особенно морские сражения. Помню, на экзамене мне попался вопрос о Трафальгарском сражении. Так как перед этим я читал об этом сражении (к сожалению, не помню название книги). то в ответе использовал морские термины и очень эти гордился.
После перевода в класс к Ивану Соболеву он сразу вовлек меня в строительство модели ЭМ «Сторожевой». Так как я ничего не умел к тому времени, то всё началось к получению навыков работы с различными инструментами. Сам Иван прекрасно работал, у него были воистину золотые руки. Благодаря ему я, уже после училища, в семейной жизни дома делал всё сам, не приглашая сантехников.



Я сижу третий слева, Иван Соболев сидит первый справа.

Модель получилась, я больше всего запомнил работу над трубой, Иван терпеливо учил меня и, в конце-концов, труба стала на место.



В казарме у нас было печное отопление. Хотя нас очень хорошо кормили, но вечером всё же хотели есть. Мы сделали приспособление для вытаскивание картошки из склада, это была палка с линём и с острым гвоздём на конце. Главное было бросить в вентиляционное окно и попасть в картофелину. Иногда попадалась морковка. А потом мы картошку пекли в печках.

31.12.47 г. в новогоднюю ночь я впервые выпил водку.
Дело было так.
Мы с другом пошли в город и на углу, рядом с училищем, зашли в подвальчик, где было несколько столиков (три или четыре).Очень хорошо помню это кафе. Так как мы не знали, сколько надо взять водки, то попросили два бокала по 150 г. и по пирожку (на больше денег не было).
Бармен посмотрел на нас удивлённо (мы были ниже стойки), но всё же дал.
Сели за столик и задумались – как пить, глотками или сразу всё.
Попробовали по глотку и решили всё сразу.
Как потом мне рассказывал мой брат, в клубе я ходил зигзагом, ибо быстро опьянел.
А ночью случился конфуз, пришлось мыть пол у входа в кубрик. Ребята потом смеялись, что был лишний 1 грамм водки.



Сын полка - Детский сайт Затеево

И ещё один случай из жизни. Это было уже в 9 или 10 классе.
К нам прислали офицером-воспитателем лейтенанта, мы его прозвали Ваней Солнцевым (наподобие персонажа фильма «Сын полка»).
Летом, в один из выходных дней он лишил меня (не помню за что) увольнения.
Гелий Штигниц предложил прогуляться, благо лейтенанта не было в училище.
И вот идём мы по улице – навстречу лейтенант.
Мы браво отдали честь и пошли дальше. Он удивлённо оглянулся, но ничего не сказал. Это была его ошибка. Я быстро вернулся в училище, переоделся в робу и пошёл во двор.
Через некоторое время меня вызывают к лейтенанту.
И такой разговор: «Почему Вы ушли в город?»
Я: «Я не был в городе».
Он: «Но я Вас видел со Штигницом».
Я: «Вы что-то перепутали, я никуда не уходил».
После разговор со Штигницом он был очень удивлён, но ничего уже сделать не мог.



Контр-адмирал К.А. Безпальчев. В море и на суше. Сборник воспоминаний его воспитанников и сослуживцев. - СПб.: НПО «Система», 2008. Часть 1. http://flot.com/blog/historyofNVMU/kontradmiral-ka-bezpalchev-v-more-i-na-sushe-sbornik-vospominaniy-ego-.php

Благодарен начальнику училища Безпальчеву Константину Александровичу, сделавшему из нас, его воспитанников, на своём примере, настоящими моряками с чувством долга и офицерской чести.

Продолжение следует.



Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru

0
alfred_berzin
07.02.2015 11:25:54
C интересом прочитал! Да, 1 взвод тот ещё был, потом его расформировали.
Спасибо, Изя!


Главное за неделю