Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США Военная юридическая консультация
Какая из проходящих в этом году военных выставок вам наиболее интересна?
Международный военно-морской салон
    49,09% (27)
МАКС
    27,27% (15)
Форум Армия
    14,55% (8)
HeliRussia
    5,45% (3)
Нева
    3,64% (2)

Поиск на сайте

Главная / Форум / ВМФ: Подробности / Книги / Море всё спишет.

Море всё спишет.

Страницы: 1 2 След.
RSS
Море всё спишет., Новая попытка что-то написать .Морские приключения.
Появилось желание продолжить МОРСКУЮ ПРОГУЛКУ, лишь бы запала хватило. Если найдётся желающий или желающие стать соавторами, был бы признателен. Вдруг станет проект ещё интереснее. Если что, прошу отписаться на почту igor-tseplyaev@yandex.ru. И ещё. Я не господь бог семи пядей во лбу, если вы найдёте ляпы, укажите пожалуйста на них, чтобы я смог их исправить. Заранее спасибо.
МОРЕ ВСЁ СПИШЕТ. Вступление. - Ну и где этот мудак? –нелестно высказался командир лодки в адрес будущего пассажира. Было холодновато, хорошо хоть одел свитер под канадку и шапку. Это на берегу можно форсить в лёгкой курточке, а на мостике после нескольких часов вахты дубак. Кроме него на мостике было ещё несколько человек, одетых как и он в кожаные куртки на меху. Строжайше запрещено курить и разговаривать – ночной воздух разносит далеко любой шум. Хотя какой тут режим секретности, когда утро скоро настанет, а они в полной жопе. Вот уже несколько часов они находились в надводном положении, притаившись возле чужих берегов. Задача проста и одновременно из нерешаемых –подойти к берегу, взять пассажира и быстро смыться. Как там у этих римлян – пришёл, увидел и хорошо если не получишь звездюлей. Особенно при наличии всех предпосылок. Комбриг пожелал семи футов… Какой нахер семь футов, когда глубина под брюхом от метра до двух. Кому это приспичило посылать эску для спецзадания? Твою же мать, почти сорок лет от роду, где только не был, а такого и в кошмарном сне не могло присниться. Тоже мне, загранкомандировка. Для экипажа объявили, что запланирована отработка в районе Хийумы, какая им разница, главное, чтобы глупостей не наделали и не вздумали в письмах домой хвалиться о подвигах. Только несколько офицеров в курсе, да и те под подпиской о неразглашении. Приехавший из Москвы особист разъяснил проще некуда – один открытый рот, за яйца и в солнечный Магадан. Это для гражданских Конституция, законы, права, хотя и призрачные. А о том, что кого-то сняли, кого-то разжаловали, а кого и посадили, об этом стараются не говорить лишний раз. А то пили двое друзей, а утром одного из них за цугундер, да на кукан к начпо. Чёрт побери, ну где же этот груз? Все как на иголках. Один только штурман чего стоит, вон стоит и поскуливает о том, что вокруг одни камни, того и гляди брюхом сядут на скалы. Как сюда-то залезли, одному богу известно. Ночь, хорошо хоть луна чуть отсвечивала своим жёлтым диском. Глаза чуть не вылезли из орбит. На мостике лодки был аншлаг. Он со старпомом, боцман на вертикальном руле, сигнальщик в гнезде, снующий вверх вниз штурман…Жалко мальчишку, небось весь мокрый от напряжения, сколько там ему? Два года на лодке, значит…двадцать четыре. Сын боцмана с соседнего корпуса, тот попросил приглядывать, да особо не жалеть. Возжелал, чтобы офицером стал, да на мостик командирский виды имел в обозримом будущем. Хорошая лодка, где тот мичман боцманом служит, 187-я…Говорят, в кино планируют снимать про С-13, правда какая-то киностудия Молдова-фильм. Что они там наснимают, эти молдаван? Да ещё про Маринеско, командира подлодки. Такие ребята товар штучный, а посему непредсказуемый. Рассказывали, что затравили мужика за какую-то хрень, да и посадили. Может врут, да кто знает, ведь у нас принято, чуть что не так, так человека вычёркивают , как и не было. Это наши ребята политрабочие делать умеют. В своё время удивлялся, что вот герои Гражданской, а потом раз, и как отрезано, как и не было их. Всё сделал товарищ Сталин. Один. Ни Фрунзе, ни Котовского, ни Блюхера, ни Тухачевского... Только какие-то обрывки, противоречащие друг другу. Сейчас хоть не посадят за анекдот, а было времечко, так в нашей стране врагов народа пожалуй больше чем остального населения было. Но надо принимать правила игры, если хочешь до пенсии дослужить, а то перечеркнут тебе анкеты твои хирурги человеческих душ. Эти замполиты со своими зае и заё уже в печёнках сидят. Всё стучат друг на друга, как будто одним причинным местом сделаны, из одного бревна выструганы. Маринеско им не угодил. Моральный облик не тянет на строителя коммунизма… У самих-то ряхи одна к одной. Взять по баластине и всех за борт. Мир зато чище будет.
