Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,41% (52)
Жилищная субсидия
    19,51% (16)
Военная ипотека
    17,07% (14)

Поиск на сайте

Валерьян Корольков:«Строить флот шестого поколения»

Валерьян Корольков:«Строить флот шестого поколения»

Федеральное государственное унитарное предприятие Центральное морское конструкторское бюро «Алмаз» в Санкт-Петербурге, которое недавно возглавил генеральный директор Александр Васильевич Шляхтенко, известно во всем мире. Но, что вполне закономерно, особую благодарность к его инженерам-конструкторам испытывают в отечественном флоте. Ведь все самые скоростные проекты боевых единиц, коими Россия обладает на море – ракетные «Молнии», корабли на воздушной подушке типа «Сивуч», «Зубр» - задумывалось в «алмазной» тиши.
Главный конструктор санкт-петербургского ЦМКБ Валерьян Иванович Корольков, на Черноморском флоте самый известный представитель «Алмаза». Двадцать лет назад его творческая жизнь неразрывно объдинилась с крылатыми «Сивучами» - ракетными кораблями на воздушной подушке «Бора» и «Самум».
Ракетоносец с боевыми уникальными возможностями на своем пути до мельчайших деталей повторил все перипетии нашего переломного времени. Первоначально планировалось построить десять кораблей «крылатого» проекта. Но когда уже был приготовлен металл для изготовления третьего корпуса, наступил 1991 год. Судостроительный завод, расположенный в городе на Волге - Зеленодольске, из-за отсутствия финансирования был вынужден прекратить строительство очередного «Сивуча». А судьба «Боры» и «Самума» еще надолго окажется неопределенной. Впрочем, совместными усилиями всех неравнодушных к судьбе новых кораблей удалось преодолеть все препоны на их пути в боевой состав флота. Ныне, боевые катамараны непременные участники всех флотских учений. Во многом благодаря их вкладу в общую «копилку» Призы ВМФ России практически «прописались» в части ракетных катеров.
На самом видном месте кают-компании «Боры» находится подарок председателя Государственной Думы России, точная копия нательного креста адмирала Павла Степановича Нахимова. Иногда возникает даже чувство, что небесные покровители нашего Отечества помнят и ведут своей необъяснимой силой корабли, символизирующие будущее нашего флота.
Вниманию читателей предлагается интервью с создателем одного из самых современных проектов кораблей флота.
-Валерьян Иванович, насколько сама по себе ценна плодотворная идея в конструкторском творчестве?
-Вообще-то, как известно «вначале было Слово». Откуда профессор Новочеркасского института в 1940 году мог предполагать, что его идея вездехода на воздушной подушке, предназначенного для преодоления болотистых местностей, станет востребована через десятилетия, при создании принципиально новых кораблей катамаранного типа, тех же «Зубров», «Сивучей». Сейчас, как вы знаете, у нас, в Санкт-Петербурге на судостроительном заводе «Северная верфь» начинаются государственные испытаний первого корвета типа «Стерегущий». Именно при его создании была опробованы российские технологии «невидимости», более известные как «Стелс». Прежде всего, конфигурация корпуса и надстроек создана таким образом, что эффективная отражающая поверхность сводится к наименьшему значению. Как видно даже невооруженным взглядом нечто подобное применялось и при строительстве «Сивучей», спроектированных еще в конце 70-х, начале 80-х годов прошлого века. Но мировое военное судостроение, понятно, проделало за те десятилетия огромный путь. Французы при строительстве своих новых корветов применили технологию покрытия металла надстроек полимерами. После чего довольно большой по водоизмещению надводный корабль стал на экранах радиолокаторов похож по размерам на небольшой катер или базовый тральщик.
В начале 21 столетия оказалась вполне востребована и современна идея применения пластмасс в судостроении, которая появилась еще более полувека назад. Ведь до сих пор в составе ВМС независимого Туркменистана находится тральщик, построенный в год первого полета человека в космос, выполненный из полимерных материалов. За сорок пять лет эксплуатации в условиях повышенной солености воды каких-либо серьезных проблем с его корпусом не возникло. Опыт работы с полимерами весьма пригодился при строительстве корветов. Понятно, пришлось применять новейшие технологии. Но одно дело начинать с «абсолютного нуля», другое – совершенствовать уже реально действующую производственную базу.
-Как сегодня складывается жизнь Центрального конструкторского бюро, над какими новыми проектами работаете, какие сюрпризы готовите военным морякам?
-Относительно многих предприятий и КБ военно-промышленного комплекса «Алмаз» находится в достаточно неплохих условиях. Мы были третьими в стране, кто начал участвовать во внешнеэкономической работе по продаже лицензий на строительство кораблей по нашим проектам. Сегодня на индийских заводах в Бомбее и Гоа осуществляется модернизация на лицензионной основе экспортного варианта известной «Молнии». Во Вьетнаме также строятся по лицензии катера наших проектов. В Кронштадте прошли ремонт и модернизацию ракетные катера, переданные еще в советские времена в состав ВМС Алжира. По договорам, определенный процент от сделок получают и разработчики технической документации, конструкторские бюро. Определенная финансовая самостоятельность дает ЦМКБ возможность направлять средства в собственных интересах, на исследовательские работы.
