Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,20% (52)
Жилищная субсидия
    18,52% (15)
Военная ипотека
    17,28% (14)

Поиск на сайте

Морской крестный ход

Морской крестный ход

Адмирал возвращается
В честь годовщины канонизации Русской Православной Церковью святого адмирала Федора Федоровича Ушакова летом 2002 года состоялся морской крестный поход российских и украинских моряков, верующих. Инициатива в столь необычном походе принадлежит украинской общественной организации “Православный путь”. С благословения митрополита Киевского и всея Украины Владимира корабли двух славянских стран пронесли мощи святого флотоводца там, где он нес знамя победы русского морского оружия. Николаев и Одесса, остров Змеиный и Новороссийск, Феодосия и Севастополь стали свидетелями возвращения великого адмирала. И перед народами России и Украины в едином ордере предстали боевые корабли, несущие флаги наших славянских государств - БДК «Ямал» Черноморского флота Российской Федерации и БДК «Константин Ольшанский» Военно-морских сил Вооруженных сил Украины.
Жара начала июля раскалила до невыносимой температуры металл на стоящих у севастопольских причалов кораблях. От изнуряющей духоты не спасали ни вентиляторы, ни холодный душ по несколько раз на дню.
Минная стенка в Севастополе впервые за долгие годы принимала у своих причалов БДК “Константин Ольшанский” капитана 3 ранга Дмитрия Деренского ВМС ВС Украины. Впервые в истории мирового флота по инициативе украинской общественной организации “Православный путь” проводился морской крестный поход. По словам его духовного руководителя архиепископа Львовского и Галицкого Августина, только денежных средств для подобной акции потребовалось более 1 млн. гривен. Насчет топлива постаралась фирма “Лукойл”. 600 тонн горючего было направлено на отряд боевых единиц двух флотов – БДК “Ямал” и “Константин Ольшанский”.


Украинские моряки столкнулись с трудностями при подготовке материальной части к выходу в море. Командир говорит: его “десантник” лишь недавно вернулся с натовских учений в Средиземноморье. Месяц на “ходу” не прошел даром для двигателей. И сроки отхода от причалов постоянно переносились. Механик с “Цезаря Куникова” капитан 2 ранга Владимир Грузинцев, экс-властитель стального “сердца” украинского корабля, был более категоричен:

-Сашка (командир БЧ-5 “Константина Ольшанского” капитан 3 ранга Александр Тарасовский) – классный парень. Но хороший парень – не профессия на флоте. Да, он образован, знает технику. Но надо уметь заставить подчиненных работать. Механик не имеет права сидеть, сложа руки. “Арифметика” ведь простая. Если денег на ремонт дают меньше, то необходимо тратить больше человеческого труда для поддержания техники в исправности.
Участники морского крестного похода, моряки с обоих кораблей начинают возмущаться: сколько еще можно ждать?
И здесь происходит нечто необычное. Небо вдруг заволакивают грозовые облака, они нависают над крышами домов, антеннами кораблей, скрывают на время Свято-Никольский храм на Братском кладбище. Сверкают молнии, грохочет гром. Ливень длится часа полтора-два. Море пузырится от капель дождя. Дороги, причалы превращаются в огромные лужи. В одночасье становится прохладно. С “украинца” идет доклад о готовности к выходу в море.
— Ну что ж, с божьей помощью и трудом наших механиков мы преодолели все трудности, — невозмутимо комментирует ситуацию командир БДК “Ямал” капитан 1 ранга Игорь Гавриш.
О командирах

Игорь Александрович Гавриш, как говорят, до мозга костей морской офицер. Он немногословен, скуп в оценках, лаконичен в словах. Филигранная точность командирского “глаза” поражает. С видимой легкостью капитан 1 ранга швартуется в Николаеве, Одессе, Новороссийске, Феодосии, проводит корабль Бугско-Днепровско-Лиманским каналом. Причем в большинстве случаев курс для него был внове. Слишком давно Андреевский флаг не развевался в той же Одессе или в районе острова Змеиный.
Дмитрий Деренский – хозяин ходового мостика украинского “десантника”. В 1991 году он окончил Киевское высшее военно-морское политическое училище. Первое место службы – СКР-112. Так сложилось, что именно наш корабль – МПК – должен был сменить “сто двенадцатый” в “точке” боевого дежурства в море. Но...
— Мы приняли сами политическое решение, ушли в Одессу, — сказал в разговоре со мной Дмитрий.
Как говорится, без комментариев.
Если не брать во внимание неполадки с главным двигателем, БДК “Константин Ольшанский” уверенно чувствует себя на морских просторах, во время плавания в узостях. Однако виртуозности российского коллеги капитану 3 ранга Деренскому явно недостает. Но если говорить объективно, то в целом его действия грамотны, уверенны, профессиональны. А разница в опытности командиров во время совместного маневрирования практически незаметна.
Штурманская составляющая

