Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,10% (50)
Жилищная субсидия
    17,95% (14)
Военная ипотека
    17,95% (14)

Поиск на сайте

Моя служба. И.Я.Хризман. Продолжение.

Моя служба. И.Я.Хризман. Продолжение.

После РНВМУ – 1-е Балтийское ВВМУ, с 1953 г. училище подводного плавания.
В 1952 г. во время зимних каникул я приехал в Ригу навестить брата. К.А.Безпальчев уже был начальником 2 Балтийского ВВМУ. Я был у него, он очень тепло встретил меня. Мы не зря называли его Батя.



Рига. 1952 г., январь.

Первый два курса были общими, готовили вахтенных офицеров. В 1953 г. училище стало готовить подводников. И тут впервые я понял, что мне не просто будет с моей фамилией.
Стали переводить в Училище инженеров оружия курсантов, которые по состоянию здоровья не могли служить на подводных лодках и по собственному желанию. Так как я хотел служить на подводных лодках и не подавал рапорт на перевод, меня командир роты долго уговаривал перейти в училище оружия. Но поскольку я учился хорошо, только закончилось дело врачей, то насильно меня, как видно, не решились перевести. Так я остался в училище и перешёл на штурманский факультет.
После первого курса мы проходили практику на торпедных катерах в губе Долгая. В бригаде ещё были американские ТК, удалось даже пару раз выйти в море на них. Уже при нас эти катера передали обратно американцам. Жили мы на плавбазе, руководителем практики был капитан 1 ранга с кафедры морской практики (фамилию не помню) и почему-то он меня невзлюбил. В результате за месяц я получил от него сорок суток ареста.
Даже за такой курьёзный случай. Прибыл к нам на короткое время курсанты старшего курса, в числе которых был Верещагин Валентин Петрович, наш нахимовец 1949 г. выпуска. И был преподаватель Верещагин. На построении наши курсы стояли друг против друга, и я из строя окрикнул Валю по фамилии. Тут же получил 10 суток ареста за фамилярность по отношению к преподавателю. Обычно нарушители дисциплины оставались на практике еще на 10 суток в счёт отпуска.
Так как меня не оставили, то я решил, что пронесло.
Но не тут то было! С приездом в Питер меня вызвал начальник строевого отдела и в присутствии нашего руководителя практики объявил мне 10 суток ареста. На гауптвахту нас (со мной еще был, если не ошибаюсь, Лёша Кирносов) отвозил мичман.



Военная комендатура. Садовая ул., 3, Инженерная ул., 5. Архитектор: Михайлов_2-й А.А. Год постройки: 1821-1826. Стиль: Классицизм.

Мы заказали такси ЗИЛ и с шиком подкатили к комендатуре, чем вызвали шок у дежурного. Перед днём ВМФ нас выпустили по амнистии, но в училище сразу отпуск не дали до прибытия с практики остальных нарушителей. Я дежурил на КПП, когда эта группа возвратилась и увидели меня в матросской форме, посчитали, что я отчислен из училища. Но быстро все прояснилось.
После второго курса практика была на ЭМ «Опасный» в губе Ваенга. Там я успел походить на швертботе под парусом до самого острова Сальный.
Возвращались промокшие и с удовольствием пили вино у камина!
После третьего курса уже штурманского факультета наша практика проходила на учебном корабле. Прошли вокруг Скандинавии, в Баренцевом море зашли на Новую Землю (там еще не было полигона испытаний ядерного оружия) и на острова.

Сохранились фотографии:



На Новой Земле, 1954 г. Я второй слева в первом ряду.



Баренцево море, Семь островов, 1954 г., я четвертый слева.

После окончания ВВМУ по запросу командира «С-148» В.Г.Ефиманова был назначен командиром рулевой группы ПЛ «С-148» 96 БПЛ 33 КОУ ДИПЛ.
Замполитом на лодке был капитан 3 ранга Попов Николай Павлович, замечательный человек, душа офицерского и личного состава. Прошёл войну, поступил в училище им. Ф.Э.Дзержинского, но по приказу переведён в политучилище. Таких политработников, к сожалению, на флоте было мало.
При посещении в 1956 г. главкома ВМФ, который прибыл в казарму и зашёл в помещение ПЛ «С-148», в кубрике находился матрос (а это был день спецподготовки). На вопрос главкома, почему он не на занятиях, матрос заявил, что выполняет поручение замполита. Не разобравшись, главком тут же отдал приказ: «Снять с должности замполита, шифровку по флотам».
Позже я встретил Н.П.Попова в Сочи, он был замполитом на первой атомной ПЛ «К-3», но был списан медкомиссией. Так самодурство портит службу людям.
В декабре 1956 г. ПЛ «С-148» перешла и стала на якорь в губе Ура возле о.Медвежий для изучения условий базирования. Стояли весь месяц и только перед самым новым годом вернулись в Полярный и 26.12.56 г. я был назначен командиром БЧ-1-4 на ПЛ «С-148».