Интерес в мире к нашим разработкам есть и весьма немалый. Десантные корабли на воздушной подушке «Зубр» закупили ВМС Греции. ДКВП типа «Мурена» недавно отправился в Южную Корею. Недавно американцы попытались приобрести через Египет наши «Молнии» с боекомплектом современных ракет типа «Москит». Сделка по вполне понятным причинам не состоялась. Военных моряков США весьма интересовало, как ведет себя боеголовка «Солнечного ожога» на последнем этапе своего сверхзвукового полета.
-Иными словами, несмотря на все заявления о мире и партнерских отношениях между Россией и США, за океаном весьма интересуются возможностями нашего оружия…
-Как вам известно, в правительственных кругах США воспринимается система тех взглядов на будущее строительство вооруженных сил, согласно которым стратегическое оружие не обязательно может быть и ядерным. В войнах очередного, шестого поколения, точечные удары по жизненно важным объектам, по мнению американцев, способны при минимальных потерях достичь победы. Оттого к 2010 году Пентагон планирует иметь в полной боевой готовности под своим началом 30 тысяч «Томагавков» отнюдь не «миротворческого» назначения. Значительная их часть будет морского базирования.
Соответственно, американцами принята долгосрочная концепция «Морская сила 21 века». Они не без оснований исходят из того, что в Мировом океане ВМС США не в состоянии противостоять никакой другой флот. Здесь – полное господство за их большими кораблями – авианосцами, крейсерами. Но для обеспечения экспедиционных операций необходимы быстроходные малые боевые корабли, непосредственно взаимодействующие с десантом, расширяющие так называемую зону боя. Соответственно, проявила себя определенная диспропорция в развитии ВМС. Сейчас на пять направлений программы разработки проектов подобных боевых единиц выделено полмиллиарда долларов. Вполне понятно, что ныне с особенно пристальным вниманием изучается тактика действий, вооружение, боевые возможности относительно небольших по водоизмещению кораблей разных стран. Ведь в любом случае наш опыт или тех же французов может быть полезен и для американцев. Среди одной из перспективных разработок в США значится создание корабля-платформы на воздушной подушке.
-Иными словами, разрабатывается американский вариант нашей «Боры»?
-Не совсем. Схожими путями мы и американцы в создании судов с новыми принципами динамического поддержания шли с 70-х годов. Но отчего-то катамаран на воздушной подушке фирмы «Bell Aircraft» тогда не «приглянулся» высокопоставленным чиновникам военно-морского ведомства. Идея воплотилась на тот момент лишь в трех маломерных катерах береговой охраны, предназначенных пресекать незаконные перевозки наркотиков в Мексиканском заливе. Насколько я знаю, они уже выслужили свой срок, отправлены на слом.
В новых условиях старая идея оказалась вполне востребована. Вполне возможно, через какой-то период времени в составе ВМС США появится корабль на воздушной подушке катамаранного типа. Но, насколько владею информацией, за океаном разрабатываются и проекты экранопланов.
В любом случае, первейшая в мире по военно-морскому потенциалу страна внимательно изучает все существующие кораблестроительные тенденции на планете.
-Какие перспектива строительства у флота России?
-Вопрос, прежде всего, в экономических возможностях государства и общей политики в военной области государства. Россия не планирует в ближайшие годы обладать новыми крупными боевыми кораблями. Сейчас речь идет о вводе в боевой состав ВМФ корветов и фрегатов для ближней морской зоны. Но их необходимо строить с технологическим учетом существующей концепции войны шестого поколения, с применением самых современных материалов, разрабатывать достойные образцы высокоточного оружия. Начало со спуском на воду корвета «Стерегущий», думаю, уже положено. Вместе с тем аппаратура и техника будущих боевых единиц должна быть наиболее проста в эксплуатации и обслуживании, ее следует приспосабливать под средний уровень способностей и образования моряков. Ведь среди матросов и старшин весьма мал процент выпускников вузов и техникумов. А перевод на службу по контракту сам по себе не поднимет образовательный уровень экипажей.
-Непосредственно, над чем вы сейчас трудитесь?
-От военно-морского флота в наш ЦМКБ поступило ряд заявок для выполнения работ с целью продления сроков эксплуатации кораблей. За два года мне довелось побывать на всех четырех флотах и Каспийской флотилии. Везде я сталкивался с пониманием важности своего труда, с желанием выходить в море. На Севере, на морских тральщиках, разговор касался одной темы – как конструктивно продлить срок службы. Ведь МТЩ выполняют важные задачи, в том числе, и по обеспечению атомных подводных лодок, гаранта безопасности Отечества. Уныния и упадка воинского духа я не почувствовал ни на одном из флотов. Характер русского моряка везде одинаково силен.
Приходит время уже переходить от слов к делу. Главная цель, сохранить корабли, достигнута. Пора начинать строить флот – уже шестого, если брать принятое в мире определение, поколения для предстоящих задач в будущем.
-Благодарю за беседу
Записал капитан 2 ранга Александр Чеботарев






Главное за неделю