Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Сколько военных выставок вы посещаете за год?
Две-три российских
    37,19% (45)
Две-три российских и хотя бы одну зарубежную
    23,14% (28)
Одну российскую
    21,49% (26)
Ни одной
    18,18% (22)

Поиск на сайте

Волков и его команда

Фамилия капитана 2 ранга Сергея Волкова — командира дизельной подводной лодки проекта «Варшавянка», с недавнего времени носящей имя «Краcнокаменск», на Тихоокеанском флоте довольно известная.

Начальник штаба бригады подводных лодок капитан 2 ранга Александр Дементьев тоже в свое время командовал этой лодкой. В его бытность экипаж завоевал приз главнокомандующего ВМФ. Всего на счету субмарины — два приза. Первый под командованием капитана 2 ранга Валентина Совертокина она получила в 1996 году. Оценивая нынешний состав экипажа и его результаты службы, Александр Геннадьевич сказал следующее:

— Капитан 2 ранга Сергей Волков командует подводной лодкой более четырех лет. Грамотный, опытный, инициативный офицер. Мы, кстати, знакомы с ним еще по Камчатке, где вместе начинали службу. В прошлом году экипаж полностью отработал все курсовые задачи. Во время инспекторской проверки представители Министерства обороны выходили на этом корабле в море, наблюдая и оценивая действия экипажа на различных этапах учения, в том числе во время торпедной атаки. В этом году все у Сергея Александровича и его подчиненных складывается нормально. Успешно сдана первая курсовая задача. Впереди — вторая. Планируется выполнение боевого упражнения во время сбор-похода. Настроение у экипажа боевое, все рвутся в море...

Шефским связям крепнуть?..


Вахтенный у трапа

Заместитель командира корабля по воспитательной работе капитан 3 ранга Сергей Автомонов встретил меня на пирсе, в конце которого, зеркально отражаясь друг в друге, замерли две «Варшавянки». Выпускник Тихоокеанского военно-морского института имени С.О. Макарова 2000 года, он, как выяснилось, сразу стал воспитателем. Сначала прошел четыре должности — от офицера по организации досуга до психолога — в штабе бригады, а с августа 2006 года служит на лодке. Когда я между прочим заметил, что считаю хлеб офицера-воспитателя очень нелегким, Сергей Геннадьевич, согласившись, добавил: «С одной стороны, работа нашего брата особо не видна, а с другой — он за все в ответе».

Когда мы подошли к трапу, возле которого с автоматом-«коротышом» и в бронежилете нес службу вахтенный, нельзя было не обратить внимания, что и на трапе, и на рубке отсутствует новое имя корабля. Причина выяснилась позже, когда, побывав во всех отсеках, мы продолжили наш разговор в очень скромной по размерам кают-компании.


У перископа — капитан 2 ранга Сергей ВОЛКОВ

— Нашу бригаду, наверное, уже можно называть «Забайкальской». Одна из лодок носит имя «Чита». Другую собирались, но пока по определенным причинам не получается, назвать «Могочей». Впрочем, между собой мы ее так и зовем. И вот настала очередь нашей лодки. Инициатива, которую мы, естественно, поддержали, исходила из Краснокаменска. В августе прошлого года по приглашению руководства города, профсоюзов и расположенного там горно-химического объединения мы с командиром поехали, так сказать, с дружеским визитом. Встретили нас очень хорошо. Мы стали участниками праздничных мероприятий, посвященных дню города и Дню шахтера, побывали на 650-метровой глубине в шахте, постояли на краю огромного разреза, из которого раньше открытым способом добывали руду. Лежащее на дне рукотворного кратера колесо от БелАЗа показалось нам с ноготок. Труд у людей, должен сказать, адский. Мы прониклись большим уважение к ним... Кроме того, побывали в гостях у забайкальских пограничников, у воспитанников кадетского корпуса поселка Зоргол. Оказалось, что ребята уже кое-что знали о нашей бригаде. Мы даже увидели на одном из стендов фотографии наших лодок. Это было неожиданно и приятно. Со своей стороны мы сделали все, чтобы у мальчишек зародилась мечта стать подводниками. Подарили им привезенные с собой пилотки, тельняшки, буклеты... Возвращались домой с сувенирами и с подписанными договорами о шефских связях. Вскоре состоялись приказы министра обороны и командующего Тихоокеанским флотом о присвоении кораблю имени «Краснокаменск»...


