Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,56% (51)
Жилищная субсидия
    17,72% (14)
Военная ипотека
    17,72% (14)

Поиск на сайте

Ее называли К-3

В этом году исполняется полвека атомному подводному флоту нашей страны. О том, как он рождался, как проходило его становление, рассказывает известный подводник, кандидат военно-морских наук, профессор контр-адмирал в отставке Георгий Костев.

Г. Костев

...Параллельно с началом проектирования самой первой АПЛ в стране велась интенсивная работа по формированию ее экипажа. Затем, еще на стадии проектирования, началась подготовка персонала.

Офицеров, назначенных на К-3, стали вызывать в Москву во второй половине 1954 года. Первым был назначен 15 сентября 1954 года старший помощник командира капитан-лейтенант Лев Михайлович Жильцов. На следующий день в Москву прибыл назначенный на К-3 командиром боевой части-5 Борис Петрович Акулов. Эти два офицера, старпом Жильцов и механик Акулов, пришедшие с новых послевоенных дизельных подлодок Черноморского флота, и начали формирование экипажа.

На каждую должность представлялось по три кандидатуры. Тщательно изучая личные дела, Жильцов и Акулов отбирали конкретных офицера и мичмана; одновременно им приходилось работать над штатным расписанием экипажа, т. е. на свой риск доказывать, сколько офицеров должно обслуживать тот или иной механизм, устройство, систему, в том числе реактор. При этом было все сверхзасекречено: семьи не вызывать, без надобности на Большой Козловский (в расположение Главного штаба ВМФ) не приходить, а докладывать по телефону, что «жив-здоров»; форма одежды – гражданская. К началу октября 1954 года все отобранные офицеры были в Москве. После этого началась строго секретная подготовка, а точнее, стажировка на АЭС в поселке Обнинском, что в Калужской области. Вскоре состоялась первая встреча старпома и механика с главным конструктором АПЛ В. Н. Перегудовым в Ленинграде, непосредственно в СКБ-143. Это было крайне важно, так как у Перегудова в СКБ-143 не было ни одного офицера с подводных лодок послевоенных проектов. В июне 1955 года наконец был назначен командир подводного атомохода капитан 2 ранга Леонид Гаврилович Осипенко. На Тихоокеанском флоте он командовал большой подлодкой типа Л. Одновременно были отобраны для экипажа старшины, матросы и мичманы. Всего 39 человек. Там сформировался костяк экипажа для предстоящей стажировки на специальном стенде в Обнинске.

За год до этого, в июне 1954 года, на завод в Северодвинске был передан самый первый комплект корпусных чертежей для начала строительства опытной АПЛ. Цех для этого еще не был готов. Директор завода Е. П. Егоров, которому доверили это уникальное строительство, принял решение немедленно начать изготовление первых секций корпуса К-3. Полная секретность постройки соблюдалась с самого начала. Уже готовые конструкции закрывались брезентом, укладывались в ящики и передавались на склад для последующей подачи в цех. Сам цех выбрали на окраине завода. Когда-то в нем готовили артиллерийские башни. Он имел № 42. Теперь его надо было достраивать и дооборудовать. На заводе никто не имел понятия, что именно создается в цехе № 42. Этот цех был обнесен забором, и никому не дано было в него пройти без специального допуска. Надо подчеркнуть, что так же поступали американцы при строительстве АПЛ «Наутилус». Да и последующие АПЛ в США строили с той же мерой засекречивания.

Начальником цеха № 42 в апреле 1954 года на основании приказа министра транспорта СССР И. И. Носенко был назначен опытный инженер-корабел П. В. Гололобов. Вскоре назначили других инженеров и мастеров. Их всех пригласил к себе в кабинет директор завода Егоров и каждому поставил задачи.

Темп создания атомохода нарастал. При этом были достижения, радости, но не миновали корабелов и неудачи. Вот некоторые факты, касающиеся обстоятельств создания первой отечественной АПЛ.

1. 24 сентября 1955 года состоялась церемония закладки К-3. Наряду с руководителями завода присутствовали научный руководитель строящейся первой атомной подводной лодки академик А.П. Александров, министр судостроительной промышленности Б.Е. Бутома, министр среднего машиностроения Е.П. Славский, начальник Управления кораблестроения ВМФ инженер-адмирал Н.В. Исаченков, главный конструктор атомохода В.Н. Перегудов. Присутствовал на церемонии и фактический главком ВМФ адмирал С. Г. Горшков (вплоть до 5 мая 1956 года он исполнял обязанности главнокомандующего, так как Адмирал Флота Советского Союза Н.Г. Кузнецов тяжело болел).

