Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Сколько военных выставок вы посещаете за год?
Две-три российских
    40,24% (33)
Ни одной
    20,73% (17)
Две-три российских и хотя бы одну зарубежную
    20,73% (17)
Одну российскую
    18,29% (15)

Поиск на сайте

На всех океанах планеты 1945-1995 гг. Глава 1. Освоение новой техники и оружия

31.08.10
Текст: warships.ru, В.Г. Лебедько
Освоение новых подводных лодок проходило на протяжении всего послевоенного времени. Процесс освоения новой техники всегда сопряжен с определенным риском, а в силу специфики подводной лодки здесь это был двойной риск.

Первые подводные лодки послевоенных проектов и постройки начали поступать на флот с 1952 года. В сериях строились субмарины проектов 613, 611, А615. По сравнению со своими предшественниками они обладали рядом технических усовершенствований и более современными тактическими свойствами. Так, например, подводная скорость новых лодок возросла в 1,5-2 раза, глубина погружения - в 2 раза, время непрерывного пребывания под водой в 2-3 раза, а дальность плавания под водой - от 2,5 до 7 раз. По дальности плавания под водой малая подводная лодка проекта А615 превосходила "Малютку" XV серии в 46 раз, средняя подводная лодка проекта 617 могла идти двадцатиузловой подводной скоростью в течение 6 часов. Командирами головных подводных лодок были В. Н. Богуш (С-80), А. Ф. Надеждин (С-61), Н.И.Дзиковский (Б-61), Герой Советского Союза М.И.Хомяков (М-254 проекта А615), С.Ф.Савкин (М-255 проекта А615), Н.Г.Жомов (С-99 проекта 611). Это на их долю и на долю их товарищей выпала нелегкая задача испытания новой техники, ввод новых подводных лодок в состав флота, отработка более сложных тактических задач, что требовало от подводников значительной психологической и физиологической перестройки, больших физических и нервных нагрузок, формирования нового подводного мышления.

Много подводников прошли через службу на подводных лодках проектов 613, 611 и А615. Эти подводные лодки первыми испытывали баллистические и крылатые ракеты, ракето-торпеды, новые торпеды и энергетические установки, гидроакустические станции, спасательные устройства, буровые установки для проходки льда, воздействие на себе подводных взрывов. Они первые вышли в океаны. На них воспитывалось будущее поколение атомщиков.


Подводная лодка Б-80 проекта 611. submarine.id.ru

Крупнейшим этапом в строительстве подводного флота явилось испытание и освоение нового ракетного оружия. Первые образцы ракет таили в себе много неизвестного и непредсказуемого. От командиров, которые стали первопроходцами в этом новом деле, требовалось немалое мужество и огромная ответственность. К ним по праву можно отнести Ф. И. Козлова, осуществившего на своей лодке Б-67 16 сентября 1955 года первый в мире запуск баллистической ракеты с подводной лодки, В. А. Евдокимова, произведшего в сентябре-октябре 1957 года первые пуски крылатых ракет П-10 с подводной лодки Б-64 (проекта 611-П). Спустя 22 дня подводная лодка С-146 капитана 3 ранга В. К. Коробова провела первые успешные пуски крылатой ракеты П-5, поставленной затем в серийное производство. В августе-сентябре 1953 года Д. Д. Янкин и вновь В. К. Коробов обеспечивали первые испытательные подводные пуски баллистических ракет в Белом море. Среди этих мужественных подводников нельзя не назвать и командира подводной лодки К-142 С. И. Боткина, в феврале 1962 года произведшего первые пуски из-под воды качественно новой баллистической ракеты Р-21.

Через год и 10 месяцев была проведена стрельба ракетой Р-21 с атомной подводной лодки К-19 под командованием капитана 2 ранга В. А. Ваганова.

Настоящими пионерами в деле освоения баллистического ракетного оружия были командиры подводных лодок проектов АВ 611 и 629 - И.С.Лихарев, В. А. Дыгало, К.Д. Подольский, Р. Б. Радушкевич, Б. А. Караваев, Н. С. Волгин, Н. С. Борисеев, Г. И. Каймак, Г. И. Елсуков и многие другие, проводившие опытные отстрелы партий новых ракет. Не всегда стрельбы были удачны. Случалось, что за это наказывали и командиров лодок, но такова была система - порой выгоднее было защитить технику, чем человека.