126382774.jpg (323.49 КБ)
Конечно ты не застрахован и от других орлов, недавно в особый отдел фелюга пришла, ходил вместе со старпомом, размазали по стенке за отсутствие политического чутья и должного контроля. Вы…командир корабля…бля… Вот сучонок, мальчишка, щенок, береговая мразь…Да у меня автономок вместе столько, сколько ты школе жопу свою протирал. Даст бог, ещё несколько лет и нахер с этого курорта. Пенсия двести пятьдесят, жена в школе около двухсот, устроюсь ещё куда-нибудь рублей на двести –триста, кроме того несколько тысяч на книжке под два процента – так что для военного городка достаточно неплохо. Шесть соток с домиком, гараж, одиннадцатая модель белого цвета… Что ещё нужно? Да, не забыть на базе у боцмана взять олифы бидон сорокалитровый, эмали пару бочек, кистей, а у механика метров сто кабеля лодочного, которому влага не страшна. Надо же протянуть к домику, гальюну и беседке электричество. Разных светильников и рубильников уже напривозил, теперь всё это надо подсоединить. В трубы какие-нибудь засунуть, чтобы мыши не погрызли. А может освинцованный лучше… Надо у старпома спросить. Да ещё нужно электрику ради приличия проставиться, да пару отгулов ему дать. А то жена на всех пальцами показывает, у других уже всё есть, а у нас фига с маслом. Уже два года обещаю, всё никак. То дождь зарядит, то просто не стоит. Береговикам –то что? Подскочил в любой день да и поработал на участке, а тут ни выходных, ни проходных. Такие затейники в штабе сидят, не понос так золотуха. Проверки эти вечные, да любимый личный состав. Не углядишь, так нажрутся, сволочи, да и лезут искать на жопу приключений. Норовят в самое дерьмо да по самые уши… Как там говорится? Душа просит романтики, а жопа приключений? Вроде так. Как на соседнем корпусе, пошли мальчишки потрахаться в увольнение, так им изнасилование пришили. Там бабы, клейма негде ставить, ежу понятно, * натуралис, а туда же – напоили, изнасиловали…Ещё вопрос, кто кого. Слупили с родителей мальчишек по три тысячи с каждого, а куда денешься – от семи до десяти, групповуха… Да здравствует наш суд, самый гуманный… Задним числом дембельнули и спровадили, чтобы пятно на отличную бригаду не повесить. Мальчишки…Сперма в уши через край бьёт, герои-подводники, твою мать. Были бы бордели, сходили бы, сунули куда захотели, напругу с организма сняли бы, и с лицом развесёлого Гуинплена обратно в часть. А то это нельзя, то нельзя, онанизмом занимайтесь по долгу службы и велению сердца. Партия - она ведь наш рулевой, а генсек –великий кормчий, только куда плыть хрен с два разберёшь. - Товарищ командир, - осторожно начал подвывать штурман, - пора уходить, скоро как на ладони будем. - Не ссы, штурман, сядем все, только мы со старпомом, замполитом и механиком в камеры старшего офицерского состава, ну а ты с лампой не в сто, а в шестьдесят ватт, и одеяльце у тебя с подушкой будут поплоше, - успокоил командир. – Но будет даже лучше чем на лодке. И кстати, и паёк будет одинаков. Так что ты особо ничего не потеряешь. А если отложил на книжку что-то под пару или тройку процентов, так выйдешь, а там бабла будет…немеряно. Ладно, не переживай. Ещё полчаса и если не дождёмся, то потихоньку будем отсюда… Время тянулось неимоверно долго. Из ЦП запросили выбросить мусор, а то скопилось слишком много, на что командир сначала вставил старпому, а тот пулей спустился вниз и с присущим ему знанием русского языка привёл в чувство вахту. Разумеется против старпома не попрёшь, но в надводный гальюн нельзя, мусор из кандеек выкинуть за борт нельзя, покурить на свежем воздухе тоже вариантов не предвиделось. Почему –то всплыли, шли в надводном положении, а огней не включали. Теперь стоят почти у самого берега, болтаются как оно самое в проруби, заряд батареи не бьют, хотя дежурный электрик, пробегая мимо, сказал что когда подавал замеры дежурному механику, тот только покачал головой и вызвал на совет стаи мичмана и движка. Вон они сидят на БП-35 на седушке и о чём-то толкуют. Даже годкам на мостик не выскочить. Непонятки, одним словом.
