Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,41% (52)
Жилищная субсидия
    19,51% (16)
Военная ипотека
    17,07% (14)

Поиск на сайте

Шлюпочный поход

Шлюпочный поход


В начале шестидесятых годов на Военно-морской кафедре нашего института сформировался прекрасный коллектив преподавателей. Почти все они были участниками Великой отечественной войны и имели правительст-венные награды. Многие преподаватели не только хорошо знали свой пред-мет, но и могли его прекрасно преподнести его студентам. Особенно нам нравились лекции майора Бугынина и полковника Черницера, начавшего воевать в 1943 году на Северном флоте в артиллерийском дивизионе Кос-мачева.
Но были и другие преподаватели, которых тоже любили и уважали студенты. Например, капитан третьего ранга Борис Петрович Гапонов. Он вел у нас курс боевых средств флота. Читал лекции неплохо, но оказалось, что у него было другое хобби. Однажды, на одном из занятий в середине ап-реля он объявил, что группа, не выставившая на соревнования по гребле на ЯЛ-6 команду, не будет допущена к зачету. Поэтому все должны начать по-стоянные тренировки и выдал расписание тренировок для нашей группы.
На первую тренировку мы шли без всякого удовольствия, но потом понравилось. К соревнованиям, которые были назначены на конец мая мы уже неплохо гребли, и староста группы Гена Жиденко выбрал из нас тех, кто будет участвовать в соревнованиях. Следует отметить, что на соревнованиях мы себя не показали. В нашем заезде из пяти шлюпок мы пришли третьими. Но самое главное группа была допущена к зачету, и, наверное, все это скоро бы забылось.
В середине июня, после консультации перед одним из последних эк-заменов я с Геной Жиденко и старостой параллельной группы Петей Панчен-ко спускался по лестнице корпуса «Г» и мы заметили плакат, приглашавший студентов принять участие в шлюпочном походе по Азовскому морю. Поход посвящался дню Военно-морского флота. Обращаться надо было к Борису Петровичу Гапонову.
Следует отметить, что в то время еще не было практики заставлять студентов отрабатывать половину каникул в колхозах. Мы отдыхали два ме-сяца. Возможно, даже учитывалось то, что нам первые три семестра при-шлось учиться и одновременно работать на заводе.
Увидев это объявление, мы посмотрели друг на друга, и почти не сго-вариваясь, пошли разыскивать Бориса Петровича.
После окончания экзаменационной сессии, мы узнали, что включены в список участников похода и дату организационного собрания. На собрании узнали, что в поход пойдут две шлюпки. Первая шлюпка – это команда ин-ститута, регулярно выступавшая на соревнованиях – чемпион области. Вто-рая – это сборная из всех желающих, куда попали и мы втроем. Ребята из первой шлюпки как-то не сохранились в памяти. Они все держались как-то в стороне от нас, но свою команду я до сих пор помню хорошо. Командиром нашим был назначен Ваня Деркач. Кроме меня, Панченко и Жиденко в на-шей команде были Виктор Едуш, Игорь Хмаров, Володя Высочин, Володя Скотников и еще один Володя, фамилию которого, к сожалению, мне не уда-лось вспомнить. Командиром похода был назначен Борис Петрович Гапонов.
В бухгалтерии института на всех участников похода выделили 200 рублей, а в институтской столовой весь необходимый комплект посуды.
Еще на собрании Виктор Едуш предложил свою кандидатуру в каче-стве кока. После получения посуды и денег мы под его руководством заку-пили все необходимые продукты. Отоварились в основном в хорошо извест-ном в нашем городе в те годы магазине Торгмортранса под названием «Щель». Свое название он получил из-за того, что был узким и длинным, но зато в нем были продукты, которых не было в других магазинах. В первую очередь это касалось свиной и говяжьей тушенки. На рынке накупили капус-ты, картошки и всего другого, что нужно было для приготовления борщей, по которым Виктор оказался прекрасным специалистом.
