Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,56% (51)
Жилищная субсидия
    17,72% (14)
Военная ипотека
    17,72% (14)

Поиск на сайте

11 января 1962 года, г. Полярный. Часть 3.

11 января 1962 года, г. Полярный. Часть 3.

Расследование причин катастрофы
Из заключительного акта государственной комиссии: «В связи с большими разрушениями корпуса подводной лодки Б-37 и гибелью большей части ее личного состава установить с полной достоверностью причины взрыва и конкретных виновников не представляется возможным
Однако на основе тщательного изучения обстоятельств и последствий взрыва, осмотра подводной лодки на месте катастрофы и после ее подъема, медицинского освидетельствования погибшего личного состава, специальной экспертизы и экспериментальной проверки по отдельным вопросам можно считать установленным, что непосредственной причиной катастрофы является взрыв одного или нескольких боевых зарядных отделений и воздушных резервуаров 12 запасных торпед, хранившихся на стеллажах 1-го отсека лодки.
Взрыву предшествовал внезапно возникший в носовой части подводной лодки интенсивный, скоротечный (3-5 мин) пожар, сопровождавшийся начальным толчком, сильной вибрацией корпуса лодки, нарастающим гулом, выходом дыма и пламени из рубки. Скоротечность пожара и внешние его признаки свидетельствуют о том, что имели место возгорание и кратковременное интенсивное горение одного или нескольких боевых зарядных отделений торпед, в результате чего большая часть личного состава носовых отсеков и центрального поста лодки была выведена из строя еще до взрыва.
Наиболее вероятными причинами возгорания и последующего взрыва боевых зарядных отделений могли быть:
- разрыв воздушного резервуара одной из запасных торпед с последующим разрушением и возгоранием боевого зарядного отделения под воздействием осколков корпуса резервуара или от удара отброшенного при этом боевого зарядного отделения о заднюю крышку торпедного аппарата. Установлено, что одна из запасных торпед была выдана на лодку в феврале 1961 года без очередного контрольного гидравлического испытания, которое должно было быть проведено еще в апреле 1960 года;
- непосредственное повреждение боевого зарядного отделения с последующим неполным взрывом и горением в результате случайного или преднамеренного прострела его из стрелкового оружия:
- диверсия, которую, несмотря на малую ее вероятность, нельзя исключить.
В процессе расследования был рассмотрен и исследован ряд других предположений о причинах пожара и взрыва:
- пожар и последующий взрыв аккумуляторной батареи, находящейся во 2-м отсеке лодки;
- возгорание зарядного отделения запасной торпеды в результате срабатывания двигателя торпеды, находящейся в трубе торпедного аппарата при открытой задней крышке его и воспламенении в отсеке при этом распыленной парогазовой смеси;
- самовозгорание взрывчатого вещества заряда;
- разрыв воздушного резервуара торпеды при ударе частей клапана (маховика и штока) системы воздуха высокого давления о корпус резервуара в случае их отрыва и попадания в воздушный резервуар, находящийся под давлением 190-200 атмосфер;
- воздействие на боевое зарядное отделение струи кислорода, выходящей из поврежденного по какой-либо причине воздушного резервуара;
- выделение кислорода патронами регенерации воздуха при попадании на них воды;
- непосредственное воздействие на боевое зарядное от¬деление ударной волны взрыва гремучей смеси газов, если образование ее оказалось бы возможным
После исследования, экспертизы и проведения экспериментов и анализа их результатов все эти предположения были отклонены как практически невозможные.
Не могли привести к столь быстротечному и интенсивному пожару с последующим взрывом и возможные случаи нарушения личным составом лодки действующих инструкций по осмотру и проворачиванию механизмов или слабая подготовленность кого- либо из корабельных специалистов, тем более что в отсеке, где произошел взрыв, по расписанию находились опытные специалисты - командир боевой торпедной части капитан-лейтенант Леденцов В.Г. и старшина команды торпедистов мичман Иванов В.В., служащий сверхсрочно с 1959 года.