South Baltic.jpg (171.33 КБ)
- Товарищ командир! – негромко обратился сигнальщик, чуть зашевелившись в своём гнезде.- Кажись плеск весельный справа сорок. На мостике все обратились в слух и действительно вскоре услышали звук вёсел. - Камерзан, - приказал командир, - ну-ка отбей что-нибудь прожектором, чтобы сквозь туман его свет увидели, да побыстрее, не тяни кота за хвост. Вон в том направлении. Сигнальщик резво исполнил приказ, звук стих и из тумана показался прерывистый свет фонарика. Слава богу, дождались. - Минёру с двумя швартовщиками на мостик! Только тихо там, внизу, серой ланью и с закрытым хлебалом!- дал команду командир. – Да, механики, давайте готовьтесь к отходу. Будем скоро выползать. А то уже загостились, пора и честь знать. На мостик поднялись члены швартовой команды в ватниках с надетыми поверх тряпочными оранжевыми жилетами и начали пробираться через ограждение рубки на носовую надстройку. - Минёр, как только примете гостя, если его лодка будет громоздкой, порезать и утопить, в ограждении была баластина, а вот тебе и нож. Кстати, не забудь вернуть, а то подарок. - Товарищ командир, когда я чего-то не возвращал?- тут же полюбопытствовал офицер. – Даже если и было такое, так это просто недоразумение. И уже тыщу лет назад. - Не транди, на жалость не бери. Я не злопамятный, у меня просто память хорошая, нож вернуть, -подвёл черту командир. – Форвардс. Через минуту к носовой части лодки причалила резиновая лодочка. Гостю протянули руки, втащили на надстройку. Один из швартовщиков повёл его в сторону рубки через дверцу, а другой, проинструктированный минёром, юркнул на лодочку, положил баластину и сделал несколько быстрых движений ножом, после чего вскарабкался обратно. Лодка быстро сдулась и пошла на дно, и через несколько секунд ничего не напоминало о ней на поверхности воды. - С прибытием, -поздоровался с ночным гостем командир. На вид прибывшему было не более тридцати лет. На нём была тёмная прорезиненная куртка с откинутым капюшоном, джинсы и полусапоги армейского образца на высокой шнуровке. За спиной висел добротный рюкзак, который с непривычки задевал за детали ограждения. – Вы говорите по русски? Гость кивнул головой и протянул руку для приветствия. - Внизу для вас готов комплект белья и обуви, кроме того вас ждёт особист в моей каюте. Переодевайтесь, там вам заварили чай, чтобы согрелись,и после этого решайте с ним, как доложить в штаб о вашем прибытии. Как только выйдем отсюда из этих шхер, я спущусь вниз, на вахту заступит старпом. Прибывший кивнул головой и начал спускаться по железному трапу осторожно вниз. Залезший раньше него в боевую рубку матрос старался помочь ему как мог. - Ну всё, а теперь самое поганое. Все по местам, рвём когти, - произнёс командир.- Штурман, давай курс на выход. Левый малый вперёд. На румбе? - На румбе один шесть семь, товарищ командир, -ответил рулевой и приоткрыл окошко на мостике, чтобы лучше было видно. Туман начал понемногу рассеиваться. Внизу над картой склонился штурман, пытаясь что-то вычислить. Ситуация усугублялась тем, что нельзя было использовать ни РЛС, ни эхолот, только радиомаяки да радионавигационная система «Декка». Но последняя давала большие погрешности из-за сильного искривления в этом непростом районе среди шхер и островов. Радиомаяки тоже давали некую фигуру погрешностей, с которой надо было возиться, используя заумные номограммы и весь свой опыт. Навигационных знаков не видно, небо затянуто облаками, как-никак октябрь уже заканчивается. Как определяться, ах, мама, и зачем ты меня… Но вроде разобрался, сюда ведь довёл как-то, значит и отсюда обязан вывести. Правда вот эти камни не нравятся, вот эта гряда, на карте –то она обозначена, но вот что там в реальности… - Мостик, курс на выход сто сорок три, через четыре минуты поворот на сто шестьдесят- доложил штурман. Что там лаг показывает? Что-то не густо, может теченьице какое съедает скорость? Тогда надо подкорректировать. - Через шесть минут поворот, мостик, уточнение. - Принято, штурман, через шесть минут поворот на один шесть ноль - отрепетовал командир. Он встал на приваренную ступеньку слева, старпом на такую же справа. Все, кто был на мостике, всячески вглядывались по сторонам, пытаясь увидеть хоть какой-нибудь ориентир. Погода начинала портиться и вероятно, когда они подойдут к точке погружения, уже будет балла три-четыре.
