Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    61,64% (45)
Жилищная субсидия
    19,18% (14)
Военная ипотека
    19,18% (14)

Поиск на сайте

Каким курсом пойдёт Нахимовское?

Каким курсом пойдёт Нахимовское?

Продолжаем публикацию материалов СМИ о Нахимовском военно-морском училище.
Сегодня это беседа с Константином Павловичем Державиным.
Почти с самого начала образования Морского боцманского клуба мне довелось наблюдать его деятельность, восхищаться прогрессом, в какие-то моменты помогать. На страницах нашего дневника мы постараемся в последующих публикациях познакомить наших читателей подробнее о его деятельности, его воспитанниках, т.к. за годы существования Клуба скопился богатый фото- и видеоматериал о занятиях.
Почему-то, начиная с Великой Октябрьской революции, у нас сначала всё рушат до основания, так и с Клубом - слишком умный и ретивый, так мы его до основания...
Остается только сожалеть, что правота будет видна много лет спустя.
В тоже время радует, что имена Державина, Сазонова, Прозоровой, Солдатова останутся в памяти многих сотен и тысяч нахимовцев, а имена "деятелей", совершивших этот акт вандализма, канут в лету.
Итак, статья.



КАКИМ КУРСОМ ПОЙДЁТ НАХИМОВСКОЕ?

В трудные минуты в газету «Новый Петербургъ» обращаются индивидуально и коллективно. Редакция старается услышать всех, кому больно, кто ищет поддержки, кому нужна помощь.
Сегодня нашим читателям предлагается беседа журналиста Андрея Бобылькова с выпускником Нахимовского военно-морского училища и старейшим его педагогом Константином Державиным о серьезных проблемах, возникших в стенах прославленного училища.



– Уважаемый Константин Павлович, давайте попробуем спокойно побеседовать о Вас и о Нахимовском училище. Вы ведь один из первых мальчишек, принятых в 1944 году в только что организованное новое учебное заведение. В прошлом году Ваша любимая альма-матер отмечала свое 70-летие. Многие вспомнили: еще шла война, а Правительство страны уже думало о воспитании детей, потерявших своих родителей, или продолжающих бороться с фашизмом. Так, наверное, и должно быть. Если в детстве мы запоминаем что-то благородное, то нельзя, повзрослев, благородную память душить только потому, что в то далекое прошлое стало модно плевать. Вы помните своих первых педагогов?

– Конечно, помню. Это были личности. Один к одному. Например: преподаватель литературы и русского языка капитан Соловьева Любовь Алексеевна, или блестящий педагог литературы и русского языка Аквилонов Сергей Алексеевич. Вел он свои уроки с ярким актерским талантом. Я и сейчас помню его эмоциональное восклицание: «Хлестаковщина, товарищи воспитанники, – это авантюризм на общественном поприще». С благодарностью вспоминаю я и преподавателя по морскому делу капитан-лейтенанта Шинкаренко Владимира Федоровича. Он сумел привить нам любовь к морю и морскому делу. С душевной благодарностью все мы, нахимовцы первого военного набора, помним легендарного начальника ЛНВМУ капитана I ранга, а впоследствии контр-адмирала Изачика Николая Георгиевича – нашего папу, сочетавшего в себе строгость и требовательность с необычайной добротой. Именно Николай Георгиевич безошибочно подобрал первых прекрасных педагогов и воспитателей, остававшихся авторитетом для многих поколений выпускников-нахимовцев...