Заключение
Комиссия по расследованию причин катастрофы не определила истинную причину и лишь выдвинула наиболее вероятные версии: 1. Разрыв воздушного резервуара, 2.Прострел БЗО торпеды из стрелкового оружия, 3. Диверсия.
Из неофициальных версий которые муссируются до сих пор можно привести версию пайки БЗО торпеды поврежденное (помятое) при погрузки торпеды в лодку, паяльной лампой.
Основываясь на показаниях свидетелей и логических выводах попробуем установить наиболее вероятную причину взрыва на подводной лодке Б-37.

Начнем с неофициальной версии. В статье http://flot.com/blog/katastrofa/khrizman-iya-ekho-vospominaniya-ostalis-voprosy.php я уже отмечал, что паяльная лампа хотя и называется паяльной, но ей непосредственно место пайки не нагревают, кроме этого здесь необходимо вспомнить показания старшины 1-й статьи Л.И. Параскана: «Открытых крышек торпедных аппаратов в первом отсеке я не видел, никаких работ с торпедами не заметил».
Предположим, что Параскан дал ложные показания и на самом деле торпеду помяли и пытались в отсеке эту вмятину заделать, причем с применением паяльной лампы. Как? Да обыкновенно, умельцев у нас «пруд пруди», к примеру, в углубление положили кусок олова, и стали нагревать его паяльной лампой, чтобы он расплавился, заполнил вмятину, после застывания можно подровнять неровности напильником, закрасить, и все в порядке.
Однако здесь нужно отметить такой момент для возгорания ВВ необходимо было чтобы обшивка торпеды была не только вмята но и «порвана», потому, что без этого условия возгорания ВВ не произошло бы – нет доступа воздуха нет возгорания. За несколько минут паяльной лампой температуру БЗО торпеды до критической (2500-3000 градусов С0) не нагреешь, да и вряд ли нормальный человек будет нагревать обшивку БЗО торпеды до «малинового» цвета.
И так, торпеда при погрузке получила «рваную» вмятину чтобы избежать неприятного разговора с вышестоящим командованием личный состав решил своими силами исправить повреждение и начал нагревать место повреждения с применением источника открытого пламени. ВВ которое состояло вероятно либо из тринитротолуола либо из смеси тринитротолуола и гексогена с добавлением алюминиевой пудры, нагревшись до температуры свыше 200 градусов загорелось. Однако огонь не распространился на все зарядное отделение, ВВ постепенно нагреваясь просто стало вытекать из обшивки, т.е. начался процесс горения который напоминает процесс горения куска пластмассы. Естественно для того чтобы загасить этот пожар много усилий не потребовалось бы.
Исходя из выше изложенного эту версию можно считать не состоятельной.

Следующая версия: возгорание БЗО от прострела из стрелкового оружия.
Предположим, что из-за неловкого обращения к примеру с пистолетом произошел выстрел, пуля пробила БЗО торпеды… детонации не произошло, но возникло возгорание, т.к. отверстие от пистолетной пули будет равно 9 мм то процесс горения и распространения огня будет похож на процесс горения при «рваной» обшивке и естественно для тушения такого пожара также много времени и сил не потребуется.
Исходя из выше изложенного эту версию можно считать не состоятельной.

Следующая версия: Диверсия.
Т.к. посторонних на ПЛ не было диверсию мог совершить только «свой» и вероятней всего из состава 1-го отсека, при чем подкладывая «адскую машинку» под торпеду этот человек должен был походить на самоубийцу.
Предположим, что такое имело место, но как показывают очевидцы было два взрыва первый слабый напоминающий хлопок после которого возник пожар и через несколько минут второй – мощный.
Можно сделать вывод, что если диверсия и имела место то взрывное устройство было очень малой мощности при взрыве которого не произошло детонации ВВ БЗО торпеды, а лишь разрушение корпуса с последующим пожаром.
Мало вероятно, что при диверсии было бы использовано столь маломощное взрывное устройство.
Исходя из выше изложенного эту версию можно считать мало вероятной.

