Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,56% (51)
Жилищная субсидия
    17,72% (14)
Военная ипотека
    17,72% (14)

Поиск на сайте

В ущелье у Тезен-Калы

...Ночь. Горное ущелье возле Тезен-Калы. Отряд русской черноберетной пехоты попал в засаду. Все органы чувств как натянутые струны. Скрип снега, кажется, гулким эхом оглашает окрестные склоны. Ветви низкорослого леса рвут прочную камуфлированную ткань, раздирают в кровь руки и лица морских десантников.

Старший морпехов подполковник Белявский каким-то внутренним чутьем выводит разведку из-под удара. Командирские мысли об одном: как сберечь вверенную ему офицерской судьбой горстку измученных людей, по-прежнему готовых драться не на жизнь, а на смерть.

Через три с половиной года в наградном листе Героя России полковника Владимира Белявского, заместителя командира гвардейской бригады морской пехоты Каспийской флотилии, напишут: «Только благодаря его героизму и мужеству, проявленным в боях с превосходящими силами бандформирований, подразделение выполнило боевую задачу, избежав крупных потерь».

До церемонии награждения в Кремле и фотографии вместе с Верховным Главнокомандующим Вооруженными Силами России Владимиром Путиным надо было еще дожить. В том ущелье в чеченских горах отряд десантников-каспийцев оказался в профессионально подготовленной западне. Снег окрасился кровью шести павших «черных беретов». По законам тактики они тогда должны были погибнуть все. В те дни и ночи уходящего февраля 2003-го командирская удача и железные нервы Белявского, боевое братство всех, кто помогал окруженной разведке, спасли десятки жизней.

В далеком уже 1990-м у лейтенанта Белявского, выпускника гвардейского танкового училища, сбылась нереальная по всем статьям мечта – попасть в разведку. В разведбате бригады морской пехоты Черноморского флота как по мановению волшебной палочки открылась вакансия. Владимир искренне радовался, когда строгий кадровик определил ему новое место службы. Там он дослужится до командира разведывательного батальона, будет пользоваться непререкаемым авторитетом. Впереди будут годы такой службы, после которой не страшен любой противник.

За год до его прихода в бригаду почти все в ней прошли испытание бакинскими событиями. В части было немало офицеров и прапорщиков с орденами и медалями за Афганистан. Владимир мечтал и себя проверить в деле. Его новый приятель Андрей Маклашев, старший лейтенант, «афганец», скажет, как отрежет:

- На твой век, Володя, «горячих точек» хватит.

Сейчас, когда прошли годы и годы службы, Владимир Анатольевич постоянно ловит себя на одной и той же мысли: его жизнь прочнейшим образом связана с Кавказом. В октябре 1993-го он был командиром отряда разведки на ДВКП «Зубр» во время операции по спасению десантников-миротворцев в Абхазии. Еще через месяц старший лейтенант Белявский вместе с «черными беретами» отправится в западную Грузию, в район Поти, для умиротворения местных не в меру горячих голов. В январе 1995-го, когда в горячий от крови снег Грозного ложились наши батальоны, он вместе со своими разведчиками тоже будет готовиться к отправке в Чечню. Тогда для обучения действиям в городских условиях черноморские морские пехотинцы даже приспособили недостроенный жилой дом возле части.

Начало второй чеченской кампании застало разведчика в академии. Его недавние подчиненные офицеры Вадим Клименко, Владимир Карпушенко, Денис Ермишко вместе с десятками однополчан ушли по тревоге в те края, где вновь началась война. Подполковник Владимир Карпушенко, Герой России, после академии вернулся в родной полк. Славный был разведбат в морской пехоте на ЧФ, выходцы из него – два Героя России, десятки награжденных. Судьбой же и управлением кадров для Белявского было уготовано иное место службы – Каспийск.

Засада у Тезен-Калы была организована грамотно, по принципу огневого мешка. На повороте склонов на самых высоких точках «духи» оборудовали три позиции, одну – справа по ходу движения разведчиков, две – слева. По секторам стрельбы получился равнобедренный треугольник, где каждая точка простреливалась с трех сторон. Пусти командир хотя бы несколько человек по верхним маршрутам, все закончилось бы обычной перестрелкой. И бандиты бы просто ушли: если засада обнаружена, в ней теряется смысл. Все же сложилось по-другому. Как только морские пехотинцы примерно к трем часам дня оказались в центре условного треугольника, по ним открыли шквальный огонь из крупнокалиберных пулеметов.

Разведчики залегли, попытались организовать круговую оборону. Но неудобный на переходе крутой склон их же и спас. Через несколько минут большая часть группы сползла вниз, на самое дно ущелья, в мертвую зону. Кто-то успел отойти назад: в начале ущелья был командный пункт, откуда подполковник Белявский руководил операцией.

