Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    62,16% (46)
Жилищная субсидия
    18,92% (14)
Военная ипотека
    18,92% (14)

Поиск на сайте

Д.Соколов "До конца..." гл.6

Д.Соколов "До конца..." гл.6

6. ОСОБЫЕ СОВЕЩАНИЯ 1881 ГОДА

Подводя итоги руководству судостроения за двадцать пять лет после Крымской войны, Морское ведомство указывало: «Теперь уже невозможно того безвыходного положения, в которое поставило нас в начале 1850-х годов введение винтового двигателя, никакое новое изобретение не может застать нас врасплох. По морскому и техническому образованию наш личный состав флота не уступает могущественнейшим флотам. Нет таких неожиданных открытий, которые не могли бы сделаться и не делались бы достоянием наших верфей и Адмиралтейств и не получили бы у нас осуществления. В нашем флоте имеются суда, построенные у нас, которые могут состязаться с сильнейшими судами соответственных типов в заграничных флотах».



Эх, по морям, по волнам!

Нынче здесь, завтра- там…



Все, кто читал замечательные книги В. Суворова («Ледокол», «День М» и др.) помнят, я полагаю, какое значение автор придаёт заседанию Политбюро 19 августа 1939г. Об этом Заседании упоминают многие мемуаристы и историки, но упоминают как-то вскользь и невнятно, в чём каждый интересующийся вопросом может убедиться лично.

Между тем, по В. Суворову, это было историческое событие колоссальной важности. Ибо именно на нём было принято решение о начале войны с Германией летом 1941г. независимо от поведения Гитлера- роковое решение, стоившее нашей стране столько крови, жертв и непосильных расходов, под бременем которых надорвался СССР.

Об Особом совещании 1881 года, Совещании, на котором был принят ряд кардинальных решений о возрождении океанского флота, о его непосредственных задачах и последовательности их претворения в жизнь, упоминается во всех книгах о Русском ВМФ. Но упоминается одним-двумя предложениями, вскользь, как о событии малозначительном. В одной книжке пишут о том, что Особое совещание было в апреле 1881г., в другой- неизвестно в каком месяце, в третьей- о сентябрьском Особом совещании.

Между тем, именно этим Совещанием был принят ряд судьбоносных решений для Отечества. Континентальная Держава, Россия, определённо заявляла о своём решении строить океанский флот. Причём флот, не уступающий ни британскому, ни французскому, ни германскому. И это при том, что все державы-конкуренты намного опередили Россию в развитии- как в промышленном, так и в политическом. Первое означало, что себестоимость флота, построенного на отечественных заводах, будет намного дороже себестоимости флотов британского, французского, германского. Что финансовое бремя для российского налогоплательщика будет намного тяжелее финансового бремени для его просвещённого европейского собрата, что на строительство современного флота Российского уйдут колоссальные капиталы.

1 марта 1881 года был убит император Александр 11-й. В отличие от последнего цареубийства - убийства Павла 1-го 12 марта 1801г., произошедшего в результате дворянско-офицерского переворота дворцового - сей регицид произвели революционеры-разночинцы из «низов». Конечно, их всех переловили, судили и казнили, но сам прецедент был небывало-тревожным, говоря о том, что в России имеется противостояние царь (власть)-общество, и что зашло оно весьма далеко. Одних полицейских мер для борьбы с бомбистами было недостаточно, и «мрачная реакция» правительства Александра 111-го не могла быть долгой. Требовались какие-то иные и немедленные меры, требовались широкие внутренние реформы, уничтожившие бы самую мысль о противостоянии «низы»- власть в зародыше, но…

26 апреля 1881 года в Адмиралтейтстве состоялось Особое совещание под председательством генерал-адмирала Великого князя Алексея Александровича, шефа Российского Императорского флота. В нём принимали участие главы Морского, Военного и Иностранного ведомств. На нём обсуждалась докладная записка адмирала И.А. Шестакова об опасном усилении флота германского. В ходе обсуждения все присутствующие пришли к единому мнению: требовались неотложные меры по строительству русского броненосного флота. Более конкретные выводы были отложены до нового созыва Совещания, а пока записка Шестакова была размножена и передана на рассмотрение в соответствующие «комитеты» и «комиссии».

Новое Особое совещание в том же составе собралось 21 августа 1881 года и проработало до 6 сентября. Отныне задачи, встававшие перед флотом Империи, звучали следующим образом:

1. Чёрное море. «Первою заботой по восстановлению морских сил должно быть возрождение Черноморского флота, а затем уже развитие флота и на других морях».