Учебная тревога

— А дальше? — спросил я, чувствуя, что возникла какая-то неловкая пауза.

— Мы надеемся, — тщательно подбирая слова, продолжил деликатный Сергей Геннадьевич, — что шефские связи все-таки наладятся. В одной из фирм города мы заказали отвес (он крепится к трапу. — Авт.) с новым названием корабля. Счета, как договаривались, выслали в Краснокаменск, но ответа до сих пор не получили. Сумма в три с половиной тысячи рублей вроде бы и небольшая, но не собирать же ее с офицеров и мичманов...

— Думаю, лучшим вариантом будет, — включился в наш разговор заглянувший в кают-компанию капитан 2 ранга Сергей Волков, — если именно представители Краснокаменска, которых мы, кстати, уже однажды ждали и даже гостиницу заказали, культурно-досуговую программу подготовили, — если именно они в торжественной обстановке, перед строем бригады вручат экипажу отвес с новым именем корабля...

Реальны ли сто процентов?..

Офицерский и мичманский состав корабля подобрался на славу. О командире уже сказано. Старший помощник капитан 3 ранга Юрий Николаевич Конкин — самый боевой старпом бригады. Срочную служил матросом в морчастях погранвойск. Двадцать лет в подводниках, несколько «автономок» на счету. Нет вопроса по матчасти, организации службы, на который бы он не ответил. Недавно назначенный помощником командира капитан-лейтенант Николай Николаевич Морозов — целеустремленный, грамотный офицер. Имеет, что редкость для подводника, опыт официального визита в порт иностранного государства. Уверенно справляются со своими обязанностями командир боевой части связи и управления старший лейтенант Сергей Сергеевич Пономарев, его подчиненный старший лейтенант Зорин Александр Юрьевич... А как не отметить старших мичманов Андрея Владимировича Уланова, Павла Вениаминовича Полоухина, Владимира Алексеевича Карпука!.. Матросам каждый из них — что отец родной, большинству офицеров — старший товарищ, у которого есть чему поучиться...


Старший помощник командира капитан 3 ранга Юрий КОНКИН

В общем, нет у командования корабля никаких особых хлопот с этой частью экипажа. Даже молодые лейтенанты Никита Булдыгин и Ринат Биктимиров, пришедшие на корабль в прошлом году, уже отлично зарекомендовали себя, вовремя сдав все зачеты. Безусловно, на настроение офицеров и мичманов благотворно влияет вид трех новых домов, стоящих неподалеку на сопке. Есть там служебные квартиры, принадлежащие и бригаде подводных лодок.

А вот когда речь зашла о личном составе, опять разговор какой-то непредпраздничный получился. Опять о проблемах. Точнее, об одной, связанной с переводом подводницкой службы на профессиональную, контрактную основу.


Капитан 3 ранга Сергей АВТОМОНОВ и старшина 2 статьи Виктор АЛЕНГОЗ: разговор о контрактной службе

Я поделился с Сергеем Александровичем и Сергеем Геннадьевичем впечатлениями от общения с несколькими контрактниками, срок службы у которых вот-вот закончится. Неприятно поразила интонация их ответов на вопрос, будут ли они заключать второй контракт. Слова, разные, а интонация одинаково категоричная, с налетом обиды и даже горечи...

— Чему удивляться? — тоже не без горечи согласился капитан 3 ранга Автомонов. — Два года назад до мозолей на языке мы убеждали их подписать контракт, рисуя радужные перспективы. И, кстати, нам удалось тогда, в период подготовки корабля к боевой службе, довести долю контрактников от общего числа личного состава до восьмидесяти процентов. Сейчас иная картина. Люди все видят и понимают...

— Пока на сопке не будет еще нескольких домов, хотя бы общежитий, все наши уговоры уйдут в песок... Да что дома! — убежден капитан 2 ранга Волков. — Хотя бы одному контрактнику дать служебное жилье, чтобы у других надежда появилась. А сейчас что получается: единственный стимул — деньги. И хотя их в последнее время заметно прибавилось, цены тоже не стоят на месте. Чтобы снять однокомнатную квартиру, нужно заплатить 10—12 тысяч...

