Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,41% (52)
Жилищная субсидия
    19,51% (16)
Военная ипотека
    17,07% (14)

Поиск на сайте

Обычные командировки. На войну

Подвиг без патетики
Истина, проверенная не раз и не два. Любой подвиг происходит без излишних громких слов о героизме и верности долгу. Более десяти раз экипаж вертолета Ми-8 майора Виктора Шевцова побывал на войне, на границе Чечни и Дагестана. Впрочем, не он один. Через «Горку» - опорный пункт морского десанта - прошли подполковники Александр Чурсин, Сергей Сыров, Сергей Романенко, майор Сергей Бойчук, капитаны Андрей Сова и Станислав Кирпич. Как только приходил срок, сборы были недолги. Месяц-два проходили в горах.

Боевая обстановка в 2001 году потребовала авиационной поддержки для морских десантников гвардейской бригады Каспийской флотилии. Экипажи винтокрылых машин Северо-Кавказского военного округа летали буквально на износ. Любое отвлечение для помощи морской пехоты, пусть и в интересах общего дела, ложилось тяжким грузом для авиаторов из Ханкалы или Буденновска. Вдобавок на оперативность выполнения задач отрицательно сказывается неизбежное межведомственное согласование. Оттого и приняли «на верху» вполне оправданное решение о создании временной авиационной группы. Сухопутчикам определили огневую поддержку морского десанта, у них и опыта «работы» пушками, пулеметами и реактивными снарядами не занимать. А черноморцам отдали «пальму первенства» в доставке снарядов, патронов, продовольствия на горные опорные пункты и блок-посты. С тех пор и начались командировки вертолетчиков Черноморского флота на войну.

Немного позже, в непринужденном разговоре с адмиралом флота Владимиром Масориным наши авиаторы пошутят: мол, мы-то, противолодочники, на какие субмарины охотимся здесь, в горах и лесах?

На что и получили в ответ: с каких пор морская пехота, предназначенная для захвата участка побережья, стала наступать аж до кавказских перевалов? Время сейчас такое. А нам как людям в погонах остается, как и всегда, лишь выполнять приказы.

Полетать же над морем черноморцам довелось не раз. На приличном расстоянии от Каспийска расположен остров Чечень. Здесь находится радиотехническая рота, ей тогда командовал капитан-лейтенанта Алексей Колмогоров. Не раз приходилось доставлять наблюдателям припасы, топливо, запчасти. Постоянно доводилось летать и над побережьем. Но морская «часть» была лишь дополнением к высокогорной, основной, работе.

Словом, если надо, «поищем» субмарины и на высоте 3000 метров над уровнем моря.

«Здесь вам не равнина»

Все происходит как обычно на той войне, все - как на удаленном участке невидимой линии фронта. Ми-8 прилетает на Ягодак, где воздух разрежен почти до предела. Крылатая машина вытягивает высоту как положено, без сбоев. Посадка на маленький пятачок на вершине горы. Впереди почти отвесная пропасть. Вначале даже «регулировщика» - десантника, который показывал командиру экипажа, как ведет себя на посадке машина, едва не сбросило потоком воздуха в ущелье. Потом начали ребят ставить на разумном расстоянии от бездны и вертолета, риск здесь неуместен.

Начинается разгрузка. Но нет смысла торопить десант. Дескать, давай, «полосатые дьяволы», управляйтесь быстрей.

Пехотинцы передвигаются как в замедленном кино. Любое движение дается им с трудом. На перевале явно не до экономии горючего, хотя двигатель все время должен работать. Молодые, здоровые ребята находятся здесь на границе человеческих возможностей. Один раз даже пришлось срочно забирать «черного берета», у него случился сердечный приступ. Дело было в середине лета, там же еще до конца не растаял снег. Запах валерьянки медицинского препарата в салоне, наверное, вертолетчики не забудут до конца жизни. К счастью, успели тогда вовремя. Парень остался жив.

Без авиации десантники попросту не выжили бы в горах. Первый раз, еще в 2001 году, отряды морских солдат на тот же перевал Ягодак шли две недели. Винтокрылая машина преодолевает то же расстояние меньше чем за час. По нормам один пилот может произвести в день не более двенадцати посадок. Всего, если не рассчитывать на промежуточные «подскоки», разрешается совершить не более шести вылетов.

