Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Сколько военных выставок вы посещаете за год?
Две-три российских
    37,10% (46)
Две-три российских и хотя бы одну зарубежную
    23,39% (29)
Одну российскую
    20,97% (26)
Ни одной
    18,55% (23)

Поиск на сайте

"Те походы дальние, конечно, не забыть!"

Профессия военного моряка-подводника всегда отличалась от других на флоте. Она окружена ореолом таинственности и романтики. Как космонавты покоряют воздушное пространство, так и военные моряки глубины океанов. В чем же специфика этой работы. Какие качества требует она от человека. Об этом «Красной звезде» рассказали офицеры, которые много лет отдали подплаву.

Три года жизни под водой

Визитная карточка.

Богданов Алексей Васильевич - выпускник минно-торпедного факультета ТОВВМУ им. С.О. Макарова 1972 года. Служил на Северном флоте на дизельных подводных лодках, атомоходах 1-го поколения, а с 1981 года - в Рыбачьем на Камчатке в качестве старпома командира ракетного подводного крейсера стратегического назначения (РПКСН) по боевому управлению. С 1986 года - командир этого корабля. За спиной - 17 боевых служб. В 1991 году был переведен в штаб ТОФ, где служил заместителем начальника отдела.


- Служба на подводной лодке, – говорит капитан 1 ранга запаса Алексей БОГДАНОВ, – действительно очень специфична. Замкнутое пространство, ограниченность и атмосферой воздуха, и определенным кругом людей в течение длительного времени... Ведь раньше автономкой, скажем, в полгода никого не удивишь. Поэтому не каждый может служить в таких сложных условиях, выдержать режим дальнего похода. На мой взгляд, в нашей профессии остаются, как правило, люди решительные, смелые, уживчивые, обладающие чувством терпимости. Представьте себе: восемьдесят суток плавания, и вокруг - одни и те же лица. Причем очень такой жесткий, монотонный ритм корабельной жизни: четыре часа сон, четыре вахта... И высокая ответственность каждого, где ошибка одного может повлечь за собой беду для всего экипажа. У нас и матросы мужают, становятся самостоятельными раньше, чем в других подразделениях. Люди знают: случись аварийная ситуация, они из отсека уйти не могут. Человек должен бороться за живучесть корабля, пока не умрет. Он должен победить или погибнуть, чтобы спасти товарищей. Яркий пример этого - подвиг капитан-лейтенанта Дмитрия Колесникова, командира турбинного отсека АПРК «Курск», который в момент гибели корабля фактически взял на себя командование оставшимися в живых членами экипажа и, вселяя веру в каждого, пытался вывести их из уже безжизненного корпуса атомохода...

Были у меня на лодке и нештатные ситуации. Но о них вспоминать не хочется. Сам оказался раз в горящем отсеке. И на одного из моих товарищей не хватило индивидуального средства защиты. Он ко мне: «Что делать?» Я бы мог, конечно, снять свой ИДА (дыхательный аппарат. - Авт.), но я - старший в отсеке, мне надо бороться не только за свою жизнь. Поэтому посадил человека и говорю ему: «Саша, сиди, может, тебя спасем...» А потом все-таки удалось в отсеке обнаружить запасной ИДА для этого человека. И он, получив спасительный комплект, так боролся за живучесть лодки, как никто другой. Счет шел на секунды, и каждый из нас хотел жить...

Знаете, о тех дальних походах, о моих друзьях-товарищах можно написать целую книжку. Я под водой провел три года жизни, не считая того, что ты живешь на лодке и у пирса. Самое радостное, наверное, у каждого подводника, - когда приходишь из автономки и видишь родной берег, а потом и лица близких тебе людей.

Служба на подводных кораблях дорога мне и тем, что приобрел много надежных друзей, и тем, чего я добился в жизни. Иного пути и сегодня не вижу. И уверен: кто так же долгие годы посвятил себя профессии подводника, тот обрел нечто важное, тот просто уважает себя.

Есть у меня и ученики, в основном это бывшие сослуживцы, подчиненные. Многие по сей день служат в соединениях флота.

Я увидел, как плачет офицер

Визитная карточка.

Лаптев Константин Зотеевич окончил ТОВВМУ, штурманский факультет, в 1977 году. Службу начал в экипаже РПКСН под командованием капитана 1 ранга А. Храптовича. Через несколько месяцев после окончания спецподготовки в учебном центре подводников ушел в длительную автономку. Всего на счету офицера 19 боевых служб. В 1983 году был направлен в Ленинград на учебу в Высших командирских классах. Окончив их, служил на Камчатке в должности старпома командира корабля. После окончания Военно-морской академии сам возглавил экипаж атомохода. С 1994 года - заместитель командира дивизии, с 2001-го - начальник Оперативного управления штаба ТОФ.


- Считаю, что далеко не каждый человек способен стать подводником. – Размышляет контр-адмирал Константин ЛАПТЕВ.– Быть какое-то время им может, а вот навсегда сродниться с этой удивительной профессией - нет. Тут особые критерии, особое отношение к избранному делу. На мой взгляд, основу составляет преданность этой работе, когда служба - часть твоей жизни. Может, это высокие слова, но они выверены практикой за многие годы службы в прочном корпусе атомохода. И нужно, конечно, на какое-то время окунуться в эту жизнь, чтобы понять: состоятелен или нет твой выбор. Важна при становлении молодого офицера роль наставника: подчас именно он закладывает основы в первых шагах специалиста-новичка. Мне, к примеру, очень помогли бывший командир Храптович Альберт Иванович, старпом Асеев Петр Михайлович, покойный старпом Старчак Александр - молодым скончался, светлая была личность... Очень толковые, грамотные специалисты, с кем повезло рядом служить, - Зикунов Михаил Николаевич, Симинкович Вячеслав Михайлович да и многие другие офицеры, до конца преданные нашему делу.