Да, как я понял, многие контрактники действительно отдают более половины своего денежного довольствия за поднаем жилья. Вот только бывать в этих квартирах им приходится нечасто. Во-первых, по объективной причине: вахты через сутки, авралы — такова специфика службы на подводной лодке. Но есть и другая причина, о которой мне приходилось слышать не только от подводников. Помню, еще несколько лет назад на Камчатке контрактники одного из надводных кораблей сетовали на то, что неженатых на ночь не отпускают. «А как же мы женимся? — горячились они. — По переписке, что ли? Или с помощью телефона?..»


«Варшавянки» у пирса

Понятно стремление начальников различных уровней уберечь своих подчиненных от нежелательных последствий пребывания на берегу. Сломанные челюсти и уголовные дела — весомый аргумент. И все же мы должны честно ответить на вопрос: молодой контрактник — это тот же срочник, получающий неплохие деньги, или человек, пользующийся всеми правами, оговоренными в контракте? Если срочник, у него и отношение к службе будет соответствующее: скорее бы она закончилась. Зачем тогда, спрашивается, государству тратить огромные деньги на его содержание? Ведь смысл перехода флота на профессиональную основу заключается в том, чтобы на кораблях служили зрелые люди, у которых за плечами не один контракт...

Оторвались от пирса

Как подыскать слова, которые бы передали всю полноту и глубину жгучего желания военного моряка быть именно моряком? Не стоять месяцами у пирса, а выполнять ту работу, ради которой в свое время отказался от других жизненных перспектив, суливших хороший заработок и быстрый карьерный рост.


Старшина команды радиометристов старший мичман Андрей УЛАНОВ

Надо признать, необходимость в подборе таких слов за последние годы возникает редко. Душа радуется, когда работаешь на больших противолодочных кораблях Тихоокеанского флота или, к примеру, на ракетных катерах. Даже молодые представители экипажей не могут сразу сосчитать, сколько раз они были в море...

В экипаже капитана 2 ранга Волкова пока иная ситуация.

— Переход от дока до пирса, который мы совершили в октябре прошлого года, — говорит Сергей Александрович, — я лично за выход в море не считаю. Таким образом, получается, что у стенки мы стоим почти год — с того самого памятного сбор-похода, во время которого и на глубину погружались, и корабельную поисковую ударную группу атаковали двумя торпедами... У меня есть матросы, переведенные из резервного экипажа. Служба у них заканчивается, а они еще ни разу в море не были. Каждый день слышу от подчиненных вопрос: «Ну, когда же, товарищ командир?..»


Чемпион Приморской флотилии, призер спартакиады ТОФ по армспорту старшина 2 статьи Евгений ЦАРЕВ

Могу засвидетельствовать: при всем разнообразии мнений по поводу повседневной службы и перспектив ее продолжения в одном экипаж един, как крепко сжатый кулак, — в жгучем желании вырваться в море. Этим желанием пропитано все, что видишь и слышишь внутри прочного корпуса. Оно — в каждом слове, в каждом жесте, в каждом взгляде. Не надо быть психологом, чтобы почувствовать это.

— Несмотря на то что с момента постройки корабля он ни разу не проходил средний ремонт, техническое его состояние вполне удовлетворительное, что подтверждают результаты многочисленных проверок. Тесные связи с оставшимся в 90-е годы на плаву судоремонтным заводом позволяют нам оперативно решать все проблемы, возникающие с материальной частью. Благодаря возобновившемуся финансированию — а деньги это очень большие — регулярно, как положено, проходим доковый ремонт...

Неистребим жизненный оптимизм российского военного моряка. Благо, что теперь этот оптимизм действительно подкреплен реальными действиями государства по сохранению и развитию флота. В конце нашего разговора я спросил у капитана 2 ранга Волкова:


Коллективный портрет подводников (слева направо): вверху — матросы Максим СЕНОТОВ, Борис ЧУПИН, старшины 2 статьи Сергей ТЕЗИКОВ, Николай БЫКОВ, внизу — матрос Сергей ЕФРЮШКИН, старшина 1 статьи Андрей КОЧЕНЕЦКИЙ

— Сергей Александрович, скажите как на духу: по сравнению с периодом трехлетней давности, когда мы с вами познакомились, настроение улучшилось?

— Однозначно. Одна из лодок бригады — в среднем ремонте. Только этот факт не может не радовать. Так что век «Варшавянок» далеко не закончен. А там, глядишь, и новый проект, о котором столько говорят, начнем осваивать...

Источник: "Красная звезда", автор: Виталий АНЬКОВ


Главное за неделю