2. Балтийское море. «Основной задачей для Балтийского флота является доведение его до первенствующего значения сравнительно с флотами других держав, омываемых тем же морем, обеспечив его надёжными базами в наименее замерзаемых частях Финского залива.

Самая оборона Балтийского моря должна быть активной, не допускающей блокады и готовой воспользоваться всяким удобным случаем, чтобы перейти в наступление.»

3. Дальний Восток. «Военное положение на Дальнем Востоке находится в зависимости от развития сил Китая и Японии, делающих за последнее время быстрые успехи на море, с которыми трудно да и излишне было бы соперничать сибирской флотилии, тем более, что в случае разрыва с Китаем и Японией к ним легко могут присоединиться флоты западных держав.»

Исходя из этого, на Тихом океане предполагалось иметь небольшую флотилию, а в случае обострения обстановки действовать оборонительно, комбинируя минные заграждения, артиллерию крупных калибров и возможности судов Сибирской флотилии. По мере строительства океанских Черноморского и Балтийского флотов из их состава выделялись бы эскадры крейсеров для действий на коммуникациях противника.

Больше никаких решений Совещание не приняло, ограничившись общими предуказаниями. Дальнейшая и конкретная доработка вопроса возрождения Русского флота было передоверена комиссии Морского ведомства… Как говорится, кесарю- кесарево.

Комиссия сия принимает решение о постройке 16 эскадренных броненосцев для… Чёрного моря!- воскликнет проницательный читатель. Конечно, ведь именно театр Черноморский признан вышестоящим Совещанием приоритетным. И, конечно же, они должны быть «вполне пригодными для посылок, в случае надобности, в отдалённые воды», «должны совмещать в себе, по возможности, больше современных качеств, соответствующих вполне нашим военно-морским и стратегическим соображнениям», «углубление должно быть таково, чтобы они имели возможность проходить Суэцким каналом». Всё правильно! Возьмём Проливы (16 броненосцев! Да при одном виде такой армады всё живое немедленно покинет берега босфорские ещё до первого выстрела), а потом и о Суэцком канале подумаем…

Увы, проницательный читатель, вы ошиблись. 16 эскадренных броненосцев должны были строиться для Балтики. Для Чёрного моря предполагалось построить только 8.

Конечно, и 8 броненосцев- сила изрядная, и при умелом использовании вполне достаточная для овладения Босфором. Но зачем же тогда 16 эскадренных (без «Петра Великого») броненосцев для Балтики? Ведь у Империи даже нет ни одного пригодного порта для их базирования. И на Дальнем Востоке, куда броненосцы могут в любой момент отправиться- ни одного (Владивосток пригоден только в роли базы крейсерских сил).

Потом, разве недостаточно у нас пусть устаревших, но вполне пригодных для обороны мониторных броненосцев и мин? Зачем же ещё и океанские броненосцы? Для наступления? Против кого и как? Если против Германии, то не лучше ли будут крейсера и миноносцы на германских коммуникациях? А война с пруссаками так или иначе получится на 99% сухопутной, континентальной. Тогда против Британии? Но по зубам ли русскому флоту туманный Альбион- не какая-нибудь колония, а метрополия?

Зачем же тогда Балтфлоту броненосцы?

А вот зачем: «В докладе комиссии при представлении составленной судостроительной программы Александру 111-му было высказано, что «Россия не может играть на море той же роли, как в последнюю русско-турецкую войну. Она должна быть готова встретить неприятеля за пределами своих вод, у его берегов, будь это в Балтике или в Чёрном море… Политические надобности рождаются быстро; при трудности постройки современных судов России нельзя уже будет ничего прибавить к тем силам, которые мы будем иметь в момент объявления войны».

Эти постановления, как особого совещания, так и комиссии морского ведомства, наметили путь, по которому должно было идти развитие флота.»[11]

Последний вывод Комиссии Морского ведомства оказался пророческим: политические надобности родились быстро. Но родились совсем не там, где планировали… и бесполезные на мелководном Балтийском театре 15 эскадренных броненосцев ушли на Дальний Восток, где 14 из них погибли бесславно и бестолково. Ружье, висевшее на стене в первом акте трагедии, выстрелило в третьем- но при выстреле разворотило ствол и убило стрелка…


Главное за неделю