Успешные испытания крылатых ракет позволили приступить к созданию подводных лодок, оснащенных этим типом оружия - субмарин проектов 644 и 665. Применение крылатых ракет требовало особого искусства в управлении этими лодками, которые к тому же обладали низкими техническими и мореходными качествами. Каждый выход их в море фактически был подвигом, сопряженным с риском для жизни.

На смену этим субмаринам в 1963 году пришли подводные лодки проекта 651. Головной лодкой серии, К-156, командовал В. Н. Берковченко. Ему принадлежит честь стать родоначальником океанской плеяды подводников, по сей день несущих боевую вахту со своим крылатым оружием.

Настоящий подвиг совершил и командир подводной лодки С-144 Г.В.Лазарев, в 1957 году на морском полигоне в районе Новой Земли впервые произведший стрельбу двумя торпедами с ядерной боевой частью. Командиром минно-торпедной боевой части этой лодки был В. Б. Бессонов, впоследствии ставший Героем Советского Союза. Испытание ядерной торпеды дало ценнейшие результаты для тактики применения этого орудия. Через 5 лет торпеды с ядерной боеголовкой были включены в штатный боекомплект подводных лодок советского ВМФ.


Подводная лодка проекта 613. submarine.id.ru

Эстафету новых дизельных подводных лодок приняли в 60-х годах проекты 641 и 633. Головными лодками командовали А. И. Чумаков (Б- 94) и О. К. Абрамов (С-350). Это были качественно новые подводные лодки, хорошо вооруженные и значительно более малошумные. Именно они заставили американцев в значительной степени пересмотреть тактику действий своих сил, быть более осмотрительными и осторожными.

4 июля 1958 года первенец нашего атомного флота, подводная лодка К-3 впервые дала ход под атомной энергетической установкой. Создание атомной подводной лодки явилось не только крупнейшим научно-инженерным достижением, но и выдающимся коллективным подвигом всех ученых, кораблестроителей, военных моряков, инженерно-технических работников и рабочих, принявших участие в ее создании и положивших начало новой эпохе в развитии военно-морского флота страны.

А.Н.Александров, В. П. Перегудов, И.А.Доллежаль, Б. Е. Бутома, Е. А. Егоров, А. А. Овчинников, С. Г. Горшков, Л. Г. Осипенко, Б. И. Акулов Л. М. Жильцов - вот люди, которые дали жизнь первому советскому подводному атомоходу.

Не меньший героизм и мужество проявили их последователи в освоении первого поколения атомных подводных лодок: В. С. Салов, Б. П. Шумаков, Б.К.Марин, В.П.Рыков, Н.В.Затеев, В.В.Юшков, В.И.Зверев (проекты 627 и 656), В. Сивков, А.Н.Кравченко, В. А. Панов (проект 675), И.И.Гуляев (проект 645) В. Г. Белышев (проект 655).

Строительство большого подводного флота требовало формирования новых соединений и создания дополнительных мест базирования. Порой новые места базирования встречали подводников одинокой плавбазой возле абсолютно пустынного берега. Часто такие плавбазы служили не только местом размещения штабов и экипажей лодок, но и домом для семей подводников. В тяжелых, порой просто невыносимых условиях жили тогда подводники и их семьи. Великое терпение и самоотверженность требовались от них.

Немалая заслуга в освоении первенцев подводного флота принадлежала командованию подводными силами флотов и соединений: А. Е. Орлу, И.Ф.Кучеренко, Н. И. Смирнову, Л.П.Хияйпену, а также А.М.Гонтаеву, Л.А.Емельянову, А.Н.Киртоку, Н.А.Лунину, В.И.Матвееву, П.И.Парамошкииу, А. И. Петелину, И. А. Поликарпову, Ф. Ф. Речному, А. А. Рулюку, Ю. С. Руссину, А. И. Сорокину, Н. О. Ханнну, В. П. Цветке, В. С. Шаповалову, Е. Г. Шулакову, Г. И. Щедрину и др.

Это на их плечи легло руководство испытаниями новых подводных лодок, обустройство мест базирования и создание новых боеспособных соединений.

С создания в середине 1960-х годов качественно новых атомных подводных лодок второго поколения началось строительство советского океанского флота. После появления субмарин проектов 667А, 670, 671, 661, 705 и их модификаций, а также дизельных подводных лодок проектов 641Б и 877 военно-морской флот обретал способность решать многоплановые задачи на океанских направлениях. Пионерами в этой области стали командиры головных подводных лодок В. Л. Березовский (проект 667А), В. И. Фролов (проект 667Б), В.В.Наумов (проект 667 БД), Б.П.Жуков (проект 667 БДР), Е. Н. Золотарев (проект 670), Е. Д. Чернов (проект 671), Ю. Ф. Голубков (проект 661), А. У. Аббасов и А. С. Пушкин (проект 705), В. Чуканцев (проект 641Б) и В. Н. Соловицкий (проект 877). Освоение этого поколения подводных лодок требовало ничуть не меньшей смелости, мужества и ответственности.