2. 1 декабря 1955 года состоялось первое заседание коллегии Министерства судостроительной промышленности СССР. Было отмечено, что техническая готовность опытного атомохода К-3 составляет 38,44 %.

3. 9 августа 1957 года в условиях ненастной погоды (сильный ветер, дождь) по команде начальника цеха № 42 П.В. Гололобова АПЛ К-3 медленно начала боковой спуск на воду. Как только атомоход коснулся воды, о его корпус разбили бутылку шампанского. Когда корабль оказался на плаву, на нем подняли красный государственный флаг Отечества.

4. 13–14 сентября 1957 года в сухие реакторы (их было два) было загружено ядерное топливо через съемные листы 5-го отсека. Загрузкой топлива руководил лично академик А. П. Александров. Он же взял на себя ответственность в случае необходимости сбросить аварийную защиту реакторов. Впервые в истории страны были полностью подготовлены для работы реакторы на боевом корабле. После загрузки топлива за физическим состоянием активной зоны обоих реакторов следили физики ИАЭ АН СССР, а на основных постах несли вахту специалисты. По согласованию с командиром К-3 капитаном 1 ранга Л. Г. Осипенко вахту на боевых постах в 5-м (реакторном) отсеке, 6-м (турбинном) и 7-м (электромеханическом) в его герметической выгородке, где размещался пульт управления главной энергетической установкой (ГЭУ), вахту по правому борту несли члены заводской сдаточной команды, а по левому – члены экипажа К-3 под контролем заводских специалистов. При этом было определено, что вся ответственность за действия экипажа К-3 и возможные неисправности лежит на заводских специалистах.

Последнее было крайне важно, поскольку в это же время в реакторном отсеке круглые сутки велись сварочные работы и монтировались трубопроводы ядерной паропроизводящей установки (ЯППУ). Кроме того, одновременно испытывалась паротурбинная установка (ПТУ) обоих бортов от постороннего источника пара, так как пока не были задействованы свои системы отвода тепла от реакторов.


Первая советская атомная подводная лодка К-3 («Ленинский комсомол»)

5. Все шло по намеченной программе, однако на завершающем этапе испытаний от постороннего источника пара возникли неполадки. Были частично подплавлены подшипники главных турбозубчатых агрегатов (ГТЗА). Пришлось подшипники вскрывать и заменять на новые из ЗИПа. Естественно, по времени график испытаний был нарушен.

6. 7 марта 1958 года за нарушение установленных сроков испытаний и несоблюдение окончания построечных работ по заказу № 254 (так на заводе именовалась К-3) директору завода Е.П. Егорову и главному конструктору К-3 В.Н. Перегудову были объявлены выговоры... В то же время авария ПТУ при стоянке К-3 в заводе позволила избежать большой беды в будущем плавании – на ходовых испытаниях и при эксплуатации атомохода. Проводились контрольные испытания по возможному предотвращению распространения радиоактивности из необитаемых выгородок, а это прежде всего герметичные помещения, где размещены реакторы и трубопроводы, по которым возможны радиоактивные утечки. Затем начались комплексные швартовые испытания.

7. В начале апреля 1958 года заварили последний шов на стыке труб системы ППУ левого борта К-3. На правом борту сварка продолжалась, но комплексные швартовые испытания главной энергетической установки К-3 19 апреля 1958 года начались. Это один из важнейших исторических моментов отечественного кораблестроения. На первой АПЛ все электропотребители получили питание от штатных турбогенераторов, заработавших на паре не от постороннего источника, а от собственной ядерной ППУ (паропроизводящей установки). Вековая мечта подводников с этого момента на практике воплотилась в жизнь: не надо всплывать для пополнения запасов электроэнергии, чтобы затем снова двигаться под водой. Да еще можно идти на скорости не менее надводной! Можно оставаться под водой неограниченное время!

8. 19 мая 1958 года специально созданная Министерством среднего машиностроения межведомственная комиссия начала комплексные испытания ГЭУ обоих бортов атомохода. Были проведены испытания на всех режимах согласно программе. Провели неоднократно ввод и вывод установок корабля от разных источников питания.