Следующая версия: Разрыв воздушного резервуара.
На вооружении ПЛ Б-37 были кислородные торпеды 53-56 (Постепенно кислородные торпеды 53-56 заменены на вооружении более надежными парогазовыми воздушно-керосиновыми 53-56В / 53-56ВА).
Учитывая сложную международную обстановку накалившуюся после Карибского кризиса командованием было приказано держать в торпедах боевое давление 200 атм. на ПЛ находящихся на базе.
На Б-37 были загружены торпеды «не первой молодости» к тому же как видно из материалов дела одна торпеда перед отправкой на ПЛ даже не прошла очередной проверки.
Вероятно это и стало причиной катастрофы. Воздушный резервуар не выдержал давления и лопнул, разрушение резервуара сопровождалось ударом (хлопком) который был слышен как внутри лодки так и снаружи, при выходе кислорода, объемом 647 л, возник объемный пожар, он мог начаться от искр которые образовались при разрушении резервуара, либо при соприкосновении струи кислорода с какой либо масляной поверхностью.
Эти выводы подтверждаются показаниями старшины 1-й статьи Л.И. Параскана: «В это момент я почувствовал удар давлением воздуха, увидел дым и услышал свист. Давлением воздуха меня прижало к трапу и горячим воздухом обожгло руку, которой я закрыл лицо. Ничего не было видно. Получил ожоги лица и рук. Дышать в отсеке стало трудно. Я полез вверх по трапу, за мной никто не лез. Все стояли в проходе, и их, видимо, прижало в корму. Давление воздуха все время продолжалось, пока я поднимался по трапу. Кроме свиста воздуха, я ничего не слышал. Подошел к трапу и стал выходить. Давлением воздуха меня подтолкнуло кверху».
Если бы это был простой взрыв то после прохождения ударной волны давление воздуха резко спало бы, однако как видно из показаний Параскана давление воздуха было продолжительным. Это явно указывает на разрушение воздушного резервуара торпеды.
Это также объясняет бездействие членов экипажа находящихся в 1 и 2 отсеках. При разрушении воздушного баллона и почти одновременного возгорания они были либо убиты либо тяжело травмированы.
На избыток кислорода в воздухе указывает и начавшийся мощный объемный пожар. Который при обычном содержании кислорода в воздухе был бы менее интенсивным и менее масштабным.
Развившийся мощный пожар буквально за несколько минут разогрел БЗО торпед находящихся на стеллажах в 1-м отсеке, до критической температуры, что привело к взрыву. Здесь остается только отметить, что практически во всех публикациях отмечается, что взорвались все 12 запасных торпед, это мало вероятно. Вероятней всего, что сдетонировали только 6 торпед (или 1-2 из них) лежащих на стеллажах левого борта. Торпеды находящиеся по правому борту были просто разрушены, разбиты на мелки куски. Подобны вывод можно подтвердить расследованиями гибели АПЛ «Курск», по итогам работы экспертов была подготовлена справка, в которой, значилось, что на «Курске» обнаружили и собрали не менее 480 кг взрывчатого вещества. Это были собранные куски ВВ из БЗО торпед.
Исходя из выше изложенного эту версию можно считать наиболее вероятной.

ПАМЯТЬ


Памятник на братской могиле экипажа подводной лодки Б-37


СПИСОК
погибших при взрыве подводной лодки «Б-37» 11 января 1962 года.

