Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Сколько военных выставок вы посещаете за год?
Две-три российских
    37,39% (43)
Две-три российских и хотя бы одну зарубежную
    22,61% (26)
Одну российскую
    20,87% (24)
Ни одной
    19,13% (22)

Поиск на сайте

Поиск ведут дельфины

03.09.10
Текст: Спасатель ВМФ, Александр Жбанов
Фото: Торпеда. yuvit.mylivepage.ru
В 1984 году, приняв в свой состав 3-ю бригаду поисково-спасательных кораблей, поисково-спасательная служба Черноморского флота приступила к обеспечению возможной посадки космических аппаратов в акваториях Черного моря и Индийского океана. С этого времени сферой наших интересов стал и космос. На воде, под водой, у среза воды, а теперь и в космосе находились объекты пристального внимания спасательной службы Черноморского флота.

В состав службы вошли поисково-спасательные корабли, суда и катера различных проектов, сверхмалые подводные лодки и береговая аварийно-спасательная партия, личный состав которой был готов к действиям в любых ситуациях на море и на суше. Но, пожалуй, самым экзотическим подразделением 37 бригады спасательных судов все считали группу специального назначения, в состав которой входили дельфины.

Впервые с этими удивительными животными я познакомился в Океанариуме Военно-морского флота, когда в качестве Председателя Государственной комиссии от флота принимал одну научно-исследовательскую работу.

Суть её заключалась в том, что дельфинов научили искать и обозначать затонувшие учебные торпеды. Об удивительных способностях Черноморских дельфинов мне рассказала Ольга Георгиевна Карандеева - научный сотрудник Океанариума, куда она пришла работать из уголка Дурова.

С большой теплотой Ольга Георгиевна говорила о дельфинах. Как они, посылая гидроакустические сигналы в очень широком диапазоне частот с учетом гидрологии моря, обнаруживают под водой объекты разных размеров, как соизмеримые с кораблем, так и мелкими предметами, размеры которых не превышают такелажной скобы. Дельфины, оказывается, могут различать материалы, формы затонувших предметов и находить их, полагаясь только на свой уникальный гидролокационный аппарат. Характеризуя поведение дельфинов, Ольга Георгиевна награждала их такими эпитетами: "умный", "капризная", "ласковая". И вообще, она говорила о дельфинах, как о своих друзьях.

По условиям испытаний дельфин должен был найти торпеду, отбуксировать водолаза к затонувшей торпеде и обозначить ее специальным буйком.

Получив утвердительный ответ на вопрос, может ли дельфин выполнить эту работу с любым водолазом, а не только со своим тренером, я облачился в водолазное снаряжение, взялся за лямку, закрепленную на корпусе дельфина, и к своей большой радости лично убедился в исключительных способностях дельфина. Умница "Геркулес" быстро и уверенно доставил меня к лежащей на грунте торпеде, коснулся её своим рострумом, от его прикосновения всплыл буек, обозначивший торпеду на поверхности, затем Геркулес вернулся на место, получив в качестве вознаграждения за операцию рыбку.

После такого личного участия в эксперименте "государственный акт" был мною тут же подписан, научно-исследовательская тема принята ВМФ, а я навсегда поверил в поисковые возможности дельфинов.

Поиск затонувших в море учебных мин, торпед, ракет, приборов всегда был для аварийно-спасательной службы флота сложнейшей и очень трудоемкой задачей. Одна водолазная станция может за смену обследовать грунт площадью не более двух тысяч квадратных метров это квадрат всего 45 на 45 метров. Нам же приходилось обследовать многие десятки и сотни тысяч квадратных метров грунта, чтобы обнаружить затонувшую во время учебных стрельб дорогостоящую торпеду.

Даже с появлением новых технических средств поиска обнаружить в море на шельфе такой мелкий, почти точечный объект, каким является затонувшая торпеда, весьма сложно.

С большим энтузиазмом я поддерживал предложение ученых о создании флотского поисково-спасательного подразделения, основу которого составляли бы служебные дельфины.

За разработку метода служебного использования дельфинов в поисково-спасательных и охранных целях группа ученых в составе девяти человек была удостоена Государственной Премии Советского Союза. Среди удостоенных этой высокой награды есть и мои товарищи: капитан первого ранга В.М. Ахутин, А.А. Вишняков, Б.А. Журид, А.Д. Круглов. Все они имеют высокие ученые звания за серьёзный вклад в гидробионическую науку.

Итак, в 1976 году по инициативе учёных и при серьезной поддержке Черноморского флота Главный Штаб ВМФ издал директиву о создании группы специального назначения. Основная задача группы - поиск затонувших образцов военной техники и использования служебных дельфинов для оказания помощи водолазам при проведении подводных поисково-спасательных работ.

Спецгруппа была сформирована в составе 37 бригады поисково-спасательных судов, которой в те годы командовал капитан первого ранга Анатолий Федорович Старовойтов. От Океанариума ВМФ были приняты четыре служебных дельфина, адаптированных к содержанию в вольерных условиях и обученных искать и обозначать затонувшие образцы оружия и военной техники. Океанариум же осуществлял научное сопровождение использования дельфинов в нашей практической работе.

Удивительно было наблюдать как быстро водолазы, которыми была укомплектована группа, привязались к умным и добрым дельфинам, сколько было проявлено изобретательности, смекалки и новаторства для технического обеспечения поисковых работ. Первым командиром был назначен водолазный специалист капитан третьего ранга В.А. Бондаренко. Он только что вернулся из экспедиции в Бангладеш, где военные спасатели в сложнейших условиях выполняли большой объем судоподъемных работ.

