Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,56% (51)
Жилищная субсидия
    17,72% (14)
Военная ипотека
    17,72% (14)

Поиск на сайте

Дагестанец Иванов

Дагестанец Иванов

В каментариях затронули тему - любимая болезнь подводников - апендицит.
Не могу удержаться и не рассказать как с этим обстояло на К-85

Дагестанец Иванов – худенький, щуплый, но шустрый парень. Чтобы Георгий его не очень гонял, его поставили вестовым в офицерскую кают-компанию. Всё было бы хорошо, но, то ли Иванов высоко подтягивал трусы, то ли это было свойство, присущее его причинному мужскому месту, но это место иногда выглядывало из его трусов. В тропиках, когда на корабле под сорок градусов Цельсия, такой вестовой, несущий тебе обед, картина не из приятных.
Как только по «Каштану» объявляли «Команде обедать, офицеры приглашаются к столу» - Иванов исправно нёс еду с камбуза к офицерскому столу. На флоте есть такая традиция: самому уважаемому офицеру в мясных щах подаётся самая большая кость с мясом (мосол). Альфред Каспаранс – корабельный кок - выдал Иванову мосол. «Это старпому», - проинструктировал он вестового. Иванов положил мосол старпому. Когда все поели, Иванов аккуратно спрятал мосол в холодильник, на следующий день разогрел его и снова подал старпому. На третий день картина такая: из кают-компании вылетает Иванов, за ним мосол, за мослом ругательства старпома. У бедняги Иванова в автономке в Средиземном море случился аппендицит. Корабельный доктор Николай Николаевич Король оперировал его в кают-компании, она специально сконструирована на лодках под операционную. Операция длилась больше часа, мы специально лежали на жидком грунте, чтобы не качало. Старпом нервно ходил по коридору вдоль кают-компании и ворчал: «Коля, ты кроме аппендицита отрежь ему половину причинного места». Две недели Иванов пролежал в каюте врача. Каюта врача если нет больных – каюта, а если есть больные - это лазарет.

Тот же случай из вопоминаний главного механика К-85 капитана первого ранга Васюка Вадима Александровича


Вестовым стоял матрос Иванов - электрик, в последствии старшина 1 статьи, командир 2 отсека. К старпому проявлял наигранную чуткость, галантность. Куркину это очень нравилось, он обожал подхалимаж. Так вот Иванов заранее предупредил кока, чтоб он для офицерской каюткомпании приготовил хороший блестящий мосол, специально приготовленный, в меру недоваренный, чтоб мясо и хрящ от него невозможно было отсоединить не только зубами, но и ножом. И этот мосол Иванов положил в тарелку старпома. Старпом пришел в восторг от увиденного. И этот восторг был услышан всеми, кто был в каюткомпании. Поурчав над мослом, старпом передал тарелку вестовому. Иванов, взяв тарелку, мосол в помойное ведро не выбросил. Осторожно завернул его в полотенце и отложил на лучшие времена. На следующий день, подавая старпому суп, он опять положил в тарелку тот же мосол. Опять был восторг, опять старпом с удовольствием обгладывал мосол, высасывал из кости мозг, ковырял его вилкой и ножом и был очень доволен этим, ничего не заподоздрев. На третий день представление повторилось, но в этот раз старпом обратил внимание, что кость очень знакомая. Не успел он промолвить свое любимое: «Еб…ть», как вся каюткомпания взорвалась смехом. Все офицеры знали об этом и внимательно следили за реакцией старпома. Кто-то первый не выдержал и грохнул от смеха. А старпом невозмутимо съел второе, компот, вышел из каюткомпании, так и не поняв, над кем и почему смеялись офицеры.