Подводная лодка проекта 641Б. submarine.id.ru

Ввод в состав флота первого в мире ракетоносца проекта 667Б с межконтинентальным ракетным комплексом, обладавшим мощностью залпа в 120 раз превышавшим атомную бомбу, сброшенную на Хиросиму и способного использовать свое оружие не только в море, но и непосредственно от пирсов базы; реализация проектов крылатых противокорабельных и противолодочных ракет подводного старта; достижение подводной лодкой К-162 проекта 661 небывалой подводной скорости в 44,7 узла; вывод в море первых в мире подводных автоматизированных комплексов проекта 705, значительное повышение всех тактических качеств, как атомных, так и новых дизельных подводных лодок - таковы были основные вехи создания нового поколения подводного флота.

В 1980-х годах Советский Союз обогнал США по количеству атомных субмарин лодок и их соотношение 1:1,35 в пользу СССР удерживалось вплоть до начала 1990-х годов. Но еще более значительнее было создание третьего поколения атомных подводных лодок, поскольку оно символизировало превосходство качества над количеством. Это был настоящий триумф отечественного подводного судостроения. Огромная честь выпала на долю тех командиров, которые испытывали и осваивали новые подводные лодки в те годы: А.В.Ольховикова (проект 941), Г.Русакова (проект 667 БДРМ), А. И. Плюшкина (проект 949), М.Ю.Кузнецова (проект 945 "Барракуда"), Ю.А.Зеленского (проект 685), Алексеева и В.С.Ефременко (проект 971).

Подлинные образцы мужества и героизма проявили при испытании новой техники Н. С. Борисеев и С. И. Русаков (испытание навигационного комплекса - "Медведица" на подводной лодке К-524 в районе Северного полюса в 1980 году) Э. Д. Балтии, Л. Р. Куверский, П. О. Омельченко, В. В. Патрушев, А. П. Еременко и В. А. Бедеринов (ракетные стрельбы из подо льда в 1981-1982 гг.) В. А. Сметанин (первые стрельбы стратегическими крылатыми ракетами с подводной лодки К-254 проекта 671РТМ в 1981-1983 гг.), Е. Д. Чернов и Ю. А. Зеленский (первое в мире погружение боевой подводной лодки на глубину 1027 метров 5 августа 1984 г.), А. А. Берзин и А. И. Сугаков первые ракетные стрельбы с Северного полюса в 1987 г.), А. Бакуменко (ракетная стрельба из 16 шахт 5 декабря 1989 г.), С. А. Егоров (первый удачный пуск в июле 1993 г. всех 16 ракет с подводной лодки проекта 667 БДРМ по боевому полю на Камчатке и другие.

Настоящим рекордсменом в освоении ракетного оружия был командир подводной лодки К- 201 капитан 1 ранга Бледнев, который за 17 лет командования лодкой с 1978 г. произвел 49 пусков ракет "Аметист".

В эти годы шло освоение тяжелых подводных крейсеров стратегического назначения проекта 941. Это были уникальные подводные лодки - как в отношении оружия, так и по архитектуре корпуса и своим размерам. Подводное водоизмещение этих суперлодок составляло почти 50 000 тонн. Первыми командирами этих подводных лодок и командирами вторых экипажей были А. Ольховиков и Н. Бабин, В. Григорьев и Г. Швечков, А. Близнюк и М. Леонтьев, Н. Бибик и Ю. Колотюк, В. Корбут и Н. Лобастов, А. Тесецкнй и А. Жиделев. Они совершили настоящий подвиг в освоении новой подводной ракетно-ядерной системы Военно- морского флота.

За героизм и мужество, проявленные при испытании новой техники, семь подводников были удостоены звания Героев Советского Союза: Л.Г.Осипенко -1959 г.; И.И.Гуляев - 1960 г.; В.Л.Березовский - 1970г.; Э. Д. Балтии, Л. Р. Куверский, А. У. Аббасов - 1981 г.; А. В. Ольховиков - 1984 г. В. П. Рыкову было присвоено звание Героя Социалистического труда, а еще свыше десяти подводников стали лауреатами Государственных премий СССР и Российской Федерации. Среди этих людей достойное место по праву могли бы занять и наши мировые рекордсмены - Ю. Ф. Голубков и Ю. А. Зеленский.

