Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    61,64% (45)
Жилищная субсидия
    19,18% (14)
Военная ипотека
    19,18% (14)

Поиск на сайте

Ю.А.Панов «Линия жизни. Страницы из биографии». Часть 26.

Ю.А.Панов «Линия жизни. Страницы из биографии». Часть 26.


Самолет ЯК-40

А ведь кроме авиации, в этих краях иного магистрального транспорта нет. Разве что вездеходы на гусеничном ходу, снегоходы, северные олени или собачьи упряжки. Еще 10-12 лет назад на Диксоне было достаточное количество вертолетов МИ-8 и экипажей, чтобы выполнить работу любой сложности. Кстати, именно диксонский экипаж под командованием Георгия Шелковского вывел атомный ледокол «Сибирь» в 1987 году на Северный полюс. Диксонских пилотов знали в Арктике так же хорошо, как имена капитанов атомных ледоколов. В те времена в состав авиапредприятия входили аэропорты на мысе Челюскин и на острове Среднем (архипелаг Седова – Северная земля). Это были официальные аэродромы. А сколько взлетных полос было раскатано в интересах военных…? Показательна судьба Диксонского управления по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды.
В конце 90-х годов в его распоряжении было около 40 стационарных полярных станций, среди которых такие крупные, как на Мысе Челюскин и на острове Хейса ( ЗФИ) - Земля Франца Иосифа. На некоторых из них зимовали по 40-70 человек сразу. Теперь полярных станций осталось около десятка. Есть острова, где 2-3 зимовщика живут безвылазно по несколько лет. Многократно ухудшилось снабжение полярников научным оборудованием, запасными частями, теплой специальной одеждой, топливом и продуктами питания. Прилет вертолета или самолета на станцию – грандиозное событие. Следующий может прибыть и через месяц, и через два. У управления нет денег на все это. У Росгидромета тоже нет денег. И в бюджете их нет. Вывод напрашивается элементарный. Убрать из Арктики людей и поставить на островах и побережье автоматические метеостанции (ДАРМС-ы), которые работают без присутствия человека. Мы такие автоматические станции устанавливали в 1965 году, по всему побережью полуострова Таймыр. На приобретение, установку и эксплуатацию ДАРМС-ов тоже нужны огромные средства.


Карта расположения ДАРМС, долговременных автоматических радиометеорологических станций в лучшие годы. 1 - для наблюдений за погодой и дрейфом льдов, 2 - для наблюдений только за дрейфом льдов

Когда-то гордостью Арктики была авиационная ледовая разведка. Создавалась она в интересах морского флота. С борта самолетов гидрологи подсказывали судоводителям оптимальные пути прохождения ледовых полей. Теперь не подсказывают, самолеты ледовой разведки: ЛИ-2, ИЛ-14 списали, а замены им не дали. Ждет судоводителей еще одна «мина замедленного действия». Случилось так, что на всех морях, омывающих территорию России, работают военные гидрографы. И только в Арктике, трудятся гражданские специалисты, выпускники ЛВИМУ и ЛАУ. Финансирование полярной гидрографии практически свернуто. Денег едва хватает на зарплату для тех, кто еще не уехал на Юг. А о промерах глубин дна полярных морей речь уже давно не идет. Более того, нет денег на содержании береговых навигационных знаков на побережье и северных островах. Сами гидрографы предсказывают, что в недалеком будущем световые маяки начнут гаснуть.
Страшно подумать, что может случиться, если атомный ледокол сядет на мель или получит повреждение корпуса о подводные скалы?…
Да, в распоряжении и моряков и авиаторов есть системы GPS (специальная радионавигационная аппаратура для определения местонахождения судна).
Аппаратура GPS позволяет определять координаты с точностью до одного метра. Но данными чьих спутников пользуются эти приборы навигации…? Естественно не российского производства. И что произойдет, если США, Канада, Франция или Великобритания выключат эту систему? Тогда произойдет непредсказуемое.… На космос-то у нас тоже нет денег. Опять надеемся на авось и МЧС.
Что касается штаба морских операций Западного района Арктики - координатора всего северного судоходства - то недавно он переведен в Мурманск. Словом, Россия все решительнее и решительнее уходит из Арктики.


