Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,56% (51)
Жилищная субсидия
    17,72% (14)
Военная ипотека
    17,72% (14)

Поиск на сайте

Морское подводное оружие – красивые фантазии и жестокая реальность

Морское подводное оружие – красивые фантазии и жестокая реальность

На сайте «Военно-промышленного курьера» выложена статья, в двух частях, «Морское подводное оружие: проблемы и возможности» (http://vpk-news.ru/articles/6766, http://vpk-news.ru/articles/6546) Автор, капитан третьего ранга в отставке М.Климов.
С самой первой строчки М.Климов «берет быка за рога» т.е. начинает с проблем: «В настоящий момент состояние отечественного морского подводного оружия (МПО) является одной из главных проблем Военно-морского флота России» и далее «В первую очередь хотелось бы рассмотреть наиболее серьезные недостатки торпедного и противолодочного оружия (ПЛО) российского ВМФ:
• малые (много меньше западных) дальности стрельбы;
• фактически отсутствие эффективного телеуправления торпед;
• несовершенство системы самонаведения (ССН), применение в качестве противокорабельного канала ССН с вертикальным лоцированием кильватерного следа;
• ограниченный срок службы (существенно меньший, чем у МПО развитых зарубежных стран);
• большие габариты и веса;
• ограниченный боекомплект противолодочного оружия на надводных кораблях (НК);
• высокая стоимость».

Ну, кто ж спорит, проблемы в этой области есть (а у кого их нет?), и очень хорошо, что нашелся человек, который поднимает эти проблемы и надо полагать он (М.Климов) как специалист укажет всем возможные пути выхода из этого тупика, читаем дальше.

В главе «Полный провал в вопросах телеуправления» идет рассказ о том, что если у нас и применяется телеуправление (ТУ) то: «До настоящего времени у нас применяется буксируемая лодочная катушка телеуправления. Воздействие потока воды на скорости приводит к закручиванию буксируемой катушки и обрыву провода телеуправления. Применение длинного кабель-троса для уменьшения этого эффекта исключает использование телеуправления на малых глубинах и возможность стрельбы многоторпедными залпами». В то же время в США и даже в Китае «пришли к шланговой лодочной катушке телеуправления». Это шланговое ТУ хотели внедрить и у нас но… «Флот не пустил шланговое телеуправление на корабли, более того, широко распространялось мнение, что «нам это не нужно», так как наши подлодки уступают иностранным в шумности, у наших торпед высокая шумность и т. д.».

«Между тем даже кратковременное телеуправление резко повышает эффективность залпа по ПЛ в реальных условиях, а реализация позиций стрельбы по надводным кораблям, следующим противоторпедным зигзагом на дистанции свыше 11–13 км, возможна только с телеуправлением. А главное – до середины 80-х телеуправление оставалось единственным эффективным средством обеспечения помехоустойчивости залпа в условиях мощного гидроакустического противодействия. Системы самонаведения во всех странах до начала 80-х не обладали необходимой помехоустойчивостью, поэтому для эффективной стрельбы еще с 50-х годов в ВМС США появилось обязательное условие – телеуправление, а для надводных кораблей – большой боекомплект ПЛО – возможность выполнения многократных атак ПЛ».
Вот наконец-то нашелся неприметный капитан 3 ранга, который открыл всем глаза на «горькую правду» флотской действительности и поистине вредительской позиции руководства флота которое не пустило «шланговое телеуправление на корабли» (автор не упоминает про руководство он лишь расплывчато намекнул «Флот не пустил…», но мы с вами уважаемые читатели не малые дети, и понимаем, что «флот начинается в штабе»).
Далее автор копает еще глубже и открывает нам ошибочно-вредительский выбор «электрического направления» развития универсальных торпед, причем в ущерб развития тепловых торпед.

Однако жизнь заставит, еще ни так раскорячишься, т.е. займешься разработкой тепловых торпед: «Появление торпеды Mk-48, ее высокие боевые качества заставили командование ВМФ и руководство Министерства судостроительной промышленности (МСП) СССР все-таки начать разработку перспективной универсальной тепловой торпеды УГСТ «Тапир» с высокими ТТХ – скоростью свыше 70 уз. на дальность более 20 км и глубине хода до 1000 м.». И вот когда мы почти обогнали «забугорных партнеров» на 70 уз. скорости, опять выползли из своих нор недобитые враги народа и дело зарубили на корню: «Тем не менее жесткое противодействие этой разработке со стороны МСП, стоявшего за электрические торпеды, привело к закрытию темы».
Причем в первом из приведенных абзацев «Министерства судостроительной промышленности (МСП) СССР все-таки начать разработку перспективной универсальной тепловой торпеды…» показано как новатор, а во втором абзаце прям как явный враг: «Тем не менее жесткое противодействие этой разработке со стороны МСП…».