Но редкий год освоения подводных лодок проходил без аварий и жертв. Как говорил еще знаменитый английский писатель-маринист Джозеф Конрад: "Корабли все хороши, по они не совсем таковы, какими их хотят видеть люди... их достоинства требуют от нас большого искусства, а их пороки - выносливости и отваги". К этому можно добавить - а порой и самопожертвования.

Одной из причин трудностей в освоении новых кораблей была система сдачи их флоту под расчетный финансовый год. Военно-промышленный комплекс сам издавал нормативные акты, сам их исполнял и контролировал. Заказчику, т.е. ВМФ, отводилась вторая роль, и в случае его несогласия при приеме заведомо неисправной техники командиров подводных лодок принуждали это делать методом совместных решений и различных гарантийных писем. Большинство актов подписывалось 31 декабря, а гарантии затем сокращались, упрощались, или переносились на неопределенный срок. Мы все время торопились, так как обстановка повелевала нами.

Положение усугублялось наличием множеством различных разработчиков у одних и тех же систем, плохим качеством металла, низкой технологией и культурой производства, несовершенством средств берегового базирования, неудовлетворительным обеспечением современным оборудованием - в первую очередь электронно-вычислительным, а также встречавшимися недостатками в подготовке личного состава. Этому также во многом способствовало многочисленность типов подводных лодок и их модификаций. Если в США было всего 3- 4 основных типа лодок, то у нас даже без модификаций - 20 типов, вместе же с различными модификациями и модернизациями - свыше 97 различных проектов подводных лодок, воплощенных в металл, с оружием и экипажами на борту.

Особое влияние на состояние материальной части и людей оказывали условия базирования самых крупных наших флотов: Северного и Тихоокеанского. Жестокие морозы, когда руки примерзали к металлу, полярные ночи, льды, ледяные и снежные ураганы, беспросветные туманы и тяжелые условия жизни в гарнизонных городках. И при всем этом необходимость решать задачи боевой подготовки, грузить оружие, выполнять различные ремонты и докования - таковы были условия базирования. Был случай, когда в суровую зиму 1978-1979 годов Баренцево море стало замерзать, а площадь и без того дефицитных полигонов сократилась до площади озера Байкал! И в этом "Байкале" постоянно находилось на боевой подготовке в плавании до 25 атомных подводных лодок. Такое было просто непостижимо. Ни один флот мира не базировался в таких условиях, а если бы попытался это сделать, то скоропостижно развалился бы от аварийности и просто перестал бы существовать как боевое объединение. С нами этого не произошло, но в итоге мы платили за это авариями и жизнями.

Испытания дизельных подводных лодок зачастую сопровождались поступлениями воды в прочный корпус из-за несовершенства системы РДП, взрывами систем ВВД и дизелей, прорывами гидравлики, пожарами и взрывами на подводных лодках проекта А615 и многочисленными неисправностями электрооборудования и других технических средств.

Для атомных подводных лодок, как правило, 80% всех аварий также связано было с электрооборудованием. Иногда это приводило к неконтролируемым пускам реакторов, к крупным объемным пожарам с затоплением стояков. Трещины, образовывавшиеся в некачественных вварышах для прокладки коммуникаций, вели к распространению воды внутри прочного корпуса с последующей потерей плавучести и остойчивости. Типичными неисправностями являлись: негерметичность главных конденсаторов и, как следствие этого, засоление питательной воды, течи парогенераторов, крышек реакторов и даже взрывы реакторов. Только о 1970 по 1990 г. на атомных лодках было зафиксировано 338 различных протечек и выбросов с повышением радиационной активности. Крупнейшие протечки и аварии давали уровни радиации от 6000 до 90 000 рентген в час (К-19, К-27, К-429).

Если на пяти первых атомных лодках было отмечено 286 различных неисправностей, то с 1964 по 1994 год, то есть за 30 лет, только на Северном флоте произошло 144 технические аварии и катастрофы.

Авария - это когда часы превращаются в секунды, когда от человека, несмотря на стрессовую ситуацию, требуется исключительно быстрая реакция. Не всякий способен на это, но любой подводник психологически должен быть готов к борьбе с аварией.