9. 3 июля 1958 г. было принято решение о начале ходовых испытаний. На палубе АПЛ выстроилась часть заводской сдаточной команды и весь экипаж К-3. Командир экипажа Осипенко доложил главкому ВМФ Горшкову о готовности АПЛ к ходовым испытаниям. Главком дал команду поднять военно-морской флаг. Впервые в стране испытания начинались не под государственным флагом. Командир бригады АПЛ В.П. Цветко зачитал приказ об этом акте. Ответственный сдатчик Н.Н. Довгань по команде директора Е.П. Егорова спустил государственный флаг, а военно-морской флаг, гюйс и флаги расцвечивания по команде комбрига подняли командир АПЛ и его заместитель по политической части. Звучал гимн страны! Здесь же, на палубе, находились Д.Ф. Устинов, Б.Е. Бутома, Е.П Славский, А.П. Александров, В.Н. Перегудов, Н.В. Гололобов, а также адмиралы: председатель правительственной комиссии замглавкома ВМФ В.Н. Иванов, командующий подводными силами СФ А.Е. Орел, Н.В. Исаченков... На следующий день рано утром К-3 на буксирах отошла от пирса, подрабатывая своими гребными электродвигателями, которые получали питание от лодочных турбогенераторов, работавших от пара ядерной ППУ. И в этот же день, 4 июля 1958 г., в 10 ч. 03 мин. академик А.П. Александров, находясь на пульте управления ГЭУ, сделал эпохальную историческую запись в вахтенном журнале пульта ГЭУ: «Впервые в стране на турбину без угля и мазута подан пар». К-3, выйдя в канал, отдала буксир и самостоятельно начала движение, набирая ход. Таким образом, от первого буя в Двинской губе Белого моря с 4 июля 1958 г. пошел счет морским милям советского атомного подводного флота. Революция в ВМФ страны свершилась! Но один из главных ее героев, В.Н. Перегудов, дорого за это заплатил. Его болезнь прогрессировала. На испытание своего детища он вышел в море совершенно ослабленным. Старший помощник командира первого атомохода, впоследствии Герой Советского Союза контр-адмирал Л.М. Жильцов вспоминал: «Владимир Николаевич поднялся на мостик. Главком ВМФ адмирал С. Г. Горшков сказал ему: «Ты погляди, какое чудо сотворил, погляди!» Картина действительно была потрясающей. Бурлила вода, в которую врезался китообразный нос. Перегудов молчал, словно потрясенный. Все видели: главный держится из последних сил и вряд ли сумеет еще раз выйти в море...»

Главный конструктор выдержал! Программа была выполнена полностью.

10. За время ходовых испытаний самая первая советская атомная подводная лодка выполнила 5 выходов в море общей продолжительностью 25 суток. Это составило 450 ходовых часов, и за это время пройдена 3.801 миля, из которых 2.002 – под водой. 860 миль прошли со средней скоростью 15 узлов, поднимая мощность ППУ до 60%, лодка К-3 развивала скорость под водой 23,3 узла. Больший уровень был ограничен программой испытаний. Но расчеты показывали, что при выводе ЯЭУ на 100-процентный уровень мощности подводная скорость составит 30 узлов. Всего было выполнено 29 погружений и всплытий.

Последний выход в море – пятый – состоялся в декабре 1958 года. Тогда было выполнено глубоководное погружение на 310 метров и на протяжении двух суток (48 часов) осуществлялась проверка надежности работы ГЭУ на полном подводном ходу при 60-процентный мощности ППУ. Уже к середине декабря все ходовые испытания были завершены. После этого провели ревизию всех систем и механизмов, устранили замечания правительственной комиссии, а также учли критику, высказанную экипажем К-3. Были полностью закончены окраска корабля и его внутренняя деревянная отделка. Впервые в отечественном флоте китообразный корпус подводной лодки имел черный цвет. Отсечные помещения заполнились ярким светом электроламп. Каюта командира сияла дорогой деревянной отделкой.

11. 17 декабря 1958 года члены правительственной комиссии во главе с ее председателем подписали акт о приемке К-3 в состав ВМФ. Таким образом, время строительства К-3 от закладки до вступления в состав флота составило 3 года 2 месяца и 23 дня. После К-3 вся серия таких АПЛ, но улучшенного проекта 627А (всего 12 единиц), вступили в состав ВМФ всего за 4 года.