Выход в море был торжественным. На пирсе ДОСААФ присутство-вал почти весь преподавательский состав Военно-морской кафедры. Форма у всех была парадная: плавки и офицерская фуражка. Мы были одеты анало-гично, но головные уборы отличались очень большим разнообразием. «Про-щания славянки» не было. Но небольшая напутственная речь полковника Окишева была.
Отошли от пирса на веслах; в метрах ста от берега подняли паруса. В этот день дула «низовка» - юго-западный ветер. При таком ветре уровень во-ды в заливе заметно повышается, но возле пирса ДОСААФ и всего восточно-го побережья города сильной волны и ветра не было. Все это проявилось, когда мы вышли в море, обогнув морской порт. Ветер оказался встречным, и пока мы не прошли Петрушину косу, (это заняло около двух часов) пришлось много лавировать.
После Петрушиной косы наш курс изменился, и мы быстро пошли вдоль берега. Первую ночевку мы наметили в спортивном лагере нашего ин-ститута на «Золотой косе». Он располагался рядом с бывшим имением Поля-кова, а может быть и на территории его, и представлял собой палаточный го-родок из армейских палаток, в которых стояли железные кровати. В центре располагалась столовая, в строительстве которой в 62 году пришлось участ-вовать и мне. От имения Полякова сохранилось главное здание очень краси-вой архитектуры, в котором располагался местный клуб, и сосны, растущие по самому берегу моря.
Вначале нас приняли хорошо, и даже выделили две палатки для ноч-лега, но, по всей видимости, у Бориса Петровича возникли какие-то трения с руководством спортлагеря, и он предложил утром уйти как можно раньше, даже без завтрака.
Готовили завтрак и завтракали, выбрав укромное место на берегу мо-ря. Завтрак готовил Виктор, но в приготовлении завтрака участвовали все. Специальных дежурных не назначали. Одни искали топливо, другие воду. Вместе мыли посуду. Все получалось очень быстро. Тут впервые проявилась одна из особенностей кулинарного искусства Виктор Едуша. Он всегда гото-вил с запасом. Уговоры «мальчиков» доесть почти четверть оставшихся ма-карон по-флотски ни к чему не привели. Мальчики поглаживали круглые жи-воты и отказывались. Наконец Володя Высочин нашел решение: «Грузи ка-стрюлю в шлюпку, а там разберемся». И разбирались – к моменту следующе-го приготовления пищи - кастрюля блестела.
После завтрака мы обогнули Беглицкую косу и оказались около устья Миуского лимана. Приняли решение зайти в лиман и осмотреть его. Вход в лиман был довольно узким, но вскоре лиман расширился и в некоторых мес-тах достигал ширины более двух километров. В поле зрения было несколько небольших островов, но они заросли камышом, и высадиться на них не было никакой возможности. Вода была зеленоватой и более чистой, чем в море. Несколько человек изъявили желание искупаться. Мы бросили якоря, и же-лающие купаться попрыгали в воду. Но оказалось, что в лимане довольно сильное течение. Купальщиков начало относить от шлюпок. При этом Пете Панченко свело судорогой ногу. Высочин и Скотников бросились ему на по-мощь, а оставшиеся в шлюпке быстро выбрали якорь, и, разобрав весла, по-старались быстрее догнать купальщиков. Первым подняли в шлюпку Пан-ченко, а потом и всех остальных.
Бориса Петровича расстроило это происшествие, и он приказал вы-ходить из лимана.
Ветер был слабый, но все равно идти под парусом было веселей, чем на веслах. За рулем сидели по очереди. Когда дошла моя очередь, я несколь-ко раз передвинул Петю Панченко вдоль банки (по дружбе и как обладателя самого солидного веса), пытаясь установить оптимальный крен шлюпки. Де-ло в том, что при слабом ветре чтобы парус не полоскал и имел крылообраз-ную форму для большей тяги, необходимо создавать небольшой крен. При этом парус сохраняет нужную форму кроме давления ветра еще и за счет своего веса. Петя это запомнил и при каждом удобном случае в шутку реко-мендовал Борису Петровичу не сажать меня за руль.
