Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,20% (52)
Жилищная субсидия
    18,52% (15)
Военная ипотека
    17,28% (14)

Поиск на сайте

Актёр, запретный для комедий

Актёр, запретный для комедий

Лет пять назад, во время очередного похода корабля ЧФ в легендарный греческий Наварин – Пилос, мне довелось познакомиться с молодой русской женщиной Катей. Она вполне удачно вышла замуж за местного журналиста Никоса и была вполне счастлива на земле древней Эллады. Но на прощание Катерина попросила на следующий год передать с оказией, а в те легендарные воды наши «единички» регулярно наведываются вот уже десять лет, видеокассету с фильмом «Офицеры». Что я на следующий год с удовольствием и сделал. О столь необычной просьбе нашей соотечественницы, которая родилась через три года после выхода на экраны страны поистине культового фильма, не преминул случая упомянуть во время беседы с Василием Семеновичем Лановым. Он только улыбнулся.

-Тогда, в далеком 1970-м, сценарий фильма не произвел на меня глубокого впечатления, он показался обычным и непритязательным. Но что привлекло в Иване Вараве, так его невероятно романтический образ. Как же! Герой, в лихо заломленной кубанке, красный командир, даже став трижды прославленным генералом, проносит через всю жизнь чувство платонически чистой любви к жене друга. Тогда и не мог предположить, что актерский образ Ивана Варавы останется со мной на всю жизнь. А меня станут ассоциировать именно с моим экранным героем.
Причем, мало кто знает, ведь первая премьера «Офицеров» провалилась. На конец мая 1971 года был назначен премьерный просмотр в одном из самых престижных кинотеатров Москвы. Зал оказался заполнен всего лишь на четверть. Директор московского кинопроката возмутился. Я, мол, полвека занимаюсь прокатом кино, понимаю вкусы зрителя и знаю свое дело. Мне, лично, фильм, понравился. Отчего народ на него не идет? Да оттого, что народ из Москвы разъехался - кто на дачи, кто на юг, на курорты. Быть того не может, чтобы такое кино стало «провальным».
Осенью люди после летнего отдыха вернулись в столицу. Тогда картина получила оглушительный зрительский успех. Этому событию скоро исполнится тридцать пять лет. И уже половину моей жизни я как бы раздвоен. Василий Лановой в сознании большинства зрителей неотделим от Ивана Варавы. Хотя данная роль далеко не самая любимая в моей актерской биографии.
Верите, нет, мне очень близок образ генерала Вольфа из «Семнадцати мгновений весны». Ведь Юлиан Семенов, когда работал над книгой, писал его с реального, живого человека. Действительно, был такой генерал вермахта, который был глубоко убежден в том, что дальнейшая война может привести к полному биологическому уничтожению немецкого народа. Именно он вел переговоры вначале с небезызвестным Аленом Даллесом, затем с представителями высокопоставленных кругов Англии и Америки. Генерал прожил очень долгую жизнь. Юлиан как-то даже встретился с ним на одном из приемов в Мюнхене. И рассказывал потом: «Знаешь, Вася, увидал я твоего Вольфа в живую. Двести килограмм в человеке сплошного обаяния. Полная твоя противоположность, ты у нас же такой красавчик. Я к нему сразу подкатал с вопросом, - герр генерал, вы смотрели на себя в русском фильме. Оказалось, что видел. А не хотели бы встретиться с актером, который вас сыграл, сразу же задаю встречный вопрос. Нет, отвечает, дескать, все было не так, и он совсем не похож на меня. Но, Василий, бутылку коньяку он тебе все-таки передал». Сразу спросил, а где, собственно, передача-то. Оказалось, в салоне самолета, следовавшем обратным рейсом на Москву, у Юлиана было слишком много знакомых в пересчете на одну «единицу» генеральского коньяка.