Морской крестный поход носит вполне практический характер. Для флагманского штурмана соединения надводных кораблей капитана 2 ранга Михаила Ворошилова наступил очень интересный в профессиональном отношении период. К слову, он сам бывал в районе острова Змеиный еще лейтенантом во время штурманского похода. Места неведомые, по БДЛК (Бугско-Днепровско-Лиманскому каналу) российские военные моряки давно не ходили. Флагштурман части десантных кораблей капитан 3 ранга Валерий Гапоненко, учитывая это, принял нетрадиционное решение. Руководитель группы тележурналистов и операторов ОРТ Дмитрий Старостин не “устоял” под напором флотского гостеприимства. Моряки и “оэртэшники” договорились о сотрудничестве. И телеоператор первого канала несколько часов простоял на солнце и ветру, снимая на пленку все обозримые ориентиры.
Валера, видать, уже материал на “диплом” готовит, — шутили друзья Гапоненко.
Кстати, капитан 3 ранга Гапоненко в 2002 году. поступил в Военно-морскую академию имени Н. Г. Кузнецова.
А штурманы отрабатывают упражнения по навигации, осуществляют плавание по счислению, решают астрономические задачи.
-Навигационная аппаратура сегодня совершенна, ее возможности огромны, — говорит М. Ворошилов. – Но нельзя забывать основы штурманской практики. Учеба молодых штурманов старших лейтенантов Владислава Горского, Николая Палия, Олега Мальцева, курсанта главного корабельного старшины Виталия Горшкова проходит с огромной пользой. Среди лучших вахтенных офицеров – капитан 2 ранга Олег Дробинин, капитан 3 ранга Дмитрий Сичевский.
Жемчужины Черноморья

До самого последнего момента российские моряки не знали, удастся ли им сойти на берег в Николаеве. Здесь есть одна тонкость в дипломатии. Для того, чтобы российскому кораблю ошвартоваться в украинском порту, требуется подавать заявку за... 45 суток. Международное право со всеми его коллизиями, как выяснилось, было преодолено архиепископом Николаевским и Вознесенским Питиримом. Владыка позвонил кому надо, и российские моряки увидели Николаев, приняли участие в крестном ходе на его улицах.
Корабли бросили якорь возле автомобильного моста через Южный Буг. Проблемы с ремонтом задержали наш отряд с прибытием в порт. Иконы и мощи святого адмирала были перенесены на берег уже ближе к полуночи. Несмотря на столь поздний час, тысячи верующих терпеливо ждали святыни православной церкви. Многие из них стремились прикоснуться и поцеловать иконы. Беспорядков или столпотворения не было, все проходило на редкость организованно. Отец Георгий в самом начале сказал нам: не отставайте, держитесь возле владыки, архиепископов Питирима и Августина. И командир корабля капитан 1 ранга И. Гавриш, капитан 2 ранга О. Дробинин вместе четко исполнили это наставление.
Служба в Николаевском кафедральном соборе Святой Богоматери продолжалась относительно недолго. Заметил в самом конце – один из верующих офицеров, когда настало время исполнить обряд целования икон, на миг надел фуражку и отдал честь образу святого праведника Федора Федоровича Ушакова. С подобным обрядом мне еще не приходилось сталкиваться.
Та ночь надолго останется в моей памяти. В центре по дороге идет крестный ход. С обочин же на нас с любопытством взирают дамы определенного рода поведения. В многочисленных кафе и барах сидят посетители явно не первой трезвости. Владыка Питирим даже возмутился чуть позже:
— У меня лично возникло ощущение зверинца. Идет крестный ход, а “зрители” сидят за столиками. Дескать, очередное бесплатное зрелище на утеху нам устроили. Простая же воспитанность подсказывает: идут люди – встаньте, проявите уважение.
Одесса встретила колокольным звоном с церкви на Морвокзале. Кстати, она построена недавно из современных стройматериалов и выглядит вполне в духе эпохи. В силу определенных обстоятельств архиепископ Одесский и Измаильский Агафангел не смог принять крестный ход, встретить украинских и российских моряков. Представительские функции взяла на себя настоятельница Свято-Архангело-Михайловского монастыря игуменья Серафима. Под ее началом находятся 128 монахинь и послушниц, причем возраст обитательниц святой обители колеблется от 18 до самого преклонного. Матушка по характеру своему весьма решительна, в сотовый телефон бросает руководящие фразы стальной прочности. Внешне это очень красивая женщина. В свое время она окончила факультет журналистики Киевского госуниверситета.
Одесса поразила своей кухней. На святом столе много чего было. Но особенно запомнилось блюдо, ранее невиданное и не пробованное – половинка крупного персика, фаршированного мелко нарезанным мясом. Вкус его очень приятен. Классические одесские бычки в томате чередовались с грибочками, менялись на картофель, отваренный в пиве с жареными бараньими ребрышками... Чуть позже я пошутил, сказав отцу Георгию:
-Что-то я не наблюдаю другого фирменного в Одессе блюда – селедки в меде.
-Однако не читывал ты Священного Писания: “И вкусил Господь наш рыбы с медом...”, – был ответ.
В монастыре поразили порядок, ухоженность и цветы, коих здесь великое множество. Возле одного из крылец замечаю четыре горшочка с прекрасными цветами, подвешенные к перекрытиям навеса.
-Искусственные! – сказал кто-то безапелляционно и прикоснулся к ним. – Нет же, настоящие!
Поздним вечером мы распрощались с хозяевами. Командир похода капитан 1 ранга Олег Гарамов предложил пройтись по ночной Одессе. Путь был указан настоятельницей. И мы отправились... на знаменитую Потемкинскую лестницу.
Памятный обряд