– Как Вы попали в Нахимовское училище?
– Мама моя, узнав о том, что открылось Нахимовское училище, пошла к командиру военно-морской базы в Одессе, и командир базы дал документ, в котором говорилось: «Сын Героя Советского Союза П.И.Державина направляется в Ленинградское Нахимовское училище». Я сел в товарный вагон и через Москву приехал в Ленинград. А мой отец получил звание Героя Советского Союза за десантную операцию в Новороссийске. Вы, наверное, знаете, что морские десанты это тяжёлое и опасное мероприятие, потому что когда идёт десант, его встречают уже «пристреленные поля». Пройти через них чрезвычайно тяжело. Мой отец руководил несколькими десантами. Когда я уже начал учиться в Нахимовском училище, помню, приходит офицер-воспитатель и восторженно говорит: «Костя! Твоего папу в приказе Сталина упомянули!» Сейчас мало кто знает, что И.В.Сталин объявлял благодарность всем частям, которые участвовали в той или другой победной операции. Так вот, имя и фамилия моего отца прозвучали в этих приказах семь раз.

– А вокруг себя каких людей Вы видели тогда?
– У нас почти все педагоги были с фронта. И заметьте, от своих педагогов, видавших смерть в лицо, мы не слышали ни одного матерного слова.

– Скажите, на Ваш взгляд – человека мудрого, видевшего в детстве войну, дождавшегося 70-летия Победы над злейшим врагом, – кто должен преподавать нынче в училище общеобразовательные предметы, работать в дополнительном образовании, заниматься воспитанием?
– Возраст значения не имеет. Но любой педагог, офицер должен, на мой взгляд, обладать двумя неотъемлемыми качествами: любовью к детям и своему Отечеству, и обязательно быть во всем примером для воспитанников.

– Так все-таки воспитатель должен быть офицером.
– Это же Нахимовское военно-морское училище. Безусловно, должен быть офицер, и должна быть военная дисциплина, прежде всего. Помните – у Суворова: «Дисциплина – мать Победы!» Под руководством офицеров нахимовец уже служит. Ежедневно, по несколько раз в день, думаю, он находится в строю, а в строю быть непросто. Как ты ведёшь себя в строю, так ты и служишь, хорошо стоишь в строю, по Уставу, не разговариваешь, не вертишься, четко выполняешь команды, выправку строевую выдерживаешь – значит, служишь Родине хорошо. Плохо – значит плохо.

– Как Вы считаете, кто должен поступать в Нахимовское и Суворовские училища?
– Услышав Ваш вопрос, я перелетел в прошлое, в 1946 год. Начальник училища – капитан I ранга Н.Г.Изачик – всем матерям направил письмо, отпечатанное на машинке под копирку одного содержания. У меня в руках было письмо Стасика Сычёва, моего друга, выросшего до полковника ракетных войск.

Вот что было написано в этом письме: «Уважаемая товарищ Сычёва! Если Вы не согласны, что Ваш ребенок всю жизнь будет служить в ВМФ, пожалуйста, заберите его в течение февраля месяца. У Министерства обороны нет денег содержать, обучать и воспитывать ребёнка, который не предназначен для военной службы».
Вот так. «Сначала думай о Родине, а потом о себе». Сейчас обстановка в стране совершенно другая. И в соответствие с этим положение в училище другое. Но я убеждён, что пока существует Нахимовское училище, оно должно заниматься подготовкой будущих офицеров ВМФ. Нас в первом выпуске было 69 человек. 63 человека пошло в Высшее военно-морское училище им. М.В.Фрунзе, один – в Военно-медицинскую академию, двое – в Инженерное училище им. Ф.Э.Дзержинского и двое – в Высшее инженерно-техническое училище. То есть, все до одного пошли в военные вузы. И когда сейчас говорят, что «из нашего училища 60% выпускников пошли в военные вузы», мне просто смешно и горько об этом думать. Поэтому и считаю, что поступать на учебу в Нахимовское училище должны иметь право только юноши, стопроцентно ориентированные на службу в Вооруженных Силах России.