Чем мне лично оказался интересен Вольф? Генерал очень мужественный человек, по-настоящему любит свою родину, рискует не карьерой, жизнью. Ведь сложно найти было в той опьяненной безумными идеями Германии после почти шести лет кровавой бойни более здравомыслящего человека, настоящего патриота.
Такое бывает в истории каждой страны. Сыны отечества с четким осознанием подлинных интересов родины и твердостью в действиях во благо народа вызывают ненависть у власть предержащих. А потом выясняется, что «Гитлеры приходят и уходят, а немецкий народ остается». Словом, Вольф в новой Германии оказался если не героем, то, по крайней мере, человеком с чистой совестью, до конца честным перед собой и людьми. Что после пережитых кошмаров той самой страшной войны само по себе бесценное достояние души.
Война, война, война… Семейные наши корни - с Украины. И 20 июня 1941 года наша мама посадила нас, детей, в поезд «Москва - Одесса» и отправила на юг, к дедушке с бабушкой. Мама обещала приехать к нам через две недели. На работе оставались какие-то срочные дела. И обещала, что как только она рассчитается с «долгами», то сразу же возьмет отпуск, мы вновь будем вместе. Ранним утром 22 июня, только-только светало, мы с братьями и сестрой вышли на полустанке возле одного из сел Одесской области. Все небо было черно от сотен и сотен фашистских стервятников. Они летели бомбить Одессу, жемчужину Черного моря. И мама приехала за нами только через три с половиной года. Все ужасы оккупации, голод, расстрелы, повешенные на площадях, страх смерти, через все это пришлось пройти. А потом, весной, к нам в село ворвался лихой отряд кавалеристов. Конник, молодой да бравый парень в лихо заломленной кубанке, ни дать, ни взять Иван Варава, произнес такие слова, от которых в душе все всколыхнулось:
-Все! Немца здесь больше не будет!
И здесь же, за околицей, лежали убитые немцы и румыны. Но не было к ним ни малейшей жалости. Миша Светлов, мой друг, как он великолепно написал своего «Итальянца». «Разве землю нашу, Россию, Рассею, ты вспахал и засеял?». Вот именно в точку попал, «про итальянское синее небо, застекленное в мертвых глазах». Не мы пришли первыми на чужую землю. Наше небо первым разорвали ревущие звуки чужих бомбовозов.
Позже, уже студентом я прочитал стихотворение фронтового поэта и поразился, насколько точно и ёмко передает оно мои не по-детски обагренные кровью и трагедией той войны воспоминания:
Бой был короткий
А потом, из котелков,
мы пили водку ледяную
И выковыривал ножом,
из-под ногтей я кровь. Чужую
… А вот в комедии мне сыграть и не удалось. Как ни мечтал. Здесь, пожалуй, самый большой пробел в моей актерской работе. Хотя, наверное, немного лукавлю. В бессмертном полосатом рейсе все помнят слова моего героя, хлыща-стиляги на пляже: «Хорошо плывет группа в полосатых купальниках». Но изменить что-либо в своем актерском амплуа, пожалуй, уже не удастся НИКОГДА. Так придуманный Иван Варава определил на долгие годы мою жизнь. Это – судьба, возможно, Божий промысел. Как и Михаилу Светлову, мне не давали право быть комичным, смешным. А ведь у автора «Итальянца» какое было потрясающее чувство юмора. Как-то в Сухуме, я подошел к нему в гостиничном ресторане с девушкой. Познакомься, мол, Миша, это Нелли. На что он, приподняв нос из бокала с грузинским вином, изрек:
-Нелли, Нелли, ваши чувства не оледеНелли?