В это время ночного гостя переодели в робу с нашитым боевым номером, дали пилотку с офицерским крабом и ПДУ. Он автоматически превратился в приписного командира БЧ-5, который согласно записям в вахтенном журнале был взят с экипажа консервации для подтверждения своей квалификации. Новоявленный механик быстро перекусил на скорую руку и отправился на беседу с особистом. Его вещи, упакованные в чёрный полиэтиленовый пакет вместе с камнем средних размеров, были подняты на мостик и отправлены за борт. Теперь ничего кроме рюкзака не указывало на происхождение посетителя. Была мыслишка оставить, но ребята, проводившие инструктаж прозрачненько об этом намекнули, что кроме особиста на борту тоже есть несколько пар внимательных глаз. Да и пенсия не за горами, посему искать на одно своё место приключений не стоит. Чревато. - Время поворота, мостик, - сообщил изрядно вспотевший штурман. – Ложиться на курс… Мостик отработал поворот, вниз сообщили, что легли на курс, выданный из центрального. До выхода из лабиринта оставалось ещё около минут сорока, а там ищи ветра в поле. Напряжение стало спадать, кто-то попытался разжечь сигарету, но на него цыкнули и неудачливому курильщику, годку из БЧ-5, который как бы случайно оказался на мостике, пришлось пулей ретироваться. Понемногу туман стал слабеть, видимость восстанавливалась, вот и очередной поворот… - Справа 10 дистанция 8 кабельтовых рыбак! – выкрикнул сигнальщик. Рыбацкое судёнышко выскочило из тумана и вероятно возвращалось домой. Ситуация навигационная его интересовала меньше всего, сети поставлены, горячительные напитки в животах. Места знает, осадка невелика, настроение прекрасное. Да и кому здесь быть, в этих забытых богом местах кроме него да ещё пары тройки таких же рыбаков. Менее всего здесь могла оказаться советская подводная лодка, забиравшая неведомого разведчика. Рыбак пёр практически наперерез, не особо церемонясь. - Стоп моторы, право на борт! – успел скомандовать по привычке командир. – Оба малый назад! Инерция даже при небольшой скорости в узком фарватере оказалась предательски большой. Через несколько секунд под корпусом лодки противно заскрипело каменистое дно. Твою бога душу мать, сели… Тем временем рыбацкое судёнышко деловито прошлёпало дальше и скоро скрылось в тумане. Мавр сделал своё дело… Внизу забегали механики, проверяя отсеки. Начали пробовать сняться с камней. Что-то перегоняли, кого-то погнали в корму, первая попытка, вторая, меняли режимы, время летело как никогда… Пустили дизеля, но всё впустую… - Товарищ командир, теперь полный пи…- сообщил командир БЧ-5 на мостик. - Батареи разрядились, без буксира ничего не получится. Сидим крепко. - Внизу, радисты, - запросил радиорубку уставший донельзя командир, - готовьте передать радио в штаб флота. Шамана ко мне в каюту. После этого командир полез вниз в лодку. Оказавшись в центральном посту, он встал лицом к трапу, и ещё некоторое время держался за него руками, что-то обдумывая. - Механик, начинай заряд батареи. Всё одно влетели. Как говорится, по местам стоять, с должностей сниматься, - командир немного промолчал. – Хуже всё одно не будет. Твою мать, вот бл…, как не хотел на этот подвиг переть, жопой чувствовал, что проблемы будут. Да и мне дураку бы насторожиться, слишком гладко всё идёт. - Штурману, старпому, механику прибыть ко мне в каюту через пятнадцать минут, - с этими словами командир пролез через переборочную дверь во второй отсек, после чего закрыл её за собой. Зайдя к себе в каюту, командир снял канадку и шапку, сел на кровать и достал из шкафчика початую бутылку коньяка. Затем спокойно открыл бутылку, налил содержимое до половины гранёного стакана и, выдохнув, принял коричневатую жидкость на грудь. Ещё через пару минут он дал указания шаману, после чего подписал подготовленную радиограмму и передал её мичману БЧ-4. Первая часть марлезонского балета закончилась.
7775112hmi.jpg (218.05 КБ)
Прибывшим офицерам были даны необходимые приказания. Через минут пять после этого на лодке раздались сигналы боевой тревоги и старпом начал выдавать попутно дополнительные команды. Включили лодочные огни, выставили вооружённую вахту на носовой и кормовой надстройках. Штурман разложил карты и новый «Навигационный журнал» и начал его заполнять твёрдо-мягким кох-и-нуровским карандашом за три дня до сегодняшнего дня. На втором комплекте карт он попутно оформлял навигационную прокладку. Работа была кропотливая, но ошибок быть не должно. Рядом сидел движок с парой матросов и вслед за штурманом ваяли «Вахтенный журнал». Расхождений быть не должно. Периодически забегал старпом и поторапливал офицеров, хотя и понимал, что те делают всё от них зависящее. На берегу по тревоге были подняты штабные офицеры бригады, дивизии и флота. Срочно развёрнуты оперативные штабы. Через пятнадцать минут по флотам была объявлена общая тревога с официальной версией «Командно-штабные учения ». Один за другим заполнялись грузовики матросами –оповестителями и по мере комплектации срывались в сторону военных городков. Началось приготовление ракетных комплексов берегового охранения и тактических ракет среднего радиуса. Четыре атомные лодки 667-х проектов пошли занимать квадраты согласно вскрытых пакетов. С ними туда же отправились и несколько многоцелевых подлодок для обеспечения их безопасности. В воздух подняли два самолёта стратегической авиации, которые должны были начать патрулирование по выверенным маршрутам. Срочно начали подготовку к взлёту двух дозаправщиков. Разумеется, не всё было гладко. Где-то что-то