Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,41% (52)
Жилищная субсидия
    19,51% (16)
Военная ипотека
    17,07% (14)

Поиск на сайте

Гибель "Комсомольца": выводы не сделаны

Почему катастрофы в отечественном ВМФ происходят по одному сценарию

Атомная подводная лодка проекта 685 «Комсомолец» на испытаниях. 1984 год. Фото из книги «Подводные силы России»

На этой неделе исполнилось 20 лет со дня трагедии, потрясшей когда-то не только советскую, но и всю мировую общественность. Однако были ли извлечены уроки из той страшной катастрофы? Похоже, что нет. И это может привести к новым бедам...

ДО И ПОСЛЕ

7 апреля 1989 года в Норвежском море в результате аварии затонула атомная подводная лодка ВМФ СССР «Комсомолец». Трагически погибла большая часть экипажа. Событие 20-летней давности продолжает историю гибели крупнейших кораблей русского и советского флотов – линкоров «Императрица Мария» (1916) и «Новороссийск» (1955), напоминает о катастрофе атомного подводного ракетного крейсера (АПРК) К-141 «Курск» (2000) и аварии самоходного глубоководного аппарата АС-28 (2005).

Достоверность и точность ответов на вопросы, что послужило причиной возникновения аварийной ситуации и почему произошла катастрофа, служат гарантией эффективности и безопасности технологий эксплуатации боевых единиц Военно-морского флота новой России. Однако до настоящего времени «белыми пятнами» расследований гибели линкора «Новороссийск» в 1955 году и АПЛ «Комсомолец» в 1989-м остается последний акт трагедии – потеря остойчивости и недостаточность ресурсов для борьбы за живучесть корабля. Не был рассмотрен дезорганизующий фактор борьбы за живучесть – отсутствие командования и 80% строевых офицеров – как основной причины гибели линкора «Новороссийск» после взрыва.

Нет ответа, почему АПЛ «Комсомолец» затонула с неизрасходованным 25-процентным запасом воздуха высокого давления (ВВД), работоспособными средствами борьбы за живучесть, действующим дизель-генератором, электроэнергетической системой и электрическим освещением.

Пробел здесь восполняет анализ обстоятельств возникновения катастрофического дифферента на корму, где ключевая роль, как и в плоском штопоре Ту-154 под Донецком (2006), принадлежит человеческому фактору в нерациональном расходе ВВД – ресурса остойчивости и непотопляемости АПЛ, аналога подъемной силы самолета. Эта ситуация стала следствием ошибочных действий командования, допустившего при спрямлении корабля перерасход запаса ВВД и бесконтрольный выход воздуха из разрушенных пожаром магистралей 7-го отсека. В свою очередь, незнание командиром БЧ-5 схемы пневмогидравлики и корабельных систем не позволило задействовать спасительный ресурс командирской группы баллонов (книга Д.А.Романова «Трагедия подводной лодки «Комсомолец» – СПб., РГХИ, 1995).

Негативную роль в исходе аварии, как признает заместитель главного конструктора АПЛ Дмитрий Романов, сыграло отсутствие «Руководства по боевому использованию технических средств» (РБИТС). Вот почему «экипаж капитана 1 ранга Ванина не имел теоретической основы для грамотной отработки задач по борьбе за живучесть, что и явилось определяющим при аварии».

Отсутствовали также тренажеры и возможность тренировок на задействованном оборудовании корабля. Американцы для этого, например, предусматривают два режима работы аппаратуры – учебный и боевой.

СЛЕДСТВИЕ АВТОМАТИЗАЦИИ

Вместе с тем нельзя согласиться с Дмитрием Романовым, что для аккумулирования в документации знаний и опыта разработки, строительства, испытаний, ввода в строй и освоения корабля проектанту было достаточно выдать исходные данные в научно-исследовательские учреждения ВМФ. Как известно, эти организации не могут отслеживать источник информации в системе «человек–техника–среда» – экипаж строящегося корабля.

Опыт и роль этого экипажа «Комсомольца» были безвозвратно утрачены.

Без отработки промышленностью документации подготовка второго и тем более технического экипажа на деле оказывается неразрешимой проблемой.

Судьба АПЛ созвучна с «Новороссийском», находившимся в руках трех операторов ПЭЖ (пост энергетики и живучести), не сумевших сохранить остойчивость корабля из-за дефицита средств объективного контроля, отсутствия документации и вмешательства в управление командования всех рангов.

Остается только поменять название «Комсомолец» на «Новороссийск» и соответственно фамилии командиров, чтобы понять, во что обошелся категорический отказ Минсудпрома СССР от решения проблем документации.

Подводная лодка «Комсомолец» стала воплощением вошедшей в плоть и кровь идеи руководящего начала с «кнопочным» управлением и заменой техникой функций исполнителей, якобы всегда допускающих ошибки. По техническому проекту экипаж АПЛ насчитывал 41 человека. Однако в дальнейшем директивой ВМФ численность экипажа возросла до 64 матросов, старшин, мичманов и офицеров. При этом была введена должность вахтенного инженера-механика – свидетельство системных ошибок проекта. Что стало очевидным, когда малочисленный экипаж показал свою непригодность к действиям в аварийной обстановке.

Значимость проектных проработок системы «человек–техника–среда» подтверждает эксперимент, поставленный жизнью, – недавняя авария подо льдами у берегов Аляски ровесника «Комсомольца» – английской субмарины типа «Трафальгар».

