Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США Военная ипотека условия Военная юридическая консультация
Какая база нужна России на Курилах?
Аэродром и база ВМФ
    82,14% (46)
Военно-морская база
    8,93% (5)
База научной экспедиции РГО
    7,14% (4)
Никакая
    1,79% (1)
Военный аэродром
    0,00% (0)

Поиск на сайте

Стихи о море и моряках

  • Архив

    «   Ноябрь 2017   »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3 4 5
    6 7 8 9 10 11 12
    13 14 15 16 17 18 19
    20 21 22 23 24 25 26
    27 28 29 30      

Прибой переливчато.

Прибой переливчато
Звуками арфы
Негромко, величественно,
Мягко, как бархат

Играл ночью тёмной
Соло для звёзд,
Играл страстно, томно
Брызгами слёз.

И слушала ночка,
Месяц внимал,
Как звуками сочно
Бог колдовал.

Ночное купание с дамой сердца.

Прибой звучал оркестром струнным,
Но ветра не было совсем
И от жары дышалось трудно
На берегу, как на шоссе.

Прогретый пляж был словно печка,
Луна белела от жары
И звёзды россыпью беспечной
Манили в дальние миры.

Но что миры, что бесконечность,
К чему абстракция небес?
И, проявляя человечность,
Я в воду тёплую полез.

И мы резвились, как дельфины,
Отринув ширпотреб белья
И матово сверкали спины
От наслажденья бытия.

Баркас желания.

Барк просмолённым носом
В брызгах игривой волны
В темпе аллегро моссо
Резал дорожку луны.

Звёзды, как жемчуг мерцали,
Вглубь подминались волной,
Соли морские кристаллы
Сыпали в нас сединой.

Но, в каботажном барке
Чудилось, как во сне,
Берег в кораллах ярких,
Где мы вдвоём в челне.

Нету попутчиков рядом,
Пёстрой вокруг суеты,
Мы в первобытных нарядах
И первозданно чисты.

Смерть подводника.

Спокойно и без истерик
Без паники умирать
Ни неба не видя, ни берег,
Удушье в потёмках глотать.

Не многим такое по силе,
В отсеке вода и озноб,
В отсчёте минуты, не мили
И в липкой испарине лоб.

Это и есть могила,
Что братскою мы зовём:
Титан, захваченный илом,
Отсек, где мы вместе умрём.

Лежать и дышать экономно,
Тянуть кислорода запас,
Без шума скончаться скромно,
Не смежив в бессилье глаз.

Волна за бортом не плещет,
А страх, как цунами, горой
И сердце уныло трепещет,
Ведь ты не былинный герой.

И ангелов голос не слышен,
И черти упорно молчат.
Хоть ты экономно дышишь,
В висках молоточки стучат.

И вспомнились дочка с женою,
Которых во сне ты заснял
И, в шутку обрызгал водою,
Лежбищем сонь обозвал.

Досада пришла запоздало.
Зачем разбудил их тогда?
Жена улыбалась устало.
Куда торопился? Куда?

Та фотка с шутливым названием
Сейчас над кроватью той,
А ты, повышенный в звание,
В потёмках лежишь, как изгой.

Нет, нет, не изгой, конечно.
Тебя не забудут, нет
И облик твой безупречный
Останется, как портрет.

Ну, хватит, разнюнился что-то,
Испарина, как слеза,
В щетине застряла где-то,
Пора закрывать глаза.

Субмарина Курск - ненужная ложь

Извиняюсь перед читателями за то, что на блоге со стихами разместил небольшой очерк.