Подводная лодка «Б-37»
Авилкин Владимир Николаевич, 1937 г.р., лейтенант, командир рулевой группы.
Базуткин Николай Прокофьевич, 1934 г.р., капитан-лейтенант, помощник командира.
Бахтурин Владимир Николаевич, 1940 г.р., матрос радиометрист.
Болдырев Анатолий Павлович, 1941 г.р., матрос, торпедист.
Василенко Михаил Васильевич, 1940 г.р., матрос, старший рулевой-сигнальщик.
Выродов Семен Акакиевич, 1927 г.р., мичман, ст. команды рулевых-сигнальщиков.
Гранкин Николай Васильевич, 1940 г.р., старший матрос, к.о. штурманских электриков
Григорьев Анатолий Васильевич, 1941 г.р., матрос, ученик штурманского электрика.
Голубчик Леонид Фроймович, 1941 г.р., матрос, старший электрик.
Гусаков Виктор Григорьевич, 1941 г.р., матрос, старший гидроакустик.
Ефимов Олег Алексеевич, 1941 г.р., матрос, электрик.
Золотайкин Виктор Родионович, 1928 г.р., капитан-лейтенант, зам. командира по политчасти.
Иванов Виктор Васильевич, 1935 г.р., мичман, ст. команды торпедистов.
Игнатьев Юрий Борисович, 1942 г.р., матрос кандидат в курсанты ВВМИУ им. Дзержинского.
Изгородин Николай Савельевич, 1940 г.р., старший матрос, старший электрик.
Ильин Михаил Михайлович, 1940 г.р., матрос, ученик радиометриста.
Казанин Анатолий Архипович, 1941 г.р., матрос, ученик трюмного машиниста.
Клочев Герман Алексеевич, 1933 г.р., капитан мед. службы, начальник медицинской службы.
Коленджан Яик Сетракович, 1941 г.р., матрос, трюмный машинист.
Колодежанский Николай Андреевич, 1941 г.р., матрос, моторист.
Краснов Анатолий Петрович, 1941 г.р., матрос, трюмный машинист.
Крымов Геннадий Александрович, 1940 г.р., старший матрос, к.о. торпедистов.
Куз Виктор Сергеевич, 1940 г.р., старшина 2 статьи, к.о. трюмных машинистов.
Курпас Владимир Михайлович, 1941 г.р., матрос, моторист.
Леденцов Владимир Геннадиевич, 1935 г.р., старший лейтенант, командир БЧ-3.
Ломакин Николай Кондратьевич, 1939 г.р., старший матрос, строевой.
Лопаткин Николай Васильевич, 1937 г.р., лейтенант, командир торпедной группы.
Лукин Иван Кузьмич, 1932 г.р. мичман, ст. команды радиотелеграфистов.
Майер Геннадий Александрович, 1938 г.р., старший матрос, старший моторист.
Мацокин Емельян Кузьмич, 1933 г.р., инженер-лейтенант, начальник РТС.
Мокейчук Владимир Николаевич, 1941 г.р., матрос, специалист СПС.
Никифоров Николай Тимофеевич, 1940 г.р., старший матрос, к.о. электриков.
Новиков Николай Яковлевич, 1940 г.р., старший матрос, к.о. электриков.
Носков Александр Павлович, 1940 г.р., матрос, электрик.
Носонов Евгений Георгиевич, 1941 г.р., матрос рулевой-сигнальщик.
Пантелеев Василий Васильевич, 1939 г.р., старшина 1 статьи, ст. команды трюмных машинистов.
Пигловский Юрий Константинович, 1940 г.р., старшина 2 статьи, к.о. радиотелеграфистов.
Поваляев Виктор Сергеевич, 1940 г.р., старший матрос, к.о. мотористов.
Савинов Николай Николаевич, 1941 г.р., матрос, кандидат в курсанты ВВМУПП.
Сальников Евгений Павлович, 1939 г.р., старший матрос, к.о. мотористов.
Сенькин Владимир Владимирович, 1942 г.р., матрос, кандидат в курсанты ВВМУПП.
Сидоров Станислав Васильевич, 1939 г.р., матрос, к.о. мотористов.
Симонов Юрий Михайлович, 1941 г.р., матрос, моторист.
Симонян Арнольд Мкртычевич, 1930 г.р., капитан-лейтенант, старший помощник командира.
Симоненко Николай Антонович, 1941 г.р., матрос, ученик кока.
Сливин Александр Семенович, 1941 г.р., старший матрос, старший моторист.
Сорокин Виктор Викторович, 1941 г.р., матрос, торпедист.
Степаненко Николай Иванович, 1940 г.р., старший матрос, старший кок.
Тогидний Александр Григорьевич, 1938 г.р., инженер-лейтенант, командир моторной группы.
Томкевич Леонтий Яковлевич, 1937 г.р., старшина 1 статьи, ст. команды электриков.
Тренькин Василий Николаевич, 1928 г.р., капитан-лейтенант, командир БЧ-1.
Уланенко Александр Григорьевич, 1937 г.р., старшина 1 статьи, ст. команды гидроакустиков.
Уливанов Олег Павлович, 1941 г.р., матрос, ученик электрика.
Чащихин Леонид Васильевич, 1940 г.р. матрос, старший моторист.
Чернов Виктор Ильич, 1940 г.р., матрос, трюмный машинист.
Черныш Николай Григорьевич, 1940 г.р., старшина 2 статьи, к.о. гидроакустиков.
Чуков Владимир Николаевич, 1940 г.р., матрос, моторист.
Шаронов Лев Алексеевич, 1941 г.р., матрос, ученик торпедного электрика.
Ярошенко Николай Федосеевич, 1939 г.р., старший матрос, электрик.