В горах темнеет быстро. А в конце февраля в четыре вечера уже все во власти сумерек. Ночи для врага, знающего горный склон как свои пять пальцев, хватит сполна, чтобы разделаться с горсткой отрезанных от своих десантников. Белявский после переговоров с командованием решил немедленно идти на выручку группе. За скрытность переговоров не беспокоился. Старенькая радиостанция Р-159 обладала таким кодирующим устройством, что сколь ни перехватывай радиообмен, расшифруешь его лишь ко времени мемуаров.

Как опытный разведчик, Владимир повел отряд самым высоким маршрутом. Хоть и потяжелей идти, да надежней. Как нашли во тьме своих «окруженцев», знает один Бог. Сказался многолетний опыт горной подготовки Белявского. Радости было, не передать словами. Между тем настоящие испытания только начинались. Потом уже спросят у попавших в засаду, отчего не воспользовались сигнальными ракетами. Ответ даже обескуражит: мол, не хотели себя обнаруживать.

Ночь позволила выскользнуть из огневого мешка. Но до возвращения к своим было еще трое суток кровавого боя.

На позицию боевиков нарвались внезапно. Владимир чувствовал настроение своих бойцов: не уверены в благополучном исходе боя. С кем, впрочем, не бывает. Дальше все было, как в кино. Он закричал: «Первое отделение, заходи справа! Третий взвод, окружай слева!» Команды произвели впечатление на противника. Да и свои взбодрились, личный пример командира в бою удесятеряет силы. По цепи, уже неслышно, передали команду на занятие круговой обороны, открытие огня. Дальше ждала большая удача: сразили одного из двоих чеченских снайперов. Позже при свете дня наш снайпер бросит взгляд на свою винтовку и не поверит глазам. Чеченская пуля пробила ствол аккурат посередине.

Лейтенант Сергей Веров и еще двое разведчиков получили от Белявского приказ разведать маршрут. Едва отошли от основной группы, как наткнулись на профессионально поставленную «растяжку». Раздался взрыв, послышались крики и стоны раненых. Подполковник приказал взводному лейтенанту Константину Ляховскому, перемещаясь ползком, вытащить раненых. Веров, превозмогая боль от раны в ноге, отстреливался до последнего патрона. Пуля настигла его, когда Ляховский был всего в нескольких метрах. Второго раненого удалось эвакуировать ночью. Третий лежал в снегу до утра, его в темноте не смогли найти.

С рассветом бой разгорелся с новой силой. Со стороны селения Зинкала заработали автоматические гранатометы. Целиком погиб пулеметный расчет. Надо ли говорить, что творилось в душе у Белявского. Он понимал, что ночь на снегу при болевом шоке и потере крови переживут не все.

С рассветом пришла команда готовить площадку для посадки вертолетов. Место определили на пересечении двух горных речек. Крылатые машины, сделав первый заход, дали залп НУРами по боевикам. Потом начали садиться. На две машины Белявский приказал погрузить раненых и погибших. Третью заполнили уцелевшие...

Едва последний вертолет оторвался от земли, как раздался взрыв. Содрогнувшись, машина рухнула в лес. К счастью, все остались живы. Летчики, правда, пострадали больше всех. Командира экипажа Владимир сам вытащил из кабины. Остальные десантники высыпали наружу в мгновение ока. Авианаводчик тут же вновь метнулся к машине: забыл в ней автомат. Едва успел его вытащить, как искореженный Ми-8 охватило пламя.

В горах же начался настоящий ажиотаж. К месту падения «вертушки» со всех сторон хлынули боевики. Радиоперехват установил работу множества передатчиков, число боевиков могло достигать пяти сотен.

Снова начался изнурительный марш по горному лесу. Перемещались тихо, по двум склонам. К ночи вышли на позиции десантно-штурмового полка. Старший, подполковник Александр Коваленко, оказался другом и однокашником Белявского по академии, его батальон срочно перебросили к ущелью на помощь гвардейцам. Радоваться бы встрече, да сил нет. «Крылатая пехота» по-братски поделилась с морской сухим пайком. Наутро появились данные о дополнительных санитарных потерях. Морпехи после трех суток непрерывных боев немного обморозили ноги.

Как только в ущелье никого из наших не осталось, «духов» взяли в оборот по всем правилам. Данные, полученные разведчиками Белявского, позволили уничтожить несколько десятков бандитов.

Много лет назад поэт Николай Гумилев в «Записках кавалериста» писал, что людей, рожденных для войны, в России не меньше, чем где бы то ни было. И если они не проявляют себя в «гражданстве северной державы», то просто незаменимы в ее «воинственной судьбе». Времени было угодно, чтобы полковник Владимир Белявский в полной мере раскрыл себя как раз в «воинственной судьбе» Отечества.

Источник: "Красная звезда", автор: Александр ЧЕБОТАРЕВ


Главное за неделю