Остров Фидониси навсегда останется в летописи славных свершений и побед русского флота. Именно здесь взошла звезда молодого командира Ф. Ф. Ушакова.
Корабли двух флотов приближаются к острову Змеиный. Безжизненный клочок скалистой земли выглядит мрачно, стоит на всех ветрах. Возле него ведутся работы по строительству причала, видны постройки военного предназначения. Отец Георгий – настоятель храма и отец Георгий – потомок Федора Ушакова приступают к обряду поминовения павших воинов, служат молебен за упокоение. Сознание человека, воспитанного на атеистических традициях, поначалу сложно воспринимает происходящее вокруг. Но, почитая павших героев, отдавая дань мужеству предков, не следует забывать: во славе их побед и горечи поражений, в ранах и бессмертии подвигов всегда рядом находилась православная церковь.
Венки легли на воду в месте отдания воинских почестей. Над ветреным островом сегодня не ощущается ни малейшего дуновения ветра. Воздух прямо-таки застыл. Полный штиль на море. И цветы в траурных лентах долго не отплывают от борта корабля.
Вопросы для архиепископа
Архиепископ Львовский и Галицкий Украинской Православной Церкви Московского патриархата Августин вырос в семье потомственных священнослужителей. На протяжении 41 года его отец возглавлял сельский приход. Сам владыка вырос в городе Коростене Житомирской области.
Августин не чужд мирским делам. Среди его увлечений – авиация. На Ан-24 архиепископ летает вторым пилотом. В числе любимых фильмов – “В бой идут одни старики”. Ценит шутку. В походе он как-то рассказал анекдот на “клерикальную” тематику:
...В сельский приход приезжает с грозной проверкой один архиепископ. Деревенский батюшка, как водится, встречает владыку в суете и треволнениях. И на вежливый вопрос “начальства” от церкви, как идут дела в приходе, простодушно отвечает:
— Ой, не спрашивайте, владыка, сплошные на нас идут напасти в этом годе. То мор на скотину падёт, то засуха. А тут еще и архиепископ на нашу голову приехал.
Естественно, мы неоднократно общались с владыкой. Причем он не уходил от ответов ни на один заданный вопрос.
— Владыко, морской крестный поход во всех его терниях уже стал историей. Но вопросы столь беспрецедентная акция оставила и после своего завершения. Откуда истоки самой идеи пронести мощи святого адмирала по Черноморью?
— Святой праведник Федор Федорович при жизни был великим флотоводцем. Память о легендарном адмирале принадлежит одинаково русскому и украинскому народам. И лучшее отдание почестей праведному воину – пронести его святые мощи по местам славы и побед.
Вместе с тем мы решили: Господь и православная вера лишь возрадуются, если россияне и украинцы, военные моряки и верующие, сотворят вместе столь благое дело.
Не скрою, изначально мы столкнулись с целой стеной трудностей – финансовых, юридических, организационных. Одних только денег потребовалось более миллиона гривен. Но разве в звоне монет измерить духовное начало, разве заменишь чем-то иным потребность человека во внешне невидимой защите души от мрачных сил? Воистину ведь сказано – не хлебом единым жив человек.
А насчет денег... Отчего-то, как бы ни складывались обстоятельства, у православной церкви нет недостатка в жертвователях. Когда потребовалось топливо нашим кораблям, известная фирма “Лукойл” без лишних слов нашла на святое дело 600 тонн горючего.
— В чем же природа подобной благотворительности?
— Сложно ответить определенно. Религия, православие затрагивают самые тонкие струны человеческой души. И, находясь перед лицом вечности, оставаясь один на один с Богом, человек ведет и мыслит себя совершенно по-иному, чем в обыденной жизни. Как служитель церкви я не вправе говорить о сокровенных чувствах верующих, кои мне доверены. Одно лишь совершенно ясно – они чисты в своих помыслах.
— Насколько с пониманием отнеслось к идее крестного похода по Черноморью политическое руководство России и Украины?
— Президент Украины Леонид Данилович Кучма одобрил идею совместного морского крестного хода. В российской столице, в ее властных коридорах мы-то нашли полное понимание. Но заявить безапелляционно: все проходило гладко, как говорят, без сучка, без задоринки, значит, погрешить против истины.
