Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США Военная ипотека условия Военная юридическая консультация
Какая база нужна России на Курилах?
Аэродром и база ВМФ
    84,29% (59)
Военно-морская база
    7,14% (5)
База научной экспедиции РГО
    5,71% (4)
Никакая
    2,86% (2)
Военный аэродром
    0,00% (0)

Поиск на сайте

Блокадные 125 грамм хлеба

Блокадные 125 грамм хлеба



Вот они блокадные 125 грамм хлеба.....



Хлебная карточка Ленинградцев

Вот что помню об этом блокадном хлебе по рассказам моих близких:

За хлебом в очереди ходила моя тетушка (ей было тогда 15 лет) в булочную на Малый проспект Васильевского острова, к 8 часам утра.
Хлеб привозили вечером. Но утром шли в очередь потому, что за ночь он немного подсыхал, и всем казалось, что вроде бы его становилось немного больше по объему, когда его взвешивали.
После долгой стоянки в очереди в дом, бережно приносят блокадный хлеб, и бабушка, постелив салфетку на столе, осторожно резала его каждому по маленькому кусочку, чтобы хватило принесенного хлеба на весь день.....
А затем мы с моим братом Юрой, обслюнявив свой палец, пытались собрать им на столе хоть какие-нибудь оставшиеся крошки хлеба и отправить их в рот.....

“ 125 блокадных грамм с огнем и кровью пополам….”.

Это слова поэтессы Ольги Бергольц, пережившей всю Ленинградскую блокаду, голос которой ежедневно звучал в репродукторах города, поддерживая в эти тяжелейшие дни Ленинградцев.
Состав блокадного хлеба: 73% ржаной муки, остальное - целлюлоза, выколотки из мешков, обойная пыль, отруби, жмых, соя.


“Дорога жизни” по льду Ладожского озера

Вот что писала Ольга Бергольц, об этой Дороге :
“Дорогой Жизни шел к нам хлеб,
Дорогой дружбы многих к многим.
Еще не знают на Земле
Страшней и радостней дороги”.

Везли и меня вместе с мамой и тетушкой в марте 1942 года в полуторке по “Дороге жизни”, после пережитой первой и самой страшной блокадной зимы.
Знаю по рассказам, что гремел котелок с гайками над головой и у нашего водителя, чтобы тот не засыпал, и машина не угодила в полынью. Ведь водители делали по три-четыре ходки в день и смертельно уставали.
Кто пережил первую блокадную зиму получил официальное право именоваться “Жителем блокадного Ленинграда”.
Шесть человек из нашей семьи навсегда остались в блокадном Ленинграде.
Где они похоронены, никто не знает, может быть на Пискаревском кладбище, где покоятся тысячи умерших в блокаду Ленинградцев.
Отец в 1943 году убит в боях на Синявинских высотах.
Много позже я нашел в Интернете, размещенные там документы о погибших в Великую Отечественную войну - Выписку из журнала безвозвратных потерь 588 стрелкового полка 142 стрелковой дивизии за время с 01 февраля по 27 февраля 1943 года, в которой, за № 128 приведена запись о гибели моего отца 23 февраля 1943 года. Место захоронения указано шифром “4090».
Вероятно, это точка на какой-то топографической карте.
Вот такая горькая память о тех днях....

0
Светлана
27.01.2017 17:33:42
sad39
sad39
Как верно говорят, что у памяти срока давности нет. Слово, песня, фотография, случай, дата или просто день, чьи-то воспоминания… и твоя память откликается. Услужливо подсказывает схожие детали.
У вас детская память сохранила такую важную, существенную отметину блокадных дней - 125 грамм хлеба, в котором было так много всего намешано, но без которых еще сложнее было бы выжить. И с такими пронзительными деталями: эти веами, этим кусочком … и фразой:
«А затем мы с моим братом Юрой, обслюнявив свой палец, пытались собрать им на столе хоть какие-нибудь оставшиеся крошки хлеба и отправить их в рот»...
И я помню ( а семья наша уже жила на Урале), как мама часа в 2-3 ночи будила меня и мы шли к магазину, в который привозили утром хлеб. Занимали очередь, и я досыпала у мамы на коленях, укрытая детским одеялом. Очередь двигалась не очень быстро. Карточки, из которых продавец вырезала талоны, несколько сдерживали это продвижение. Что характерно, никто даже не пробовал получить хлеб без очереди. Наверно, была какая-то невидимая нравственная черта, которую не переступали. А я каждый раз, когда продавец клала на весы хлеб, не отрываясь, смотрела, чтобы клювики весов непременно замирали, сойдясь вместе. Я вдыхала запах хлеба, проглатывая слюну, есть хотелось всегда, и ждала, чтобы оказался хоть малюсенький довесочек, который неизменно доставался мне еще по дороге домой. За ночные недосыпания, а может потому, что я была в семье самая маленькая. И тоже ни крошечки из нарезанного нам, четверым детям, хлеба, не пропадало. И вкусным казался жмых, и пирожным - тоненький ломоть хлеба, политый подсолнечным маслом и посыпанный солью.


Главное за неделю