Возникший, как и на советской АПЛ, пожар в кормовом отсеке был потушен экипажем, состоящим из 110 человек. В отличие от «Комсомольца», где борьбу в очаге пожара вел один старший матрос Н.О.Бухникашвили, победу в аварийном отсеке английского корабля одержал синергизм сплоченного экипажа.

Известно: дефицит рабочих контактов приводит экипаж к «рассыпанию», в этом случае при аварии каждый подводник проявляет героизм в одиночку. Рассыпанию экипажа способствует концепция автоматизации, унижающая достоинство моряков. Ее выразителем выступает заместитель главного конструктора погибшей АПЛ Дмитрий Романов, посчитавший, что основная задача оператора «не путаться под ногами» у системы автоматики. Однако при аварии из-за коротких замыканий электронные системы сами стали источником пожара, что заставило их «вырывать с ногами».

С другой стороны, многочисленные комплексы оружия и автоматизация кораблей при невысоком качестве элементной базы требуют все возрастающего объема технического обслуживания, которое, как правило, возлагается на сокращенный экипаж, в ущерб решению боевых и повседневных задач.

Этот фактор также послужил предпосылкой к аварии, когда выполнение регламентных работ на АПЛ «Комсомолец» потребовало 200–250 высококвалифицированных специалистов, что оказалось запредельным для ремонтной базы ВМФ. В свою очередь, формирование технических экипажей было полетом фантазии проектантов. Далеких от идеи создания индустрии сервисного обслуживания оружия и военной техники.

ОДИН И ТОТ ЖЕ СЦЕНАРИЙ

В антологию отечественных катастроф гибель линкора «Новороссийск» вошла как пример печального результата вмешательства командования в функции рядовых исполнителей («генеральский эффект»). Что всегда сопровождается подавлением инициативы и реакции на опасность промежуточных звеньев управления. Свидетельства на сей счет из недавнего времени – настоящая череда смертей губернаторов, погибавших из-за неправомерных указаний пилотам воздушных судов или водителям автомобилей.

Попытка командования «Новороссийска» в критической ситуации ограничить функции оператора докладами о крене и дифференте, не ставить его в известность о принимаемых решениях привела к потере остойчивости и опрокидыванию корабля. Трагичными были последствия такого подхода и при последующих спасательных операциях на опрокинувшемся линкоре.

На «Комсомольце» повторился тот же сценарий неэффективного использования инженерного потенциала специалистов по живучести. Когда командир дивизиона живучести, прекрасно знавший корабль, вместо решения инженерных задач осуществлял разведку загазованных отсеков.

Жестокий эксперимент, поставленный на «Новороссийске» и «Комсомольце», подтвердил истину: героизм личного состава и самопожертвование командования не спасут корабль без опоры и мобилизации потенциала среднего и нижнего исполнительского звена – офицеров, мичманов и старшин.

Быстрота и лавинообразный характер развития аварийной ситуации высветили проблему принятия оперативных решений не только командным, но и личным составом боевого расчета (экипажа), что нашло отражение в боевой документации РВСН и спасло немало жизней ракетчиков. Были повышены статус специалистов-операторов и требования к промышленности по отработке документации и улучшению условий эксплуатации ракетных комплексов.

В электротехнике есть понятие «короткое замыкание» (КЗ) – не предусмотренное нормативными условиями работы соединение точек электрической цепи, имеющих различные потенциалы, друг с другом или с другими цепями через пренебрежимо малое сопротивление.

В информационной системе короткое замыкание – это отказ руководителя использовать промежуточные звенья управления и лично контролировать технические процессы и специалистов – фактор дезорганизации и нарушения слаженности действий в аварийных условиях. Индикатор наличия технологии управления – оперативное мышление руководителя, его способность программировать ограниченные ресурсы системы «человек–техника–среда», используя алгоритмы действий подчиненных.

Катастрофа АПРК «Курск» стала неизбежной, когда в аварийной обстановке контроль функций торпедистов был замкнут на командование флота.

В точности повторилось информационное замыкание на «Новороссийске», где командующий Черноморским флотом адмирал Виктор Пархоменко до последнего момента не решался на четко обоснованную постом энергетики и живучести (ПЭЖ) команду на спасение экипажа.

Стоило ли говорить о разборе «заплывов и ныряний», назначать специальную комиссию по анализу всех действий сил флота, возбуждать уголовное дело по статье «Халатность» в связи с аварией самоходного глубоководного аппарата АС-28, если в сухом остатке окажутся выводы комиссий по «Новороссийску», «Комсомольцу» и «Курску»? Произошло то, что и должно было произойти, когда от управления были отстранены штатные командир, оператор и техник СГА АС-28. Не запутаться в тросах стационарной гидроакустической системы при выполнении несвойственных данному аппарату задач в таких условиях было весьма проблематично.

Запрограммированный вывод следствия о виновности в катастрофе командования флота не решил главной проблемы информационного замыкания – полувекового отставания флотской вертикали управления, где задействуются только вершина и основание, что не соответствует требованиям современных систем оружия. Управлять этими системами никакие великие умы из главкоматов не смогут без инициативы грамотных специалистов на кораблях.

Источник: nvo.ng.ru, автор: Олег Леонидович Сергеев - кандидат технических наук, полковник в отставке, выпускник Высшего военно-морского училища инженеров оружия, ветеран РВСН. 10.04.09


Главное за неделю