Холод давил на личный состав, сковывал в действиях. Кок старался готовить что-то калорийное, паек шел хорошо. Это не Средиземное море, где хочется только пить, здесь на Севере Атлантики экипаж дружно съедал нулевое, первое, второе и компот, просил добавки, но ее не было. Исправно работал ДУК - устройство для выбрасывания камбузных отходов. Консервные банки, отходы пищи, очистки, ветошь все это складывалось в дуковские полиэтиленовые мешки и доставлялось в трюм 1 отсека, где трюмный и торпедист в поте лица работали с ДУКом для того, чтоб освободить отсеки ПЛ от мусора и отходов. И вот в один прекрасный момент из трюма 1 отсека доложили, что после очередного использования ДУКа полностью не закрылась наружная крышка, а значит, внутренняя крышка находится под забортным давлением. Плавать c одним запором опасно, да и на глубину более 100 метров ходить уже не захочется. Выход один: разблокировать крышки ДУК, чтоб при открытой передней крышке ДУКа можно было бы открыть внутреннюю, надуть отсек и попытаться высвободить привод от посторонних предметов. Так и сделали, в надводном положении надули 1 отсек, открыли обе крышки и ломами, крюками, другими приспособлениями пытались освободить привод от пустых банок, выпавших из дуковского мешка. Работы не увенчались успехом, все наши попытки были тщетны. Привели ДУК в исходное положение, взяли чертежи, сняли все интересовавшие нас размеры и стали думать, как же, при помощи чего (или кого?) можно устранить это страшное для подводников замечание. Решили найти смельчака, который смог бы опуститься вниз головой в ДУК, ощупать руками привод и освободить вручную механизм закрытия от постороннего предмета. Нужен был моряк маленький, тоненький, стройненький, щупленький, - и он нашелся: электрик Иванов, вышеупомянутый в истории со старпомом. На тяжесть выполнения этого мероприятия накладывался факт Атлантики, где даже зыбь, а не океанская волна были, высотою до 2 метров, а значит, уровень воды в ДУКе по мере прохождения волны поднимался и опускался с амплитудой до 2 метров. На клапан «ВВД в отсек» поставили трюмного машиниста, только они (трюмные) умели классно открывать и закрывать любые клапана, который по команде (по шуму врывающей в отсек воды через ДУК) давал воздух в отсек, тем самым, вытесняя поступающую воду. Матроса Иванова два дюжих моряка держали за ноги и опускали вниз головой. Вначале отработали режим опускания-поднимания, задержка в этом деле могла кончиться утоплением, к тому же надо было это делать сугубо вертикально, чтоб Иванов не ударился головой о стенки ДУКа. Иванов отработал дыхалку: вовремя задерживал дыхание при подъеме уровня, вовремя набирал воздух в легкие. Когда все эти вопросы были отработаны, открыли крышки ДУКа. Картина была мрачноватая, все боялись за нашего храбреца, переживали, но другого такого же моряка с комплекцией Иванова на ПЛ не было.
И работы начались… Не все получалось так, как на тренировке, но Иванов старался, как мог. После 10-минутного мокания Иванова в студеную воду решили дать моряку отдых и передышку. Была даже мысль вовсе прекратить эти мучения, но Иванов - замерзший, мокрый, со скорченными пальцами рук предлагал еще и еще раз попробовать выполнить эту работу. Корабельный врач находился рядом с моряком и делал все возможное для восстановления его сил и здоровья. Работы возобновлялись несколько раз. Иванов уже достал в отсек несколько банок, но попытка закрыть наружную крышку не увенчалась успехом. Адская работа продолжалась! Наконец и Иванов закричал: «Ура!» Попытка закрыть крышку оказалась удачной. Закрыли обе крышки, восстановили блокировочное устройство, надули ДУК для испытаний, и все прошло гладко. Боеспособность ПЛ восстановлена, теперь ПЛ может погружаться на любые глубины, вплоть до предельной.
Все сделал этот молодец. Его и так уважала вся команда за его неугомонность, трудолюбие, порядок, а здесь он стал героем! Командир ПЛ за мужество при выполнении специального задания объявил Иванову 10 суток отпуска с выездом на родину, самое уважаемое поощрение у моряков!

0
Надежда
23.11.2010 09:57:54
Молодец Иванов. Я в него верила! :) Максим, мне нравятся Ваши рассказы. Они легко читаются и интересны. Спасибо.
0
Данилов, Андрей
24.11.2010 20:40:27
Хотел спошлить про Иванова. А потом понял- именно он настоящий Иванов, с "выглядующим нечто". Слава Ивановым!


Главное за неделю