И еще пример. Относительно недавно проходило собрание офицеров военно-морских учебных заведений в конференц-зале Морского корпуса Петра Великого. Зная, как обстоят дела у нас с выпускниками, я внёс предложение собранию обратиться в соответствующие правительственные органы с предложением разработать закон, согласно которому человек, окончивший Нахимовское училище и выбравший в жизни не военно-морской, а гражданский путь, обязан отслужить три года по контракту на боевом корабле ВМФ. Тут же, встал начальник училища Н.Н.Андреев, мы с ним рядом сидели, и возразил: «Это невозможно. У нас половина больных». Я переспросил: « Как больных! Что ж мы тратим на них – в пустоту! – большие государственные деньги?»

– Недавно появилась информация в городских газетах об изучении руководством города возможности предоставления освободившихся кронштадтских площадей для Нахимовского училища. Как Вы к этому относитесь? (в конце публикации мы приведём страницу такой газеты – прим. архивариуса)
– Неприятно говорить, очень неприятно. Это спекулятивная идея, которая один раз чуть не осуществилась, причём, она имела под собой только меркантильные интересы некоторых людей, желающих завладеть зданиями Нахимовского училища. Для большинства петербуржцев, для тысяч выпускников Нахимовского училища – это место является святым. Ведь общеизвестно, что Дом, носящий имя Петра Великого, строился на народные деньги, и строился именно как Училище…

– На первой странице мы поместили Вашу фотографию в тельняшке. Что она для Вас значит?
– Можно я отвечу куплетом песни?

Эх, моя тельняшечка родная,
Частые полоски на груди,
Белые, как пена штормовая,
Синие, как море впереди.


Я ношу тельняшку уже 70 лет. Ношу по праву. Столько же лет непрерывно нахожусь на морской службе. 34 года ходил по морям и океанам. Из них 8 лет служил на боевых кораблях: сначала на тральщиках (участвовал в боевом тралении минных полей, оставшихся после Великой Отечественной войны), затем на эсминцах «Огневой» к «Пламенный». С I960 гола – на гражданских судах. По результатам плавания я получил высший морской диплом – капитан дальнего плавания с международным вкладышем, дающим право командовать судном любого тоннажа. С 1988 года обучал молодежь военно-морскому делу в Морском учебном центре в Находке. A c 1998 года обучаю нахимовцев. Некоторое время работал бесплатно. Летом обучал офицеров и воспитанников НВМУ ходить под парусом на «Ял-6» на Нахимовском озере. Затем перешел на постоянную работу.

– Как складывались отношения с преподавателями и нахимовцами в новом качестве?
– Был взаимный интерес. В 2010 году по моей инициативе был создан Морской боцманский клуб им. капитан-лейтенанта А.И.Казарского. Большую поддержку я получил от начальника НВМУ капитана I ранга Н.Н.Андреева, который стал учредителем клуба. В создании и работе клуба принимали участие капитаны 1 ранга Ф.В.Еленин и М.Ю.Солдатов, капитан 2 ранга С.В.Кукушкин, мичманы С.А.Османов и В.В.Ткачук.

Однако в работе клуба возникли препятствия со стороны заведующей учебным отделом В.Л.Сенькиной. Сначала она устроила в клубе кабинет истории, затем кабинет английского языка. Потом отобрала помещение такелажной мастерской. Т.е. создавала конфликтные ситуации между преподавателями. Ежегодно уменьшала количество часов работы, запретила заниматься в боцманском клубе старшим нахимовцам. А когда умер учредитель клуба, начальник НВМУ Н.Н.Андреев, то в момент моей речи возле его могилы о том, что «морской боцманский клуб будет ему памятником», В.Л.Сенькина – в это трудно, наверное, читателю поверить, но это так – В.Л.Сенькина вносила в помещение этого клуба... мебель и оборудование кабинета ИЗО...

Однако, несмотря на постоянные препятствия за пять лет Морской боцманский клуб подготовил 113 боцманских учеников, 30 младших боцманов, 6 боцманов, 48 сигнальщиков 1, 2 и 3 класса. Затем наступили «сердюковские времена». Началось превращение военно-морского училища в обычный детский дом с англо-американским уклоном. Нахимовское училище стало единственным в мире морским учебным заведением, в котором нет морской дисциплины. Этот предмет, главный для нахимовцев, стал... частью предмета «Основы безопасности жизни».