В истории гибели Курска меня поражает даже не сам факт аварии, обернувшейся катастрофой, сколько тот факт, что до сих пор никто так и не посмел сказать о тех официальных несуразицах, которые нагромоздили в те памятные горькие для всей страны дни. Например, так никто и не сказал того очевидного, что на взрыв огромной разрушительной силы, буквально разнёсший весь передок подлодки, почему то не среагировали наши пограничники, хотя взрыв был зафиксирован всеми сейсмологами мира. Взрыв был столь сильным, что образовалась огромная волна при штилевой погоде. Но на этот факт тоже никто не сделал каких-либо замечаний. Рядом находились наши военные корабли, акустики которых не могли не обратить внимания на звук чудовищного взрыва. Но нигде не было даже упоминаний ни о пограничной службе, ни о наших акустиках, ни о наших сейсмологах. Нет, стали нагромождать домыслы о несуществующей американской подводной лодке, как будто это так легко нарушить границу гигантскому подводному крейсеру и, при том остаться совершенно незамеченным. Что же это за граница такая, которую могут нарушать свободно корабли гигантских размеров, оставаясь при этом совершенно незамеченными? Или наша граница до сих пор находится на уровне средневековья, где полагались лишь на слух да зрение? Глупость, конечно. То, что граница оснащена сложнейшими электронными приборами в наше время знает каждый ребёнок, но, тем не менее, ни слова о пограничниках не было упомянуто нигде до сих пор. Что же это за система у нас, где народ считают совершенным не думающим быдлом? Я понимаю, есть секреты, которые надо скрывать и от своих людей, от всех. Но в данном случае мы наблюдаем замалчивание, которое граничит не только с элементарной глупостью, но и с вопиющим неуважением к человеку вообще. Я, конечно, могу понять тех военных чиновников, которые ради спасения своей шкуры начали блеять ложь во своё спасение, но где же были «независимые средства информации»? Ни у одного не нашлось элементарного мужества спросить, а почему вы начали спасательные работы столь поздно? Ведь было известно, что в районе взрыва, на который почему то никто якобы не обратил внимания, находится наша подводная лодка. Испугались второго Чернобыля? Вместо того, чтобы устремиться к месту катастрофы, корабли стали улепётывать в сторону. Я не думаю, чтобы тем шкуродёрам снились сейчас погибшие моряки с Курска. Сволочь она всегда остаётся сволочью, ей всегда крепко спится. Но меня в данной истории пугает не столько глобальное молчание по всей стране, сколько согласное, вопреки очевидным фактам, подтявкивание жополизов, ура патриотов, которое хуже предательства памяти погибших. Такое поведение наносит вред безопасности государства. Ведь именно так вели себя наши «патриоты» во время судов над «врагами народа», они не молчали, они согласно подтявкивали. И это уже страшно. Это говорит о том, что в России не осталось порядочности, а такое положение гибельно, ибо катастрофы при этом бывают более масштабные.

Мореход

Сапоги иметь прекрасно,
Можно мерить глубину,
Чтобы брызги к солнцу красному
Устремлялись в вышину.

Я обследую все лужи,
Путешествовать пущусь.
Мореходам страхи чужды,
Даже папы не боюсь.

Всплытие

Когда мы всплываем из чёрных глубин,
Рождаемся словно бы заново.
На Млечном пути серпантин,
Как первое с миром свидание.

Мы вновь понимаем, как хрупок мир,
А хрупкое всё уникально.
И даже огромнейший купол небес
Скорлупкой такой ирреальной.

И мы не титаны, не вечны,
Уставшие мы моряки,
Хоть богом, конечно, отмечены
К подводной стезе напрямки.

Мы вроде особые люди
И жёны за это нас чтут,
А мы благодарны минуте
И слёзы от счастья бегут.

От счастья от встречи с волною,
Что видим мы море опять.
И пусть удивляет вновь жизнь новизною,
Такое подводник лишь в силах понять.

Нам не видны даже звёзды морские

Нам не видны даже звёзды морские,
Что ж говорить о небесных.
Даже пейзажи родные, земные
Только во снах бестелесных.
Видим как сказку, как некую быль,
Просто мечту моряка.
Видим просторы, где даже пыль
Видится как облака.

Мир наш суров, ограничен
Тесен и замкнут в металл,
Но органично привычным,
Необходимым нам стал.

Необходим как простор, ширь без ограничений.
И потому к нему чувствуем просто влеченье.

Красивая фраза "открытое море"

Красивая фраза «открытое море».
Я с этим, конечно, нисколько не спорю,
Но, всё же, подводнику роскошь открытость,
Милее стократ нам коварная скрытность.

Не трусость – стратегия, тактика наша.
А всё остальное – ненужная лажа.
Не к славе стремимся – к успеху задачи,
Где скрытность – уже половина удачи.

Быстрее уходим в глубины морей,
Кильватерный след чтобы скрыть поскорей,
А море, как прежде, чтоб было открыто,
Хотя и под нашею всё же защитой.

Прокладывай штурман уверенно курс,
Оставим в покое ненужную грусть,
Мы делаем дело как «рыцари чести»
И фраза такая вполне здесь уместна.

Суть

Темные воды над нами,
Под нами ещё темней.
Море взрезаем бортами
В мире, где нету теней.

Нету здесь солнечных бликов,
Нету штормов и бурь,
За чернотою безликой
Скрыта небес лазурь.

Скрыты земные пейзажи,
Скрыт мир привычный наш.
Словно замазан сажей,
Слоем краски гуашь.

Нету здесь звуков привычных.
Воды подмяли всё.
Здесь тишина органично
Давит как петля лассо.

В мире столь нереальном
Можно сойти с ума.
Но, логике аномально,
Не чувствуем службы ярма.

Знаем, вернёмся к милым,
Знаем, вернёмся в дом,
Будем любить с прежним пылом,
Не сомневайтесь в том.

И потому глубины
Нас не пугают ничуть,
Ведь те, кто ведёт субмарины,
Жаркой любви знают суть.

Страницы: Пред. | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | След.


Главное за неделю