Северный берег Азовского моря представляет собой череду песчаных кос, с восточной стороны которых море более глубокое, а с западной – очень мелкое и заболоченное. Для обеденного отдыха выбираем участок берега между косами в том месте, где берег зарос деревьями. Вытаскиваем шлюпки на берег, готовим обед, загораем, купаемся. Ветра нет, жара. Выходим в мо-ре, когда жара уже начинает спадать. Идем на веслах. Ближе к заходу потя-нул легкий ветерок, и мы пошли под парусами. Идти под парусами весело. Борис Петрович оказался прекрасным рассказчиком. Темы разговора самые разные – от службы на флоте и учебы до самых различных житейских про-блем.
Для ночлега опять выбираем место, удобное в первую очередь для приготовления ужина. Для сна выбираем ровное место на травке, стелим че-хол от шлюпки и ложимся в рядок. Укрываемся тем, что каждый захватил с собой. Я для этой цели взял старое байковое одеяло. В шлюпках спят дежур-ные. Якоря на всякий случай брошены на берег.
Мне понравилось спать в шлюпке. Закутываешься в одеяло, заполза-ешь под банки и спишь. Но в походе по Дону на следующий год я, вспомнив старое, вызвался в первую ночь спать в шлюпке и «подзалетел». Также вы-тащили шлюпку на берег, бросили якорь, но забыли, что по Дону ходят большие пароходы. Вода вначале сошла, затем поднялась намного выше сво-его уровня в спокойном состоянии и затащила шлюпку в воду на всю длину якорного конца. Я при этом проснулся, и некоторое время не мог понять, что происходит, так как шлюпку сильно крутило и качало.
До Жданова (Мариуполя) добирались три дня. Дни стояли совершен-но безветренные. Но уже на второй вечер мы обнаружили, что в море, на расстоянии более двухсот метров от берега чувствуется вполне приличный ветер со стороны берега, хотя на берегу – полное безветрие. Поэтому послед-ний переход на Жданов мы совершили поздно вечером в полной темноте. За-блудиться было невозможно – огни города были видны за много километров.
К берегу подошли рядом с городским пляжем. Шлюпки вытащили на берег. Первую ночь спали прямо на берегу, расстелив чехол от шлюпки, а две последующие – на полу в домике на входе в пляж. Борис Петрович, как все-гда, смог договориться с администрацией пляжа.
Утром мы открыли главный секрет Мариупольского пляжа! На рас-свете его территория тщательно убиралась от всякого мусора, а затем со-трудники пляжа с помощью длинной легкой доски выравнивали песок так, что к приходу купающихся он выглядел идеально ровным и чистым.
Если пляж располагался слева от нас, если смотреть со стороны моря, то справа к берегу выходили железнодорожные пути, за которыми была лес-ная полоса. Там в укромном местечке мы готовили наши завтраки, обеды и ужины.
В городе мы провели три дня. Ходили в кино, в городской сад. И лю-ди, и речь ничем не отличались от людей и речи в нашем городе. Все говори-ли в основном по-русски. Только бросались в глаза названия, написанные по-украински: «Едальня», «Перукарня» и так далее.
Переход из Жданова в Ейск мы также решили совершить ночью. Вышли в море после ужина примерно в 20 часов. Дул довольно сильный по-путный ветер, что пришлось даже для увеличения скорости поставить парус «бабочкой». Первое время держали курс по шлюпочному компасу, а когда полностью стемнело - по зареву, которое стояло над городом Ейском. Наша шлюпка шла первой, а второй шлюпке Борис Петрович приказал держаться сзади нас на дистанции не более 100 метров и не убегать. Я исполнял роль впередсмотрящего и сидел в носу шлюпки. Рядом со мной располагались продукты, купленные перед отходом, в том числе и полотняный мешок с ароматным украинским круглым подовым хлебом. От него шел такой вкус-ный запах, что до сих пор приятно вспомнить.
Мы шли по ветру, медленно обгоняя волну. Когда проходили через гребень – шлюпка проваливалась, и на меня летели брызги.