12. Акт о приемке К-3 был утвержден Советом Министров СССР. При этом указывалась готовность ВМФ принять АПЛ в опытную эксплуатацию, а промышленности до лета 1959 года устранить все замеченные недостатки и осуществить модернизацию первой советской атомной подводной лодки по прилагаемому утвержденному перечню. Работы было предостаточно, но АПЛ К-3 была включена в состав бригады строящихся и ремонтирующихся кораблей в Северодвинске. В 1959 году К-3 совершила три похода. Первый – на 9 суток, затем – на 22 и 14 суток. С декабря 1959 г. и до мая 1961 г. включительно на АПЛ были выполнены модернизационные работы и необходимый ремонт. В сентябре и декабре 1961 года К-3 совершила два похода в высокие широты. 11 июля 1962 г. по решению главкома ВМФ С.Г. Горшкова К-3 вышла в поход к Северному полюсу. В Гренландском море, на широте 79 градусов, К-3 легла на курс норд и по нулевому меридиану направилась в географическую точку Северного полюса. 17 июля 1962 г. в 6 ч. 55 мин. она прошла подо льдами над «макушкой» Земли. Пройдя после этого еще 60 миль и найдя полынью, К-3 всплыла среди арктических льдов. 21 июля 1962 г. АПЛ возвратилась в базу СФ – Иоканьгу. Атомоход там встречали Н.С. Хрущев, министр обороны СССР Р.Я. Малиновский, а также высокие представители ВМФ и промышленности.

Родина высоко оценила вклад промышленности и флота в строительство первой советской АПЛ, а также ее поход – первый в истории России под арктическими льдами к Северному полюсу.

За создание К-3 три организации страны – СКВ-143, НИИ-8 и Севмашпредприятие – были награждены орденами Ленина. Героями Социалистического Труда стали главный конструктор В. Н. Перегудов, директор Севмашпредприятия Е. П. Егоров, министр судостроительной промышленности Б. Е. Бутома, старшина турбинистов заводской сдаточной команды АПЛ Д. Н. Фролов. 18 ученых и специалистов промышленности получили Ленинскую премию, в т.ч. первым по списку – А.П. Александров.

Орденами и медалями СССР были награждены 104 сотрудника СКБ-143, 410 работников Севмашпредприятия. Высоких наград были удостоены представители военной приемки Севмашпредпрития, а также многие специалисты научно-исследовательских организаций, руководители и создатели комплектующего оборудования ГЭУ первой атомной лодки страны.

Высоко были оценены и заслуги экипажа К-3 по испытанию атомохода. Героем Советского Союза, первым из подводников после окончания Великой Отечественной воины стал командир К-3 капитан 1 ранга Л.Г. Осипенко. Старпом командира и командир БЧ-5 Л.М. Жильцов и Б.П. Акулов были удостоены орденов Ленина. Весь экипаж был награжден орденами и медалями.

После похода к Северному полюсу Героями Советского Союза стали также старший на походе командующий 1-й флотилией атомоходов контр-адмирал А.И. Петелин, командир К-3 Л.М. Жильцов, сменивший Л.Г. Осипенко, командир БЧ-5 Р.А. Тимофеев, сменивший Б.П. Акулова. Весь остальной экипаж был награжден орденами и медалями. 21 июля 1962 г. (в день возвращения К-3 в базу) «Правда» и другие газеты опубликовали соответсвующий Указ Президиума Верховного Совета СССР с формулировкой: «за успешное выполнение специального задания Правительства». Что это было за задание, страна узнала через несколько месяцев тоже из газет. Очерки были напечатаны в «Красной звезде», «Известиях» и «Комсомольской правде». Впервые были помещены и фотографии К-3. В дальнейшем К-3 за свою почти 30-летнюю службу на Северном флоте пережила взлеты и неудачи. В 1988 году первая отечественная атомная подводная лодка была выведена из боевого состава. За годы службы К-3 находилась 14.115 часов на ходу и прошла 128.443 мили...

К моменту вступления К-3 в состав ВМФ была заложена и первая в стране ракетная атомная подводная лодка К-19. Произошло это 17 декабря 1958 года...

Так начиналась эра атомного подводного флота нашего Отечества.

Источник: "Красная звезда", подготовил Андрей ГАВРИЛЕНКО


Главное за неделю