Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,29% (54)
Жилищная субсидия
    19,05% (16)
Военная ипотека
    16,67% (14)

Поиск на сайте

"Сиротский пароход"

"Сиротский пароход"

Мало кто из пользователей Интернета не встречался с какой нибудь статьей посвященной потоплению немецкого лайнера «Вильгельм Густлоф».
Многие статьи «обличительные», в которых командир «С-13» А. Маринеско представлен прямо таки «кровожадным» преступником. Возможно, эту злобную ересь кто то принимает «за чистую монету».
Поэтому, для того чтобы разобраться справедливы ли обвинения в адрес Маринеско попробуем разобрать один интересный вопрос: Кто был на борту «Вильгельма Густлофа»?
Гауляйторы, высокопоставленные чиновники или только бедные немецкие «сироты»?
Еще с советских времен было известно, что на ряду с немецкими подводниками на лайнере погибли высокопоставленные чины в том числе 22 гауляйтера. Но вот пришли новые времена появились «новые» данные, причем в основном из немецких «уст» в которых информация о чинах нацистской администрации, партийных функционерах, чинах гестапо и полиции, жандармерии, администрации концлагерей бывших на оккупированных территориях и принимавших непосредственное участие в злодеяниях нацистов, и которые могли бы быть в качестве пассажиров на «Вильгельме Густлофе» полностью отсутствует, для примера приведу список пассажиров, которые опубликовал Хейнц Шен - человек, уцелевший после потопления лайнера «Вильгельм Густлоф», как его называют, как он уцелел об этом мы еще поговорим.
918 - офицеры, унтер-офицеры и курсанты 2-го батальона 2-й учебной дивизии подводных лодок
173 - члены гражданского экипажа (моряки торгового флота)
162 - тяжелораненые солдаты из госпиталей Данцига и Готенхафена
373 - женщины вспомогательного состава ВМС
8956 - беженцы, в большинстве своем женщины с детьми и старики из Восточной, Данцига, Готенхафена и Западной Пруссии.
Всего: 10.582 человека.
Каково? Школяры-курсанты, девчонки из вспомогательного состава, тяжелораненые солдаты (обратите внимание на количество 162!), старики, женщины, дети. Все невинные овечки, не запятнанные, ни в чем не замешанные, «сиротки». Ну, прям не лайнер, а «сиротский пароход».
Ну и правда возникает невольное возмущение – ну как поднялась рука утопить такой пароход.
Браво! Могут прикинуться сирыми и убогими, когда им надо, эти немецкие ребята, «уцелевшие после потопления лайнера». Аж, на слезу пробивает. Молодцы!
Только возникает не совсем уместный в данной ситуации вопрос – А, начальники то где? Что взяли винтовки в руки и пошли в окопы фатерлянд защищать - вряд ли. Уступили свое место на лайнере бедным сиротам, а сами на старых лайбах веслами стали грести – то же вряд ли. А, может их и не было ни жандармов, ни партагеноссов, ни районных и областных начальников и т.д. и т.п. – нет, все таки были.
Ну, а теперь успокоим эмоции и проведем небольшой анализ состава пассажиров, комфортабельных кают на лайнере, и порядок посадки на лайнер.
И, так, 22 января 1945 года «Вильгельм Густлоф» стоит в порту Гдыни (тогда называвшегося немцами Готенхафен (нем. Gotenhafen) на причале возле корабля тысячи людей в основном женщины и дети, стоят на морозе уже несколько часов, но их на борт не пускают! Подняться на борт можно только по спецпропуску. Интересно если на борту лайнера по утверждению г-на Шена и ему подобных плыли одни «сироты» кого по пропускам то пускали? - женщины и дети мерзнут на причале, ясно не их, раненые, курсанты и девчонки из вспомогательного батальона прошли по «разнарядке».