Переход прошел довольно быстро. Где-то около двух часов ночи мы были уже в районе Ейского порта. В ворота порта решили не заходить, а ре-шили причалить к берегу несколько правее его. Несмотря на темноту, там виднелся ровный берег. Когда до берега оставалось не более трехсот метров, резко изменился звук, сопровождавший движение шлюпки - мы вышли на мелководье. Борис Петрович отдал команду спустить парус, и всем прыгать в воду, удерживая шлюпку. Воды оказалось по пояс. Еще немного и мы бы на полном ходу сели на грунт и могли бы сломать мачту.
Следовавшая за нами шлюпка успела развернуться, спустить парус и следовала за нами на веслах. Остаток ночи провели на берегу, оказавшемся пляжем. Утром приготовили завтрак, после которого Борис Петрович отпра-вился в порт на разведку. Вернулся он через полтора часа. После этого мы погрузились на шлюпки и вошли на веслах в ворота порта. Там в углу порта располагалась небольшая флотская воинская часть. Несколько катеров, при-надлежавших этой воинской части, стояли поднятыми на специальных те-лежках по слипу на берег. На берегу стояло несколько небольших домиков, в одном из которых нам выделили комнату. В город можно было выходить через небольшую калитку, не проходя через порт. Готовить нам разрешили на камбузе.
Три дня, проведенные в Ейске были самыми интересными в нашем походе. За это время мы изучили весь город, побывали в городском парке, немного нарушили сухой закон, выпив несколько раз по кружке местного пива.
В один из вечеров, Борис Петрович предложил провести нас бесплат-но на танцы в местном парке. Он везде ходил вместе с нами в форме капита-на третьего ранга и выглядел блестящим офицером. Ну а флотская фуражка скрывала его не очень густую прическу.
Он построил нас в колону по два, а сам впереди нас подошел к двум девушкам, дежурившим у входа на танцплощадку. Он отдал им честь и ска-зал, что с ним группа курсантов военно-морского училища, совершающих шлюпочный поход. Не могут ли они пропустить нас бесплатно на танцпло-щадку. Девушки были так шокированы, что пропустили без всяких возраже-ний.
В последний вечер перед уходом из Ейска устроили совещание – куда идти дальше. Рассматривалось два предложения: идти на Азов или возвра-щаться домой. Устроили голосование. Я решил воздержаться, мне было все равно куда идти. На мою беду голоса разделились ровно поровну. На сле-дующий год Виктор Едуш шутя, припомнил мне это воздержание, и совето-вал в новом походе выбирать конкретное решение. Последовавший за голо-сованием подсчет наших ресурсов показал, что надо возвращаться домой.
В море вышли после завтрака. Дул легкий ветерок и мы двигались довольно быстро. После десяти часов утра наступил полный штиль. Двигать-ся теперь мы могли только на веслах. Несмотря на все наши усилия к вечеру смогли добраться только до Шабельска. При подходе к берегу прошли через огромную стаю плещущегося леща. Такого явления я никогда ни раньше, ни позже в Азовском море больше не видел.
Вытаскивать шлюпки на берег нам помогла веселая подгулявшая кампания, которая после этого уселась на свою рыбацкую моторную посуди-ну и начала кататься вдоль берега.
Шабельск расположен на высоком берегу. Спросили у местных ребя-тишек, есть ли поблизости питьевая вода. Они сказали, что недалеко на верху есть колодец. Четверо наших ребят с двумя большими кастрюлями отправи-лись в одних плавках по воду. Это недалеко оказалось расстоянием в два ки-лометра. Володя Высочин рассказывал потом, как старые бабушки глядя на них плевались.
Еще несколько человек отправились покупать на оставшиеся три руб-ля продукты. Удалось купить только ведро малосольных огурцов и ведро аб-рикос. Так что нам уже начал угрожать голод!
После ужина отправились изучать местные достопримечательности. Местные мальчишки сказали, что у них даже бывают танцы и показали нам на одно длинное здание. Это оказался амбар. Полы в нем были наполовину заасфальтированы. Над тем местом, где был асфальт, горела единственная лампочка. Один парнишка лет семнадцати играл на гармошке, а остальные, человек пятнадцать ребят и девушек сидели на лавочках и слушали.