Пример солидарности, братской взаимовыручки между моряками двух флотов явил крестный поход. Нечасто, согласитесь, российский специалист безвозмездно помогает украинским коллегам, как делал капитан 2 ранга Владимир Грузинцев. Пример, согласитесь для подражания на общегосударственном уровне.
— Православие во Львове стоит на передовых рубежах. Как сейчас обстоят дела в ваших краях, продолжается или нет противостояние с греко-католиками? Ведь дело доходило до прямых столкновений. И, говорят, нашлись “верующие” с той, противоположной стороны, лично на вас поднявшие руку?
— Сильно все преувеличено относительно “подняли руку”. Скорее, как еще говорят, немного “помяли” в толпе. До кровопролития дело все-таки не дошло. Ситуация сейчас стабилизировалась, нет той жесткой конфронтации.
Что касается истоков подобной вражды, то нужно заглянуть в историю. Галиция пережила за последние столетия слишком многие беды и завоевания. Некоторые ее жители обладают своеобразным менталитетом, непростой психологией. И почему-то во многих проблемах своей родины они безосновательно обвиняют русских. По мере сил православие, наши священнослужители объясняют людям ошибочность их взглядов, забвение исторической правды.
В Львове даже часто говорят: греко-католичество – наша история. При этом, забывая, что униатство было навязано силой народу Галиции.
Прошлое не вычеркнуть, но его исковерканное восприятие, в угоду политическим поветриям, становится барьером на пути в будущее.
— Насколько, на ваш взгляд, было бы обосновано введение в Вооруженных Силах института штатных военных священников?(прим. - вопрос был задан в июле 2002 года).
— По образцу капелланов? Церковь отделена от государства. И не наше дело диктовать условия правительствам. Духовная работа среди военнослужащих проводится. В ВМС ВС Украины ее проводит отец Геннадий, который прошел весь морской крестный ход. Отец Георгий, настоятель Свято-Никольского храма, в Севастополе духовный наставник, в том числе и черноморцев-россиян, совершает дальние походы на кораблях. Официально, “штатно” проводить работу в качестве священнослужителей пока еще не пришло время. Дальнейший ход событий покажет, насколько актуален вопрос возрождения существовавшего в России до 1917 года института военных священников.
Воспитатель в погонах
Представители церкви проводили на кораблях столь необычного отряда большую работу. На баке БДК «Ямал» неоднократно собирались моряки. И отец Георгий-настоятель Свято- николаевского храма, другой отец Георгий, потомок Ф.Ф. Ушакова, Светлана Александровна Парфенова рассказывали о традициях, вели просветительские беседы на общечеловеческие темы. Работа заместителя командира по воспитательной работе капитана 2 ранга Олега Дробинина оказалась как бы в тени. Так, может вернуть на корабли, как в императорском флоте, штатных священников.
Наряду с духовной пищей моряк четыре раза в день принимает далекие от разносолов корабельные обеды, ужины, пьет чай. И можно спорить о путях преодоления неуставных взаимоотношений, но коррозия “неуставняка” часто острей всего проявляется в столовой команды и на камбузе. Именно корабельные замы внимательно следят за справедливостью во время насыщения “рабов божьих” пищей телесной. Но разве обеды моряка – одна лишь забота у практиков воинского воспитания? Становление молодежи в экипаже, воинское воспитание, культурно-досуговая работа... Словом, круг обязанностей практически неограничен. И еще один “нюанс” — капитан 2 ранга Дробинин по праву считается одним из лучших вахтенных офицеров части десантных кораблей.
Думаю, при всем уважении к архиепископу Августину, прошедшему службу в вооруженных силах, единицы людей духовного звания – и то с моряцким прошлым — способны управлять корабельными вахтами на ходу. Дежурства, наряды, патрули офицер-воспитатель на кораблях несет наравне со своими сослуживцами. И при этом еще во главу угла становится конкретная работа по изучению личного состава, определение его возможностей по службе, участие в отборе кандидатов на контракт... Словом, тысячи “нюансов” и хитросплетений, которые не распутать никакой книжной мудростью, где начинается внешне неприметное творчество, сухо названное “воинское воспитание”.