На причал одна за другой подъезжают легковые автомашины, из которых вылезаю важные господа с большими чемоданами, окруженные домочадцами, и снисходительно поглядывая на замерших до синевы ребятишек уверенно поднимаются на борт, предъявляя заветный пропуск, это и были чины нацисткой администрации, и функционеры национал-социалистической партии, принимавшие непосредственное участие в зверствах фашистов на оккупированных территориях, причисленные г-ом Шеном и «иже с ним» к бедным старикам, женщинам и детям.
И другой вопрос, сколько было пропусков? На лайнере имелись комфортабельные каюты (в трюм «таких людей» не поселишь) на 1500 человек, можно с уверенностью предположить, что таких виппассажиров было не менее 1300 человек (включая членов семей). Ну, тогда остаются еще каюты на 200 человек, кто поселился в них? В начале этой статьи я обращал Ваше внимание на странно мизерное количество раненных «бойцов вермахта». Идет наступление Красной армии, ведутся упорные бои, надо полагать, что все госпиталя забиты ранеными. А грузят на лайнер только 162 солдата – ага, первых попавшихся взяли, которые ближе к двери лежали, тех и отправили на лайнер. Нужно быть очень наивным чтобы поверить в эти «сказки» г-на Шена.
Естественно, что и раненые (как выяснится далее, эти раненые были не такие уж и раненые) были не простыми солдатами, а высокопоставленными офицерами, что и подтверждается размещением в комфортных условиях, да и последующими событиями, но о них чуть позже.
Несколько кают заняли офицеры и их семьи из 2-го и вспомогательного батальонов.
И так, на борт погружены «блатные», все каюты заняты (то, что каюты заняты нацистскими бонзами подтверждает тот факт, что даже женщин из вспомогательного батальона разместили в пустом бассейне, а не в каютах), начинается погрузка, окоченевших на ледяном январском ветру женщин и детей размещают где попало – в трюмах, коридорах, подсобных помещениях и т.п.
Загрузившись «Вильгельм Густлоф» выходит в море, как Вы могли убедиться пароход оказался не таким уж и «сиротским» и там было кого утопить «за все их хорошее». То, что невинные дети стали невольными жертвами, печальный факт, но вины Маринеско в этом нет. Он не топил женщин и детей, он как солдат своей Родины сражавшейся со смертельным врагом, исполнил свой долг, уничтожил вражеский транспорт, шедший в составе конвоя. В «Вильгельм Густлоф» попало три торпеды - на первой было написано «За Родину», на второй «За советский народ», на третьей «За Ленинград». Ну, что здесь можно сказать, это расплата за зверства и злодеяния, за наши потопленные санитарные транспорты («Абхазия», «Грузия», «Антон Чехов», «Белосток» и.т.д.) с ранеными, женщинами и детьми, за тысячи детей умерших от голода в блокадном Ленинграде…
Для дальнейшего продолжения разговора о пассажирах лайнера давайте посмотрим список спасенных, пережили катастрофу 1239 человек, в том числе:
528 - подводники 2-го батальона 2-й учебной дивизии подводных лодок (57,5%)
123 - женщины вспомогательного состава ВМС (33%)
86 - тяжелораненые (53%)(!)
83 - члены экипажа (моряки торгового флота) (48%)
419 – беженцы и нацистские преступники (4,7%)
Состав спасенных говорит о многом, представьте -получив в борт три торпеды лайнер накренился, и стал тонуть на судне началась страшная паника, огромная толпа пассажиров, давя друг друга, бросилась к шлюпкам. На трапах и лестницах началась жуткая давка, которая усугублялась наличием у людей значительного количества огнестрельного оружия. (Спасательные средства лайнера включали в себя 12 больших шлюпок, рассчитанных на 50-60 человек каждая, 18 катеров на 30 человек и 380 надувных плотиков на 10 человек, т.е. только на 5000 человек, после того как лайнер накренился, спасательными средствами правого борта уже нельзя было воспользоваться поэтому реально средств к спасению набиралось на 2500-3000 человек).