срабатывало с запозданием, у кого-то заканчивался ресурс нахождения в море, но это были локальные вопросы, которые решались по мере поступления. В сторону севшей на камни подлодки были срочно отправлены два дежурных корабля из Лиепаи и Балтийска, и пара бортов дальней авиации. Кроме того сыграны тревоги на трёх лодках боевого дежурства, которые незамедлительно отправились в указанные точки Балтийского моря. Срочно перенацелили ещё две подлодки, находившиеся до этого в автономном плавании в Северном море и нёсших торпеды со спецзарядами. В боевую готовность были приведены корабли в Польше и ГДР. Несколько единиц были направлены к Проливной зоне. С небольшой задержкой в несколько минут пошло оповещение в Москву. На час раньше обычного были проведены заседания у министра госбезопасности и в мидовском отделе. Министры обменялись срочными звонками и приготовились к походу на ковёр к Генеральному секретарю. Был вскрыт уже подготовленный заранее пакет с целым рядом необходимых документов, включавших в себя заявление ТАСС, разъяснения для газет, материалы для брифинга перед зарубежными журналистами и кучу небходимых в таких случаях документов. По общему согласованию министров с Командующим ВМФ СССР данному ЧП был присвоен статус «Навигационного происшествия» в связи с ошибками штурмана подводной лодки в счислении из-за нестабильной работы РНС «Декка», разворота рамки радиопеленгатора АРП-53Р из-за попадания в трал за пару дней до этого, выхода из строя магнитного компаса и в довершение поломки эхолота «НЭЛ -5», из-за чего было невозможно замерять глубину под килём. Разведка ФРГ отметила тут же небывалую активность Балтийского флота. Был послан запрос в штаб-квартиру НАТО и незамедлительно получен ответ о приведении ВС в боевую готовность. Спокойно и без суеты от пирсов начали отходить подлодки и надводные корабли, развёрнуты посты ПВО. Началась та же самая деятельность как у восточных соседей, только причина переполоха ещё не определена. Попытки сняться были ещё и ещё, но наступило утро, и скоро возле лодки показалась маленькая лодчонка с несколько озадаченным гражданином другой страны. Пенсионер решил порыбачить с утра пораньше. Видел он много на своём шведском веку и собирался увидеть ещё больше, но такого как-то не предполагал. Будет что рассказать потом своим односельчанам у стойки бара. Правда с течением времени подлодка всё увеличивалась в размерах, как пойманная рыба, количество вооружённых людей тоже становилось всё больше, ну и его роль в этом становилась ещё значительнее. Застрявшая на камнях у берегов Швеции подлодка вызвала цепную реакцию событий, просчитать которые в тот момент не смог бы никто. Но именно тогда и была запущена операция по замене руководства СССР, уничтожению военного блока и развалу не только Стран Содружества, но и самого государства, которое становилось менее предсказуемым.
5_613proekt_004vi.jpg (118.94 КБ)
Глава 1. Весеннее солнце осветило комнату, пробившись через светлые шторы. Оно было несколько назойливым, но что поделать, высокие широты определяют наличие белых ночей, как их называли в Ленинграде. И хотя этот военный городок был соседней республике, но широта соответствовала городу на Неве, а посему с каждым днём светлое время начиналось всё раньше, несмотря на ухищрения летнего и зимнего времени. Когда-то в квартире была детская комната, но теперь она пустовала. Дочь была на попечении родственников жены, которые вошли в положение бывшего зятя. Прошло чуть менее года, когда произошёл трагический случай и он потерял в одночасье семью. Хорошо ещё, что удалось спасти дочь. Но одиночество разными способами старалось напомнить о себе то старой фотографией, стоявшей на полочке стенки в большой комнате, то какими-то мелочами, которые имели свойство накапливаться, образуя нехитрый скарб офицерской семьи. Владимир вылез из-под одеяла, зажмурился от внезапно яркого света и после этого посмотрел на свои часы. Можно было бы ещё понежиться в постели, ведь так нечасто выдаётся возможность проснуться в своей постели дома в воскресенье, зная что сегодня не надо идти на службу к своему разлюбимому личному составу. Всё же штабная жизнь накладывала свои преимущества на тёмное прошлое пребывания на подводной лодке. Казалось бы всего-то делов- рабочий день с девяти до восемнадцати, пять вахт в месяц, причём дежурство проходило в рубке оперативного на берегу. После доклада, если не было косяков, море на ремень, и домой. Даже как-то непривычно – домой. Отдыхать после дежурства. Сначала после возвращения домой даже не знали, что делать –ведь шум был на весь флот, как казалось руководителям операции. И каждый имел резонное право поинтересоваться, где был всё это время штурман с «С-277» и откуда он появился? Почему столько народу поснимали, и отчего ему ничего не было? Потом стало как-то не до этого и решили, чем проще, тем лучше. 37-ю бригаду подводных лодок расформировали, народ раскидали кого куда, помещения и территории бывшей лодочной бригады решили передать первому дивизиону ракетных катеров. Соединение махонькое и сперва думали, что территорию не переварить, слишком мало народа, и проще отдать всё Учебному Центру, где одних только капразов было как собак нерезанных. Но в Москве было тоже немало умников и поэтому количество резолюций, необходимых для принятия решения, было космическим. На втором десятке подписей инициаторы плюнули и решили, что чем проще, тем лучше. На этом эпопея передачи хозяйства бывших подводников недавно назначенному комдиву катерников и закончилась.