Другая моя мечта, сыграть князя Андрея Болконского. В Киеве, много лет назад, мы с Сергеем Бондарчуком снимались в разных павильонах одно киностудии. В перерыве, в буфете, Сережа, вдруг поймал меня и предложил пройти пробу на роль Анатолия Куракина. Я ответил категорическим отказом. В «Войне и мере» я буду играть только Андрея Болконского! Бондарчук сразу же пообещал, проба на Куракина только так, для проформы. Потом будет обязательно Болконский. Я все сделал, со своей стороны, как договаривались, прошел пробу.
Проба на Болконского отчего-то начал отодвигаться на неопределенный срок. Потом узнаю, в «Войне и мире» меня утвердили именно на Куракина. Я вспылил, хотел высказать все Бондарчуку. Но через год при весьма комичных обстоятельствах, согласился.
Вы помните тот эпизод в лазарете, после Бородинской битвы, когда тяжело раненный баловень судьбы Куракин кричит от боли и жалости к себе. Когда ему, самовлюблённому эгоисту хирург готовится ампутировать ногу. А рядом, за занавесью тихо и мужественно терпит предсмертные физические муки князь Болконский. Вдруг, как в театре, падает занавес. Они, соперники и ненавидящие друг друга люди, смотрят друг другу в глаза. «Как? Он то зачем здесь», тот человек, который исковеркал ему жизнь, лишил любви, задается вопросом князь Андрей. И мы повторяем ему следом, зачем, умирающему Болконскому терпеть у последней черты такие нравственные страдания? А потом Толстой становит все на свои места. Вдруг Андрей Болконский проникается чувством божественной любви, он жалеет Анатолия, он прощает всех. В том числе - и своего врага, не зря оказавшегося рядом с ним на его смертном одре. Земное отходит от князя вместе с жизнью. Душа его идет на встречу с Богом.
И если душа Сергея Бондарчука слышит меня, то пусть знает – я все же осуществил мечту. Недавно вышел в свет мой компакт-диск с шестью часами монологов князя Андрея.
-С большим удовольствием посмотрел новый многосерийный фильм с вашим участием – «Офицеры». Вы сыграли там как всегда великолепно, - не преминул возможности задать свой вопрос Василию Семеновичу .
-Я так и не посмотрел этот сериал полностью. Начнем с того, что первоначальное название фильма «Последние солдаты империи». А «Офицеры» как-то не совсем для него подходит. Хотя я там играю драматическую роль, генерал-полковника Алексея Петровича Осоргина. Он по сценарию теряет сына, на почве переживаний у него случается инфаркт. Но боевики подобного типа меня не совсем прельщают.
Особое мнение.
Режиссер Мурад Алиев совершил легко читаемую попытку продолжить путь «Офицеров» во времени. По сценарию, генерал Осоргин всю жизнь влюбленный в жену друга, в возрасте 54 года встречает и влюбляется со всей страстью в красивую и умную, но немного взбалмошную девушку, чуть старше 20 лет. От их брака рождается сын Егор, которому в пятилетнем возрасте судьбой и сценарием предстоит стать сиротой. Мама, не в силах сдержать страсть к автомобильным гонкам, погибает в аварии. Егор воспитывается отцом. Как приходит черед, он поступает и успешно оканчивает факультет переводчиков Военного института Министерства обороны СССР. Казалось бы, лейтенант Осоргин - живи и радуйся, служба в Москве непыльная, друзья и подруги – «золотая молодёжь», способные со временем поднять на самые высоты управления государством. Но офицерское начало, заложенное предками, берет свое. Обладатель красного диплома престижного ввуза просится в спецназ. Генерал-отец не препятствует мечте сына. Но обращается к сыну своего ближайшего друга, полковнику внешней разведки КГБ по имени Иван. Афганистан и Африка – ждут Егора и его друга Александра. Здесь жанр боевика вполне выдержан и логически завершен. Но для Василия Ланового и в классическом боевике находится место как великого актера. Роль генерала Осоргина во многом драматична. Постоянные переживания за сына, выбор с кем остаться в переломном августе 1991 года – с народом или с номенклатурой, проклятие тех, кого считал друзьями, известие о смерти Егора в далекой Африке… На сердце генерала в отставке выпадают, пожалуй, одни из самых тяжелых испытаний в жизни.
Василий Семенович Лановой своей игрой смог поднять новых «Офицеров» от уровня сериала-боевика на более высокий драматический «пьедестал». Впрочем, в фильме подобрались очень неплохие актеры молодого и среднего возраста. Фамилия Александра Балуева, думаю, говорит сама за себя. В любом случае фильм с рабочим названием «Последние солдаты империи» стоит посмотреть хотя бы из-за прекрасной игры Василия Семеновича Ланового.
Великий актер может позволить сегодня рассуждать о неосуществленных мечтах, о несыгранных ролях комедийного плана. Он полностью прав, нельзя останавливаться в творчестве на одном лишь образе, пусть и блестяще сыгранном. Но в сознании миллионов Василий Лановой останется великим символом, Офицером номер один армии великой страны.



Главное за неделю