Единственная в мире научно-исследовательская подводная лодка «Северянка» - Интересные факты, до 14 декабря 1958 – «С-148».

Нашей лодке пришлось еще один раз осваивать новый пункт базирования – губу Западная Лица. В апреле 1956 г. нас вместе с ПЛ «С-80» поставили в губе Малая Лопатка к борту плавмастерской от СРЗ-10 для проведения планового ремонта в отрыве от базы. В это время местность в окрестности губы Западная Лица еще не была очищена от последствий Великой Отечественной войны, всюду были склады с цинками патронов, винтовок, вполне пригодных к использованию. Старшины, отпускаемые на берег, находили их, вскрывали и устраивали стрельбу. Пришлось сход на берег ограничивать.
Там же я впервые столкнулся с капитаном 1 ранка А.А.Юдиным, бывшим тогда командиром соединения крейсеров. Так как на плавмастерской была шлюпка, а я ещё с РНВМУ очень любил ходить на яле под парусом, то иногда брал матросов и выходил в Малой Лопатке. Сначала ходили на вёслах, я проводил инструктаж, а потом ставили парус. В один из таких дней на рейд зашёл крейсер с А.А.Юдиным на борту. Увидев шлюпку под парусом, он приказал поднять флажный сигнал «Шлюпке подойти к борту».
Я приказал рубить рангоут и хотел идти на вёслах к плавмастерской, мне не хотелось в затрапезном виде (старый замасленный китель, брюки, ведь шли работы на лодке) появляться на крейсере.
Но с крейсера спустили катер и послали за мной офицера. Он очень просил меня идти на крейсер, иначе будет наказан. Пришлось подчиниться. Выслушал я тогда много от Юдина – что за вид, нашел он и оторванную пуговицу на кителе, и что я подвергал риску людей и так далее.



Контр-адмирал А.А.Юдин. - Лурье Вячеслав Михайлович. Адмиралы и генералы Военно-Морского флота СССР: 1946-1960. М.: Кучково поле, 2007.

Приказал вернуться на лодку и прислать старшего. Командиром тогда был Л.А.Матушкин, но он был в Полярном, и на крейсер отправился помощник. Я сел на вёсла на ялике, и мы отправились на крейсер. Всё кончилось небольшим разносом. Так как ремонт затягивался, в отпуск ушел командир и я.

О моей семье.

Ещё будучи курсантом РНВМУ в 1950 г. в отпуске я познакомился с моей будущей женой. Моя двоюродная сестра отдыхала в п. Васищево в доме отдыха. Я поехал навестить её, а она рассказала знакомой девушке, что приезжает брат-моряк. И они отправились на лодке встречать меня. Был я тогда меньше ростом Лили, мы в Харькове встречались всей группой.



Эта фотография уже 1951 г. я курсант. На фото сестра Лили Наташа, Лиля, я и подруга Лили Майя.

Завоевание сердца Лили длилось шесть лет. В 1953 г. я с моим другом Толей Нестеровым приехал в отпуск в Харьков. Толя был сиротой, и иногда мы отпуск проводили вместе. Лиля училась в Харьковском мединституте и с группой была в колхозе на уборке урожая. Так как это было под Харьковом, мы поехали выручать Лилю. Ударно поработав на уборке, перевыполнив все нормы, мы уехали вместе раньше срока.
Второй раз мы выручали Лилю в 1955 г. После выпуска из училища поехали с Толей в Харьков и узнали, что её группу отправили в Запорожскую область. 20 сентября в день рождения Лили у нее дома мы узнали, что на группу пытались нападать амнистированные уголовники, но их отпугнули ребята группы. Мы пообещали, что поедем и привезём Лилю.



Толя Нестеров и я.

Прямо из-за стола, собрав гостинцы для Лили, мы поехали ко мне домой, взяли кортики, плащи, которые были, и уехали поездом в Большой Токмак. Там узнали, какая машина может нас подвезти. Нашёлся водитель из нужного нам колхоза, он вёз помидоры. К вечеру приехали в колхоз и узнали, что в целях безопасности группу увезли в другое место. Так как мы были в форме, то жители подумали, что мы приехали разбираться и быстро нашли нам машину, которая ехала в нужное нам место. Машина была с зерном, мы бросили сверху плащи и поехали. Уже было темно, когда мы приехали, нам указали место, где расположились студенты. Освещения на улице не было. Мы разошлись по сторонам дороги и готовы были отразить любое нападение. Но оказалось, что за нами шли студенты. Приехали мы вовремя, группу собирались перевезти ещё в другое место. Передав гостинцы Лиле, стали ждать отправки. Примерно через час подъела машина, мы погрузились и через несколько часов были на месте. Девушек разместили в клубе, ребятам дали комнату, а мы, получив от студентов собранные разные шаровары, рубашки, разместились в стоге сена во дворе.
С утра начали работать. Работали на выгрузке арбузов. Наша с Толей задача была перевыполнить норму, чтобы забрать Лилю. Через пару дней мы проснулись от чавканья над нашими головами лошадиной морды. Пришлось просить убежища у девушек на сцене, отгородившись занавесом. Примерно через неделю всех студентов собирали в Б.Токмаке. Оттуда мы хотели уехать в Харьков, но Лиля не захотела брать вещи, не была уверена, что отпустят. После собрания (мы были в форме) подошли к руководству, наплели всякую чепуху, и вопрос решился в нашу пользу.
Машину не дождались и пошли пешком 25 км. Было очень весело, хоть и устали. Перед сном я подошёл к Лиде и впервые её поцеловал. Правда, потом она говорила, что не помнит такого.
Утром мы проснулись под шум ливня. Дороги размыло и пришлось 5 км идти на ближайшую станцию. Взяли билеты и через час ехали уже в Харьков.
Хотелось есть, но у нас с Толей хватило денег только на пару пирожков для Лили. Ей сказали, что мы уже поели. После возвращения в Харьков мы уже поняли, что будем вместе всегда.