Со штурманом решили ещё проще – бывшего флагштура Гречица направили в штаб Таллинской базы в моботдел на повышение, а на его место направили Фролова, адаптироваться и пережить этап возвращения и реабилитации. Конечно, кто-то узнал и поинтересовался, но мало ли ошибок происходит на флоте? И кроме того, там где надо ошибок не допускают. Если бы что, то те, кому положено, отправили того, кого следует, туда, где Макар телят не пас. Благо мест в нашей стране предостаточно. Ну а так как всё нормально, то человек просто служит на новом месте. Да и своих проблем выше крыши, зачем забивать голову чепухой. Правда нашёлся кто-то, кто решил сигнализировать кому следует, но через неделю счастливчик получил место в Обнинске, куда и вскоре отбыл. А там …новый коллектив, простава здесь за назначение, простава там, а своя жизнь важнее, чем десять чужих. Через полчаса, приведя себя немного в порядок и осмотрев критически себя в зеркале навесного шкафчика в ванной, он вытерся китайским махровым полотенцем, спасибо подплавским автолавкам, распространителям дефицитов, и решил, что и так сойдёт, третий сорт – не брак. Такие пластиковые шкафчики были относительно недороги и имелись во многих семьях в Палдиски. Иногда казалось, что знаменитый фильм Рязанова мог с успехом перенести главного героя и в военный городок. Типовые панельные дома, типовые подъезды, похожая обстановка и вещи. Нет, разумеется, были и различия, это зависело от статуса, связей, вкуса супруги. Но в общем что-то объединяющее было. Ну и разные мелочи, это уже кто где служил. Запасы разух- разовых простыней и голубого хлопчатобумажного нижнего белья – спасибо баталерам лодочным, после каждой автономки очередной тюк укладывался в шкаф. Вон канадка висит там же на вешалке, подсуетился вовремя, глядишь и пригодится когда-нибудь. На ногах тапочки подводника, кожаные в дырочку, на этой паре задники заняли положение параллельно земле, поэтому и со шлёпанцами домашними проблемы тоже не стало. Возможно немного диковато с непривычки для гражданского человека, а для штурмана флота так в самый раз. А самому с собой …не целоваться. Итак хорош, мэйд ин подплав. Правда теперь этот самый подплав с заветным командирским мостиком оказался настолько вдали, что никогда уж не сбыться хрустальным мечтам юности. Всё, амба, столько лодок порезали и выкинули, что даже в бредовом сне такого привидеться не могло. Безлошадных командиров и старпомов стало выше крыши. Кого на Классы кинули, кого в Академию, кому предложили выход на пенсию в связи с сокращением. Пряников насулили, но в итоге хватило не на всех. У кого роток пошире, тот и урвал. Остальным – хрен по морде, а не прянички. Да, помог, да рисковал, да операцию выполнили. Но начальство сменили на более молчаливых и глупых, те устроились в своих новых кабинетиках, ну и всё… В нашей стране так издавна повелось, героев не жалуют. Хорошо хоть бывший куратор успел в последний момент вытолкнуть его как кутёнка на поверхность. Причём не сам, а через свои связи. А через неделю и его не стало. Случайно выстрелил в себя при чистке пистолета. Разумеется, при чистке. Только ходили слухи, что всадили в него как минимум три пули, прежде чем он отошёл в мир иной, прихватив с собой одного из нападавших. Следствия не было, официальную версию озвучили, а будешь много знать, так рядом ляжешь. А в последнее время таких случайных смертей столько, что одной больше, другой меньше, роли особой не играет. Да и чины у флагманского штурмана таковы, что и тратить на него усилия, чтобы выглядело как самоубийство, никто не будет. Не тот калибр. Скинут с балкона пятого этажа на ставшей родной улице Кингисеппа, приедут сами же, упакуют в мешок, да и всё. А кому-то в радость, место флагманского штурмана освободится. С повышением, добрый незнакомец. Таковы парадоксы военной службы – чем выше чином и должностью погибший или умерший, тем большую радость он принесёт тем, кто ниже него по статусу. Да, сделают, если знают человека, скорбное лицо, но про себя скажут –каждому отмеряно. А может и добавят, что хороший мужик был, правильный. Или …промолчат.
вокзал.jpg (11.34 КБ)
Штурман прошлёпал на кухню. По сравнению с хрущёвками, где кухни были живопырками, спасибо партии за это, у него она была роскошной, метров восемь или девять. Вообще квартира ему досталась хорошая, правда всё нивелировал пятый этаж, но никто от этого не умирал. Зато комнаты раздельные, хоть танцуй. По молодости на многие вещи не обращаешь внимания. Правда делают наши доблестные стройбаты всё через одно место, да и проект дома был дешёвый, для северных широт самое то. Фанерные двери, щели между панелями, окна, через которые зимой так сифонит, что мама не горюй, пол холодный, а с другой стороны, откуда ему быть тёплым? Ну так ведь комфорт-то он расхолаживает, зато летом не жарко. Зато вода горячая есть. Не всегда, но ведь есть же! А летом, когда отключают, никаких проблем- кипятильник в ведро и оп! Мойся с помощью ковшика, стоя в ванной, не хочу. Мало –ставь второе ведро. А если постирать что – так там же в ванной чудо инженерной мысли, маленькая стиральная машина «Ивушка». Попробуй ещё купи такую. А что ещё для счастья нужно? В холодильнике нашёлся кусок варёной колбасы и яйца, слава богу снабжение гарнизоне было достойным, даже сперва непривычным. Лежит себе колбаса «Весенняя» по два двадцать на прилавке и ещё несколько сортов, бери не хочу. Раньше хватали то, что есть, и желательно большими партиями. И это было за счастье…А потом тянули понемногу, до следующей оказии. А мясо – так и того хуже, как будто кто-то бедных коров и свиней снарядами взрывал. Только рога да копыта были. Ну и трупики куриц сизых, с головами, безжизненно повисшими, погибших на какой-то войне птиц, и с жёлтыми конечностями, оставленных убийцей, чтобы не было сомнения, что это курица. Так купить это было ещё полдела, надо каким-то образом ощипать оставшиеся от перьев ости, а то и сами перья. Обычно это делалось на кухне, над комфоркой газовой плиты. Вращаешь над горящим газом, волоски прижигаются. А запах… Хотя что подводнику, пусть и бывшему, какой-то запах? Простите, вы случайно на дизелюху не спускались? Например, после покраски и заправки топливом и маслами? Или на третий день пребывания под водой? Один только запах всегда должен волновать – запах гари или сгоревшей оплётки кабеля. Остальное –нечто вроде парижского парфюма. Кроме двухкамерного «Минска», попробуй, достань ещё такой, на кухне стояло ещё одно чудо отечественной бытовой техники –электроплита «Лысьва» . Всё бы хорошо, но комфорки периодически отдают богу душу. Но слишком хорошо тоже плохо. Вот почему так- каждая купленная вещь достаётся как с кровью из одного места. На твои же рубли. Заявление о постановке на очередь напиши, завизируй. Потом с замирающим сердцем узнавай о её продвижении, затем тебя оповещают, и ты летишь в «Военторг», после чего становишься обладателем заветного предмета. Вот почему в Америке такого не было? Надо, так пошёл и купил. Да перед тобой ещё и расстилаются, лишь бы купил. И разных расцветок, форм, фасонов… Может и у нас это будет? Ну лет через десять? Или пятнадцать? А после уже как-то и ненужно будет, после сорока лет жизни не существует. Так, чайник на плиту, на сковородку кусок сливочного масла, пусть разогревается. А пока надо достать кофе, ведь не лыком шиты, кофе в баночке есть, растворимый, какой-то «Кассик». Но растворимый и иностранный. Всё-таки жизнь при развитом социализме имеет свои плюсы. Ты радуешься пачке индийского чая со слоном, а не азербайджан чай второй сорт, одни палки, растворимому кофе, а не бурде под гордым названием «кофейный напиток», смеси цикория с чем-то, горько, невкусно, но удивительно полезно, если верить надписи на картонной коробке. Верить хочется, но лучше пить растворимый, да и кружку почти не надо мыть. Для тебя в радость кусок сыра и колбасы, положенный на кусок мягкой булки. А вобла из металлической банки? Да с пивком из холодильника в бутылках тёмно-зелёного или коричневого стекла, да в небольшой компании? И запах поджигаемого пузыря вкупе с вкусом горьковато-солоноватой икорки? Возможно так и надо, радоваться мелочам? Которых завтра может и не быть? Тем временем масло зашипело и начало растекаться по сковородке. Туда быстро отправились несколько кусков розоватой колбасы и три яйца. Тем временем чайник закипел, воды в нём было не так много, Володя взял его за чёрную пластиковую ручку и влил кипяток в кружку. После чего добавил пару маленьких ложечек сахара и всё это размешал. Потом подумал, открыл дверцу холодильника, нашёл банку со сгущёнкой и добавил содержимое в кружку. Жидкость поменяла свой цвет на более светлые тона. После этих манипуляций выключил комфорки. Сначала подумал поставить сковородку на подставку на стол, но потом раздумал и переложил содержимое на тарелку. Граф не граф, но себя надо уважать. Ну и заключительным этапом оказалось включение маленького телевизора с экраном с открытку. Сзади был встроен переключатель, так что передачи из Финляндии и из Швеции можно было не только смотреть, но и слушать. Да и не только он один поддался на пропаганду. Практически у всех стояли подобные конструкции, которые устанавливал местный мастер. Хороший телевизор, молодцы литовцы. Куда его только не таскал с собой – на выход в море на лодку, на дежурство в дивизион, пашет и пашет. С «Электроном» беда, то кинескоп, то ещё что-то, сделано через одно место. Вот японцы фигарят телевизоры, лет на двадцать рассчитаны, если не больше. И хоть бы что. Жаль, что с собой не увёз из штатов, так бы сидел и кайфовал. Но надо было рвать когти, не до жиру. А кто-то там и остался, не поверив сигналу об эвакуации. Что делать, каждый выбирает свою дорогу. Жаль только, что моя гнедая подвернула ногу…Это в фильмах всё красиво, главный герой всегда какой-то бессмертный. А мне не повезло…