А ведь когда-то военно-морская и обще-военная подготовка преподавались в основном образовании. Без нахимовцев не проходило ни одного Парада Победы...
Я до сих пор не могу понять, почему в НВМУ отменили военно-морскую подготовку. Кого этим мы хотим обмануть или удивить: наш народ или правительство Соединенных Штатов?.. Ведь проще было бы закрыть училище.

– Расскажите, как обстоят дела с другими предметами, направленными на развитие ребят?
– Отменена в дополнительном образовании военная риторика, которая учит, как воспитывать защитников Родины и вдохновлять воинов перед боем. Когда я задал вопрос на педсовете руководству училища: «На каком основании отменена военная риторика?», то получил ответ: «Heт учебника». Но в дополнительном образовании учебники не требовалось никогда. Хотя применительно к руководителю военной риторики Н.В.Прозоровой, то ею собран богатейший материал, начиная с Петра Великого, флотоводцев Ф.Ф.Ушакова, П.С.Нахимова, С.О.Макарова... Тем более что отменена только военная риторика. Остальные тридцать объединений дополнительного образования остались, хотя учебников не было никогда и ни у кого. К примеру, журналистика и эстрадный вокал продолжают преподаваться в объеме 18 часов неделю!

Главный антипатриотический удар был направлен конкретно и с большой организованной силой на Наталью Викторовну Прозорову; руководителя дополнительного образования, автора Гимна нахимовцев. Вчитайтесь в его строки:
Мы – нахимовцы! Сердце нас в море зовёт.
Мы готовы на благо России
Славить службою верною доблестный Флот.
Там служить, где бушует стихия,
Наши души наполнены светлой мечтой,
И на верность настроено сердце.
Кто в Нахимовском рос, тот всегда молодой.
Верно любит он Родину с детства.


Стыдно и обидно за свою беспомощность в защите Н.В.Прозоровой. Началось жестокое её преследование. Каждую неделю вызывали на «проработку», обвиняли, оскорбляли и унижали. В конце концов, был организован письменный пасквиль, сочиненный кляузниками-преподавателями. На основании их бумаги был издан приказ начальника училища А.Б.Сурова, в котором Н.В.Прозорова, до сих пор не имевшая никаких замечаний по работе, была объявлена «нарушителем трудовой дисциплины и профессиональной этики». Приятно осознавать, что этот нелепый приказ был впоследствии отменен Военной Прокуратурой.

– Как на сегодня обстоят дела с Вашим детищем?
– 11 апреля 2015 года ликвидирован морской боцманский клуб имени капитан-лейтенанта А.И.Казарского. Помещение отобрано. Имущество разукомплектовано, перенесено в коридор кафедры «ОБЖ и военно-морской подготовки» и размещено ... возле туалета... Там устроено что-то вроде «музея бывшего морского боцманского клуба» для показа официальным гостям училища.

В июне руководителям Морского боцманского клуба, стрелкового клуба «Традиция», педагогического театра «Пауза», преподавателю военно-морской подготовки выданы уведомления о закрытии их программ и предстоящем увольнении. Сейчас, когда ликвидация морской и патриотической подготовки нахимовцев почти закончена, создается впечатление, что Нахимовское училище перестает быть специальным военно-морским учебным заведением.

– Как же на все высказанные проблемы смотрит педагогический совет училища?
– 21 марта 2015 года педагогический совет училища утвердил «Портрет выпускника НВМУ». В нем очень ловко за нагромождением непонятных терминов и заумных оборотов завуалировано воспитание беспринципного эгоиста, индивидуалиста, способного ради собственной безопасности «толерантно» продать Родину. На мой взгляд, это тонко продуманная антигосударственная диверсия. Ну, посудите сами: в каждом разделе этого «портрета» подчеркивается, что нахимовец, прежде всего, «должен руководствоваться своими интересами», «корректировать свои взгляды и личные позиции в зависимости от иного мнения и мировоззрения», «уметь оценивать жизненные ситуации в соответствии со своими интересами». Мы что, за государственный счет растим соглашателей и приспособленцев?