Создатель первого в мире ледокола «Ермак» - адмирал Степан Макаров назвал Арктику «фасадом России». Сегодня этот фасад обветшал и требует ремонта. Но будет ли кому его восстанавливать? Ведь из высоких широт сегодня уезжают специалисты высочайшего класса. А вместе с ними уходят многолетний опыт, традиции, наработки, знания.… Сколько лет потребуется нам для возрождения всего утраченного? А восстанавливать придется. Северный морской путь – кротчайшая дорога из Европы в Азию. Главная ценность Арктики в ее природных ресурсах – богатствах. По мнению геологов, кстати, они тоже прекратили свои изыскания, на шельфе сосредоточены огромные запасы нефти и газа. На побережье Северного Ледовитого океана и островах есть запасы золота, урана, угля, различных минералов. Но пока России не до этого. До сих пор в нашей стране нет программы развития Арктики.
Сейчас жители высоких широт все чаще вспоминают недобрым словом тех, кто в одно мгновенье ликвидировал Главсевморпуть. А ведь это ведомство было истинным хозяином Арктики. В его распоряжении были и флот, и авиация, и полярные станции, и медицина, и торговля, и средства. Теперь же скудный арктический бюджет разрывают десятки министерств и ведомств, чиновников которых мало заботит судьба полярников.
Ученые считают, что будущие надежды России связаны с северными и арктическими широтами. Арктика – ключ к решению важнейших глобальных проблем современности, в первую очередь минерально-сырьевой и топливно-энергетической, так как первостепенным фактором развития не только мира, но и России в третьем тысячелетии будет ресурсообеспеченность.
Северный ледовитый океан и прибрежные территории – это громадный нефтегазовый супер-бассейн. Исследования Арктики – также ключ к решению ряда настоящих и особенно будущих фундаментальных проблем изучения строения и развития Земли. Например, как считают ученые, донные отложения океана и ледовые покровы, скрывают важные сведения о прошлом нашей планеты, без которых нельзя прогнозировать будущее.

P.S. Еженедельник «Якутск Вечерний». №5 (645) 9 февраля 2007 года.


УЖАСАЮЩЕЕ ЗРЕЛИЩЕ АРКТИЧЕСКИХ ПОСЁЛКОВ: ТИКСИ, АМДЕРМА, ХАТАНГА, ДИКСОН и др.

…2007 год. Как же сейчас живет заполярный город Тикси? Город Тикси – в прошлом слава полярников и гордость страны – ныне несчастный городок. Невероятная разруха в этих местах превратила город в свалку. Здесь особенно очевидны «достижения» последнего десятилетия: тиксинский морской порт замер, Северный Морской путь закрыт, суда из Якутска по реке Лене приходят крайне редко; из 13 тысяч жителей города осталось только 3 тысячи. И эти остатки составились в основном из жителей окрестных деревень, покинувших свой рыболовный и оленеводческий промысел. Многие дома стоят без стекол, как после бомбежки. Во все заброшенные дома можно зайти, осмотреть каждую квартиру. Везде пустота, кое-где лежат брошенные вещи, книги, сломанная мебель. Обычная ситуация в квартирах – не закрываются комнатные двери. Из-за остановки котельной была заморожена вся отопительная система посёлка. От низкой температуры в домах лопнули трубы и батареи центрального отопления. Недостроенные здания уже около десяти лет остаются застывшей стройкой. Основательные дома, в основном пятиэтажные, уже давно не ремонтируются. Асфальта здесь не существует, кругом непролазная грязь. По городу и за городом валяются невообразимое количество металлолома от завезенной техники и средств ее обслуживания. Страшные порывы ветра зимой гоняют по тундре пустые бочки из-под топлива, иногда они летают и по Тикси. А ведь был такой прекрасный заполярный город. Ужас! Горько видеть, как Тикси умирает.…Да и не только Тикси… посёлки городского типа: Амдерма, Хатанга, Диксон…