Но крепкие ребята из 2-го батальона 2-й учебной дивизии подводных лодок растолкав всех женщин и детишек быстро себя эвакуировали, при этом может возникнуть вопрос их было 918 у остальных 390 совесть проснулась? Да нет, конечно, кто поверит в теорию массового, совестливого суицида. Дело в том, что когда раздались взрывы торпед капитан судна, согласно инструкции, приказал заблокировать водонепроницаемые отсеки в нижних палубах, тем самым отрезав пути эвакуации для части команды лайнера и пассажиров.
От ребят из 2-го батальона не отставали девчонки из вспомогательного состава ВМФ, лихо перепрыгнув, а где и растоптав попавших под ноги ребятишек они прорвались к шлюпкам. Здесь опять пытливый читатель может спросить, но их было 373 у 250 возможно совесть проснулась, и они решили свое место в шлюпках уступить детям. Опять мимо, вторая торпеда ударила в борт как раз напротив бассейна, в котором располагались «помощницы» при этом большое количество было ранено кусками разлетевшейся облицовочной плитки и контужено. В результате они не догнали своих более резвых и удачливых подруг и по видимому были затерты толпой.
Члены команды лайнера тоже себя не забыли и, не заботясь о пассажирах, начали спасать самих себя во главе с капитаном лайнера (благополучно пережили катастрофу уже упомянутый помощник капитана г-н Х. Шен, корветтен-капитан Цан, командир 2-го батальона и распоряжавшийся на борту судна капитан Петерсен и пр. Все те, кто по морским (писанным и не писаным) законам должны были бороться за жизнь пассажиров до конца).
Хочу обратить особое внимание на количество спасенных раненых из 162 спаслось 86. Естественно у настоящих тяжелораненых не было ни малейшего шанса на спасение, вряд ли кто про них в такой панике вспомнил бы, и предпринял попытки к их спасению.
Поняв, что дело «пахнет керосином» эти «тяжелораненые» побросали не нужные костыли, посрывали «липовые» гипсовые повязки и, выхватив табельное оружие толпой бросились к шлюпкам по пути расстреливая и расталкивая всех кто им мешал, добравшись до шлюпок, они быстро залезли в них, сбрасывая за борт лезших к ним женщин и детей (здесь нет никакого преувеличения или «сгущения красок», в той ситуации занять место в шлюпке можно было только так: кого то отпихнув, выкинув за борт и пр.). Вероятно, что среди «липовых» были и настоящие раненые, которые не смогли пробиться к шлюпкам.
Из 8956 брошенных после «доблестной эвакуации» с тонущего корабля курсантов, помощниц и членов экипажа лайнера, женщин и детей (в т.ч. нацистские преступники и члены их семей) удалось спастись только 416, это были те, кому невероятно повезло попасть на шлюпку или спасательный плот.
Многие, надев спасательные пояса, прыгали за борт.
В ту далекую январскую ночь температура воздуха была -180, температура морской воды около 00 физически крепкий человек даже при наличии спасательного жилета в такой воде сможет выжить не более 20 мин.
Пытливый читатель здесь может сказать – А, где же функционеры? Отвечу на этот вопрос выдержкой из книги Грасса Г. «Траектория краба»: «… Я могу лишь изложить то, что приводится в различных источниках в качестве свидетельства очевидцев, переживших эту катастрофу. Стариков и детей затаптывали насмерть на широких лестницах и узких трапах. Каждый думал только о себе. Заботившиеся о других пытались опередить мучительную смерть. Рассказывают об одном офицере-преподавателе, который застрелил в своей каюте из служебного пистолета сначала троих детей, потом жену, а затем застрелился сам. То же рассказывается и о партийных функционерах и их семьях, которые занимали спецапартаменты, предназначавшиеся некогда для Гитлера и его верного сподвижника Лея и ставшие теперь кулисами для акта самоликвидации».
О партийных функционерах никто ни думал и не заботился, а если они и пытались командовать и обращать внимание на свои персоны их просто игнорировали. Пробиться в одиночку к заветным шлюпкам было невероятно трудно, хотя не исключено, что каким-то мордастым партагеноссам удалось, отпихнув несчастных детей, занять место в шлюпке и попасть в счастливую цифру - 416 спасенных (по утверждению г-на Шена) женщин и детей.