Олег Дробинин как морской офицер всегда вызывал чувство уважения. В моряцком активе Офицера с большой буквы – боевые службы в Персидском заливе, в Средиземном море. Для интереса добавлю: фотография капитана 2 ранга возле пеленгатора сделана отнюдь не в базовых условиях. И перед фотокамерой Олег не позировал. Во время прохождения Бугско-Днепровско-Лиманского канала он брал пеленги на ориентиры, принимал непосредственное участие в обеспечении безопасности плавания.
Морская судьба непредсказуема. Выпускник Севастопольского высшего военно-морского инженерного училища лейтенант Дробинин был избран в альма-матер освобожденным секретарем комитета комсомола факультета, был помощником начальника политотдела по комсомолу. Пять комсомольских лет для него пролетели одним мгновением. Но проходит время. И его уже не устраивает достигнутое, он определил для себя на горизонте жизни и службы совершенно иные цели. “Инженер человеческих душ” на морском тральщике работает отнюдь не в белых перчатках. Персидский залив со сводящей с ума жарой, напичканный минами, отличался от спокойствия вод Севастопольской бухты. Но капитан-лейтенант Дробинин выбрал именно полную забот службу на малом корабле.
БПК “Керчь”. Секретарь парткома капитан 3 ранга Дробинин даже в непростые годы лихолетья начала 90-х пользовался огромным уважением на корабле. События августа 91-го застали его на боевой службе в Средиземном море. Департизация не выбила из колеи. Ведь при любой власти востребованы практики, не на помпезных словах делающие черновую работу воспитания матроса. Кстати, многие офицеры и мичманы “Керчи” тогда поддержали добрым словом экс-парторга: все, мол, Олег, будет в порядке.
Сильный человек не позволяет себе неосмысленно плыть по течению жизни, находя выход из любых неурядиц. И, быть может, все рубежи службы для капитана 2 ранга Дробинина доставались в труде и через многочисленные тернии. Но тем весомей его авторитет на флоте, тем искренней уважение среди подчиненных.
Взгляд
С профессиональной точки зрения командировка на БДК “Ямал” для освещения мероприятий морского крестного похода по Черноморью не являлась чем-то из ряда вон выходящим. Нормальная журналистская работа с “Зенитом”, ручкой, диктофоном и передача телеграмм в номер. Кстати, хотел бы выразить благодарность связистам капитана 3 ранга Дмитрия Сичевского. Причем с Дмитрием нас судьба свела еще в 1995 году в новороссийской командировке.
Вместе с тем сознание – человеческое, офицерское – так и не смогло вполне адаптироваться к происходящему. Разве десять лет назад была возможна сама мысль о крестном походе на боевом корабле? Хотя сама новизна подобных акций порождала элементы неразберихи, некоторых организационных проколов. Так, на БДК “Константин Ольшанский” узнали о предстоящем походе за пять дней до его начала. По всем нормативным документам качественно подготовиться здесь попросту не успевали. В спешном режиме российские и украинские моряки занимались ремонтом клапанов на главных двигателях некогда черноморского корабля. Возникли определенные трения по линии министерств иностранных дел. Николаев и Одесса для россиян без малого одиннадцать лет – иностранные порты. И нам следовало делать запрос за 45 суток на разрешение для захода.
Один из знакомых офицеров даже пошутил по сему поводу:
— Все могу простить Украине: раздел флота, присоединение Крыма и Севастополя. Но то, что в Николаеве не смогу попить пива с днепровской рыбкой, – вовек не забуду!
Но в данный момент начались те события, кои вначале казались невозможными. Связи, а если называть вещи своими именами – неофициальная власть православной церкви, оказались весьма значительными. Один из архиепископов в Украине владыка Питирим позвонил, по некоторым сведениям, главе администрации президента. Все правовые тонкости были улажены. Так что желание того офицера вскоре сбылось.