Учитывая, что в район поиска группа должна была доставляться на кораблях и катерах, мы разрабатывали организационные документы по типу книги корабельных расписаний, а каждому мичману, старшине и матросу присвоили боевые номера и вручили книжки - боевой номер.

Группа располагала своим катером типа "Лебедь" для обучения дельфинов работе в открытых акваториях.

Однако техническими средствами поиска и обозначения затонувшего оружия, а тем более его остропки группа снабжена не была. Все приходилось делать самим в сотрудничестве со специалистами Океанариума ВМФ. Вспоминаю, как с капитаном первого ранга А.Д. Кругловым мы проектировали и разрабатывали захват для остропки затонувшей торпеды дельфином. В мастерской первого Института ВМФ захват был изготовлен, он получился, конечно, довольно тяжелым и громоздким, но дельфины научились его устанавливать на затонувшие торпеды.

24 декабря 1986 года на учении, которым руководил командир бригады спасательных судов капитан первого ранга Г.Л. Васенко, наш замысел был реализован: дельфин по кличке "Одер" установил захват на торпеде, затопленной на глубине восьмидесяти метров.

Тренировки дельфинов проводились ежедневно, и главной проблемой тренеров было, как объяснить дельфину, что именно искать и обозначать на грунте.

В начале дельфины обозначали всё рукотворное, что находилось на грунте в заданном районе: куски металла, древние амфоры, детали разбившихся самолетов. Классификация этих объектов с помощью водолазов отнимала много сил и времени, приходилось идти на всякие хитрости.

Александр Александрович Андрияшин - второй командир группы, при котором были достигнуты практические результаты, придумал шток, этим штоком дельфин прикасался к искомому объекту, чтобы обозначить его, к нему прикрепляли кусочек пластилина. По отпечаткам на пластилине можно было определить, к какому предмету прикасался дельфин под водой. Этот примитивный способ вызывает сейчас улыбку, но ничего другого у нас тогда не было. Гораздо позже конструкторское бюро "Прибой" изготовило бокс с фотовспышкой, который срабатывал при прикосновении дельфина штоком к найденному объекту.

По началу были опасения, не испугает ли дельфина яркая вспышка под водой и не повлияет ли на его глаза, обладающие высокой светочувствительностью. Однако дельфины довольно быстро освоили это устройство без всякого вреда для своего зрения.

Постепенно выработалась и тактика поиска: судно-носитель доставляло в район поиска специальную плавучую клеть и дельфинов в больших ваннах, выложенных изнутри поролоном, в ванны забортную воду подавали судовым трюмно-пожарным насосом. В районе поиска клеть устанавливалась на рейдовые бочки или якоря, а дельфины помещались внутри клети, где находились в течение всего периода поисковых работ.

Поиск производился методом лидирования дельфина катером. При обнаружении затонувшего предмета дельфин нажимал на рычаг, расположенный на катере, на рострум животного надевали специальное устройство с буйком-отметчиком, которым он и обозначал "изделие".

Самым выдающимся достижением группы было обнаружение затонувшей торпеды, которая находилась под слоем ила, из которого выглядывала только небольшая часть стабилизатора. Ни одним из существовавших тогда средств поиска торпеда не обнаруживалась. По результатам уникальной поисковой операции тогда по флоту был издан приказ с поощрением отличившихся, а дельфины продолжали довольствоваться свежемороженой рыбой.

Говоря об успешных действиях группы нельзя не вспомнить добрым словом мичманов В. Е. Алексеева, А.И. Дьякова, В.М. Григорьева, Д.Г. Слезко, С.С. Щетниковича и тренера Т.В. Надольную. На них - этих скромных и трудолюбивых людях ложилась основная тяжесть повседневных работ, связанных с содержанием, подготовкой и использованием служебных дельфинов.

Офицеры, мичманы и матросы, которыми комплектовалась группа, приходили из строевых флотских частей и всей душой прикипали к умным животным, которых они берегли, кормили, тренировали, а при необходимости и лечили.

С первого марта 1993 года группу, как и многие другие подразделения и части черноморского флота расформировали. За весь период своего существования группа в содружестве с Океанариумом ВМФ обнаружила более сорока затонувших мин, торпед, ракет, в основном экспериментальных, чем подтвердила жизнеспособность идей применения дельфинов для поиска затонувших предметов.

Конечно, дельфины не могли заменить все средства подводного поиска, которым располагал флот, но они оказывались незаменимыми помощниками моряков при поиске в районах со сложным рельефом дна при поиске мин, торпед, ракет, находящихся под слоем ила, поиске гидроакустически прозрачных предметов и в других ситуациях.

В феврале 1988 года под руководством начальника Штаба флота вице-адмирала В. Селиванова проводилась научно-практическая конференция о роли и месте биотехнических систем в деятельности ВМФ и перспективах их развития. Конференция пришла к выводу о целесообразности дальнейшего развития БТС и внедрении их в практику флота, но начавшиеся в стране процессы диктовали иные решения, группа, к великому сожалению, была расформирована.

Сегодня группы нет, но остался опыт сотрудничества людей с добрыми и умными морскими животными, обладающими такими удивительными способностями. Этот опыт может быть когда-нибудь пригодится, дельфины, безусловно, должны пополнить перечень животных, помогающих человеку, они этого достойны.


Главное за неделю