Прошло много лет и сейчас эти господа «уцелевший после потопления лайнера «Вильгельм Густлоф»», а точней, как крысы, сбежавшие с тонущего корабля, и «отечественные» кликуши пытаются через трагедию тысяч невинных людей ставших заложниками нацизма, очернить, опорочить честное имя героя-подводника Александра Ивановича Маринеско воевавшего с фашизмом за свой народ и свою страну, и внесшего свой весомый вклад в нашу общую Победу над фашисткой Германией.
Пытаясь на фоне трагедии обелить зверства фашизма (мол, не мы одни черные, вон у вас тоже пятно на рукаве) эти «господа» набирались наглости обращаться в суд для признания А.И. Маринеско военным преступником (это после того, что они натворили в нашей стране, для этого надо иметь «луженую» совесть). Однако вот какое заключение вынес Институт морского права в Киле: «Вильгельм Густлов» являлся законной военной целью, на нем находились сотни специалистов-подводников, зенитные орудия… Имелись раненые, но отсутствовал статус плавучего лазарета. Правительство Германии 11.11.44 объявило Балтийское море районом военных операций и приказало уничтожать все, что плавает. Советские вооруженные силы имели право отвечать тем же».
А, трусливая крыса, Хайнц Шен пользуясь «демократией» ездит по нашей стране с лекциями и рассказывает нам какие мы «нехорошие звери».
Привожу выдержку из статьи Морозов М. «Гибель «Вильгельма Густлофа»: правда и домыслы»: «Здесь хочется вспомнить о событии, состоявшемся в 1991 г. в калининградском "Зале Дружбы". Здесь Хайнц Шён сделал свой первый на русской земле доклад о судьбе "Вильгельма Густлофа". В дополнении к словам докладчика аудитории был показан фильм "Ночь опустилась над Готенхафеном". По сообщению присутствовавшего там немецкого корреспондента, после просмотра встал пожилой человек (из русских) и произнес: "Наконец-то мы узнали правду. Теперь мы знаем, что на этом судне были не только нацисты и экипажи подводных лодок. Я попрошу присутствующих встать и почтить память погибших женщин и детей". Весь зал встал, многие плакали».
Самое печальное в этой истории не то, что люди встают и почитают погибших противников, а то, что никто не встает, например, и не почитает плывших на «Армении», сограждан (вот уж поистине Иваны не помнящие родства), до сих пор, даже, не установлены точные координаты гибели судна с 5000 пассажиров на борту, не встают не почитают память безвинно погибших на других судах, печально, что никто не ездит за границу и не рассказывает о понесенных нашим народом жертвах, и страданиях. Кто там «за бугром» знает о наших потопленных санитарных транспортах («Виениба», «Композитор Бородин» и т.д.), о сожженных вместе с мирными жителями деревнях (вспомните белорусскую деревеньку Хатынь), кто знает, как немецкие танкисты давили гусеницами танков, детей из разбомбленного эшелона в 1941 г., о сотнях тысяч погибших в блокадном Ленинграде (вспомните дневник Тани Савичевой) и т.д., может, и знают – единицы!
Почему, да потому, что эти кликуши носятся с «Вильгельмом Густлофом» как с «писаной торбой» тычут им в нос, где надо и не надо, а мы о своих, погибших от рук фашистов, забыли.
Во время ВОВ работала комиссия по зверствам фашистов, был собран огромный материал, от которого стынет кровь, почему эти материалы не выложены для общего доступа, почему не обращаемся в суды для признания (пусть и посмертно) виновных в военных преступлениях на территории нашей страны. Если бы все граждане нашей страны знали, хотя бы малую часть фактов из собранного материала Х.Шен вряд ли бы выступал в России со своими лекциями, проливая крокодильи слезы, по невинно погибшим детишкам, которых он сам же и бросил.


Главное за неделю