Вместе с тем официальные лица в Одессе и Николаеве не особенно привечали отряд боевых кораблей двух флотов. Ни один из представителей администрации или выборных органов не удостоил вниманием это мероприятие. Причем похожая ситуация происходила и в Феодосии. В Новороссийске же картина была несколько иной. Руководитель отдела международных отношений городской администрации Александр Борисович Титов великолепно справился с ролью радушного хозяина.
Двойственность позиции официальных властей в Украине, впрочем, объяснима. Несомненно, дружба с Россией возведена в ранг государственной политики. И при всех плюсах и минусах курса на сотрудничество и добрососедство с Россией он в целом выдерживается. Но существует и мощнейшая оппозиция нынешнему руководству Украины – проамериканское лобби, отождествляемое с блоком Виктора Ющенко. Президентские выборы не за горами. И среднее руководящее звено в украинской провинции сейчас заняло выжидательную позицию: как выдержать тест на “российские симпатии” перед прозападно ориентированной частью правящей элиты? Словом, именно в разрезе двойственных чувств вполне объясняется отношение власть предержащих к морскому крестному походу. С одной стороны, упаси Бог, “засветиться” в определенных политических кругах в Украине в амплуа “пророссийского”. С другой – мы все-таки братья... И процентов девяносто трений и препон возникало как бы из “ниоткуда”.
— Дело – великое, непростое, но завершено. И все сии тернии даются для испытания духа, — сказал в самом конце похода духовный его руководитель архиепископ Августин.
По большому счету можно сказать, что среди множества конфессий в Украине лишь Украинская православная церковь Московского патриархата последовательна в стремлении к духовному единству с Россией. Католицизм, униатство, “самостийное” православие ориентированы совершенно в ином направлении.
Веками в боли и страдании с русским народом находилась православная церковь. И в этой связи вспоминаю встречу с одним греком. Первый его вопрос ко мне при знакомстве:
Ортодокс (православный)?
Затем речь зашла о роли религии для греческого народа.
— Православие дало нам духовные силы на протяжении веков бороться с враждебным окружением. Крест или полумесяц, сохранение нации или ассимиляция среди миллионов завоевателей – такова наша история.
Религия по-прежнему остается властью над властью. Ибо человека можно сковать силой государственного аппарата принуждения. Но победить, сломить его дух, особенно когда речь идет о нациях... Не наша ли история преподносит уроки многовековой борьбы за право называться русскими, разговаривать на собственном языке, молиться Богу по своим обычаям? Вряд ли есть смысл объединять, как некогда, церковь и государство. И лично я не сторонник введения в российской армии института военных священников. В практическом смысле куда целесообразней корпус офицеров-воспитателей, с четкой направленностью в воинском воспитании матросов и солдат.
Вместе с тем не следует избегать традиций, опыта поколений, тесно связанных с религией. Образно говоря, отказываясь от духовного наследия, мы, славяне, в чем-то перестаем быть самими собой. Хотя не следует навязывать и православие наряду с любой другой религией.
Начало новой традиции?
Время исподволь меняет самые незыблемые взгляды. В 2001 году вряд ли кто-либо смог даже предположить подобный совместный поход украинского и российского кораблей. Сегодня морской крестный поход уже десятилетнее наше прошлое. В Одессе, кстати, тогда простые люди искренне говорили: Андреевский флаг здесь лучше смотрится, нежели стяг “от НАТО”. И поневоле возникает мысль – почему на этой благословенной земле стал возможен инцидент в апреле 1994-го...Тогда, много лет назад ведь захватили черноморский дивизион кораблей консервации украинские роты воздушных десантников из Болграда.
Эпоха задает нам, современникам, непростые вопросы, на кои нам и отвечать перед будущими поколениями. И один из них – насколько прочна дружба между народами России, Украины и Беларуси. Другое дело, насколько мы готовы поменять взгляды, вернуть традиции. Многие в Севастополе тогда, десять лет назад весьма скептически отнеслись к самому факту крестного хода, иронизировали по поводу и над самой ее идеей.
...И все-таки хочется верить: продолжение следует.



Главное за неделю