Нас, первых нахимовцев, воспитывали быть готовыми защищать Родину, и если понадобится, отдать за нее свою жизнь. Сравните «новый портрет выпускника НВМУ» с тем, что говорил русский офицер Флота Его Императорского Величества Николая II, а впоследствии советский командир крейсера «Аврора» капитан I ранга Лев Андреевич Поленов (он был у нас начальником цикла военно-морской подготовки):
«В нахимовце следует воспитывать глубокое чувство долга перед Родиной и долга служебного; любовь к Отечеству, требовательность к себе, доведенную до степени привычки, исключительную честность, правдивость, воспитанность. Из этих качеств вытекает понятие об офицерской чести».
А тут сплошная «толерантность». Тут не до защиты Родины, тем более не до офицерской чести. «Tempora mutantur»... (лат. – времена меняются, прим. архивариуса)
Такой «портрет» – позор для Нахимовского училища.

– На Ваш взгляд, положение безвыходное?
– Ну, почему же... Вспомните, какое ликование возникло не только в нашем училище, но и во всей стране, когда приказом министра обороны РФ, генерала армии Сергея Кужугетовича Шойгу воспитанники НВМУ были вновь поставлены в торжественный строй на Парадах Победы! (За что министра обороны благодарили десятки миллионов людей). Ради справедливости следует сказать, что нахимовцы выходят в походы на военных кораблях, паруснике «Мир», на яхтах. В июне организована шлюпочная практика. Проводится ряд других полезных мероприятий. Но ведь это все частности.

Косметическими способами положение в НВМУ не исправить. Необходима полная организационная и кадровая перестройка. Было бы хорошо, если бы нашими проблемами заинтересовались Комитеты по обороне и образованию Государственной Думы и Федерального Собрания, ученые Академии военных наук РФ, соответствующие советники Министра обороны и Верховного Главнокомандующего.
АНДРЕЙ БОБЫЛЬКОВ, журналист





Вырезка из газеты "Петербургский дневник"


5 лет (в 2010 году) назад была примерно такая же статья. Губернаторы меняются, а идеи "сплавить" Нахимовское в Кронштадт неизменны.
Правда, вселяет оптимизм комментарий Главкома ВМФ В.В.Чиркова, изложенный на сайте "Фонтанка.Ру"

Нахимовцев – в Кронштадт

Губернатор Полтавченко предложил Нахимовскому училищу Кронштадт. Раз рядом с «Авророй» тесно. Главком ВМФ Чирков категоричен – переезду не быть. И настаивает на компромиссе.
Нахимовское училище остро нуждается в расширении. Не хватает учебных классов, лабораторий, спальных комнат – кубриков. В июне просьбу о помощи губернатору Георгию Полтавченко направил председатель ЗакСа Вячеслав Макаров. Он же занимает пост заместителя председателя попечительского совета училища.
Макаров переслал градоначальнику обращение начальника Нахимовского ВМУ Алексея Сурова. Он просил передать училищу здания и участки на соседней Пеньковой улице. Это два детсада на Пеньковой, 3 и 5, резервуар чистой воды «Водоканала» на Пеньковой, 9, участок под гаражами и котельная.

Ответа не было две недели. А затем губернатор отказал. Передать имущество училищу никак невозможно, написал градоначальник. В детсадах, подстанции и чистой воде нуждаются жители, а переселять гаражников просто некуда.
Губернатор предложил нахимовцам переехать в Кронштадт. Соответствующее письмо было направлено в адрес главнокомандующего ВМФ Виктора Чиркова. Благо в Кронштадте много вакантных участков, после того как провалилась идея превратить остров Котлин в учебный центр – колыбель кадров для российского флота. В последние годы Минобороны активно передает городу неиспользуемое имущество.