…2009 год. Осень, кутаясь в дождевики, бредём по Диксону. Слева и справа, насколько хватает взгляда, выстроились выкрашенные в кислотно-жёлтые и розовые тона трёхэтажные дома. Раньше эти разноцветные стены должны были вселять оптимизм в угнетённых полярной ночью местных жителей. Сейчас с облупившейся штукатуркой и заколоченными глазницами окон, эти призраки былой эпохи скорее нагоняют уныние. Спускаемся к морю. Вся береговая линия усеяна ржавыми бочками из под горючего. Рядом встал на вечный прикол морской буксир с трогательным названием «Северянка». Подобно этим ржавым грудам железа, умирает на глазах и сам посёлок Диксон, когда-то громко именовавшийся «Воротами Арктики». В 60-70 годы население Диксона переваливало за десять тысяч человек: отработав здесь пару лет, можно было скопить деньги на кооперативную квартиру в одной из двух столиц. Сейчас здесь сводят концы с концами 600 человек – работников аэропорта, морского порта, метеостанции. Диксонская погранзастава - одно из немногих в посёлке мест, куда ещё приезжают работать люди. Сейчас здесь проходят службу 30 пограничников – контрактников с семьями и детьми.
В коридоре пограничной заставы нас встречает красочный плакат: «Внимание - белые медведи!». На глянцевом листе бумаги подробно описано, как вести себя при встрече с косолапым. Правда, памятка эта нужна лишь вновь прибывшим. Отслужившие здесь хотя бы пару месяцев уже сами могут составлять подобные пособия.
На Диксоне, в настоящее время, остаются два типа людей: либо настоящие фанаты Севера, либо те, кому просто не хватает денег выбраться. Судите сами: в больнице нет ни педиатра, ни гинеколога, ни зубного врача.
По дороге заходим в один из двух местных магазинов. Продаётся картошка по 140 рублей за килограмм, мандарины отвешивают по 250 рублей. – Для нас это считай распродажа! Шутит провожатый. Зимой цены подскочат в три, четыре раза. Сейчас, в период навигации, продукты доставляют водным транспортом, что дополнительно дешевле, чем по воздуху. За последние два года население посёлка увеличилось. Да, пенсионеры уезжают, зато идёт увеличение штатов пограничников, морской инспекции. Зарплата? Порядка 30 - 40 тысяч. Причём специалистам оплачивают проезд и предоставляют жильё. Вот такая наблюдается картина…


Диксон. Стела покорителям Арктики.

И если эта тенденция сохранится, то через 30 –50 лет уже невозможно будет спасти даже часть природы Арктики. Меня попросили рассказать о том, как в настоящее время контролируют потоки информации о сводках погоды с береговых и дрейфующих полярных станций Арктики (на примере одной полярной станции). Я решил поделиться обо всех проблемах, связанных с оргтехникой, компьютерами и связью.…Я начну немного издалека – с климатических условий Арктики. Зимы здесь очень суровые, снежные. Северный ветер постоянно несёт снежную пыль, которая доставляет много неприятностей, для нас важно то, что снежная пыль заряжает статическим электричеством дома. Все предметы в домах, включая одежду, набирают статическое электричество (статику), в том числе и люди. Перед тем, как браться за ручку двери, например, нужно по ней слегка задеть ладонью разрядиться, а иначе искра щёлкнет – и довольно больно щёлкнет. Перед тем как начать работу с современными электронными приборами (особенно с компьютерами и цифровыми фотоаппаратами) нужно в обязательном порядке разрядиться, т. е. сбросить статический заряд, а иначе можно сжечь компьютер. Однажды наблюдал такую картину: один мой товарищ по зимовке на станции сел за рабочий компьютер, положил руку на “мышь”, курсор забегал по экрану монитора и через 3-4 секунды замер. Всё “мышка” вышла из строя (она сгорела…) Втыкать сетевые провода, флэшки, антенно-фидерные устройства, в работающие рабочие машины тоже не рекомендуется, можно сжечь системный блок или монитор (поэтому прежде чем что-то подключить, необходимо обесточить работающие приборы). Оргтехника выходит из строя очень часто. Сетевые карты, например, там просто можно смело числить как расходный материал. Новые компьютеры, как правило, на полярные станции не поступают (новые поступают в институт ААНИИ, а старые идут на периферию). Замена компьютерного парка происходит следующим образом: в институте ААНИИ у какого-то научного сотрудника устаревает (начинает зависать или ломаться) компьютер, не работает принтер или сканер, ещё что-то. Сотрудник подаёт заявку, ещё через какое-то время деньги выделены и новый компьютер поступит в институт, а старый отремонтируют и отправят на станцию. Если заявка на новый компьютер придёт со станции, то произойдёт тоже самое: новый поставят в институте, а старый – на станцию.