Свадебное фото

И вот в конце июня я приехал в Харьков и 3 июля 1956 г. мы поженились. 6 апреля 1958 г. у нас родился сын Алексей. Я уехал на Север, а жена продолжала учебу в ХМИ. День 3 июля 1956 г. самый счастливый в моей жизни. Моя жена Швец Лилиан Яковлевна всегда была со мной, переносила все тяготы жизни в тяжелых условиях в начале моей службы, когда жили в финском доме в восьмиметровой комнате, все переезды, жизнь в съёмных квартирах во время службы на строящейся ПЛ, во время учебы. И везде она работала, сначала в госпитале в Полярном диетологом, потом врачом-лаборантом.
Во время моей учёбы на классах она закончила курсы врача-невропатолога и в дальнейшем работала в госпитале и в военной поликлинике. Везде она пользовалась большим авторитетом. Когда после моего увольнения мы приехали в декабре 1984 г. в Видяево, то её сразу пригласили на консультацию в госпиталь. А я занимался приобретением через военторг комплектов формы для клуба юных моряков. И когда вторично мы приехали в Видяево в декабре 1985 г. её снова несколько раз, пока мы были в Видяево, приглашали на консультацию. Только благодаря ей я достиг всего в службе. Её любовь и верность сохранили меня.
И я счастлив.
В июне 1958 г.. я был назначен командиром БЧ-1 строящейся ПЛ 641 пр. «Б-36». Командиром ПЛ был А.Ф.Дубивко, старпомом Смирнов, минёром мой однокашник Бочкарев Олег.
Это был третий корпус, первые «Б-94», «Б-95».
Испытания проходили сначала в Таллине, затем с наступлением холодов перешли в Лиепаю. Там пришлось еще испытывать новые перископы с встроенным секстаном. Поэтому только в конце декабря 1959 г. было принято решение отправить нас к постоянному месту базирования в г. Полярный.
Шли вокруг Скандинавии и 3 января 1960 г. прибыли в Екатерининскую гавань и вошли в состав 211 БПЛ 33 КОУ ДиПЛ.



Экипаж «Б-36». Фото из архива А.П.Андреева, ленинградского нахимовца 1953 г. выпуска, участника похода на Кубу в 1962 г.

В это время на 96 БПЛ стали поступать новые пл 633 пр.
Ф-1 (флагманский штурман) 33 ДиПЛ А.П.Бурсевич предложил мне должность Ф-1 96 БПЛ.
Так как я хотел дальше служить по специальности, то сразу согласился. И тут я понял, что моё дальнейшее продвижении может быть только тогда, когда подразделения, мною возглавляемые, будут в числе лучших.
Уже при назначении на 96 БПЛ возникли трудности. Командующий СФ адмирал А.Т.Чабаненко вычеркнул мою фамилию из проекта приказа. Командир 33 ДиПЛ Н.И.Ямщиков отказался заменить меня.
Вторично А.Т.Чабаненко вычеркнул мою фамилию и предупредил начальника ОК, что если еще раз увидит мою фамилию в приказе - будет наказан. Но Н.И.Ямщиков заявил, что дивизией командует он и другую фамилию давать не будет. В мае 1960 г. Ф-1 Подводных Сил СФ капитан 1 ранга Д.Э.Эрдман вызвал меня к себе и сказал, что не получается с моим назначением, езжай в отпуск, в следующем году пойдешь на классы и оттуда будешь назначен. Я уехал в отпуск. А в июне, когда А.Т.Чабаненко убыл в Северодвинск, приказ о моем назначении подписал заместитель. Так что моим крестным на поприще штурманской службы я считаю Н.И.Ямщикова.



Контр-адмирал (звание присвоено в 1961 г.) Николай Иванович Ямщиков (фото из частного семейного архива).

Окончание следует.



Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю