Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США Военная юридическая консультация
Какая из проходящих в этом году военных выставок вам наиболее интересна?
МАКС
    52,31% (113)
Международный военно-морской салон
    33,80% (73)
Форум Армия
    8,33% (18)
HeliRussia
    3,70% (8)
Нева
    1,85% (4)

Поиск на сайте

Главная / Форум / Кают-компания / Военно-морской юмор / Хулиганский КЮМ: Дедовщина и нечистая сила

Хулиганский КЮМ: Дедовщина и нечистая сила

Страницы: 1
RSS
Хулиганский КЮМ: Дедовщина и нечистая сила
ДЕДОВЩИНА И НЕЧИСТАЯ СИЛА 1. - Матрос, объясните, отчего берег – оранжевый? Конгресс альпинистов, что ли?– поинтересовался Капитан. - Готовятся к празднику Хелловин, товарищ Капитан! – ответила матрос Лена. - Это что ж за праздник такой? - Это – вообще День всех Святых. Но считается, что в этот день потусторонние силы разыгрываются. Вот и смеются над страхами – переодеваются, кто в супермена, а кто в человека-паука... - Хмм... – объяснение явно не понравилось Капитану. – Мы – здесь иностранцы, хотелось бы понять, как себя вести по местным традициям. Проинструктируйте по-быстрому, что за потусторонние силы и какового лешего всё так оранжево? Лена сама задумалась: что же в Хелловине - главное? Малявки переодеваются в карнавальный костюм и собирают конфетки. Не страшно! Взрослые веселятся и дурачатся. Тоже не страшно! А вот скауты... - Я вспомнила! – обрадовалась Лена. – Нужно в этот день устраивать друг другу страшилки! - А-а, страшилки! – улыбнулся Капитан. – Ну, это и мы в пионерлагере... на проверку характера! Старпом, Вы страшилку какую-нибудь помните? - «Сегодня праздник у ребят, гуляет Пионерия. Сегодня в гости к нам придёт Лаврентий Палыч Берия!» - отчеканил Старпом. И чтобы не отставать от других парусников было решено, что и «Безбашенный» поучаствует в проверке характера через страшилки. Палубу украсили паутиной и факелами, и моряки иностранных государств не заставили себя долго ждать. С ромом и пиратскими песнями они завалились в «Безабашенный», который обещал сегодня стать западнёй для всех, кто не справится с конкурсом «Испугай меня раньше, чем я – тебя!» Открывала праздник Лена. - Сейчас мы поиграем в интересную игру, - сказала она и достала из кармана разноцветные презервативы... А в это время Боцман, угрюмый и трезвый, быстро шёл в сторону мигающего мягкими огоньками города. 2. Боцман шёл и мучился. И дело было вот в чём. С тех пор, как Попугай был расколдован, а команда приобрела Комсорга, то на плече у Боцмана поселился маленький Волнистый Попугайчик (и сейчас он не был с Боцманом лишь, потому что предпочёл его персону развлечениям матросов) Уютно поселившись на тёплом боцмановском плече, Волнистый устроил из своего хозяина гнездо – натаскал альпинистской стропы (это всё Лена виновата!) и наплёл всяких цветных лесенок (какие любят попугаи), да еще и прицепил к боцмановской тельняшке зеркальце и, воркуя, смел распушать свои голубые пёрышки и прямо с плеча кокетничать! Сколько ни пытался Боцман поймать или прихлопнуть Волнистого, ничего не получалось! Вёрткий и маленький, Попугайчик ловко взлетал над боцмановской бескозыркой и оттуда ответно атаковывал Боцмана в затылок, либо больно кусал его в палец. Хуже всего, что эту дедовищну невозможно было скрыть от команды и от Старпома то и дело доставалось: - Боцман, что у Вас в ухе? - Морская традиция, тащ Старпом! Тык-скыть, серьга... По случаю пересечения Экватора! - Сейчас же бросьте это брелок в море! Но стоило Боцману выполнить, как он слышал: - Ах, так?!? Мои игрушки – в море? И его больно клевали в ухо. Или: - Боцман, почему аксельбанд? - Готовимся к Дню Нептуна, тащ Старпом! – бордро рапортовал Боцман. - Ещё раз застану Вас в неуставном виде и можете собирать сумку в бессрочный отпуск. - А ну, сымай своё макрамэ! – зло шипел Боцман, как только Старпом скрывался из вида, но тут же начиналось: - Ой! Ай! Не клюйся в нос! Это – психованный!!! – носился Боцман по всему кораблю. - Товарищ Волнистый! Прекратите! – пыталась вступиться Комсорг. - Душечка! – обращался Волнистый со всей галантностью к ней как к женщине, - Я ведь только чуточку его потрепал! И поверьте, милая - за дело, за дело!! Вообщем, никакого житья от этой дедовщины Боцману не было. И Боцман решился на крайнее средство – обратиться за помощью к монархистам. 3. Боцман вошёл в квадратную, украшенную незнакомой геральдикой комнату. За столом сидел и строчил страусиновым пером ...Пингвин с джигитскими усами. Боцман внутренне весь подобрался, но решил ничему не удивляться. Рядом стояли рыцарские доспехи с кольчужкой и типичными цветочными украшениями в чеканке. Герб изображал гладиолус. - Благословите на разговор! – произнёс Боцман пароль. Пингвин в овтет патетично улыбнулся: - Садитесь, муж доблестный и достойный! Я... Знаете, кто я? Я – особист. Чем могу быть полезен? - Э-э ... Упоминание особого отдела шокировало Боцмана, но обратного пути уже не было. - У нас, видите ли... Меня сюда привело... - Молодежь? Аборты? Сатанизм? Я знаю! – понимающе кивнул Пингвин. - Да, именно! Аборты и дедовщина. Очень нужна ваша помощь, чтобы бороться...ээ...с сатанизмом на корабле. Будьте так добры, нам нужен воспитатель в рясе! Тут Пингвин почему-то встал и начал молиться, затем резко подошёл к доспехам и вынул оттуда длинный меч. - Час настал! – сказал он, торжественно целуя меч. – Я молился о том, чтобы Вы пришли! Следуйте за мной. Вскоре они вместе постучались в келью молоденького испуганного монаха с голубыми глазами. - Вот он – Ваша надежда и опора! О. Христофор Клумбиев. – отрекомендовал Пингвин монаха. Боцман не был в восторге. Он сразу же отвёл Пингвина в сторонку и попытался объяснить, что не за тем товаром пришёл: - Товарищ особист! – шепнул он Пингвину на ухо. - У нас на корабле – одни хулиганы! Бунтари и пираты! Рэп и хип-хоп! А этот разве справится? - Да Вы, батюшка, нашей ли веры будете? – хитро подмигнул Пингвин. – Верой и с верою и во имя веры вся нечисть от батюшки в трюм сама уползёт, уж стоит святому отцу только появиться! Эх, вы, маловер, маловер...- пожурил он пришельца, явно показывая, что знает ещё кое-что такое, что только в засекреченном небесном отделе ведают. 4. В ночном небе взрывалиь петарды, берег шуршал мишурой карнавала. На «Безбашенном» две увеселившиеся команды уже не соревновались, но просто любили друг друга. Игра, которую предложила Лена, состояла в следующем: В презерватив наливали краску (а на кораблях всё время нужно что-нибудь подкрашивать) и с разбега бросали эти «бомбочки» с краской на большой белый стэнд. Краска разливалась и получались мощные кляксы. Получившуюся картину назвали «Апокалипсис», а оставшиеся презервативы, во избежание внеуставных отношений с иностранной командой, надули цветными шариками. Когда же Пингвин, Боцман и о. Христофор были уже в порту, то страшилками руководил сам Капитан. Он как раз показывал, «как мы делали это в Артеке». Игра состояла в следующем: Комсорга, как самую смелую, водили с закрытыми глазами по кораблю и говорили ей: «А вот сейчас ты трогаешь паутину, а там – ядовитые пауки» (хотя трогать нужно было пух из подушки) «А вот сейчас, - стращали Комсорга, - мы ткнём твой палец в глаз мертвеца». И ткнули! - Пальцем в виноград. 5. Залпы хохота с «Безбашенного» заставили молодого монаха перекреститься и невольно податься назад, хоть он уже и ступил на положенный на бон коврик из пенького каната. Но со стороны спины святой отец крепко почувствовал, что упирается в Пингвина. - Не бойтесь, батюшка! - толкал его Пингвин вперёд, - Уж Вы только взойдите, а нечистая сила сама разбежится! О. Христофор, по-видимому, не был такого высокого мнения о самом себе и тормозил. Но Пингвин, движимый верой, всё-таки толкал... Но тут в очарование ночи прорезался внезапный женский крик, и о. Христофор упал без чувств. Боцман уже плевался и не раз пожалел, что ввязался в такую неаккуратную историю. Однако, действия упрямого Пингвина вызывали у него восхищение. Движимый верой в победу, Пингвин дотащил-таки о. Христофора до эпицентра праздника. И когда иностранные моряки увидели, что нечто маленькое и белое тащит нечто длинное и чёрное с ажурным крестом, то все дружно зааплодировали: - Отличное шоу! - Вот это Хелловин! - «Безбашенный», вы нас переплюнули!! 6. Всю следующую неделю Пингвин носился с молодым священником как заботливая мать с яйцом. Он провожал его до гальона и в офицерскую столовую и не давал о. Христофору ничего делать самому. О. Христофор, впрочем, делать на корабле ничего не умел, а за отпущением грехов к нему никто ещё не обращался. Что касается проповедей, то Пингвин с каким-то особенным удовольствием взял их на себя. Чтобы не раздражать моряков ничегонеделанием, о. Христофор, мирный и безмятежный в душе, прятался, тяжко вздыхая, в спасательную шлюпку. Но стоило ему направить мечтательный взгляд в море, как тут же появлялся Пингвин: - Вот, батюшка, благословите! Я иконки намагниченные по две и по три всем под подушки разложил. А чтоб не повадно было в мусорный бак бросать, я их лаком трёхслойным... А вот эти с прицепочкой такой специальной, чтоб намертво! – раздавать будем вместе с эбоксидкой. Святой отец лишь вздыхал о покое... Вечером Замполит помогал священнику разбирать личные дела моряков. Все моряки теперь должны были указать своё вероисповедание. О. Христофор никак не мог взять в толк, что значит, когда Галя записалась как «атеист, но не фанатик», а Лена – как «верующая и воинствующий антифанатик». - Это значит, святой отец, что комсорг - на Вашей стороне, а матрос – против Вас. - Батюшки-светы! – воскликнул священник. – А как понять ещё вот такое «крещёный атеист»? – указал он в дело Старпома. – Как же это крещёным можно быть в атеизм, прости Господи?! Нас в семинарии такому не учили... - А, да просто всё, - поморщился Старпом, - Меня в младенчестве покрестили, но я вырос и стал атеистом! - А я вот - коммунист! – отозвался Капитан, - Бывший, правда. Пометьте там себе: «верующий, воцерковленный». Крестился как раз перед вступлением в партию... - Свят-свят- свят... – запричитал О. Христофор и взялся за очередное личное дело. - А-гно-стик, - прочитал он из дела по слогам, - Помилуй господи, «агностик» - что за зверь такой?!? - Сейчас узнаете, - огрызнулся Старпом, которого уже порядком начинало раздражать невежество юного монаха, - На политзанятии увидите. Прошу! 7. - ... и благообразные мужи приветствовали его, пеленали огнём и питали пламенем огненным, - обращался к скучающим морякам Пингвин, - а имя ему нарекли Илия, и теперь он - Покровитель ПВО. - О, как! – показал заинтересованность Боцман. - Далее пишем... И матросы, преодолевая сон, записывали под диктовку: - ...Святые покровители ВМФ – Апостол Андрей и Божий Угодник Николай, погрансужба ФСБ РФ - преподобный Илия Муромец. Записали? Затем, Святая Великомученица Варвара – это, значит... Ракетных войск стратегического назначения покровительница... - А зачем тогда покровительница РФ ракетных войск на гербе Германского города Форст? – поинтересовался Юнга. - Молчать! – пригрозил Пингвин. - А что, у православного епископа Японского, - заставил всех очнуться Юнга, - покровитель Японских ВМС тоже Апостол Андрей? - Юнга! Два наряда вне очереди! – заявил Пингвин. - А если апостолов всего 12, и каждый из них отвечает за флот какого-нибудь Православного государства типа Греции, то начнись война и апостолы перессорятся? - Четыре наряда вне очереди!! На следующем занятии всё повторилось. Матросам опять диктовали скучное, как из словаря: - ... за инженерные войска в ответе Святой Даниил Московский. Покровитель ВВ МВД - равноапостольный князь Владимир, МВД в целом - Казанская Божья Матерь... - А Божья Матерь бывает в разных лицах – Казанская и ещё какая-нибудь? - Юнга! Шесть нарядов!!!! Когда же матросам пришлось узнать, что вход в рай охраняет Архангел Михаил и притом оказывает русскому воинству особое покровительство, то Юнга задал такой проясняющий вопрос, что Пингвин решил немедленно отправить его на гаптвахту. 8. Рассерженный капитан мерил кают-кампанию трёхфутовыми шагами. - А я говорю Вам, - возмущался Капитан, багровея перед Пингвином, - у меня тут парусное судно, а не автоматическое управление! Мне каждые рабочие руки нужны, а Вы чуть что юнгу – на гауптвахту! - Ничего, ничего... – издевательски улыбался Пингвин (в глубине души он верил, что, улыбаясь, поступает дружественно) – Главное, чтоб вера была крепка! А с верою и всё другое приложится. - Вам не втолкуешь! – махнул рукой Капитан и вышел, хлопнув дверью. - Ну, час настал! – потёр Пингвин руки. – Готовьте, батюшка святую воду! Много воды!!! И если срочно в море отшвартоваться придётся, то и питьевой не жалейте! - Свят-свят-свят... – перекрестился святой отец, понадеявшись наивно на лучшее. Через час все силы команды были брошены на большую приборку, хоть никто и не понял, по какому случаю. И только Попугайчик успел шепнуть на ухо Адмиралу: - Я слышал их разговор. Они хотят переименовать «Безбашенный» в «Деву непорочную»! - Не может быть! Рррр – возмутился Адмирал. – Ав, Ав! Мы же – хулиганы! То есть он хотел сказать: «Мы же хулиганы! И не можем идти под таким именем – это было бы сделкой с нашей мужской совестью», но окружающие услышали только: ррр...Ав-ав! - Я лечу предупредить Юнгу! – сказал Волнистый – А ты предупреди команду! «Как же мне остальным сказать?» - задумался Адмирал. И, вспомнив, что давно не получал от Юнги тефтелек, вдруг понял, что надо перво-наперво вызволить Юнгу с гауптвахты – сорвать замок и спросить тефтелек - а уж дальше Юнга им всем задаст! 9. В музее Изобразительных Искусств собрались на экскурсию для младшего состава Комсорг, Лена, Юнга, Адмирал и Волнистый. Замполит, поправляя панамку, объявил: - Ну, вы тут, ребятки, погуляйте самостоятельно, а мне нужно в буфет. Подумать. И уеднилися с конспектом Законопроекта о священстве на флоте перед тарелкой пельмешек. - Ух! Здорово он тебя сегодня отстоял у Пингвина! – кивнула в сторону Замполита Лена. - Да уж. Спасибо, главное, Гале! Вытащила на свет все законы, - сказал Юнга. - Да... Неплохо мы сослались на неподготовленность закона, - подтвердила Комсорг. - Только это ситуацию не спасёт, не спасёт! – запростестовал Попугайчик, - Вы их, душечка, не знаете! Это – такие душители, милочка... Ведь Вы – им по закону, а они уж как-нибудь так вывернутся, что втихаря всё равно переименуют корабль и сделают всё по-своему! - Ууу... – заскулил Адмирал. - Спокойно! – сказал Юнга мрачно, - Давайте только время терять не будем, потому что у меня есть план. Для начала: нам понадобятся страшилки! - Надеешься их Хелловином запугать? – засомневалась Лена. - Нет, не Хелловином. Нужны всамделишные и серьёзные страшилки. - Здесь полно экспонатов. Одно Средневековье чего стоит, - сказала Галя, - только предупреждаю: я ничего незаконного делать не буду. - Ничего и не будет! Попробуем копнуть настоящих страшилок под фундаментом этого здания. Туда всё равно только скауты ходят – испытать свои нервы. А экспонатов, то есть мусора всякого, попорченного крысами, там полно. И – это то, что нужно! - Ой, страшно! - Ленк, у тебя есть фонарь? - У меня всегда найдётся с собой фонарь и пара карабинов. - Отлично! Тогда делимся на три поисковые группы и - вперёд, через пожарный вход. 10. В подвальном подземелье 16-ого века капала вода, попискивали изо всех углов крысы и летучие мышки сообщались ультразвуком прямо над головами искателей. Вскоре Юнга нашёл memento mori: согбенный бронзовый старик размышлял о бренности всего сущего, а у ног его валялись кости. Латынь (в вольном переводе) гласила: «Помни, что будешь там же». - А у меня вот что! – и Лена с гордостью развернула картинное полотно, с которого всем сразу же бросились в глаза драконовские красные крылья. - Ничего себе рисуночек! – потёр Юнга затылок. – Готы такой возьмут-не промахнутся! Какой-то маньяк с весами... А зачем он голых людей взвешивает? - Это он души грешников взвешивает, - пояснила Лена. - Ужас! Ужас! Ужас! – закричал Попугай. - Ужас на крыльях ночи. – констатировал Юнга. В этот момент подошли Комсорг с Адмиралом. Адмирал нёс на себе старинный том в потёртом кожаном переплёте - весь в паутине и на позеленевшем замке. - Списки святой инквизиции, что ль? - Не-ет, нечто похуже! – подмигнула Галя с видом книжного изыскателя. – Пытки третьего и четвёртого веков. В подробностях. Все сморщились: - Галя, как можно? Брутально! - Да? – удивилась Комсорг. - А здесь сказано, что это - чтение для юных послушниц. - Ладно, некогда разбирать! Берём все, какие нарыли, страшилки – и наверх! Сегодня, да нагрянет на особистов Вальпургиева ночь! – объявил Юнга. - Наконец-то, я хоть одну ночь побуду на корабле растрёпкой, – обрадовалась Лена. - Это ещё почему? - Распущенные волосы – символ раскаяния, - засияла матрос. - А-а-а! Тогда, самое время распускать – как раз за ведьму сойдешь. Адмирал! - Ав! - Будешь изображать собаку Баскервилей? - Ав-Ав! - Молодец! – и Юнга потрепал друга, - Только ума не приложу, какую страшилку может изобразить из себя Волнистый? - Уж за это не беспокойтесь, мой юный друг! Я им засаду в их собственном логове устрою. И Попугайчик имел ввиду – забраться в Рыцарские Доспехи Гладиолуса. 11. Ночью, ворочаясь с боку на бок, Боцман никак не мог заснуть - что-то жгло его изнутри. Без четверти полночь он понял, что дальше так продолжаться не может - нужно пойти и подрезать Попугаю крылья. Да и остальным наглецам тоже! Но для незаконного действа надо было добраться до Мандераторских ножниц, пока все спят. Обуянный жгучим желанием чего-нибудь подрезать, Боцман и его квадратная тень, плясавшая в красном свете лампад, скользнули в каюту Особиста. Там, на столике между акафистами, лежали заветные ножницы. Тут Боцмана щипнула совесть: «А если товарищ Пингвин проснётся?». «А да не травмирую ли я его изящную душу шорохом? А да не случись...», - приходили Боцману в голову похвальные мысли, но рука Боцмановская, словно заколдованная, уже тянулась к ножницам. Вдруг послышалася металлический шорох. - Покайся, дитя моё, - оповестил голос из доспехов, - и прими нашу веру! - Четыре мертвеца и бутылка рома! – громко выругался Боцман, и схватился, уже не задумываясь, за тяжёлые ножницы для самообороны. Его тут же больно клюнули в затылок. - Ай-яй-ай! – заорал Боцман. - А ну, не тронь ножницы! Заклююю до смерти!!! – услышал Боцман под самым ухом. Боцман в ужасе вскинул руки, ножницы со звоном упали, а Пингвин спросоня полетел к потолку. Тут сработал некий автоматизм, используемый в среденевековых церквах для демонстрации чудес – экспонаты в ответ на суету в комнате зашевелились. Первым выкатилось memento mori. Затем развернулось полотно с красными крыльями. И не успел Пингвин пикнуть, как он услышал зазывающий голос Юнги, вещающего через рупор: - ...и приказал их жестоко истязать... приготовили решётку раскалённую... жилы воловьи... власяницу ... котёл с кипящим маслом..., - начитывал Юнга из книги «Жития правильно славящих» со всеми жуткими подробностями. - Уууууу – завыл от ужаса Адмирал, и это показалось на фоне Луны куда страшнее, чем если бы собака Баскервилей неслась прямиком на Боцмана с разинутой розовой пастью. Боцман не на шутку струхнул и помчался из каюты своего святого патрона со скоростью третьего юношеского разряда. Но Попугай помчался живо за ним. И начался переполох: - Отвяжись, псих! - Заклю-ю-ю! До-о-о смерти-ии!!! Пингвин же засеменил в соседнюю каюту, к о. Христофору, где и застал того прячущимся под крышку КЮМовского пиратского сундука. Тут особист, не успев схватить молодого монаха за волосы, застучал изо всех сил по крышке, уговаривая: - Святой отец! Батюшка! Молитесь же! Час настал!!! Но без того уже настороженный вакханалией звуков о. Христофор совсем не спешил выбираться из-под крышки. Тогда Пингвин потащил его вместе с сундуком в свою команту и насильно вытряхнул бедного монаха перед пантеоном икон. И сам тут же пал ниц и начал интенсивно молиться, ударяя головой прямо в бронзовые ножницы и кладя по 50 поклонов в минуту. 12. Утром. Юнгу, конечно же, отправили за нарушение дисциплины на гауптвахту, но вся команда ликовала победу и навещала его как героя. Из-за раны, нанесённой ножницами...тьфу! – молитвами, Пингвина пришлось отправить срочно под опёку кафолических сестёр в дом милосердия Святой Терезы. Монах же ушёл в своё насиженное место в шлюпке и три дня не хотел оттуда вылезать, а лишь смотрел в море и кормил божьих птичек и рыбок размоченными сухариками. Лену в то же время вызвали к Капитану: - Хмм... – прочистил горло Капитан, - Матрос, вы в мирной жизни кем были? - Психолог, - зарделась польщённая Лена, но тут же стеснительно добавила, - только я недоучилась. - Добро, - решил Капитан не обращать внимание на «недоучилась». - Не могли бы помочь юнге Христофору Клумбиеву с профориентацией? Там тестик какой-нибудь? Хоть понять-то, на что он способен! - Можно, товарищ Капитан! Я бы ему предложила привычные ему картинки на выбор и попросила бы, чтобы он выбрал, какая понравится, а из этого мы поймём, какая корабельная профессия ему больше всего по душе. Так и сделали. Перед Христофором разложили три святые картины: 1) Миниатюру 6-ого века н.э. «Бог-Творец как геометр» , где Бог был с циркулем в руках; 2) Иисуса с плотницким треугольником; 3) Архангела Михаила с весами. и условились, что если выберет циркуль, то учиться на штурмана; если весы – то намёк на дифферентовку, то есть просить парня перевести в подводный флот, а если – плотницкий треугольник, то быть ему корабельным плотником. Но взглянув на святые изображения, Клумбиев вместо ответа запричитал: - Свят-свят-свят ... Творец не должен быть с циркулем в руках! Творец – всемогущ! Как же можно ограничивать волю всемогущего Творца циркулем? - Понятно. – кисло отозвался Старпом. – Профтест закончился. В плотники!
Иллюстрации к изданию
Иллюстрации к изданию
Гыгыгы.... Браво |ap|
"Если вы не отзоветесь, мы напишем в Спортлото" - В. Высоцкий
уххх, хулиганьё :)
|ap| |ap| |ap| |do| Спасибо, посмеялся от души! |do| Голосую...
Изменено: Сергей Малков - 22.09.2009 00:05:06
NAVIGARE NESESSE EST, VIVERE NON EST NESESSE
Страницы: 1
Читают тему (гостей: 1, пользователей: 0, из них скрытых: 0)


Главное за неделю