Далее у автора пошли явные «не понятки», выставив МСП как ярого врага тепловых торпед следом, М.Климов ведет рассказ о тепловых торпедах с высокими ТТХ которые стоят на вооружении до сих пор или были на вооружении до последнего времени.

«Простая, дешевая (стоимость в середине 80-х – 21 тысяча рублей), надежная торпеда 53-65К до настоящего времени стоит на вооружении ВМФ России и ряда других стран. В рамках определенных условий (малая дистанция до цели, ограниченная скорость цели, волнение моря и т. д.) она обладает очень высокой эффективностью.

«…В 1991 году торпеда 65-76А принимается на вооружение ВМФ, начинается ее серийный выпуск.
После трагедии «Курска» эта торпеда была заклеймена как «убийца». Во многих публикациях говорилось, что просвещенный Запад отказался от таких торпед еще в 50-х. Однако это не так. До середины 70-х годов на вооружении атомных субмарин ВМС США стояла перекисная торпеда Mk-16 («ушла в отставку» с заменой всего старого боекомплекта ПЛ единой Мк-48). Перекисные торпеды (Tp617, Тр613 и Тр62) и сегодня на вооружении в ВМС Швеции и ряда других стран. При должном подходе к эксплуатации и отработке они доказали свою безопасность.

С закрытием темы УГСТ «Тапир» была начата разработка торпеды УГСТ «Физик» с аксиально-поршневым двигателем на унитарном топливе. Так, в 1986 году мы пошли по американскому пути – повторение Mk-48».

Т.е. оказывается и нет никаких врагов народа, раз направление тепловых торпед было не позабыто, не позаброшено, а если проект тепловой торпеды УГСТ «Тапир» был закрыт, то вероятно на то были объективные причины, в мировой практике закрытие неэффективных направлений в разработках обычное дело.
И М.Климов либо что то попутал, либо занимается примитивным оговором.

Вторую часть своей статьи М.Климов начинает с главы под названием «Ошибки были слишком очевидны». К очевидным ошибкам автор относит: «Увы, разработка ССН у нас в стране сконцентрировалась в ЦНИИ «Гидроприбор» с минимальным использованием опыта и наработок сторонних организаций. Грубые промахи были сделаны и при налаживании научного сопровождения со стороны Военноморского флота (28-й ЦНИИ). Вряд ли допущенные разработчиками в 70–80-х годах ошибки пропустили бы специалисты Научно-исследовательского центра радиоэлектронного вооружения (НИЦ РЭВ) ВМФ, уж слишком очевидны они были…». А также трудности с созданием эффективных систем ССН для отечественных торпед.

(Забегая вперед скажу, что ЦНИИ «Гидроприбор» не согласился с выводами М.Климова и в статье «Пример необоснованной критики» (http://vpk-news.ru/articles/6944) дал ответ на предъявленные замечания и выводы: «Оценка г-ном Климовым вклада ЦНИИ «Гидроприбор», преемником которого является ОАО «Концерн «Морское подводное оружие – Гидроприбор», в разработку торпедного оружия представляет собой пример во многом необоснованной, необъективной и неконструктивной критики».)

В следующей главе «Скорость и дальность» М.Климов пытался, что то объяснить, но скажу честно, перечитав несколько раз эту главу я так и не понял ее смысл, что бы ни обидеть автора предположу, что вероятно эта глава «не для средних умов».

Поэтому переходим к чтению следующей главы: «А как у них?».
С самого начала автор либо у кого спрашивая, либо утверждая, пишет: «Видимо, есть смысл проанализировать опыт других государств, имеющих мощные военно-морские силы, в первую очередь США».
И видимо быстро изучив иностранный опыт, в следующем абзаце делает обобщение изученного им самим материала: «Сохранение на наших надводных кораблях торпедных аппаратов (ТА) калибра 53 см – не что иное, как рудимент Второй мировой войны. Весь мир еще полсотни лет назад перешел на ТА для малогабаритных торпед, имеющих дистанции залпа, аналогичные торпедам калибра 53 см (без телеуправления)».