В пламени пожаров, в угарном дыму, затопленные водой, с загерметизированными выходами, теряя плавучесть и остойчивость, сжигаемые радиацией, вели мужественную борьбу тысячи наших моряков за жизнь своих подводных лодок и своих товарищей. Абсолютное большинство из них не покинуло свои боевые посты и до конца выполнили свой долг перед экипажами подводных лодок, проявив при этом мужество и героизм. Среди них: Ю. Вавакин, Е. Федотов, В. Кочетков (М-256 - 1956 г.); Р. Белозеров (М-351 - 1957 г.); Н. Затеев, А. Козырев, В. Еннн, Б. Корчилов, И. Кулаков, Ю. Ордочкин С. Пеньков (К-19 - 1961 г.); А. Бессонов, В. Пашин, О. Фалеев, В. Хаславский, А. Соловей (К-8 - 1970 г.); В. Кулибаба, В. Нечаев, Б. Поляков, Р. Меняев, Л. Цыганков, А. Васильев, В. Николаенко (К-19 - 1972 г.); Пшеничный (К-56 - 1973 г.); С. Кубьшин (С-178 - 1981 г.); А.И.Иванов (РПК СИ РФ - 1981 г.); С. Перминин (К-219 - 1986 г.); Е. Ванин, Б. Коляда, В. Бабенко, О. Аванесов (К-278 - 1989 г.), и многие другие.

Здесь перечислены погибшие и живые, и в чем бы ни была причина аварии, мы воздаем должное их высоким человеческим качествам и верности подводному братству. Правда, сейчас находятся люди, которые никогда не горели и не тонули - Бог их миловал, но они пытаются поучать тех, кто прошел через огонь и воду, как следовало бы действовать им в подобных критических ситуациях. Оставим это на их совести.

Среди всех причин, приводившим к авариям, особенно тревожным являлась сдача промышленностью подводных лодок с повышенным уровнем шумности. Существовавшая практика контроля шумности, когда отключались наиболее виброактивные механизмы, не позволяла в нужный момент реально оценивать подводную обстановку. Достаточно сказать, что наши первенцы К-3, К-5, К-8, К-14, К-19 имели шумность, в 100 раз превышающую шумность американских атомных лодок.

В результате большая половина из 20 подводных столкновений в послевоенное время произошла именно по этой причине, а также из-за неграмотных действий - прежде всего американских подводников. Наиболее тяжелым по своим последствиям столкновением явился таран подводной лодкой К-19 15 ноября 1969 г. американской подводной лодки "Гэтоу" (типа "Трешер") в районе полигона боевой подготовки у берегов Кольского полуострова на глубине 60 метров. Тогда только чудо спасло американцев от гибели.

Нельзя не сказать, что всякое новое, а тем более развитие применения атомной энергии, осваивалось порой ощупью, шло путями неведомыми. Кроме аварий имелись и другие последствия. В частности, это касается вопроса захоронение радиоактивных отходов. Их складирование на севере и востоке страны в специальных резервуарах с течением времени приводило к созданию критических масс. На борьбу с этой опасностью тоже были призваны подводники. При ликвидации уже возникших проблем они проявили свое настоящее бесстрашие и самоотверженность - ведь уровень радиации на рабочих местах в ряде случаев достигал 300-500 рентген в час.

За проявленный героизм в выполнении этого задания правительства старшему преподавателю учебного центра ВМФ капитану 1 ранга В. К. Булыгину в 1990 г. было присвоено звание Героя Советского Союза, многие участники работ также были отмечены государственными наградами. Это они, подводники, спасли страну тогда от новых "чернобылей".

Таким образом, становление нашего океанского подводного флота проходило в непростых условиях. За 50 лет его строительства и освоения погибло свыше 750 моряков-подводников - офицеров, старшин и матросов, из них 60% с дизельных подводных лодок. По различные причинам погибло одиннадцать "с половиной" подводных лодок: С-17, М-200, М-256, С-80, Б-37, К-129, К- 8, С-178, К-219, К-278, Б-33. Упомянутая выше "половинка" - это пострадавшая от взрыва в Полярном 11 января 1962 г. подводная лодка С- 350, длительное время так и продолжавшая числиться в боевом составе Северного флота, хотя как таковой у нас этой лодки уже не было, и восстановить её было невозможно.

Читать далее
Оглавление

Глава 1. Освоение новой техники и оружия
Глава 2. Выход на позиции "холодной войны"
Глава 3. Освоение Арктики
Глава 4. Выполнение задач боевой службы
Глава 5. На пороге XXI века
Приложение


Главное за неделю