рубка 5.jpg (149.63 КБ)
Вроде всё в порядке, но что-то вызывало небольшой дискомфорт. Надо вспомнить, что именно. На службе в дивизионе вроде всё нормально, дежурство сдал без замечаний. Никому ничего не должен, даже наоборот. Может что-то не доделал? Или что-то обещал? Вспоминай, вспоминай, ведь не просто так на ровном месте что-то назойливо свербит. Какое-то слово, сказанное спокойным голосом, но интонация была не совсем той, которой должна бы была быть. Слово, слово, это слово… вспомнил, приз в студию, это слово …проблемка. Да, так и прозвучало, небольшая проблемка. Хорошо, а кто его произнёс? Всё, вспомнил, наконец-таки. Это был недавний разговор с Костей. Он сейчас в Таллине служит, в особом отделе. В недавнем прошлом движок на лодке, с которым были связаны достаточно непростые события, из-за которых он потерял свою жену. Сколько раз потом упрекал и казнил себя за то, что втравил её в эту историю. Сейчас боль поутихла, но всё одно – погано на душе. Итак, Костя позвонил, поговорили о том о сём, и под занавес прозвучала эта фраза, о том что есть небольшая проблемка, надо встретиться и потолковать. За жизнь, за службу, за недавнее подводное прошлое. Чуткое ухо уловило акцент на словах небольшая и недавнее. Костя их произнёс вроде бы как остальные, но несколько иначе. Если быть переводчиком с его языка на местный диалект, то в итоге получим охрененные проблемищи, связанные с прошлой совместной операцией, под руководством службы безопасности, в просторечье КГБ. Как говорится, вставай люд православный, пришла беда откуда не ждали. Значит, его спокойная жизнь подошла к концу. Как в своё время говорили, наградить не наградят, но хоть не расстреляют, и то ладно. Так, что там с яичницей? А то призадумался детина, ещё спалишь содержимое на сковородке. Хотя по инструкции тефлоновая сковородка и считается неубиваемой, но как говорится, любая вещь, которая может сломаться, всё равно поломается. Это не раз помогало на лодке. Когда стоит перед тобой разлюбимый всюду целованный краснофлотец, и говорит, что оно само, и оно, случайно…Кстати и то, что ломаться не может в принципе, ломается тоже. Слава богу, не сгорело. Теперь на тарелочку, правда без голубой каёмочки, это флотская посуда с каёмочкой и якорьками, дома – другая песня, из какого-то полуразбитого сервиза. Или полурастащенного. По молодости кому только ключ от квартиры не давал… Достаточно было сказать пароль - год выпуска и училище, как ключи просто отдавались постороннему человеку. Бывало что вновь обретённые знакомые уезжали с экипажем переподготовщиков из Учебного центра, и ключи передавали через третьи, а то и четвёртые руки. Потом с возрастом стал ощущать некое отсутствие желания быть матерью Терезой, особенно когда что-то пропало, что-то испачкалось, что-то разбилось. На Северах и отношение к вещам и жилью несколько иное, там ребята как временщики, а тут и зарплата поменьше, и вещи стараешься выбирать получше. Жалко всё же. Взять хотя бы этот сервиз –вроде как недорогой, а ведь покупали вместе с женой –какая никакая, а память… Как сейчас вспоминается… Посуды нигде не купить, пошли в известный дегустационный зал «Нектар» со знакомыми возле Техноложки. Надегустировались, обратно на выходе решили конфет шоколадных прикупить, тоже днём с огнём не найти было. А там и сервиз стоит, на… да бог его знает, на сколько персон, вроде как на двенадцать, чайный, симпатичный… С какими-то птицами голубыми. Жена останавливает, мол не донесёшь, разобьёшь… Щаззз, разобью… Упаковали, дали в руки, так до тёщиного дома и довёз, весь сконцентрированный и внимательный. Всё довёз…Только вот для кого теперь? Где там вилочка? Ну можно и приступать. Так что, проблемочка небольшая у нас на горизонте замаячила. И скорее всего нехилых размеров. Ладно, сначала позавтракать нужно, спокойно и без суеты, а то выработал дурацкую привычку проглатывать всё за секунды на лодке, а то тревогу объявят, и не пожрёшь, будешь лапу сосать. Надо как-то распрощаться с этой традицией. Всё таки офицер штабной, другой уровень. Да и вредно это скорее всего. Как не послушаешь, у того язва, у другого гастрит… А годов больным всего ничего – тридцать с небольшим. Так что за здоровьицем последить желательно, лучше умирать молодым, но здоровым. Хотя тоже ерунда какая-то. Торопиться туда не стоит, а то подкатишь раньше времени и народ тормознёшь, пока искать фамилию будут. А народ – то чай не голубых кровей, звездюлей и на том свете понавешает, если долго из-за тебя в очереди стоять будет. Ну а если не найдут тебя в гроссбухе, тогда и повод найдётся. Не, как-нибудь там без меня пускай устраиваются и обживаются. Хотя с Костиными небольшими проблемками мы имеем достаточно хороший шанс экспрессом туда попасть.
Страницы: 1 2 След.
Читают тему (гостей: 1, пользователей: 0, из них скрытых: 0)


Главное за неделю