Аэропорт Диксон.

Для полярных станций закупают расходный материал: провода, бумагу, картриджи для принтеров, канцтовары и др. (всё это отправляют с оказией). Злые языки поговаривают, что в некоторых службах на станциях используют нелицензионные компьютерные программы,…в самом деле, ну кто будет посылать проверку в такую даль? Тем более это Арктика, а на станции расположенные в Антарктиде? тем более это уже не в России. Давайте посмотрим, а что у нас происходит со связью с Большой Землёй? Ну, радиостанции есть, седая классика - около домов установлены антенны, в радиорубке установлены радиостанции, трансиверы, радиоприёмные устройства, от самых современных, до «пожилых» (но они все в рабочем состоянии). Не «морзянка», конечно, но резервные телеграфные ключи имеются, и радисты на них могут работать. Конечно же, есть мобильные спутниковые телефоны разных систем (Iridium, Inmarsat, Fleet..), разумеется, интернет есть только у радиста и у системного администратора, и только по личному распоряжению начальника станции. То есть, даже если вы захотите потратить свои кровные деньги на то, чтобы проверить электронную почту вам не дадут. Электронная почта – это отдельная тема. Письма на станцию отправляются на специальный адрес в институт ААНИИ, где из него специальные сотрудницы сделают файл (письма читают, сортируют, улыбаются, конечно – а иначе как объяснить, что некоторые письма просто не доходят до адресата?...), файлы собирают в папки и только потом отправляют один раз в неделю на станцию. На станции письма получает радист (читает он их, или не читает - трудно сказать…) он письма получает и раздаёт письма (по сети), на флэшках или в печатном виде. Письма со станции отправляются по обратному пути: – текстовой файл вам нужно отдать радисту, он группирует все письма в отдельную папку, затем отправляет в институт. В институте сотрудницы открывают папку с файлами (только первую строчку с адресом) куда надо переслать письмо и отправляют его корреспонденту. Вот так осуществляется пересылка электронных писем с полярных станций и обратно. Давайте посмотрим, сколько стоит отправить - получить письмо по электронной почте с полярных станций? Да сущие копейки! Всего лишь 32 рубля за лист. Лист – это 70 строк, если в письме 71 строка – уже 64 рубля, ведь новый лист начался. Если строка перескочит на один-два символа - то это никого не волнует, ведь вас никто не заставляет писать письма по электронной почте. За недошедшие письма (которые, по непонятным причинам, не дошли до адресата…) вы тоже обязаны заплатить. За телефонные переговоры, из вашей зарплаты вычитают соответствующие суммы, за письма тоже. Впрочем, это касается удаленных станций (там, где нет вблизи аэродромов)…

Развитие Севера и Арктики: Проблемы и перспективы.


Освоение Арктики: сотрудничество или конфронтация?

Продолжение следует


Верюжский Николай Александрович (ВНА), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), Карасев Сергей Владимирович (КСВ) - архивариус, Горлов Олег Александрович (ОАГ), ВРИО архивариуса commander432@mail.ru

0
alfred_berzin
06.04.2015 07:31:14
По ТВ довольно часто показывают, как мы укрепляем оборону Арктики...
Так ли это? Что-то делается или опять словоблудие? Картина, которую Вы показали, ужасающая! Спасибо за информацию!


Главное за неделю