Расскажу об одном из таких настоящих подводников, причем политработнике, который пришел ко мне в экипаж в начале 1990-х, когда проходила реорганизация политорганов, замполиты становились заместителями командира по работе с личным составом. Отношение к ним в те времена было неоднозначное. Естественно, и я долго присматривался к выпускнику военно-политической академии Анатолию Терлееву, приехавшему из столицы на Камчатку. Как-то вышли в море, штормило, и часа в два ночи при заходе в бухту на дифферентовку оторвало у нас носовой аварийно-сигнальный буй. Не полностью, болтался он у правого борта на проводнике. Но выполнение упражнения - под угрозой срыва. В базу возвращаться нежелательно. Решил поднимать буй своими силами. К моему удивлению, первым изъявил желание лезть в студеную воду Терлеев. Взял с собой двух офицеров, привязались они и - за дело. Вытащили-таки 700-килограммовый буй!

И в дальнейшей совместной службе еще не раз убедился в надежности этого человека. Когда же однажды перед выходом в очередной дальний поход пришлось в связи с болезнью (а Терлеев ее тщательно скрывал, чтобы не отстать от товарищей) оставить Анатолия Феофановича на берегу, я впервые увидел, как плачет офицер...

Время то дорого мне прежде всего взаимоотношениями между людьми, членами одного большого, сплоченной единой целью экипажа. Там каждый отчетливо видел свою роль и старался не подкачать перед товарищами.

Просыпаешься - опять океан

Визитная карточка.

Китов Сергей Николаевич - выпускник штурманского факультета Ленинградского высшего военно-морского училища имени М.В. Фрунзе 1980 года. По распределению прибыл на Тихоокеанский флот, в соединение дизельных подводных лодок на Камчатке, где прошел путь до командира корабля. Совершил несколько дальних походов в Индийский океан. Последние 10 лет до увольнения в запас занимался вопросами боевой готовности флота.


- Бытовые условия нашего проекта, конечно, тяжелее, чем в современных подлодках. – Размышляет капитан 1 ранга запаса Сергей КИТОВ. – Но ко всему люди привыкают. А вообще, служба на таких кораблях - это своеобразный образ жизни, это, как говорят некоторые, особое состояние души. Честность перед самим собой и соответственно во взаимоотношениях с коллективом, я убежден, отличает подводника. Пошутить у нас могут, обмануть - нет, даже в мелочах.

Кстати, сама служба иной раз учила относиться к жизни с юмором, не падать духом в любой ситуации. Сколько раз случалось: возвращаешься в базу - уже почистился, побрился, собрался, - к утру рассчитываешь подойти к родному пирсу, а просыпаешься - опять океан! Идем в другую сторону, автономка продолжается, еще пару недель надо послужить в подводном положении...

Те годы отложились в памяти высоким престижем службы в подплаве. Нынешнее поколение действующих подводников, увы, этого не скажет.

Мы из морей не вылезали

Визитная карточка.

Кравченко Владимир Григорьевич служил на подводном флоте с 1971 года после окончания ТОВВМУ. Прошел путь от штурмана до командира дизельной лодки на Камчатке. В 1984 году, окончив Военно-морскую академию, продолжил службу в штабе Тихоокеанского флота. В 1999 году уволился в запас с должности заместителя начальника управления. Но и сегодня работает здесь служащим ВМФ.


- Мне время службы на лодках больше всего помнится тем, что тогда мы из морей не вылезали. – Вспоминает Капитан 1 ранга запаса Владимир КРАВЧЕНКО. – Была конкретная насыщенная работа, люди учились морскому делу на практике. За четыре года командования кораблем вместе с экипажем совершил три похода длительностью по шесть месяцев каждый. Ходили в Индийский океан, в Сомали, в Бангладеш.

Случаев хватало, в том числе и курьезных. К примеру, заходим в порт Аден, к борту лодки подходит баржа с лоцманом. А у нас иностранный толком-то никто и не знает. Пытаемся с заместителем на ломаном английском как-то связать фразы, объясниться с гостями. А их лоцман: «Да, мужики, свой я, из Одессы!»

Помню, пошли на боевую службу в Филиппинское море. А там, уже в заданной точке, вдруг обнаружилось, что пресная вода, которой мы запаслись еще дома, оказалась засоленной. В цистернах где-то произошла разгерметизация, попала туда забортная водица. Пришлось пить всю обратную дорогу соленый компот...

Или вот еще случай. Заходили в один из портов Мексики, а их национального флага не оказалось у нас на борту. Как проводить церемониал торжественной встречи? Тут же нашли своих умельцев, которые на скорую руку сшили этот флаг, нарисовали на нем курицу с червяком в клюве, если не ошибаюсь уже. С грехом пополам вышли из положения.

Пользуясь случаем, хочу со страниц газеты от души поздравить и своих боевых друзей-товарищей, и всех подводников-тихоокеанцев, кто, несмотря ни на что, на совесть служит родному Отечеству!

Источник: "Красная звезда", записал Константин ЛОБКОВ, фото Виталия АНЬКОВА


Главное за неделю