На рассмотрение главкома город предложил три варианта. Это семь зданий на Зосимова, 3, площадью почти 25 тыс. кв. м. Когда-то в них размещалась 42-я мореходная школа ВМФ, а по соседству – Кронштадтский морской кадетский корпус. Сейчас здания имеют удручающий вид. Второй вариант – дом Миниха и казарма Первого учебного морского экипажа на Коммунистической улице, 1. Это 16,7 тыс. кв. м площадей, находящиеся в ведении Минобороны. И наконец, 18,4 га на побережье Финского залива. На нем находятся неиспользуемые склады военного ведомства.

Переезд нахимовцев в город воинской славы действительно обсуждается, подтвердил «Фонтанке» глава Кронштадтской администрации Василий Пониделко. «Если это будет соответствовать стратегии развития Нахимовского училища, конечно, это возможно. Мы видим, как хорошо развивается здесь Кадетский морской корпус. Все создано для обучения», – высказался он.
Для переезда нахимовцев даже можно привлечь средства инвесторов, предложил Василий Кичеджи, и. о. ректора СПбГХПА имени Штиглица и зампред попечительского совета училища. Историческое здание на Петроградской набережной – хорошая плата за ремонт кронштадтских корпусов. Кичеджи назвал предложение города нормальным: «Если условия для ребят будут созданы хорошие, уверен, им будет интересно, гораздо лучше, чем в существующем корпусе».

Правда, в Главкомате ВМФ идея Смольного, мягко говоря, понимания не нашла. «Никто никуда не будет уезжать, – отрезал в разговоре с «Фонтанкой» Виктор Чирков. – Они будут находиться на своем историческом месте. Мы для этого сегодня по приказанию министра обороны поставили крейсер «Аврора» в ремонт. Мы его специально ремонтируем и поставим на следующий год на старое место. Самое главное – там нахимовцы, которые всегда приходили на практику, поднимали флаг, обслуживали корабль, занимались морской практикой».
В отсутствие у города возможностей предоставить нахимовцам дополнительные помещения на Петроградской стороне адмирал не верит и предлагает компромисс. «Мы считаем, что невозможного нет, – сказал Чирков. – Ищем компромисс. Рядом находится наше помещение, бывшая школа, где живут дети, мы можем отдать это здание взамен детского сада».
Речь идет о здании бывшей школы на Мичуринской, 3. Сейчас она используется как казарма для нахимовцев, которые больше нуждаются в лабораторной базе. В Смольном обещают изучить это предложение на предмет соответствия здания санитарным нормам для садиков.

«Мы хотим построить современный учебный лабораторный комплекс для наших нахимовцев. Чтобы дети хорошо размещались и учились, чтобы у них были достойные условия. Это не мои нахимовцы, это нахимовцы всей России. Это единственное, уникальное училище, Нахимовское, историческое, которое испокон веков находится на территории Санкт-Петербурга, и мы считаем, что мы должны там построить!» - воскликнул обычно скупой на эмоции главком.

В 2014 году училищу исполнилось 70 лет. К юбилею комплекс зданий был отремонтирован и реконструирован. Расширили столовую, оснастили оборудованием классы, открыли домовую церковь. Да и само здание на Петроградской набережной давно превратилось в символ училища. Оно было построено в 1910 – 1911 годах специально для учебного заведения – тогда Училищного дома имени Петра Великого. В нем обучали ремесленным профессиям. Это чуть ли не единственное здание, при постройке которого архитектору Александру Дмитриеву удалось сэкономить бюджетные средства. Интерьеры корпуса разрабатывали художники круга «Мир искусства» во главе с Александром Бенуа.
Антонина Асанова,
«Фонтанка.ру»

© Фонтанка.Ру


Главное за неделю