Вывод, довольно обескураживающий, если вспомнить основную торпеду подводных лодок США Мк-48 калибра 533 мм от которой США отказываться не собираются и продолжают ее модернизировать, и 482 мм торпеду "Фридом" надводных кораблей, справедливости ради нужно отметить, что США имеют и малогабаритные торпеды (Мк-44, Мк-46, Мк-50) калибра 324 мм но, тем не менее, нет оснований говорить, что весь мир перешел на малогабаритные торпеды (МК-48 стоит на вооружении ВМС США, а также Бразилии, Австралии, Канады и Нидерландов, Турция заказала 48 американских торпед МК-48 Mod 6AT для своих новых подводных лодок класса U-214 немецкой постройки).
Каждая торпеда занимает свою нишу, к примеру малогабаритные торпеды не заменимы в качестве антиторпед. Также малогабаритные ракеты уместны в качестве боевой нагрузки к противолодочным ракетам, но при примени их против АПЛ и НК их заряд явно маловат (от 34 кг до 45 кг) и будет неэффективен, а вот 300 кг ВВ Мк-48 будет здесь совершенно к месту.

В заключительной главе «Сегодня и завтра» М.Климов пишет, что «характер изменений в подводной войне, произошедших за последние два десятилетия, в полном объеме не осознан не только у нас, но и за границей. Выработка адекватной концепции развития ВВТ реальна лишь после тщательного изучения возможностей новых сетецентрических систем, их испытаний в реальных условиях».

Вывод опять обескураживает, два десятилетия прошло, а ни у нас, ни на западе никто не дошел до понимания и осознания произошедших изменений, то ли изменения очень не понятные, то ли народ явно поглупел, то ли автор делает не верные выводы.
И что двух десятилетий не хватило, чтобы тщательно изучить новые системы. Да за два десятилетия эти новые изучаемые системы станут уже старыми «с бородой». Видно, что автор таких элементарных вещей не понимает.
Далее автор предлагает покупать торпеды за границей «как когда-то в XIX веке или в 30-х годах XX?» и тут же сам себе отвечает: «Но как когда-то, увы, уже не получится, так как главными в торпеде сегодня являются ее ССН, система управления, алгоритмы. И вопросы эти ведущими разработчиками закрываются жестко, вплоть до разработки специальных схем гарантированного уничтожения программного обеспечения торпеды, чтобы противник не смог восстановить его даже по обломкам».

Возникает невольный вопрос к автору: «Ну, если вы уверены, что не продадут торпеду с полными ТТХ то чего предлагать их покупать то, для «красного» словца?».
И в заключении автор озвучивает 11 направлений, которые позволят, по мнению автора, решить насущные проблемы «с разработкой и производством современного МПО».
Среди которых необходимо выделить:

7. Отказ от ТА калибра 53 см на надводных кораблях, переход на калибр 324 мм с модернизированной торпедой МПТ и антиторпедой «Пакет».
8. Доработка торпедного аппарата ПЛ под шланговое ТУ, модернизация тяжелых торпед под шланговую катушку, освоение шлангового ТУ на флоте.
9. С учетом ограничений в ресурсах и обеспечения боекомплекта ПЛ ВМФ целесообразно иметь на вооружении два типа тяжелых торпед: современный образец – УГСТ и модернизированную (с заменой батареи, ССН и установкой шлангового телеуправления) торпеду УСЭТ-80.
11. Начать разработки особо малогабаритного МПО (калибр менее 324 мм). Развитие ССН позволяет обеспечить
высокую эффективность даже малогабаритной боевой части малой торпеды, помогает значительно снизить ее стоимость.


Начав с самого начала вроде бы с конструктивной критики автор быстро сбился «с намеченного пути», и заблудился в собственных хитросплетениях критики, реальных фактов и событий, что говорит о плохом знании затронутой темы.
Автор, ратуя за торпеды с телеуправлением (ТУ) и малогабаритные торпеды совершенно не представляет современные реалии применения названных типов вооружения и, ратуя за много торпедные залпы торпедами с ТУ явно мыслит категориями Второй Мировой войны, когда велась стрельба много торпедными залпами с интервалом в несколько секунд, но тогда не было ТУ.

Возможно, автор считает, что в возможной будущей войне на море ПЛ будут действовать как например в англо-аргентинском конфликте за Мальвинские (Фолклендские) острова, в 1982 г. Во время которого английская подводная лодка торпедировала и потопила аргентинский крейсер «Генерал Бельграно».