Как быть, если пехоте как воздух необходимы еще и крылья? Выход из положения не отличался оригинальностью. После того, как выбрал лимит один экипаж, на смену ему в кабину садился второй. «Изделие» отечественных авиастроителей выдерживало все нагрузки.

Места дикие, не то слово. Горцы испокон веку придерживаются своих малопонятных для русского человека обычаев. Как понять, отчего лютой ненавистью ненавидят друг друга жители сел, расположенные на разных склонах одной горы? В каких веках родилась между ними продолжающаяся из поколения в поколение вражда… Дрова в горах на вес золота. Срубить же деревцо или кустарник, даже подобрать вынесенную на берег горной реки ветку нельзя. По договоренности со старейшинами близлежащих сел весь хворост, до тоненького прутика, принадлежит местной общине. А российским военным следует топить завезенными на вертолетах с равнин дровами. «Решить вопрос» с главой местного органа власти невозможно. Все будет так, как скажет совет старейшин. В их ведении даже запретить или разрешить проход колонны российских войск через село.

Горная река Андийское Койсу в период таяния снегов превращается из ручейка в громыхающий поток воды, с легкостью двигающий огромные валуны. Каждый поход за водой сопряжен с огромным риском. Как-то по весне снесло в реку два бронированных тягача. Экипажи неудачливых «водоходов» вовремя успели выскочить. Командующий береговыми войсками Каспийской флотилии прилетел разбираться. К тому времени машины почти полностью скрылись под грудами камней. Не обошлось то половодье в горах, к сожалению, без жертв. Морской пехотинец не рассчитал силы, когда набирал воду. Потом пришлось искать его тело с вертолетов много километров вниз по течению.

На горной войне

Все как на обычной горной войне. Десант выживает в непривычном для русского человека климате, врастает в каменистую землю артиллерийскими позициями, находит общий язык с недоверчивым к любым чужакам местным народом. И не следует удивляться, когда на склоне видишь отару овец с пастухом, экипированным - надо полагать, для увеличения производства шерсти и мяса - спутниковым телефоном и цейсовской оптикой. Каждый твой шаг отслеживается, вся информация идет к противнику - что привезли, сколько человек пополнения, когда улетели.

Морские пехотинцы один раз даже предсказали с точностью до деталей, как будут развиваться события после прилета Ми-8. «Смотрите, наши крылатые братья, сейчас все будет происходить таким образом. Вскоре к КПП подъедет грузовик с соседнего села, на нем будут около двадцати женщин и пять-шесть мужчин. Дамы якобы начнут интенсивный поиск лекарственных растений на близлежащем к вертолетной площадке лугу. Мужики внимательно станут засекать – сколько ящиков привезли, примерно какие они по весу. Потом, возле КПП начнется самая настоящая буза с целью под шумок пропихнуть на территорию опорного пункта своего лазутчика. Мы его, конечно, не пропустим. Но вечером, обязательно, к гадалке не ходи, к командиру приедет старейшина, будет жаловаться. Зачем, начальник, твой «черный берет» обидел мирных жителей. А на утро уже начнет подтягиваться местная милиция, прокуратура. Словом, опять виноваты российские военные». Офицеры - морские пехотинцы Александр Сорогин, Владимир Дубровин, Владимир Белявский (прим. - сейчас он полковник, Герой России, заместитель командира бригады) весьма поднаторели на всех вариациях спектаклей местной и хорошо оплаченной художественной самодеятельности под названием «Как добыть разведданные».

Незримый бой велся там ежесекундно. Наши ребята из компетентных органов вполне заслуживают слов благодарности. Внешне, подчас, все выглядело непринужденно. Мол, Витя, Володя или Саша, сегодня меняй маршрут прямо в воздухе, как сочтешь нужным. А то, неровён час…

Так и летали. И число взлетов точно соответствовало числу посадок на тех горных площадках. Точно, все как в песне, «служил я не за звания и не за ордена». И в тех неспокойных краях побывал далеко не одни морские авиаторы. Невдалеке от той вертолетной площадки расположилось селение Хунзах – здесь в начале 19 века находился штаб генерала Ермолова. Сколько сотен тысяч русских солдат и офицеров с той поры прошло по здешним горам да перевалам верстами военных троп, на высотах, куда не залетали даже орлы? Не счесть. Имена их подчас остались лишь на пыльных полках архивов. Да дела оказались красноречивей любых слов.

Автор: Александр Чеботарев


Главное за неделю