Подводная лодка «Б-38»
Ливерант Михаил Львович, 1938 г.р., старшина 2 статьи, к.о. радиометристов.

Подводная лодка «Б-53»
Пономорев Михаил Григорьевич, 1940 г.р., матрос, моторист.

Подводная лодка «С-57»
Буздалин Анатолий Федорович, 1941 г.р., матрос, электрик.

Подводная лодка «С-350»
Гаращенко Владимир Спиридонович, 1940 г.р., старший матрос, к.о. радиотелеграфистов.
Герасименко Тарас Григорьевич, 1940 г.р., матрос, машинист трюмный.
Мищенко Владимир Викторович, 1943 г.р., матрос, кандидат в курсанты ВВМУПП.
Морачев Валентин Иванович, 1940 г.р., старшина 2 статьи, к.о. электриков.
Моцкайтис Рауальдас-Пранцишкас Антанас, 1944 г.р., матрос, кандидат в курсанты ВВМУПП.
Петров Василий Иванович, 1927 г.р., старший лейтенант, зам. командира по полит, части.
Семенов Константин Афанасьевич, 1927 г.р., мичман, ст. команды торпедистов.
Солохин Эрнест Арсентьевич, 1939 г.р., старшина 1 статьи, ст. команды радиотелеграфистов.
Соплин Василий Иванович, 1940 г.р., матрос, рулевой сигнальщик.
Шандура Игорь Вячеславович, 1941 г.р., матрос, ученик специалиста СПС.
Шелегеда Анатолий Васильевич, 1940 г.р., старшина 2 статьи, инструктор-химик-санитар.

Подводная лодка «С-351»
Яблоков Валерий Александрович, 1943 г.р., матрос, кандидат в курсанты ВВМИУ им. Дзержинского.
Резервной экипаж No 154
Широбоков Евгений Павлович, 1931 г.р., капитан-лейтенант, зам. командира по полит, части. Умер в госпитале 22.01.1962 г.

Береговая база 4-й эскадры ПЛ
Ведерников Николай Васильевич, 1941 г.р. матрос, ученик торпедиста.
Лут Владимир Петрович, 1940 г.р., матрос, старший торпедист.
Талатин Владимир Степанович, 1940 г.р., матрос, старший электрик.


Главное за неделю