Возможно, что в будущей войне на море и будут аналогичные случаи, но их можно вывести на уровень случайности, а не закономерности (устаревший крейсер американской постройки «Генерал Бельграно» водоизмещением 10 300 тонн не имел эффективного ПЛО и кроме того шел вне зоны боевых действий установленной англичанами т.е. не ожидал нападения, видимо свято поверив на слово «английским джентльменам»).
Если вспомнить утверждение М.Климова, что «реализация позиций стрельбы по надводным кораблям, следующим противоторпедным зигзагом на дистанции свыше 11–13 км, возможна только с телеуправлением». То становится ясно, что мы с выводами не ошиблись и автор видит современную войну на море через призму учений на полигоне, когда ПЛ дается задание «в таком, то квадрате с 12.00 до 12.30 произвести торпедную атаку надводной цели идущей курсом…».

Хотелось бы знать, как М.Климов будет атаковать торпедами с ТУ американские АУГ на максимальную дальность. Ведь в возможной войне нам придется иметь дело не с отдельными кораблями противника, случайно сбившимися с курса и подошедшими к нашим берегам, а с мощными соединения надводных кораблей и подводных лодок.
(Справедливости ради необходимо отметить, что есть все основания полагать, что и вышестоящее руководство флота представляет будущую войну на море также как и М.Климов, чтобы в этом убедиться «далеко ходить не надо» достаточно вспомнить катастрофу АПЛ «Курск», который на тех учениях должен был выполнить боевое упражнение «Атака соединения боевых кораблей» и боевого упражнения «Атака (контратака) кораблей противолодочной ударной группы» с применение торпедного вооружения. Вы верите, что подводная лодка может беспрепятственно атаковать дальнеходными торпедами авианосную многоцелевую группу (АМГ) и так же беспрепятственно уйти после атаки? Я не верю. Такое возможно только у нас, на учениях, когда на учебном полигоне корабли выполняющие роль АМГ не только не обнаружили атакующую лодку, но и затонувшую, то только почти через сутки нашли. В боевых условия такая атака будет равна самоубийству).

Попробуем обыграть за него возможный сценарий развития морского боя с вводной «наша АПЛ атакует дальнеходными торпедами с ТУ американскую АУГ», максимальная дальность для начала применения торпед 50 км.
Для начала, рассмотрим состав типовой АУГ:
1 ударный атомный суперавианосец (класса «Нимиц» или «Энтерпрайз»)
Авиагруппа авианосца:
2 эскадрона (24 машины) многоцелевых истребителей F/A-18F «SuperHornet»
2 эскадрона (24 машины) многоцелевых истребителей F/A-18C «Hornet»
4 самолета ДРЛО E-2C «Хокай»
4 самолета РЭБ EA-18G «Гроулер»
4 самолета ПЛО S-3A «Викинг»
2 логистических самолета C-2 «Грейханд»
10 противолодочных вертолетов MH-60 «Сихок»
1-2 ракетных крейсера класса «Тикондерога»
2-3 (в военное время – до 5) эсминцев класса «Арли Берк»
2-3 атомные многоцелевые подводные лодки класса «Лос-Анджелес» или «Вирджиния»
1 логистический быстроходный транспорт класса «Сапплай» или «Сакраменто»

Система ПЛО АУГ многоуровневая, первый уровень (внешний) будет обеспечивать противолодочные самолеты S-3A «Викинг». Они осуществляют патрулирование на расстоянии до 185 км от авианосца, совершая челночные полеты от центра АУГ и назад в направлении вероятного появления противника.
Каждый самолет производит поиск в своем секторе. На вооружении самолета S-3A глубинные бомбы, торпеды, мины, до 2 ПКР «Гарпун». Вместо оружия для увеличения дальности полета под крылом самолета могут устанавливаться два топливных бака по 1140 л. Поисковое оборудование включает: магнитный обнаружитель AN/ASQ-81, до 60 радиогидроакустических буев (РГБ) систем «Джезебел», «Джули», ДИФАР, ДИКАСС, КАСС, РЛС AN/APS-116, ИК станция переднего обзора OR-89/AA, аппаратура РТР AN/ALP-76. При слежении за подлодками поисковые средства используются комплексно. Основным средством обнаружения подводных лодок являются радиогидроакустические буи, которые самолет сбрасывает в количестве 6-8 штук за час.
У каждой системы своя дальность обнаружения ПЛ, у магнитного обнаружителя AN/ASQ-81 дальность 700-1000 м.
Система «Джули» обеспечивает обнаружение малошумных подлодок на дальности до 8 км.
Дальность обнаружения подводной лодки системой ДИФАР составляет до 25 км и т.д.