Встретили нас вначале настороженно, а потом мы быстро нашли об-щий язык. Разговоры велись в основном о нашем институте. О специально-стях, как туда можно поступить, об общежитиях. Расстались друзьями.
Утром завтрак приготовили из последних продуктов и решили обяза-тельно в этот день добраться домой.
Как и в предыдущий день с утра дул ветерок, а к обеду наступил пол-ный штиль. Дальше с перерывами шли на веслах. Обеда не было. Мы нахо-дились в середине Таганрогского залива. Съели и огурцы, и абрикосы и даже десятка три селявочек, пойманных мной в Ейске и завяленных. Около шест-надцати часов подул ветерок, и мы быстро побежали вперед. Но когда про-ходили Петрушину косу, ветер полностью утих. Снова разобрали весла. Ос-тавалось до пирса ДОСААФ около восьми километров. На нашу беду на шлюпки опустилась стая божьих коровок. Эти безобидные твари оказались на редкость кусачими. Так, что надо было грести и каким-то образом отби-ваться от коровок. Пришвартовались мы уже в девятом часу вечера. Разобра-ли личные вещи, шлюпки подняли на берег и затащили в ангар. Договори-лись встретиться на следующий день в девять утра, чтобы помыть шлюпки и сдать все имущество.
Через год, увидев аналогичное объявление о шлюпочном походе, ко-манда нашей шлюпки не сговариваясь, в полном составе явилась на органи-зационное собрание. Других желающих почему-то не оказалось. И мы пошли в составе одной шлюпки в поход на Волгоград, теперь уже под командовани-ем капитана второго ранга Леонида Петровича Афанасьева.
Приключений в этом походе было не меньше, чем в первом. Но са-мым интересным был момент выхода из Цимлянского моря в Дон. Когда мы подошли к шлюзу, то попутных судов не оказалось, и нас попросили обож-дать. Ждать пришлось около двух часов на «хорошем» солнышке, от которо-го негде было спрятаться.
Неожиданно шлюз начал открываться и нас пригласили заходить. Ра-зобрав весла, мы зашли в шлюз. По отработанной технологии Высочин на-бросил петлей конец на крюк бочки, используемой в шлюзе для швартовки судов, а Скотников засвистел, изображая пароходный гудок.
Когда открылись выходные ворота, то мы увидели идущий нам на-встречу трехпалубный туристский теплоход. Со всех палуб на нас смотрели головы туристов, и мы постарались не ударить в грязь лицом. Гребли как на параде синхронно, без всплесков и брызг. Да еще «затянули» Стеньку Разина. Если учесть, что кроме плавок на нас не было никакой одежды, а нашему за-гару мог позавидовать любой курортник, то выглядели мы очень эффектно. Самое интересное, что при выходе из следующего шлюза встретили второй такой же теплоход, и все повторилось.
А еще через год я с Петей Панченко и еще одним студентом из нашей группы Валерой Савинским оказался на практике на судостроительном заво-де. За «ударный труд» по затяжке кабеля на рефрижераторном судне нас по-слали на сдаточную базу завода на Черном море, где мы ходили на испыта-ния малого противолодочного корабля 204 проекта. На этом корабле мы впервые почувствовали, что такое скорость 40 узлов на море. А генератор гидроакустической станции «Геркулес» вообще выглядел космическим объ-ектом, благодаря гигантской электронной генераторной лампе.
После окончания института кроме Жиденко, Панченко и Савинского я никого из нашей команды не встречал. Все разъехались по разным городам. Гена Жиденко перед уходом на пенсию работал начальником отдела на Ни-колаевском судостроительном заводе. Валера Савинский пошел служить и вышел в отставку в звании капитана второго ранга. Петя Панченко изменил флоту и до сих пор работает Главным металлургом в фирме Бериева.
Владимир Моисеевич Черницер после увольнения с действительной службы много лет был деканом факультета и до сих пор преподает на кафед-ре гидроакустики.
Я в своей карьере дальше ведущего научного сотрудника в гидроаку-стическом НИИ не пошел.


Главное за неделю