Средний уровень будут обеспечивать 10 противолодочных вертолетов MH-60 «Сихок». При скорости до 333 километров в час и дальности полета до 400 миль, он обычно вооружается противолодочными торпедами Mk-46 или Mk-50. Вертолеты используют опускаемую ГАС, магнитный обнаружитель и радиогидроакустические буи.
Дальность обнаружения подводных лодок до 100 км от центра ордера.

Тактико-технические характеристики торпеды Мк 46
• Размеры: калибр, мм: 324; длина, м: 2,6;
• Масса, кг: 257,6 (Mod 0) или 230,4 (Mod 1,2, 4 и 5);
• Боевая часть: 43,1 кг осколочно-фугасная;
• Скорость хода: 40/45 узлов;
• Дальность хода: 11 км на 15-м глубине или 5,5 на 457-м глубине.

Тактико-технические характеристики торпеды Мк 50 Barracuda
• Размеры: калибр, мм: 324; длина, м: 2,9;
• Масса, кг: 362,9;
• Боевая часть: 45,4-кг КОФ;
• Скорость хода, узлов: 55;
• Дальность хода, км: 13,7.

Третий (внутренний) уровень, непосредственное охранение авианосца, обычно обеспечивают крейсера типа «Тикондерога», которые могут нести противолодочные ракеты RUM-139 VL-ASROC, представляющие модификацию противолодочной ракеты ASROC для вертикального пуска, снаряд имеет радиус действия 22 километра, и несет торпеду Mk-46 радиусом в 11 км, и эсминцы типа «Арли Берк». Эсминцы практически не уступают по возможностям крейсерам «Тикондерога» – они тоже несут AEGIS и имеют 96 УВП.
Надводные корабли располагаются на расстоянии друг от друга, равном 1,75 дальности действия ГАС, создавая таким образом сплошное кольцо гидроакустического наблюдения.
Дальность обнаружения подводных лодок до 75 км от центра ордера.

Подводное охранение АУГ выполняется усилиями 2-3 субмарин класса «Лос-Анджелес» или «Вирджиния». Их основное достоинство – современная, развитая гидроакустическая система.
Основу арсенала субмарин составляют 4 533-миллиметровых ТА, способных стрелять торпедами Mk-48, ракетами «Томагавк» и «Гарпун».

Тактико-технические характеристики торпеды Мк48
• Размеры, м: калибр 533 мм; длина 5,8 м;
• Масса: 1579 кг;
• Боевая часть: 294,5-кг осколочно-фугасная;
• Скорость, узлов: 48 (Mod 2 и 3), 55 (Mod 4) и 60 (Mod 5);
• Дальность стрельбы, км: 32 (Mod 2 и 3), 28 (Mod 4) и 38 (Mod 5).


АПЛ выдвигаются на 75-165 км по курсу от центра походного ордера, и могут обнаруживать подлодки противника на расстоянии до 100 км.

С нашей стороны в атаке на АУГ будет принимать АПЛ пр. 949 А с «торпедой будущего» т.е. с торпедой с ТУ скорость 50 уз. дальность пуска 50 км.
Для атаки АУГ АПЛ выдвигается в подводном положении. Гидроакустическая система (ГАК) АПЛ «Антей» способна засекать цели на расстоянии всего 100 км, но на такой дистанции российская подлодка сама будет обнаружена ПЛО противника.
Ну что ж мы не патриоты что ли? Предположим, что нашей подлодке удалось пройти незамеченной первый и второй уровни охранения АУГ, ну действительно не будут же эти амеры постоянно сбрасывать буи, поди-ка устанут, сядут кофейку попить, а в это время мы и проскочим.
В третьем уровне на крейсерах и эсминцах царит беспечность, ну, а чё пронадеялись на свои самолеты и вертолеты, и вовремя нашу лодку не засекли, и она вышла на дальность пуска торпеды… Для того чтобы пройти расстояние в 50 км и поразить вражеский авианосец торпеде понадобится на 50 уз скорости 30 мин. При такой скорости не возможно добиться снижения шума винтов торпеды (при меньшей скорости торпеда просто не догонит АУГ) и естественно ее засекут, не успеет она пройти первые 10 км. Естественно сразу будут задействованы, против торпеды, все средства защиты и уничтожения. Самолеты и вертолеты бросятся на поиски лодки пустившей торпеды, тут ей в самую пору совершив крутой разворот уйти на глубину, да не тут то было ТУ оборвешь. Естественно будут сброшены буи, естественно они засекут лодку ну и так далее.

Из выше изложенного можно сделать следующие выводы:

1.В реальной боевой обстановке у наших АПЛ нет шансов на проведение торпедной атаки АУГ и последующий отход. Лодка будет обнаружена либо при выходе в атаку (с вероятностью 90%), либо обнаружена и уничтожена после торпедной атаки (с вероятностью 99,0%).
Таким образом, торпедная атака АУГ дальнеходными торпедами с ССН или с ТУ можно отнести к разряду самоубийственных.

2. Если вам дорогие россияне по телевизору скажут, что в Баренцевом море прошли учения, в ходе которых была проведена успешная торпедная атака АУГ. Не верьте, такое возможно лишь при «отключении» всех уровней защиты АУГ.

3. Если даже предположить невероятное, т.е. как нам советует М.Климов, мы произведем «многоторпедный залп торпедами с ТУ» и они все (6 штук) попадут в свою цель то это ровным счетом ничего не будет значить т.к. ни эсминец ни крейсер ни тем более авианосец одной торпедой не потопишь, даже боеспособность серьезно не нарушишь, тем более что М.Климов советует повсеместно переходить на 300 мм торпеды с 30-50 кг ВВ.
Таким образом, и большого смысла в такой атаке нет.

4. Торпедная атака дальнеходными торпедами может быть эффективной и оправданной, только если торпеда оснащена ядерной боевой частью, в результате ядерного взрыва ордер АУГ будет поврежден (уничтожен) и у подводной лодки совершившей торпедную атаку будет шанс на выживание. Но здесь нужно учитывать, что применения боеприпаса с ЯБЧ неминуемо развяжет ядерную войну.

5. Торпеды с ТУ на АПЛ необходимы только для «дуэльных» ситуаций при встрече с субмаринами противника.

6. Торпедами с ТУ есть смысл оснащать дизельные подводные лодки, которые в силу своих особенностей в большой войне будут действовать в прибрежных водах против небольших конвоев кораблей и вражеских субмарин.

7. Для торпедных ударов в океанской зоне по АУГ необходимо задействовать новый тип ПЛ (которого пока у нас нет), неатомные подводные лодки, которые уже доказали свои высокие возможности по противостоянию АУГ (в качестве примера предлагаю ознакомиться с моей статьей «Американским АУГ пришел каюк» http://flot.com/blog/katastrofa/7830.php)

У читателей может возникнуть вопрос: А как же с АПЛ, торпеды можно с них убирать за ненадобностью, оставить только пару для самообороны, а остальные ТА можно сваркой заварить?
Торпедные аппараты «заваривать» не надо, через них можно и ракеты выстреливать, теоретически АПЛ можно применять для атаки АУГ, но только в составе эскадры надводных кораблей. Надводные корабли должны будут расчищать воздушное пространство от самолетов и вертолетов ПЛО, а также будут наносить удары по кораблям третьего уровня защиты. В этих условиях АПЛ могут относительно свободно произвести торпедную атаку. Но это в теории, на практике наше соединение кораблей будет подвергнуто удару крылатыми ракетами с самолетов противника еще до входа в зону применения своего ракетного оружия (550-600 км) причем самолеты будут производить пуски ракет, не входя в зону ПВО эскадры, т.е. без потерь со своей стороны. Можно с уверенностью предположить, что при входе в зону применения своего ракетного вооружения корабли нашей эскадры будут иметь значительные повреждения одновременно с возможность нанесения ракетного удара по противнику наша эскадра подвергнется, в свою очередь ракетному удару с кораблей АУГ, при непрекращающихся ударах с воздуха. Вероятно, что в результате нашего ракетного удара и будут повреждены корабли противника, а один или два будут потоплены но вся наша надводная эскадра будет полностью уничтожена, еще до того момента когда АПЛ смогут выйти на дистанцию торпедного залпа.
Выше сказанное подтверждает непреложный закон будущей войны на море:
Без господства в воздухе, невозможно господство на море.


Главное за неделю